Дырка от бублика

12 марта, 2010, 14:25 Распечатать Выпуск №10, 12 марта-19 марта

Несмотря на существование многочисленных концепций и планов по реформированию отечественного энергорынка, принципы его функционирования остаются неизменными последние десять лет...

Несмотря на существование многочисленных концепций и планов по реформированию отечественного энергорынка, принципы его функционирования остаются неизменными последние десять лет. Поэтому принятие и воплощение в жизнь на протяжении всего нескольких месяцев 2009 года закона о либерализации экспорта электроэнергии является без преувеличения знаковым событием. Впрочем, поработать по новым правилам толком не удалось: Украина 1 марта 2010 года прекратила экспорт электроэнергии в Европу, а именно — в Венгрию, Словакию и Румынию. Это первый подобный прецедент за все время работы энергоострова Бурштынской ТЭС — части украинской энергосистемы, синхронизированной с объединенной европейской системой. А работает остров параллельно с европейской системой с 2002 года. По другим направлениям (Россия, Молдова и Польша) поставки прекратились еще раньше.

История вопроса

Основным экспортером электроэнергии из Украины последние 10—15 лет являлось госпредприятие «Укринтерэнерго». Так сложилось исторически. Формально экспортировать электроэнергию мог любой желающий, законодательных ограничений никогда не существовало. Но на практике экспортировали электроэнергию исключительно находящиеся в подчинении Минтопэнерго госпредприятия, в том числе НАЭК «Энергоатом», эксплуатирующий АЭС, и «Энергорынок» — коммерческий оператор энергорынка.

Экспортные возможности Украины всегда были ограничены, особенно в европейском направлении, а сам экспорт до недавнего времени являлся весьма прибыльным занятием. Частные компании к этому бизнесу государство не подпускало даже на расстояние пушечного выстрела. Любая попытка организовать экспорт пресекалась Минтопэнерго на корню, а точнее, на этапе согласования внешнеэкономических контрактов самим ведомством и подчиненным ему госпредприятием НЭК «Укрэнерго». Причем ходоков заворачивали независимо от того, были ли заключенные ими контракты более выгодными, чем те, по которым работали госпредприятия.

Госпредприятия-экспортеры выбирали покупателей по ту сторону границы по известным только им критериям. Насколько условия продажи украинской электроэнергии в тот или иной период отвечали рыночным, установить было крайне сложно, так как, во-первых, контрактные цены старались не светить, а во-вторых, анализом цен на внешних рынках всерьез никто не занимался, в том числе и Минтопэнерго.

Справедливости ради надо отметить, что в 2007 году «Укринтерэнерго» выбирало покупателей экспортируемой в Европу электроэнергии на условиях открытого конкурса. Госпредприятие проводило аукционы среди зарубежных энерготрейдеров и заключало месячные контракты с компаниями, предложившими максимальную цену. Но таким образом реализовывалось лишь 20% электроэнергии, экспортируемой из острова Бурштынской ТЭС в направлении Венгрии, Словакии и Румынии. Да и хватило госпредприятия всего на несколько месяцев: первый подобный аукцион состоялся в феврале, а последний — в сентябре 2007-го.

Частный интерес

Цены на электроэнергию в соседних Беларуси, России и Молдове на протяжении последних лет были ниже, чем в Украине. Поэтому поставки электроэнергии в эти страны могли себе позволить только госструктуры, имевшие возможность покупать электроэнергию для экспорта по специальным, более низким ценам.

Между тем в Европе цены на электроэнергию из года в год росли, причем значительно быстрее, чем в Украине, что обусловило рост доходности экспорта в этом направлении и, соответственно, повышение интереса к этому бизнесу со стороны частных компаний. В 2008 году оборот от экспорта электроэнергии приблизился к 500 млн. долл., а прибыль «Энергорынка» от продажи электроэнергии «Укринтерэнерго» для дальнейшего экспорта в Европу превысила
500 млн. грн.

Самой активной среди желающих потеснить «Укринтерэнерго» и получить кусок экспортного пирога оказалась Донецкая топливно-энергетическая компания (ДТЭК) Рината Ахметова. Холдинг, используя негативное отношение политиков и экспертного сообщества к непрозрачным схемам экспорта, провел через лояльных народных депутатов законопроект, который фактически лишил Минтопэнерго исключительного права решать, кто будет экспортировать электроэнергию, а кто — нет. В январе прошлого года документ был принят в первом чтении, а уже в марте — во втором и в целом. Закон поддержали 416 народных избранников.

Принятый парламентом документ предусматривает конкурсный отбор экспортеров, реализованный через механизм аукционов по продаже права доступа к межгосударственным линиям электропередачи (ЛЭП). Проще говоря, электроэнергию экспортируют те компании, которые способны заплатить за такую возможность больше остальных. В Украине электроэнергию для дальнейшего экспорта можно приобрести только у ГП «Энергорынок».

Госпредприятие продает предназначенную для экспорта электроэнергию всем по одинаковой цене. Поэтому конкуренция между экспортерами сводится к поиску зарубежной компании, готовой приобрести электроэнергию по наиболее высокой цене. Ибо чем больше импортер готов заплатить за украинскую электроэнергию на границе, тем больше экспортер может заплатить за доступ к межгосударственным линиям электропередачи.

Либерализация в действии

Основной подзаконный акт — порядок проведения аукционов по продаже права доступа к межгосударственным ЛЭП — был утвержден Национальной комиссией регулирования электроэнергетики Украины в октябре 2009 года. Это позволило «Укрэнерго», эксплуатирующему эти самые ЛЭП и выполняющему функции системного оператора, уже в декабре провести первые торги, то есть реализовать на практике заложенный в законе механизм.

Однако радужные прогнозы всевозможных экспертов и аналитиков о том, что демонополизация экспорта электроэнергии приведет к увеличению загрузки простаивающих отечественных электростанций, завоеванию новых внешних рынков более проворными, чем государственные, частными экспортерами и наращиванию объемов поставок украинской электроэнергии за рубеж, не подтвердились.

Из-за мирового экономического кризиса и последовавшей за ним рецессии цены на электроэнергию на рынках соседних стран стали еще ниже, а в Европе вообще сократились в 2—2,5 раза. При этом отечественная электроэнергия в условиях жесткого административного регулирования продолжала дорожать. А введение аукционов привело к дополнительному удорожанию экспортируемой электроэнергии. В условиях низкой конкурентоспособности украинской электроэнергии, обусловленной ее высокой себестоимостью, новые игроки не смогли организовать поставки даже на традиционные внешние рынки. Проведенные «Укрэнерго» аукционы по продаже права доступа к межгосударственным ЛЭП подтвердили, что такие направления, как Молдова, Беларусь, Россия и даже Польша, частные компании не интересуют. Все попытки системного оператора продать доступ к сечению на границе с этими странами оказались безуспешными.

Единственным направлением, которое заинтересовало новых игроков, да и то, как выяснилось, ненадолго, оказались поставки электроэнергии из острова Бурштынской ТЭС
в Европу. ДТЭК в лице «Востокэнерго» по итогам проведенных аукционов получил возможность поставлять в направлении Венгрии, Словакии и Румынии до 250 МВт мощности, то есть половину всей экспортируемой из острова электроэнергии. Еще 100 МВт достались «Западэнерго», основным миноритарием которого также является ДТЭК. При этом экспортные возможности «Укринтерэнерго» сократились с максимальных 500—550 МВт до 150 МВт.

Несмотря на либерализацию и появление новых игроков, экспорт украинской электроэнергии в Европу в январе 2010 года сократился на 6,9% по сравнению с январем 2009 года — до 295 млн. кВт-ч. При том что в январе прошлого года объемы поставок за рубеж упали на 11,5% по сравнению с январем 2008-го. Фактически мощность поставок с начала года составляла в среднем 380—390 МВт при максимально возможных 500 МВт. Наличие незадействованных мощностей — следствие неспособности компаний, получивших доступ к экспорту, найти покупателей на украинскую электроэнергию даже на самом ликвидном рынке. Есть информация, что ДТЭК, дабы не ударить лицом в грязь, с начала года экспортировала электроэнергию себе в убыток, ежемесячные прямые потери «Востокэнерго» от продажи электроэнергии на экспорт превышали 5 млн. грн. В аналогичной ситуации, скорее всего, оказалось и «Западэнерго». При этом в Европе — очередное снижение цен, теперь, правда, сезонное, обусловленное приходом весны. Но кому от этого легче?

Поэтому прекращение поставок украинской электроэнергии в Европу с 1 марта было очень на руку новоиспеченным экспортерам. Причиной остановки экспорта Минтопэнерго и ДТЭК в один голос назвали снижение запасов угля на складах Бурштынской ТЭС до критического минимума и, как следствие, решение компаний приостановить поставки, которые в любой момент могут прекратиться.

Но есть одно обстоятельство, которое заставляет по-новому взглянуть на причинно-следственную связь. Крупнейшим в Украине добытчиком угля газовой группы, на котором работает Бурштынская ТЭС, является компания «Павлоградуголь», которой владеет и управляет все та же ДТЭК. И с трудом верится в то, что холдинг Р.Ахметова не смог бы найти способ обеспечить топливом Бурштынскую ТЭС, имея возможность выгодно экспортировать электроэнергию, произведенную этой электростанцией.

С другой стороны, либерализация привела к невозможности выполнения «Укринтерэнерго» контрактов на экспорт производимой в острове Бурштынской ТЭС электроэнергии, действующих на условиях «бери или плати». Предприятие фактически могло до 2013 года ежегодно экспортировать свыше 3,9 млрд. кВт•ч электроэнергии по ценам, превышающим внутренние на 15—20%, или же получать адекватную компенсацию в случае невостребованности украинской электроэнергии в Европе, ежегодно зарабатывая на экспорте в Европу порядка 300—350 млн. грн. прибыли в ценах января нынешнего года. Однако принятый в 2009 году закон вынудил предприятие в одностороннем порядке отказаться от выполнения обязательств по действующим контрактам. Теперь же «Укринтерэнерго» вместо прибыли светит свыше 300 млн. долл. штрафов. Такой значительный размер санкций обусловлен тем, что срок действия некоторых контрактов истекает только в 2015 году.

В результате предпринятая попытка безусловно необходимой, но несвоевременной либерализации экспорта электроэнергии может обернуться для государства финансовыми потерями, исчисляемыми сотнями миллионов долларов. При этом частные компании, продавившие демонополизацию экспорта в сжатые сроки, могут отделаться лишь легким испугом. Как и нынешний глава Минтопэнерго Юрий Продан, который вместо того, чтобы в прошлом году разъяснить законодателям все возможные негативные последствия либерализации экспорта электроэнергии в нынешних экономических реалиях, дистанцировался от ситуации и со стороны гордо наблюдал, чем же все это закончится.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно