ДОЛОЙ КАРТОТЕКУ! ВПЕРЕД К БАНКРОТСТВУ! С 1 АПРЕЛЯ ДОЛЖНИКИ ПОЛУЧАТ ДОСТУП К СВОИМ СЧЕТАМ И... ШАНС РАССТАТЬСЯ С ИМУЩЕСТВОМ

12 января, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №2, 12 января-19 января

В четверг Закон «О порядке погашения обязательств плательщиков налогов перед бюджетами и госуда...

 В четверг Закон «О порядке погашения обязательств плательщиков налогов перед бюджетами и государственными целевыми фондами», принятый 21 декабря прошлого года, был практически готов, чтобы из Верховной Рады отправиться прямиком в администрацию Президента для окончательного утверждения. К этому времени были внесены окончательные редакторские правки в без преувеличения многострадальный документ (достаточно сказать, что только на второе чтение он выносился как минимум пять раз), в появлении которого, как это, на первый взгляд, не кажется странным, были заинтересованы одновременно и предприниматели, и государство в лице налоговой администрации. И тем и другим, как кость в горле, застряла картотека №2, прародителем которой, по мучительным воспоминаниям старожилов, был Нацбанк. Вместе с тем обе стороны, наконец избавившись от картотечного монстра, вряд ли остались полностью удовлетворенными законом, построенным на компромиссе полярных интересов. Но что уж тут поделаешь — правила игры приняты, и слава Богу, что хоть какие-то есть. Дело остается за малым: чтобы не оставаться в проигрыше, антагонистам придется научиться искусно ими пользоваться. На изучение документа парламент отвел три месяца, после чего начнется разведка боем. Настоящие же боевые действия между налоговой и должниками разыграются с октября 2001 года. Первых «раненых» и «убитых» с поля боя понесут ровно через год...

Монеты нет —
снимай рубаху

 

Бесспорное списание средств, поступающих на расчетные счета должников перед бюджетом и различными государственными фондами (Пенсионным, Фондом социального страхования), и банковская картотека платежных поручений, которые годами дожидались поступления этих средств, как оказалось, явления в целом негативные. Как, впрочем, и их последствия. «Применение с 1993 года данного механизма взимания задолженности перед госбюджетом стало одной из основных причин увеличения кредиторско-дебиторской задолженности в экономике Украины, увеличения объемов неплатежей, широкого распространения товарообменных (бартерных) форм расчетов», — считает Дмитрий Пятаченко, начальник отдела экономического прогноза и анализа Института проблем законодательства имени Ярослава Мудрого. Для того чтобы еще отчетливей представить неприглядную картину, к этой оценке не помешает добавить, что по состоянию на конец 2000 года задолженность составляла 14 млрд. грн. (или одну треть государственного бюджета), а отечественные банки произвели около 70 миллиардов картотечных записей.

Однако даже при общем негативе нашлись и те, кто научился использовать его себе во благо. По наблюдениям Ксении Ляпиной, координатора аналитической группы Координационного экспертного центра объединений предпринимателей Украины, отдельные крупные государственные или полугосударственные предприятия превратили родную державу в своего постоянного кредитора. «Ну и что с того, что денег нет на счету, — размышляет директор N-го завода, — главное, чтобы все платежки вовремя попали в банк, а там с ними разберутся. Пускай моим пустым расчетным счетом вволю «попользуется» государство, а там, глядишь, и долги спишет как безнадежные. Я тем временем буду жить за счет бартера. Времена такие, что и зарплату рабочим платить совсем не обязательно».

Все усилия ГНА взыскать налоги с таких хозяйственников разбивались, как рыба об лед. Неудивительно, что первичная законодательная инициатива по устранению такого положения вещей была за ГНА. Указом Президента от 28 июня 1999 года «О порядке погашения обязательств плательщиков налогов перед бюджетами и государственными целевыми фондами» под №754, который был издан в соответствии с пунктом 4 Переходных положений Конституции, были введены дополнительные методы взыскания задолженности. С этого момента наступило время предъявления требований не только к счету, но и к движимому и недвижимому имуществу должника, которое сначала попадало в налоговый залог, а затем продавалось с молотка. Вырученные средства шли в пользу государства. Парадоксально, но, по заверениям специалистов, делалось это в несудебном порядке. Никому голова не болела, что Конституция Украины допускает возможность конфискации собственности исключительно по решению суда и только в случаях, объеме и порядке, предусмотренных законом.

Президентский указ в соответствии с теми же Переходными положениями отжил свое, а аналогичный ему законопроект, разработанный в недрах ГНА, парламент не воспринял, а выработал собственную версию на аналогичную тему. Автором увесистого произведения стал народный депутат Сергей Терехин.

 

Вместо первоапрельской шутки

 

Нет, день юмора не станет первым днем, когда банки наконец закроют свою картотеку №2 и разошлют ее содержимое назад адресантам, хотя об этом и гласит принятый закон, — автор даже не сомневался, что 1 апреля в этом году обязательно выпадет на воскресенье. Это судьба. Лишь со 2 апреля банки перестанут осуществлять учет задолженности клиентов, не уплаченной в срок, и все платежные документы, скопившиеся в картотеке, в пятидневный срок без исполнения вернутся к тем, кто их выписал. С той поры банки будут просто проводить текущие поручения пользователей счета или признанные клиентом платежные требования органов взыскания. Причем, если денег на счету нет или их недостаточно, то банк тоже будет возвращать платежки, не исполняя и не коллекционируя их.

На этом все прелести, похоже, заканчиваются. Потому, как согласно закону, неоплаченные платежные требования вскоре превратятся в соответствующие налоговые уведомления, которое желательно оплатить в 10-дневный срок. В противном случае на одиннадцатый день должнику вручается первое налоговое требование, которое «обрадует» его тем, что его имущество попало в налоговый залог. Если желаемой реакции от плательщика не последует, то еще через месяц уже повторное требование может содержать «радостное» сообщение о дате и времени проведения описи его активов, а также о проведении публичных торгов по их продаже. Не правда ли достойная цена за право пользоваться своим счетом в банке? А что поделаешь — долг платежом красен. И, будьте уверены, взыщут, хотя для этого придется воспользоваться решением суда, как того теперь требует принятый закон.

 

Заложить
и обанкротить

 

Красота. Однако существует и определенное неудобство — независимо от суммы задолженности в налоговый залог поступает все имущество должника. «В законе не предусмотрено прямого соответствия между величиной долга и залога, а оно должно быть. Для этого должна проводиться соответствующая оценка собственности, поступающей в налоговый залог. Вообще же вся процедура выбивания долгов посредством залога очень напоминает ускоренный вариант обанкрочивания предприятий», — делится своими соображениями Ксения Ляпина.

Да и банки не в восторге по этому поводу. В результате нововведения они наверняка потеряют значительную часть своих клиентов. На сегодняшний день 80% всех залогов относятся к налоговым, и если туда попадает все имущество должника, то как тогда его кредитовать. Ведь заставить в залог ему уже будет нечего. Кроме того, закон не требует от плательщика налогов, имущество которого попало в налоговый залог, регистрировать этот залог в государственных реестрах движимого и недвижимого имущества. Налоговый же орган обязан это сделать лишь в госреестре недвижимого имущества и то при условии, что срок действия залога более чем десять календарных дней. Таким образом, достоверно о «чистоте» имущества юридического или физического лица можно будет узнать лишь обратившись в налоговую. Однако навряд ли она будет просто так и всем подряд раздавать подобную информацию. В итоге, у должника всегда будет существовать соблазн перезаложить свою собственность, а у кредиторов — сомнение в платежеспособности клиента. Вряд ли такое положение вещей будет способствовать развитию предпринимательской активности в стране.

Самое неприятное то, что закон де-юре, благоприятствующий плательщику налогов в преодолении временных трудностей, де-факто загоняет его в долговую яму и там обанкрочивает. Действительно, чтобы предприниматель мог покрыть свои долги перед государственным бюджетом и фондами без риска загубить свое дело, закон предлагает ему рассрочку или отсрочку платежей. Даже проценты за такое кредитование платить не требуется. Но где четкие критерии получения означенных поблажек? Их в документе не просматривается. А ведь решение в каждом конкретном случае будут принимать люди, официальная зарплата которых стремится к прожиточному минимуму. Почва для коррупции более чем благоприятная.

Более того, как только имущество попало в налоговый залог, его вчерашний собственник каждый шаг в своем последующем бизнесе вынужден обязательно (если, конечно, не хочет получить статус злостного неплательщика налогов) утрясать с приставленным к нему налоговым управляющим. Последний будет решать, что целесообразно для предприятия, а что нет. «Для согласования отдельной гражданско-правовой операции плательщик налогов подает налоговому управляющему запрос, в котором разъясняет содержание операции и финансово-экономические результаты ее осуществления», — гласит статья 8. При этом управляющий имеет право запретить операцию. Ну откуда в налоговой службы избыток квалифицированных кадров? Или они будут принимать решение проще: в зависимости от степени личной симпатии к своему «подопечному»?

 

Скоро только сказка сказывается...

 

Положения закона предусмотрено вводить в действие поэтапно. Первой вступит в действие, уже с момента его опубликования, 18-я статья «Списание и рассрочивание налогового долга». Уже сейчас, по заверениям пресс-секретаря ГНА Виталия Лукьяненка, тщательно изучается текущая ситуация, потому как подход к долгам будет дифференцированным: «Будет списываться задолженность (кроме пени и штрафных санкций), накопившаяся по состоянию на 31 декабря 1999 года и не погашенная до сих пор. На начало 2000 года эта сумма составляла 15 млрд. грн. Все же, что добавилось за прошлый год, может быть, по желанию налогоплательщиков, реструктуризировано на срок, что не превышает 60 месяцев, считая от месяца возникновения налогового долга».

Временной курьез состоит в том, что уже в апреле текущего года, когда будет задействована основная часть статей бюджета, на голову предпринимателей посыпятся налоговые уведомления, а где-то с мая, если дело будет спориться, их имущество не только попадет в налоговый залог, но и будет описано, а то и предложено к реализации. Но несмотря на это, статьи 6 («Налоговые требования»), 8 («Налоговый залог»), 14 («Рассрочивание и отсрочивание налоговых обязательств»), вступят в действие лишь с 1 октября 2001 года. А роковая статья 10 «Продажа активов, находящихся в налоговом залоге», войдет в повседневную практику только с 1 января 2002 года.

А может, оно так-то и лучше — времени у должников на надлежащую подготовку к нововведениям будет предостаточно. Тем более что авторы закона предусмотрительно побеспокоились узаконить порядок разрешения конфликтов интересов в пользу плательщиков. Статья 4 гласит: «В случае, если норма закона допускает неоднозначное трактование прав и обязательств плательщиков налогов или контролирующих органов, в результате чего есть возможность принятия решения в пользу как плательщика налога, так и контролирующего органа, решение принимается в пользу налогоплательщика». Из песни слов не выкинешь.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно