Донбасс и ВТО: ожидание неизвестности

28 марта, 2008, 16:12 Распечатать Выпуск №12, 28 марта-5 апреля

Растерянность — вот главное чувство, возникающее после высказываний и прогнозов представителей ...

Растерянность — вот главное чувство, возникающее после высказываний и прогнозов представителей власти, бизнеса и прочих «сочувствующих», когда речь заходит о планах и прогнозах для экономики Донбасса вследствие вступления Украины во Всемирную торговую организацию. Растерянность эта местами даже близка к панике — точь-в-точь, как у студентов перед сессией. В это напряженное время одни студиозусы рассудительно замечают, что пора бы браться за ум. Другие же, более скептически смотрящие на вещи, отвечают, что надо просто браться за голову, бегать и кричать: «А-а-а-а, мы все умрем!»

Сходство со студенческой братией усиливается из-за отсутствия «конспектов». Подписанного президентом протокола здесь никто не видел, включая представляющих регион (и, как водится, в первую очередь — крупный бизнес Донбасса) народных депутатов Украины. По словам нардепа Валентина Ландика, ни он сам и никто из его коллег по фракции никаких детализированных соглашений в руках не держал. Ориентироваться в происходящем приходится по рамочным документам и общим знаниям о принципах работы ВТО. Соответственно, донбасские парламентарии не могут даже определиться, стоит ли голосовать за предложенные условия вступления.

Еще более курьезные моменты можно обнаружить, рассуждая об информированности донецких обывателей. Изучая настроения общественности, Национальный институт стратегических исследований по телефону опросил 400 жителей Донецкой области. Поскольку такой опрос репрезентативным, пожалуй, не является, процентов приводить не будем, но отметим, что большинство «затруднились» расшифровать аббревиатуру ВТО. Оставшаяся часть респондентов разделилась на тех, кто знает, что это «какая-то» экономическая организация, и на тех, кто считает, что это некая международная структура, в которую надо будет интегрироваться.

Наконец, информационные агентства с удовольствием «смаковали» ответы мизерной части опрошенных донетчан, заявивших, что ВТО — это военный блок. Мнение этой группы сформировалось, видимо, под влиянием настойчивой пропаганды «витренковцев» и коммунистов, активно (и, что важно, одновременно) протестующих против вступления Украины как в НАТО, так и во Всемирную торговую организацию. В итоге лозунги «Нет агрессивному блоку НАТО!» и «Долой ВТО!» смешались в головах электората в один девиз — «Нет агрессивному блоку ВТО!».

Не видели подписанных президентом бумаг и ученые-экономисты, от которых с надеждой ждут рекомендаций бизнес-менеджеры и чиновники. Доктор экономических наук, заведующий кафедрой международной экономики Донецкого национального университета Юрий Макогон, однако, сообщил, что «обрывки» документов по поводу окончательного вступления нашей страны в ВТО нашлись в англоязычной версии в сети Интернет. Но даже по этим скупым обрывкам эксперты (пока осторожно) делают выводы, что глава государства «продешевил», и Украина войдет во «всемирную купеческую гильдию» не на самых выгодных для себя условиях.

Это мнение разделяет и заместитель директора Института мировой экономики НАН Украины Валерий Новицкий. «ВТО — это силовая структура, в какой-то степени. Совсем неправильно понимать ВТО как клуб, где у всех участников равные права», — предостерегает ученый. Все эти международные торги для Донбасса могут сказаться в том, что местным металлургическим компаниям будет потом сложно конкурировать с китайскими сталеварами, поскольку Пекин за свое членство поторговался, по мнению украинских ученых, получше Киева.

Горно-металлургический комплекс: паника и выжидание

Именно за металлургическую отрасль, обеспечивающую половину объема промышленного производства Донецкой области, боятся больше всего. Углепром как составляющая часть горно-металлургического комплекса в контексте ВТО самостоятельно не рассматривается, потому что экспортировать ему нечего — внутренний рынок поглощает практически весь добываемый в стране уголь.

Среди официальных лиц нет единого мнения, что будет с региональным ГМК после завершения вступления во Всемирную торговую организацию. Губернатор Владимир Логвиненко в отношении «тяжелых» экспортно-ориентированных отраслей настроен оптимистично. «Что касается вопросов металлургического, машиностроительного и химического комплексов, то эти предприятия уже давно на рынке ВТО. 42% продукции, которая вырабатывается промышленными предприятиями, экспортируется. Они там уже нашли свои ниши», — считает глава областной администрации.

Вместе с тем председатель Донецкого областного совета Анатолий Близнюк опасается, что донецких металлургов из занятых ниш могут вытолкнуть европейские бюрократы. «Сейчас Еврокомиссия принялась за подготовку новых стандартов на сталь. Если завтра они откажутся от мартеновской стали, а мы ее выплавляем 73%, то завтра мы потеряем экспорт. Это тоже как вариант. Может, пессимистический, но вариант», — отмечает Близнюк.

Среди позитивных факторов власти выделяют долгожданную отмену тарифных и количественных квот на поставки металлопродукции в страны Евросоюза и свободный транзит по территории стран–членов ВТО.

В то же время в своей аналитической справке, переданной «ЗН», специалисты областной администрации основным фактором риска для горно-металлургического комплекса называют предполагаемую отмену ограничений на экспорт металлолома, в частности лома черных металлов. И это при том, что металлурги переживают серьезный кризис, связанный с недостатком на внутреннем рынке коксующегося угля, и, как следствие, неполную загрузку коксохимических заводов.

Сейчас ГМК не хватает кокса, а теперь, возможно, не будет и металлолома. В то же время зарубежные металлопроизводители, испытывающие аналогичные трудности, были бы не прочь скупить украинский лом. В свое время внутренний рынок пришлось спасать введением таможенной пошлины в 30 евро за тонну лома. Теперь этот барьер могут сломать.

Внешние угрозы конкурентоспособности металлургов дополняются еще и «поддержкой» государства. Именно в рамках выполнения требований ВТО по унификации тарифов Минтранс «унифицировал» тарифы на грузовые перевозки продукции и сырья ГМК в сторону довольно значительного увеличения. В итоге горно-металлургический комплекс, по предварительным оценкам, в 2008 году потеряет за счет этого около 1 млрд. долл.

Руководители крупнейших в регионе предприятий горно-металлургического комплекса на перспективу вступления в ВТО отреагировали по-разному. Глава ММК имени Ильича (Мариуполь, Донецкая область) Владимир Бойко в ходе пресс-конференции для мариупольских СМИ сделал заявление в духе той самой «студенческой» паники. «Никто ничего не выиграет (от вступления в ВТО. — Е.Ш.). Хорошие рынки нам не откроют. По технологиям нам далеко до европейских заводов», — заявил Бойко. И добавил: «У нас на комбинате работают 58 тысяч. Это неправильно. Это не металлурги, а масса тех, кого не должно быть. 26—28 тысяч — вот чисто металлурги. Нам нужно менять технологии, убирать людей».

Анонсированная «уборка» людей не на шутку испугала всех, кто так или иначе связан с комбинатом. Тем более что заявление попало в резонанс с самой распространенной социальной фобией по отношению к ВТО — боязнью массовой безработицы. ММК имени Ильича действительно «увешан» социальной инфраструктурой едва ли не больше любого другого предприятия Донецкой области.

Владимир Бойко всегда стремился к тому, чтобы построить на базе своего комбината «государство в государстве». И сейчас, помимо необходимых для производства металла подразделений, под его началом сосредоточены сельскохозяйственные объединения, рыболовецкие хозяйства, компании по жилищному строительству, торговые сети и многое другое. Принципиально то, что все эти компоненты «бизнес-империи» ММК дотировались за счет прибыли комбината, чтобы удерживать демпинговые потребительские цены для рабочих, членов их семей.

Группа «Метинвест», напротив, заняла пока выжидательную позицию. Не предпринимая масштабных шагов и воздерживаясь от каких бы то ни было заявлений, менеджмент наблюдает за происходящим. Информированные источники внутри холдинга сообщили корреспонденту «ЗН», что ввиду упомянутого тотального дефицита информации аналитики холдинга не могут с уверенностью судить, что принесет им ВТО, поэтому не рекомендуют резких движений. Чтобы потом не пришлось героически ликвидировать неучтенные последствия.

«Метинвест», судя по всему, находится в несколько более выигрышном положении, чем ММК. Во-первых, этот холдинг изначально создавался как бизнес-ориентированная структура и не брал на содержание непрофильные подразделения. Во-вторых, руководство холдинга попыталось максимально обезопасить себя от сырьевого дефицита с помощью долгосрочных контрактов с поставщиками…

Официальные эксперты в своем резюме делают вывод, что «значимых негативных последствий для предприятий горно-металлургического комплекса от вступления Украины в ВТО не ожидается».

Машиностроение: кому как повезло…

Встреченный как-то корреспондентом «ЗН» в коридорах руководитель Новокраматорского машиностроительного завода, нардеп Григорий Скударь на вопрос, как повлияет на предприятие вступление в ВТО, оптимистично махнул рукой и заявил: «Никак не повлияет. Для НКМЗ точно ничего не изменится».

Это мнение подтверждают и другие специалисты. Новокраматорский завод работает в довольно узком сегменте рынка промышленного металлургического оборудования, где конкурентов не так много и друг о друге знают почти все. Более того, НКМЗ на протяжении последних лет участвует в совместных проектах с компаниями из Австрии, Италии и Словакии. Эксперты считают, что предприятие накопило достаточный опыт для успешной работы на внешних рынках в условиях ВТО.

Не ожидается особых проблем и с «Азовмашем», производящим железнодорожные вагоны и цистерны. Наши цистерны, оказывается, даже конкурентоспособнее в своем ценовом сегменте, чем импортные.

Наконец, продукция предприятий тяжелого машиностроения экспортируется в основном в Россию и другие страны СНГ. Пока эти страны сами в ВТО не вступят, ситуация с поставками туда украинского оборудования существенно не изменится.

В то же время в неоднозначной ситуации оказывается крупный производитель бытовой техники — концерн «Норд», объединяющий 29 предприятий. Сначала глава концерна Валентин Ландик заявлял, что все будет очень плохо, и не исключил вывода производства из Украины. Однако впоследствии заверял, что его не так поняли, и концерн с валовым оборотом 6,7 млрд. грн. останется на Родине.

«Я хочу равных условий. Дайте свободную конкуренцию — и мы будем работать. Не надо нас учить, мы не глупее остальных», — в конце концов определился-таки со своими желаниями. Несвободу конкуренции глава концерна видит, прежде всего, в несправедливости нынешней таможенной политики, которая создает более лояльные условия для иностранных импортеров бытовой техники. В частности, не облагает пошлиной готовую продукцию, зато облагает ввозимые технологические линии для производства аналогичных изделий в Украине. «Государство нам не помогало и не помогает», — сетует нардеп.

«Предприятия, которые ориентированы на выпуск продукции для внутреннего рынка, столкнутся с жесткой конкуренцией со стороны зарубежных производителей, что приведет к снижению объемов производства и сокращению рабочих мест… Это связано с применением устаревших технологий, износом оборудования, который на сегодня составляет более 70%», — такие перспективы определяет машиностроителям в целом областная администрация. В группу риска попадают предприятия сельскохозяйственного и угольного машиностроения.

Производители и потребители: 90-е возвращаются?

Сельское хозяйство и пищевую промышленность логичнее было бы рассматривать с точки зрения социальной значимости для потребительского рынка продуктов питания. В Донецкой области опасаются двух вещей, тесно взаимосвязанных между собой. Во-первых, массового вывоза за границу продукции сельхозпроизводителей.

С чисто эгоистической точки зрения, зерно, например, и правда выгоднее продавать по мировым ценам, которые на сегодняшний день почти в полтора раза выше внутренних — 400 долл. против 270. Однако в Донецкой области теме сельского хозяйства придается несколько большее значение. Высокая степень урбанизированности региона приводит к тому, что местный агропром и без экспорта своей продукции не покрывает потребностей населения. Донбассу приходится постоянно «подкармливаться» зерном из Госрезерва и поставками сельхозпродукции из других регионов.

Отсюда же — опасения в случае простоя собственных предприятий пищевой промышленности стать «свалкой» некачественных продуктов. Украина, как оказалось, взяла на себя обязательство не предъявлять требований к санитарно-гигиеническим нормам импортной продукции. Документы, которые импортеры оформляют в своих странах, после вступления в ВТО будут действовать и на территории нашей страны. «Все то, что у нас есть ликвидное и хорошее, — уйдет в Европу, все то, что у них есть модифицированное, дешевое, — все будет здесь. Это сто процентов», — безрадостно смотрит на перспективы «пропитания» Анатолий Близнюк.

На рынке потребительских товаров импортеры «полезут» не только в продуктовую нишу. Ожидается наступление по всем фронтам: одежда, обувь, бытовая техника, электроника, мебель. Промышленности Донецкой области противопоставить прогнозируемому тотальному натиску нечего: крупных предприятий в сфере потребительских товаров здесь нет. Хотя не исключено, что после вступления в ВТО товары подешевеют.

Наступление на потребительский рынок, опасаются специалисты, «выбьет» мелкий и средний бизнес, занимающийся производством, а не торговлей. Потери, на первый взгляд, незначительны — 3—4% валового продукта региона. Однако следует учитывать, что малый бизнес рассматривается как стратегический фонд трудоустройства работников предприятий, не выдержавших конкуренции с зарубежными производителями. И невостребованные трудящиеся массы снова окажутся у разбитого корыта.

Многие скептики проводят параллели между Донбассом в ВТО и Донбассом 90-х годов. Тогда произошел передел рынков, сейчас — пока лишь предполагается. В Донецкой области с ужасом вспоминают то, что пережили, и ни в коем случае не хотят пережить это вновь. Тем более что опыт показывает, что «трудящиеся массы» пополняют, как правило, ряды теневого малого бизнеса, коррумпированного и криминализованного. Такого ВТО, которое вернет «челноков» и стихийные рынки, здесь искренне не желают. Ни себе, ни другим.

Пока, впрочем, все эти страхи иррациональны, потому что условий нашего принятия в ВТО никто, повторимся, на момент подготовки публикации точно не знал. И все высказывались в том смысле, что увидеть протокол уже после ратификации Верховной Радой — это, мягко говоря, поздновато.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно