ДОРОГАЯ МОЯ СТОЛИЦА?

31 октября, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №42, 31 октября-7 ноября

Как говорил сатирик, в то, будто что-то подешевеет, не верю, зато когда говорят «подорожает», верю сразу и безоговорочно...

 

Как говорил сатирик, в то, будто что-то подешевеет, не верю, зато когда говорят «подорожает», верю сразу и безоговорочно. Так приучила нас жизнь, в особенности стремительный переход от экономики стабильных цен с сумасшедшим дефицитом товара до полного изобилия, зато временами с астрономическими цифрами на многих ценниках. Поэтому большинство среднестатистического населения почти каждый вечер дружат с калькулятором, стремясь постичь, не затрещит ли угрожающе бюджет в конце месяца. И побаиваются, что затрещит он по иным причинам — из-за неурожая или же решения властей о том, что цены нужно поднять...

«Хорошо вам там, в столице, денег больше и жить легче», — время от времени слышим от знакомых и друзей из других мест, в особенности сельских. Но когда выполняешь несколько несложных арифметических упражнений по отношению к зарплате — своей и знакомых и ценам — столичным и местным, результат выходит примерно одинаковый. Но не хочется разрушать в людях веру в безоблачность столичной жизни...

Так насколько же дорога сегодня для нас, киевлян, наша столица? Это мы и пытаемся выяснить вместе с человеком, знающим о столичных ценах все, — начальником Главного управления по вопросам ценовой политики Киевской горгосадминистрации Василием ЯСТРУБИНСКИМ.

Действительно, Киев считается одним из самых дорогих городов в стране, и по некоторым позициям это справедливая характеристика, — говорит Василий Иванович. — Возьмите, например, цены в заведениях питания, особенно элитных. Самое дорогое жилье — столичное, самые высокие тарифы на квартплату и проезд в транспорте — тоже у нас. Впрочем, это явление для мира довольно типичное: столичная жизнь является одной из наиболее дорогих.

Этому тоже имеются свои объяснения. Как правило, в столице концентрируются финансовые ресурсы и потоки, больше рынок труда и выше заработная плата, другие социальные выплаты... Вот у нас за сентябрь средняя зарплата по городу превысила 800 гривен. И динамика роста наблюдается не только из года в год, но и ежемесячно. Даже если взять среднюю пенсию, выплачиваемую в Киеве, то она достигает ныне 150—160 гривен на человека. Да, это немного, но показатель все равно значительно выше, чем в среднем по Украине.

Разумеется, в Киеве более активно можно развивать бизнес, поскольку именно столица — лидер инвестиционной привлекательности. Здесь много иностранных представительств, совместных предприятий, что также влияет на уровень цен.

Однако, к счастью, есть и противоположные примеры. Например, хлеб (это известно уже, пожалуй, всем, но я не устаю приводить этот факт) — самый дешевый в Украине. Если брать в среднем цены на жилищно-коммунальные услуги, то мы держим примерно 10—15-е место среди регионов. Правда, нужно различать жилищно-коммунальные услуги и квартирную плату. Последняя действительно наивысшая в стране. Но это тоже объективно. Обращаю внимание, поскольку, может, не все это знают: на сегодняшний день в Киеве работают практически все лифты, ремонтируются фасады, крыши жилых домов, осуществляется уборка вокруг домов, вывоз мусора, полив газонов... Это, как известно, основополагающий принцип нашего мэра Александра Александровича Омельченко: главный город государства должен быть на самом деле европейской столицей. Посмотрите, как изменился Киев за последние 10 лет, и не только центр, но и наши окраины...

— Вы представляете, сколько киевлян, читая эти строки, возмущенно встрепенутся: а у нас не так!

— Конечно, нельзя даже за несколько лет привести в порядок буквально все дворы, дома и подъезды, есть еще и по сей день немало ободранных, с разбитыми дверьми и т.д. Но их количество имеет стойкую тенденцию к уменьшению. А для избавления от этого негатива и улучшения обслуживания жителей, разумеется, нужно находить деньги. А это и те средства, которые платят (и которые недоплачивают) граждане за услуги, предоставляемые жэком...

— А накопление средств зависит от цен, не ли так? Их можно поднять на радость всем тем, кто производит товары или предоставляет услуги, но тем самым существенно ограничить платежеспособность потребителей этих товаров и услуг. Возглавляемое вами управление выполняет роль накопителя или хранителя?

— Наша специфика, во-первых, в том, что мы — в определенной мере уникальное административное образование, фактически единственное такое в государстве.

Когда вышел один из первых законов независимой Украины — о ценах и ценообразовании, типичная структура областных и городских государственных администраций не предусматривала создание специального подразделения, ведавшего ценообразованием. Наверное, законодатели считали, что коль мы уж вошли в рынок, нам такие «реликты» не нужны. Только Киев сегодня имеет такое подразделение, как Главное управление по вопросам ценообразования, — самостоятельное, в определенной степени влияющее на процессы, прогнозирующее их развитие. А ценовая вакханалия, иногда проносящаяся по регионам, в определенной мере связана с тем, что реальных рычагов влияния у областных администраций просто нет. Есть государственные инспекции по контролю за ценами, но они подчинены Министерству экономики. А министерство, на которое в принципе возложена вся методическая и методологическая работа по ценообразованию, в своей структуре тоже ликвидировало соответствующие подразделения.

Так что на сегодняшний день единая политика в стране, к сожалению, не выработана. Даже когда возникает необходимость регулировать на что-то тарифы (например, на услуги естественных монополистов), то в большинстве случаев не существует методических и методологических подходов к тому, как это делать. Например, те же тарифы на тепловую энергию: по методике, имеющейся сегодня, в них можно вложить что угодно для покрытия всех затрат предприятий: и безнадежные долги, и пени, неустойки, штрафы, и затраты на оздоровление или благотворительность. Буквально все, что захочется. Когда обращаю на это внимание высокопоставленных чиновников или специалистов, они отмахиваются: «Ну, мы же не можем вмешиваться, это рыночные отношения».

Какие же здесь рыночные отношения — в условиях, когда у человека нет выбора? Кто сильнее, тот и тянет одеяло на себя. Поэтому в областях очень часто возникают проблемы, а решить их они не в состоянии. Похоже, там с этим просто смирились, люди уже привыкли, что имеем не рынок, а базар. Мы же в Киеве стремимся, чтобы был определенный порядок.

Например, вы приходите в ЖЭК и просите выдать какой-то нужный вам документ. А там говорят: заплати деньги. Требование правомерное, поскольку лишь отдельные виды справок от ЖЭКа являются бесплатными: форма № 3, справка о составе семьи, регистрация. Остальные же не предусмотрены в составе квартирной платы, следовательно, они должны предоставляться за дополнительную оплату. Но были ситуации, когда за один и тот же документ в одном месте брали три гривни, а неподалеку в другом — 20 копеек. Закономерный вопрос — а почему так? Один город и одинаковые услуги. Мы изучили эту ситуацию, имеем ответы и предложения. Но у нас нет полномочий для утверждения тарифов, хотя это нужно сделать. Если мы такое решение примем, его может опротестовать прокуратура, управление юстиции не зарегистрирует...

Еще один показательный пример — внешняя реклама. Местная власть должна осуществить определенный комплекс работ, дабы выдать разрешение на размещение этой рекламы. В нормативных документах записано, что разрешение выдается бесплатно. Так что же получается — за счет бюджета, за городские деньги мы должны развивать чей-то частный бизнес? А он, поверьте, довольно-таки немаленький. На Западе поступления от рекламы являются одной из основных статей доходов городов. Почему же у нас нет полномочий, в которых бы было четко записано: плата и ее размер за разрешение на размещение внешней рекламы в городе определяет местная власть?

Обращаемся в Кабмин — дайте нам соответствующие рычаги для регулирования этих вопросов. Но там наши обращения изучают до сих пор.

Поверьте, сохранять элементы государственного регулирования сегодня во многих случаях крайне необходимо. И не в противовес рыночным отношениям, а для наведения порядка. Как мне кажется, страна все же должна была бы вернуться к своим обязанностям по экономической защите гражданина. А это можно сделать, если возобновить систему ценообразования с соответствующими подразделениями в министерстве и в регионах. Нет, не администрированием заниматься, как кому-то может показаться, а именно регулированием. Ведь какие бы отношения в обществе ни складывались, главная задача любого государства — обеспечить достойную жизнь своим гражданам. Отдав все рычаги влияния частному предпринимательству, мы сегодня этого не сделаем. Подобный путь иные страны проходили десятилетиями, а мы хотим за одну ночь проснуться в рынке.

— Если механизма влияния нет, то как ваше управление может регулировать социально важные цены?

— К сожалению, в законе о ценах и ценообразовании еще в 1992 году было записано, что у нас цены, их предельные границы формируются в свободном режиме, то есть спросом и предложением. Только отдельные права были даны Кабинету министров по отношению к государственному регулированию и одно «послабление» для местной власти — предусмотрено, что в случае чрезмерного роста цен горобладминистрации имеют право вернуться к государственному регулированию цен.

Почему я говорю «к сожалению»? Поскольку, повторю, мы жили и работали при плановой экономике и вдруг за одну ночь оказались в рыночной. Мы взяли в качестве примера развитие отношений между предпринимателями и населением в Штатах, Западной Европе. А могли бы пойти по пути, скажем, скандинавских стран — для нас он ближе по духу.

Хельсинки, Копенгаген, Стокгольм, Брюссель, в принципе, являются образцом рыночных отношений. Почему же у них существует коммунальное предприятие, полностью владеющее городским транспортом, включая метро, полностью контролирующее связь, газоснабжение, энергоснабжение? Там это акционерные общества, где практически весь пакет акций принадлежит городской общине. Значит, сами граждане полностью регулируют тарифы на услуги, предоставляемые этими предприятиями. Планирование там довольно жесткое, и это для них нормально, поскольку они не считают, что местная власть порождает монополиста, а классифицируют предприятия как такие, что занимаются жизнеобеспечением города. Мы же в Киеве, только лишь где-то возникает проблема, сразу кричим: «Это же естественный монополист» — или о «Киевэнерго», или о «Киевводоканале». И требуем призвать их к порядку. Но это же не монополист, а предприятие, обеспечивающее жизнедеятельность города.

И еще один очень важный момент: в скандинавских странах предприятия газо-, энергоснабжения и т.д. не ставят задачу получать доход. Главная цель — чтобы подчиненные им сферы действовали как часовой механизм, удовлетворяя потребности людей. У нас же если хотят что-то акционировать, то непременно с целью получения дохода, да еще и значительного.

Что делается на местах? Посмотрим хотя бы по районным центрам — какие там цены на хлеб (опять наш классический пример, но это ведь жизненно важный товар). Почему в Киеве цена на «Украинский» в конце прошлого года составляла 84 копейки — меньше всего в государстве? И, поверьте мне, при этом производство хлеба было рентабельным как в АТ «Київмлин», так и в «Київхлібі». Да, рентабельность была невысокая, где-то 5—7 %, но она же была. И это при том, что столица не выращивает пшеницу и рожь. Вот и хочу вас спросить, какой же была рентабельность производства хлеба в том районном или областном центре, где этот хлеб реализовывался по 1,20 грн., а то и по 1,40? И люди вынуждены были выкладывать эти деньги, поскольку некуда деться...

Можно ли назвать нормальным, государственническим подход местных предпринимателей и местных властей? Ведь это уже не просто рентабельность, а так называемые сверхприбыли. Но в то время местная власть в принципе не могла вмешаться в процесс ценообразования, поскольку законодательством такие полномочия не предусмотрены.

Тем не менее мы в столице это сделали. Инициативу здесь проявил и всю ответственность взял на себя городской голова Александр Омельченко. Он вообще держит вопросы ценообразования под особым контролем, оценивая (извините за тавтологию) возможность любого повышения прежде всего с позиций малообеспеченных слоев населения. Все подобные шаги должны быть чрезвычайно взвешенными, поэтому если уж город идет на повышение цен, то пытаемся помочь неимущим людям путем адресных дотаций, иных выплат. А в данном случае речь шла о хлебе — первом и незаменимом для человека продукте, так что городская власть воспользовалась правом, которое дает в этом смысле статья 8 Закона о ценах и ценообразовании.

В ней указано: в случае чрезмерного роста цен облгоргосадминистрации имеют право возвращаться к государственному регулированию этого процесса. И нынешним летом, во время продуктового ажиотажа, мы не выпустили из-под контроля цены на социально важные товары. Потом правительство дало местным властям соответствующие полномочия, но мы, по сути, шли на полшага впереди решений, принимаемых по всей Украине.

Или взять ситуацию с нефтепродуктами. Когда два месяца назад началось резкое повышение цен на светлые нефтепродукты, по распоряжению городского головы была создана специальная комиссия, и мы детально изучили вопрос. Должен сказать, что, к сожалению, предприятия, занимающиеся торговлей светлыми нефтепродуктами, чувствуют себя в Украине словно над законом, наши правила для них не писаны. В нескольких интервью руководители нефтеперерабатывающих заводов объясняли, что в связи с повышением стоимости нефти в странах-экспортерах цены должны вырасти на 20—30%. Но ведь мы в Киеве получили рост на 70—80% по некоторым позициям! Тогда власть однозначно заявила: если такие необоснованно высокие темпы будут сохраняться, мы введем государственное регулирование цен, несмотря ни на что. Если заявлено о 30% — то, пожалуйста, в этих границах и держитесь. Ну, с учетом затрат на транспортировку цена может подняться еще на несколько процентов, но ведь не на 70—80!

Потому что бы там ни говорили, но определенную стабильность цен в этих позициях мы все же сохранили, за ценой все-таки стоим. Попытки неоправданно взять с людей лишнее решительно пресекаем. Пусть это будет наша проблема, какими именно рычагами мы влияем, поскольку иногда, честно говоря, приходится балансировать просто-таки на грани закона. Опять же — за неимением механизмов.

— Оплата за жилищно-коммунальные услуги тоже остается волнующей темой для населения. Каждый раз, повышая тарифы, соответствующие органы убеждают, что жители недоплачивают до реальной стоимости услуг, и это вынужденное мероприятие позволит компенсировать затраты. Через определенное время история повторяется, планка снова поднимается. Прекратится ли это когда-нибудь?

— Ваш вопрос и подтверждает мой тезис о том, что в стране нет четкой методической, методологической и нормативной базы. Действительно, когда повышаем цены на коммунальные услуги, одной из причин, побуждающей к этому, называем несоответствие тарифов затратам предприятия. Почему потом происходит новый виток?

Вспомните, последнее существенное повышение тарифов у нас было, кажется, в 1999 году. Проанализируем, как изменялись с того времени в стране уровни инфляции, индекс цен, средняя заработная плата, средний размер пенсии. Правда же, ни один из этих показателей не замер на месте? И надеяться при этих условиях, что тарифы на жилищно-коммунальные услуги останутся на прежнем уровне как минимум нереально, необъективно и неграмотно. Другое дело, что рост этот должен быть соотносим с каким-то показателем — скажем, заработной платой, или индексом инфляции, или индексом цен.

Поэтому, когда мы пересматриваем цены, наша задача — учесть в тарифах только объективные показатели, которые действительно влияют на изменения, и не допустить включения в тариф тех затрат, которые предприятие вообще не должно перекладывать на плечи потребителей. То есть тарифы на жилищно-коммунальные услуги должны отвечать реальным затратам, а эти затраты — безусловной необходимости, и не более. Но опять же встает проблема нормативной базы. Мы здесь в определенной мере заложники существующего порядка, иногда приходится так убеждать поставщиков этих услуг, что дебаты становятся очень жаркими.

Столичные тарифы на квартирную плату, как я уже говорил, самые высокие в Украине. Но если квартплату рассчитать из тех позиций, чтобы все жители были довольны именно условиями проживания, — включить туда состояние фасадов, текущие ремонты, восстановление всех балконов, асфальтирование, поливы, то есть все необходимые затраты в полном объеме, то ее уровень должен быть значительно выше, чем сейчас. Мы просчитывали — цена где-то должна быть от 1,8 до 2,5 грн. за квадратный метр. Даже сегодня, получая в среднем 51 копейку, жилищно-эксплуатационные организации в целом расходуют значительно больше — где-то около 80 копеек на квадратный метр. Если мы хотим жить менее комфортно, квартплату можно уменьшить. Если лучше — нужно поднимать. Это объективная необходимость.

Абсолютно ответственно заверяю: любое повышение тарифов на жилищно-коммунальные услуги в городе не насаждается насильно и безапелляционно. Перед этим мы детально изучаем экономическую ситуацию, осуществляем независимый аудит, проверки, включаем в состав комиссии специалистов разных сфер. Проводим также социологические опросы, выясняя отношение киевлян к возможному росту тарифов на жилищно-коммунальные услуги и даже на те товары, цены на которые регулирует городская госадминистрация. То есть прежде чем принять решение, семь раз отмеряем. Показательный факт: когда решение уже принимается, к нам приходят десятки проверок из всех возможных контролирующих организаций. Так вот — еще ни одной комиссии не удалось предъявить обоснованные обвинения по поводу наших действий.

— Ожидает ли нас в ближайшем будущем значительный прыжок цен?

— Прогнозировать поведение цен — самое неблагодарное занятие. Ведь на их уровень влияют очень многие факторы, от нас не зависящие: и устойчивость гривни, и заработная плата, вообще развитие предпринимательства в стране, те же погодные условия. Например, в этом году имеем очень низкий урожай зерновых, поэтому мука, хлеб и хлебопродукты в ближайшее время, к сожалению, ощутимо вырастут в цене. Правительство сейчас прилагает много усилий для того, чтобы сделать эту ситуацию не столь болезненной для граждан. Правда, за это в адрес Кабмина звучит много упреков.

На мой взгляд, позиция правительства правильная. Чуть ли не впервые за много лет оно пытается на таком высоком уровне и в таком масштабном поле деятельности, как рынок зерна и хлебопродуктов, вводить государственное регулирование отношений между субъектами предпринимательской деятельности и населением. Это кризисный период — давайте называть вещи своими именами. И это именно та ситуация, когда государство должно вмешаться.

Поскольку зерно в этом году значительно дороже, следует ожидать и повышения цен на комбикорма, что соответственно повлияет на уровень цен на мясную и молочную продукцию.

Чувствует городская власть и объективно назревшую необходимость повысить тарифы на проезд в общественном транспорте. Иначе через несколько лет мы должны вообще забыть, что существует коммунальный транспорт. Но этот вопрос не из простых, он еще будет дополнительно изучаться.

Конечно, любое изменение тарифа должно быть взвешенным во времени и размерах. То есть определенное повышение нас ожидает, но не катастрофическое. Нужно осознавать, что в нынешних условиях переходной экономики время стабильных цен еще не наступило. Даже если жизнь станет немного дороже, но зато лучше же! Главное — сохранить гармоничное соотношение между качеством и ценой. Во всем.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно