Дышло закона

25 марта, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск №11, 25 марта-1 апреля

В середине марта ряд информационных агентств со ссылкой на пресс-службу внешнеторговой фирмы (ВТФ) «КрАЗ» распространили занятное сообщение...

В середине марта ряд информационных агентств со ссылкой на пресс-службу внешнеторговой фирмы (ВТФ) «КрАЗ» распространили занятное сообщение. Суть его сводилась к тому, что «вынесение решений, запрещающих ЗАО «АвтоВАЗ-Инвест» выполнять инвестобязательства (по договору купли-продажи пакета акций Запорожского алюминиевого комбината. — В.П.), было инициировано самим «АвтоВАЗ-Инвестом», который, прячась за решения судов, «законно» не инвестировал средства в экономику Украины».
Зная о том, что никакой пресс-службы у ВТФ нет, оставалось только удивляться своеобразию логики анонимного информисточника. Со ссылкой на решение Голосеевского районного суда Киева, которым результаты конкурса по продаже 68,01% пакета акций ОАО «ЗАлК» и договор его купли-продажи признавались недействительными, утверждалось, что «АвтоВАЗ-Инвест» «уже фактически не является собственником этого пакета акций», разумеется, в отличие от ВТФ «КрАЗ», у которой «право собственности на этот пакет еще не возникло» из-за задержки выполнения решения суда. Однако самым парадоксальным был вывод о том, что данное «решение никоим образом не связано с запретом ЗАлКу (?! — В.П.) выполнять свои инвест­обязательства».
Приведенные высказывания особенно любопытны, если учесть, что по результатам проведенной в начале марта проверки соблюдения условий договора купли-продажи акций ЗАлКа Фонд госимущества подтвердил выполнение компанией «АвтоВАЗ-Инвест» всех инвестобязательств, кроме внесения инвестиций и рефинансирования кредита. По оценке ФГИ, на их выполнение наложены запреты ряда судов. К тому же, в соответствии с определением Деснянского районного суда г. Киева, первый год внесения инвестиций на сегодня считается незавершившимся.
Кстати, руководство «АвтоВАЗ-Инвеста» оценивает ситуацию несколько иначе, обращая внимание на то, что в 2000 году ЗАлК фактически был на грани банкротства. Новый владелец в максимально короткий срок погасил числившиеся за предприятием долги, хотя это и не предусматривалось договором купли-продажи. Уже с третьего квартала 2002-го ЗАлК стал регулярно платить налог на прибыль — впервые с 1997 года. На предприятии освоен выпуск новых видов продукции, валовые объемы производства постоянно растут, осуществляется реконструкция и модернизация производственных мощностей.
Впрочем, особое мнение есть и у председателя Фонда госимущества Михаила Чечетова.
— Что касается «АвтоВАЗ-Инвеста», мы не ставим под сомнение репутацию этой структуры. Но, к сожалению, вопреки обещаниям, инвестиции в завод компания не вкладывает и государственный долг не реинвестировала. Я абстрагируюсь от причин. Инвестор если хочет вкладывать, найдет возможность. А если не хочет — найдет всякие причины, чтобы не выполнять обязательства. Пошли всякие решения судов, которые вроде бы заблокировали ему внесение инвестиций, реинвестирование. Мы за этим усматриваем нежелание инвестора выполнять свои обязательства. Поэтому у нас сугубо прагматичный подход, обусловленный активной позицией в части того, что нужно расторгнуть договор. Мы судимся с «АвтоВАЗ-Инвестом» на предмет того, чтобы возвратить пакет ЗАлКа в госсобственность и продать на новом публичном конкурсе. Он будет без всяких промышленных инвесторов: победит тот, кто больше заплатит. Сужение конкуренции через промышленного инвестора кануло в Лету.
Помнится, конкурсы без ограничений отечественная экономика до 2000 года уже знавала. А наиболее впечатляющим их результатом стала скупка оффшорами облэнерго. Неужто снова лоб зачесался по старым граблям? Ну, это так, к слову. А вообще, сложно понять, какой смысл в очередном разбирательстве, если договор купли-продажи пакета акций ЗАлКа уже признан судом недействительным? Или нет разницы — судом больше, судом меньше…
За четыре истекших года судов уже состоялось несколько десятков. Но, увы, ни одно из слушаний так и не позволило вынести окончательный вердикт по затянувшемуся спору. Хотя с учетом особенностей состоявшегося в 2000 году тендера по продаже акций ЗАлКа, в этом, пожалуй, нет ничего удивительного…
О том, что торги окажутся, мягко говоря, непростыми, было ясно с самого начала, стоило лишь ФГИ объявить о проведении конкурса. Возмутителем спокойствия стало бывшее руководство комбината, категорически настаивавшее на том, чтобы пакет акций достался «не первому встречному, а реальному промышленному инвестору, способному обеспечить реконструкцию производства. Только в этом случае приватизация даст вторую жизнь комбинату, иначе это — очередной блеф». Сказанное, кстати, лишний раз подтверждает, что предыдущие квазисобственники хорошо представляли глубину финансовой пропасти, до которой было доведено предприятие.
Конечно, идея подыскать для комбината состоятельного владельца, способного вдохнуть вторую жизнь в наполовину изношенные основные фонды предприятия, представлялась весьма заманчивой. Проблема заключалась лишь в том, как определить серьезность намерений потенциального покупателя. Ведь одно дело, когда за предприятие заплачены реальные деньги, а совсем другое — когда в качестве средства платежа выступают пусть даже самые привлекательные, но обещания.
В итоге было принято компромиссное решение: при рассмотрении заявок основное внимание будет уделяться финансовому предложению, а затем уж — погашению кредита, полученного под гарантии правительства, и инвестиционным обязательствам. Также покупатель должен был обязательно соответствовать понятию «промышленный инвестор». И хотя условия торгов оказались далеки от совершенства, все же были основания надеяться, что с привлечением в качестве финансового советника признанного эксперта «Райффайзен Инвестмент АГ» в консорциуме с юридической фирмой «Проксен» тендер выиграет наиболее достойный претендент.
О том, что конкуренция среди покупателей предстоит весьма серьезная, свидетельствовал список участников тендера. В их числе выступили промышленно-инвестиционный консорциум «Металлургия», ЗАО «Итера-Украина», «АвтоВАЗ-Инвест», ОАО «Внешнеторговая фирма «КрАЗ», «Сумское машиностроительное НПО им. Фрунзе», «БрАЗ», «Объединенная компания «Сибирский алюминий» и «Николаевский глиноземный завод». Три последних предприятия, в сущности, представляли интересы одной структуры — компании «Русский алюминий», вскоре снявшей свои заявки на конкурс. Причиной тому стала уточненная информация о кредиторской задолженности ЗАлКа. По исходным данным ее сумма составляла 58 млн. долл. Однако Минфин рекомендовал включить в условия все обязательства завода, в том числе штрафы и пени. Поэтому сумма увеличилась до 93 млн. долл. Кроме того, выяснилось, что за комбинатом числятся еще 34 млн. долл. долга поставщикам сырья и энергетикам, а также самовольно использованные бокситы из Госрезерва на 15 млн. долл. Итого: 142 млн. долл., которые необходимо уплатить дополнительно к суммам, обусловленным договором купли-продажи пакета акций. Такой вот своеобразный «подарок» приготовили новому владельцу.
Из числа претендентов на пакет выбыли еще два участника. Но уже не добровольно, а по решению тендерной комиссии, признавшей на заседании 23 ноября 2000 года ОАО «Внешнеторговая фирма «КрАЗ» и ЗАО «Итера-Украина» не соответствующими понятию «промышленный инвестор». Второй веской причиной для отказа этим фирмам стало непредоставление в необходимом объеме Антимонопольному комитету информации об отношениях контроля.
Это решение у руководства Запорожской обладминистрации вызвало крайне негативную реакцию, что выразилось в отзыве ее представителя из состава тендерной комиссии.
— Мы не хотим участвовать в этом фарсе. Все цивилизованные способы аргументированно отстоять интересы региона исчерпаны, — заявил тогдашний председатель ОГА Алексей Кучеренко.
Правда, неучастие в «фарсе» длилось недолго, поскольку в тот же день председатель обладминистрации ввел в состав комиссии себя. А перед этим он обратился с письмом к премьер-министру Виктору Ющенко, который дал поручение председателю Фонда госимущества Александру Бондарю пересмотреть решение комиссии. Премьерская резолюция, естественно, возымела действие, и 30 ноября подтверждающие документы ВТФ «КрАЗ» и «Итеры» были признаны. Хотя, как заявил тогда председатель тендерной комиссии Михаил Чечетов, «выполнение этой резолюции главой Фонда было за пределами правового поля».
Правда, сейчас у Михаила Васильевича несколько иное мнение.
— Надо учитывать, что комиссии надо взглянуть, потом вернуться и еще раз посмотреть, какие всплыли дополнительные обстоятельства. Это право конкурсной комиссии, — отметил Михаил Васильевич.
После окончательной оценки технических предложений участников торгов, 6 декабря 2000 года комиссия определила места, занятые претендентами. Лидером признали ВТФ «КрАЗ», предложившую за пакет акций ЗАлКа 101,5 млн. долл. Второе место досталось «АвтоВАЗ-Инвесту» (69,1 млн.). Далее шли, соответственно, концерн «Металлургия», НПО им. Фрунзе и «Итера-Украина».
По условиям конкурса, победитель должен был в течение месяца согласовать с Фондом госимущества условия купли-продажи, предоставив банковскую гарантию оплаты акций. Затем в десятидневный срок после подписания договора средства следовало перечислить на счет Фонда. В случае нарушения этой процедуры покупателем ФГИ следовало приступать к переговорам с претендентом, занявшим второе место.
Часть заявленной суммы — 11,5 млн. долл. — ВТФ действительно перечислила, а вот с оставшимися 90 млн. вышла заминка. Правда, председатель наблюдательного совета ХК «АвтоКрАЗ» Владимир Севернюк сообщил, что наряду с внешнеторговой фирмой «КрАЗ» в проекте по приобретению 68,01% акций ЗАлКа участвует компания Glencore International, годовой оборот которой составляет 35 млрд. долл., активы — 9,4 млрд. Хотя, по словам тогдашнего председателя контрольной комиссии ВР по вопросам приватизации Александра Рябченко, в договоре о совместной деятельности, заключенном Glencore и «KpA3», никак не отражены обязательства по участию в платеже за пакет акций ЗАлКа.
Тем не менее, руководство «АвтоКрАЗа» отвергло все сомнения по выполнению швейцарской компанией договора о совместном с ВТФ «КрАЗ» участии в приобретении пакета акций. Мол, «в центральном офисе Glencore побывал генеральный директор ЗАлКа Иван Бастрыга. И его также заверили, что компания намерена выполнить свои обязательства в рамках инвестиционного проекта». Хотя на самом деле все обстояло несколько иначе.
Компания Glencore действительно была готова профинансировать покупку акций, но лишь при условии, что комбинат согласится подписать пятилетний контракт на 500 млн. долл., предусматривающий поставки алюминия по чрезвычайно льготной цене. Словом, условия швейцарской стороны оказались настолько кабальными, что на будущем сотрудничестве пришлось поставить жирный крест. Правда, лидеров тендера это не смутило, и они предложили новый вариант гарантии оплаты в виде пяти платежных поручений Euro American Trade Bank Inc., присланных через латвийский Parex Bank.
Поскольку представленные документы явно не внушали доверия, в Фонде госимущества начали подозревать, что покупатель водит их за нос, будучи попросту неплатежеспособным. Но подтвердить или развеять эти сомнения могла лишь профессиональная экспертиза. В распространенном 28 декабря 2000 года Нацбанком официальном заявлении отмечалось, что платежки по форме отвечают требованиям международных унифицированных правил, применяющихся к гарантиям. Однако для окончательного вывода требуется некоторое время (две-три недели) «с учетом процедурных вопросов». Не обошлось и без очередного вмешательства премьера, заявившего, что, во-первых, выдача подтверждений валютных гарантий не является функцией центрального банка, а во-вторых, определением правдивого или неправдивого покупателя будет факт уплаты за пакет или ее отсутствие.
Определенный условиями тендера месячный срок закончился, а ВТФ «КрАЗ» так и не удосужилась представить ни подтвержденную банковскую гарантию оплаты пакета акций, ни согласие Антимонопольного комитета  на его покупку. Да и переговоры с ФГИ об условиях покупки пакета у фирмы не заладились. Стороны так и не пришли к единому мнению по принципиальным вопросам, касающимся оплаты акций и заключения договора купли-продажи без согласия Антимонопольного комитета. В итоге 10 января 2001 года Фонд заявил об отказе от переговоров по заключению договора с ВТФ «КрАЗ» и начале переговоров с «АвтоВАЗ-Инвестом», занявшим второе место в конкурсе.
Новый переговорный процесс оказался более конструктивным, но и в нем не обошлось без препятствий.
Миноритарный акционер ВТФ «КрАЗ» Юлия Скичко обратилась с исками на действия АМК и ФГИ в Шевченковский и Старокиевский районные суды. Мотивировка заявления сводилась к тому, что решения Комитета и Фонда якобы нарушили ее права как акционера ВТФ «КрАЗ». Суды поочередно вынесли определения, запрещавшие фонду продавать пакет акций ЗАлКа. Однако в ходе состоявшегося 7 февраля заседания исковое заявление было оставлено без рассмотрения, поскольку тендер, в котором участвуют юридические лица, никак не затрагивает права акционера — физического лица.
Параллельно с этим решением был отменен запрет на продажу пакета акций, что позволило Фонду госимущества заключить с «АвтоВАЗ-Инвестом» договор купли-продажи пакета акций ЗАлКа. А спустя неделю, уплатив всю заявленную в ходе тендера сумму, покупатель получил от Фонда передаточное распоряжение на акции.
Правда, вступить в права собственности новому владельцу удалось не сразу, а через без малого три месяца. Пришлось еще преодолеть сопротивление бывших конкурентов, стремившихся любой ценой заблокировать включение «АвтоВАЗ-Инвеста» в реестр акционеров ЗАлКа. И лишь после назначения нового регистратора 11 мая 2001-го удалось провести собрание, избравшее руководящие органы акционерного общества.
Казалось бы, теперь о скандальном тендере наконец-то можно забыть. Но, увы, его отголоски дают о себе знать и по сей день. Иск миноритарного акционера ВТФ «КрАЗ» продолжают рассматривать суды разных инстанций, тем самым ставя под сомнение легитимность договора купли-продажи. Вероятно, у скромной труженицы внешнеторговой фирмы достаточно средств, чтобы в течение уже не одного года оплачивать услуги отнюдь не самой дешевой юридической компании «Финансы и кредит Лекс», представляющей в судах ее интересы.
Новый виток конфликта обозначился в ноябре 2003 года: ВТФ «КрАЗ» подала иск в Голосеевский суд г. Киева в отношении пяти членов тендерной комиссии, а также Фонда госимущества, ЗАО «АвтоВАЗ-Инвест» и бывшего регистратора ЗАО «Сервис-реестр».
Состоявшееся 28 ноября судебное заседание поистине претендует на звание вопиюще-уникального в юридической практике. И дело не только в том, что, по мнению правоведов, на нем был допущен ряд грубейших процессуальных нарушений. Например, суд несвоевременно уведомил участников процесса о месте, дате и времени его проведения, тем самым лишив их возможности участвовать в заседании. Ответчикам не была предоставлена возможность ознакомиться с материалами дела, им не была направлена копия судебного решения, что не позволило его обжаловать в установленный законом срок.
По меньшей мере недоумение вызывает и решение суда, признавшего недействительными решения тендерной комиссии и договор купли-продажи акций ОАО «ЗАлК», а также обязавшего тендерную комиссию признать ВТФ «КрАЗ» победителем торгов по продаже акций ОАО «ЗАлК», а Фонд госимущества — издать соответствующий приказ и заключить с фирмой договор купли-продажи пакета акций. Дело в том, что тендерная комиссия является независимой в принятии решений. Это настолько четко определено законом, что даже не подлежит обсуждению. Каждый из членов комиссии принимает решение самостоятельно, исходя из собственных убеждений, а не руководствуясь чьими бы то ни было указаниями. В противном случае предусмотрена уголовная ответственность. Кстати, согласно положению о порядке проведения открытых торгов, оценивать технические и финансовые предложения участников тендера и определять победителя вправе только комиссия. Ее деятельность прекращается с момента утверждения Фондом протокола, определившего победителя тендера.
Однако эти далеко не маловажные обстоятельства судья Оксана Гошко по неизвестным причинам не приняла во внимание. Как утверждают участники заседания, после получасового перерыва ею было зачитано решение из пяти страниц убористого машинописного текста. Каким образом судье удалось добиться столь фантастической оперативности по делу, на рассмотрение которого требуется минимум две недели, остается только догадываться…
Все попытки «АвтоВАЗ-Инвеста» обжаловать решение суда оказались безуспешными. Ответы на свои обращения ответчик так и не получил, а в материалах дела отсутствуют доказательства об их отправке.
Еще большее удивление вызывает появившееся спустя полгода постановление суда, разъясняющее свое решение в ответ на заявление госисполнителя. Оно было обусловлено обращением Фонда госимущества о невозможности выполнить решение суда. Суть постановления сводится к тому, что Фонд, независимо от наличия решения тендерной комиссии, обязан заключить с ВТФ «КрАЗ» договор купли-продажи пакета акций ЗАлКа. А вот как быть с тем, что деньги за пакет уже давно уплачены другим юридическим лицом, являющимся законным владельцем, судебное постановление умалчивает. Не абсурд ли?
В сложившейся ситуации весьма странной представляется позиция Фонда госимущества. Неоднократные обращения «АвтоВАЗ-Инвеста» к председателю ФГИ с просьбой активизировать деятельность по обжалованию решения Голосеевского суда, как ни странно, остались без внимания. Наверное, недосуг. Хотя, конечно, стоило бы уже определиться с тем, какие все же требования предъявляются к инвестору и какие условия создаются для его деятельности. Включить предприятие в «черный список» — не велика заслуга. Коль есть претензии, надо четко о них заявить. Если не устраивают объемы инвестиционных вливаний, то сначала нужно окончательно определиться с правом собственности, а не выжидать, пока суды разберутся с надуманными претензиями всех без исключения ВТФ-овских миноритариев.
А если дело касается условий продажи пакета акций, тогда, извините, о выполнении инвестобязательств нечего и заикаться. Во-первых, никто в здравом уме не станет вкладывать деньги в производство, которое намерены экспроприировать. А во-вторых, о каких инвестициях может идти речь, если с подачи ВТФ «КрАЗ», которая, по собственным заявлениям, якобы не при чем, Печерский суд г. Киева запрещает проводить собрание акционеров ОАО «ЗАлК», тем самым лишая инвестора возможности делать взносы в уставный капитал общества?
Но, пожалуй, хватит о грустном. Тем более, что декларируемая руководством Фонда госимущества позиция все же внушает оптимизм своей благожелательностью.
— Когда победил инвестор, мы на него смотрим, как мать на ребенка. Мы его лелеем и хотим, чтобы он зашел на предприятие не на какое-то время, а навсегда. Мы хотим, чтобы инвестор и себе деньги зарабатывал, и завод развивал, и в бюджет деньги давал. Такого инвестора мы любим, — подчеркнул М.Чечетов.
Впрочем, как там в песне? «Это не любовь», — кричали люди…»

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно