Доход с одного квадратного метра. Будка плюс два-три человека, и ювелирная фирма готова

10 июня, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск №22, 10 июня-17 июня

Производство ювелирных изделий — бизнес, который в силу ряда причин до сих пор окутан некой таинственностью (в тени находится, по различным оценкам, от 60 до 80% рынка)...

Производство ювелирных изделий — бизнес, который в силу ряда причин до сих пор окутан некой таинственностью (в тени находится, по различным оценкам, от 60 до 80% рынка). Хотя на самом деле это такой же производственный процесс, как, например, выпечка тортов или производство игристых вин, именуемых у нас по давней привычке шампанским. До недавних лет в этом бизнесе господствовали крупные производители — ювелирные фабрики, однако в последние годы серьезную конкуренцию им стали составлять небольшие частные фирмы, состоящие зачастую из двух-трех человек.

В поисках золотой жилы

Как и всякая производственная деятельность, изготовление ювелирных изделий держится на трех «китах»: сырье, средства производства и рабочие руки. Для украинских ювелиров проблемы кроются и в первом, и во втором, и в третьем. Но особенно остро стоят вопросы получения сырья, каковым в подавляющем большинстве случаев является золото.

После либерализации торговли драгоценными металлами ювелиру-частнику приобрести золото для выполнения ремонтных работ либо изготовления ювелирных изделий стало немного проще. Сейчас легально купить золото и серебро для изготовления, в том числе и ювелирных изделий, можно в банке. Цена, по которой банки предлагают золотые слитки, находится на уровне 10,5 долл./г, и то при условии, что приобретается слиток весом в килограмм. При покупке 50-граммового слитка цена составляет 11—12 долл./г (для справки: в месяц у одного ювелира расход золота составляет, как правило, 30—50 г). Поскольку по таким ценам в магазинах продается уже готовое золотое изделие, то это делает работу ювелира заведомо убыточной.

Частично выручает нелегальный рынок, где цена грамма золота составляет в среднем 8,4—8,6 долл. Источником золота являются подпольные скупки, радиорынки (драгметаллы извлекают из радиодеталей). Одним из каналов поставки сырья является и «черный» импорт. Чаще всего это российское золото в виде песка и самородков.

Ювелиры утверждают, что золотое изделие без камня подобно человеку без одежды. Действительно, без камня многие изделия выглядят не более чем полуфабрикат или заготовка. Но если искусственные бриллианты (цирконий, амазонит и др.) любого цвета и формы, а также полудрагоценные камни (цитрины, хризолиты, опалы, топазы, аквамарины, аметисты и др.) можно приобрести на специализированных выставках или в магазинах, то украинский рынок драгоценных камней (сапфиры, бриллианты, изумруды) на 99% состоит из контрабандной продукции, завезенной из Якутии, стран Африки и др. Легальная торговля, как правило, предлагает довольно скудный ассортимент, да и стоимость камней существенно выше (на черном рынке самый дешевый бриллиант весом 0,01 карата (1 карат = 200 мг) стоит приблизительно 30 грн., в магазине — раза в два дороже). Исключение составляет фирма «Винницкие бриллианты», предлагающая хороший ассортимент качественных камней, но она не имеет представительств в других городах Украины.

Особенностью украинского ювелирного рынка является практически полное «игнорирование» нашими мастерами изделий из платины. По мнению исполнительного директора Ассоциации ювелиров Украины Григория Мажаровского, связано это с тем, что с платиной работать сложнее, чем с золотом или серебром.

Не нужен нам
перстень турецкий

Основную конкуренцию отечественным ювелирам составляют турки. Специалисты утверждают, что турецкие производители золотых изделий ориентированы именно на рынок СНГ с его небогатыми покупателями. А поскольку Турция является еще и одним из крупнейших скупщиков нелегального золота из России и ЮАР, то у них грамм обойдется мастеру-ювелиру в 4—5 долл. Приобретя сырье, турецкий мастер, не мудрствуя лукаво, делает простое, без технических изысков, но очень дешевое изделие. Особенно сильны турецкие мастера в изготовлении цепей: подавляющее большинство предлагаемых в розничной торговле цепей сделано в Турции, причем ассортимент насчитывает около сотни видов. Учитывая это обстоятельство, в Украине даже начал развиваться такой вид нелегального бизнеса, как ввоз турецких цепочек и установка на них отечественных проб. (Еще четыре-пять лет назад турецкие изделия привозили к нам в качестве сырья. Его переплавляли, очищали, доводили до необходимого состояния и использовали для производства. В Турции нет пробирной палаты, поэтому проба золота там понятие довольно расплывчатое. Под видом 585-й пробы там могут продать 500-ю и даже 400-ю.)

Отечественные ювелиры утверждают, что существенным недостатком турецких цепочек считается их недолговечность, так что передавать из поколения в поколение украшения и семейные реликвии made in Turkey вряд ли удастся. Как правило, она рвется после двух-трех сезонов ношения, в то время как цепочки украинских производителей отличаются большей надежностью, и их носят 10—20 лет и дольше. Низким качеством отличаются и турецкие изделия с камнями. Специалисты считают, что камни там часто держатся на честном слове.

Истинно европейская продукция — от грандов ювелирной моды (в частности, Cartier, Longines, Omega, Tiffany и др.) — представлена у нас в небольшом количестве магазинов. При этом цены там настолько высоки, что знающие люди утверждают, будто значительно дешевле слетать в Цюрих или Париж, купить украшение, там же его «обмыть» и вернуться. Разница между ценами в Западной Европе и у нас достигает 25—30%, что при «стартовой» цене в 10—15 тыс. евро очень ощутимо.

Высокое искусство
по низким ценам

Ювелиры утверждают, что украинский рынок рассчитан на малообеспеченных людей, которые за ювелирное украшение в год могут выложить не больше 500—700 грн., поэтому изделия весом 8—10 г, на котором ювелир может показать свою работу, являются редкостью. В то же время, по меркам Западной Европы, за такую цену (80—100 евро) можно приобрести или сувенир для друзей, или так называемую детскую бижутерию (изделия без камней, весом чаще всего 0,5—1 г, реже до 2 г, отличающиеся низкой художественной ценностью и низкой ценой), которая у нас вообще не представлена, хотя смысл в ней есть. Например, в Западной Европе успешно функционируют целые магазины детской бижутерии, в то время как у нас на это направление вообще никто не обращает внимания. Оно и понятно — когда взрослые без золота ходят, детям оно тем более ни к чему. Те, кто могут себе позволить купить украшения из драгметалла, приобретают для детей «взрослые» изделия, размером поменьше, ценою пониже. Однако то, что может носить взрослый человек, не всегда подойдет ребенку. Например, детская цепочка должна быть достаточно прочной, чтобы не порваться (дети подвижные, слабые цепочки они рвут очень быстро), но не настолько крепкой, чтобы задушила или серьезно травмировала ребенка.

В последнее время с развитием среднего класса в Украине начал появляться спрос на более изысканные украшения, чем тот ширпотреб, которым завалены прилавки ювелирных магазинов и отделов. Однако этот интерес имеет свои национальные особенности. Поскольку приобрести красивые золотые вещи известных европейских марок человек среднего достатка пока еще не в состоянии, он прибегает к услугам частных мастеров, предлагая им изготовить изделия из каталога мэтров ювелирного дела. В результате такая имитация может стоить от 300—500 до 3—5 тысяч долл., что в два-три раза дешевле оригинала.

Я б в ювелиры пошел…

Отечественные ювелиры-частники, удовлетворяющие львиную долю потребностей наших соотечественников в ювелирных украшениях (приблизительно две трети рынка), зарабатывают себе на хлеб с маслом (а кое-кто и с икрой) разными способами. Одни, которых природа наделила способностями художника, занимаются изготовлением новых изделий, впрочем, не гнушаясь и мелким ремонтом. Ремонтные операции у этой категории мастеров в среднем составляют до 90% временных затрат, в то время как производство дает 70% финансового оборота. Но тут важно учесть, что всякое частное изготовление ювелирных украшений (пусть даже в рамках мелкой мастерской) является полулегальным, так что подбор клиентуры — это определенный риск.

Другие же ювелиры, оставшиеся на уровне мастеровых, специализируются, как правило, на ремонте износившихся цепочек, браслетов и пр. Специалисты утверждают, что только на ремонте в сезон можно заработать до 1000 долларов в месяц. Особенно активизируется ремонтный бизнес весной, когда из шкатулок достаются все украшения, в том числе и те, которые необходимо срочно привести в порядок или починить. Второй пик ремонтной активности — в конце августа — начале сентября. Вернувшись с моря в начале осени, люди приходят чинить все то, что они порвали или испортили за время отпуска. Поэтому если ремонтная мастерская расположена на бойком месте, то этот вид услуг приносит неплохую прибыль — до 40—50 долл. в день с одного рабочего места.

В последнее время даже начал формироваться такой вид бизнеса, как импорт-ремонт. Так как на Западе носят более качественные вещи, то и ремонт их очень дорог. Например, в Великобритании восстановление самой пустяковой неисправности обойдется приблизительно в 10 фунтов стерлингов. Наши предприимчивые соотечественники, пребывающие на острове (преимущественно студенты), берутся помочь тамошним жителям. Приезжая на каникулы в Украину, они привозит с собой для ремонта целые связки поломанных цепочек и колец, окупая таким образом себе дорогу.

Для ювелирного бизнеса характерны большие затраты на сырье и расходные материалы — фрезы, пилочки и др. Как правило, только на приобретение камней ювелиры, специализирующиеся на изготовлении украшений, затрачивают в месяц приблизительно 100 долл., еще столько же тратится на закупку расходных материалов.

Весьма существенна и аренда помещения. Как правило, ювелиры располагают свои будочки размером 1х1 м2 в магазинах или на вещевых рынках, однако, несмотря на размер, плата за «квадрат» внушительна — от 100 до 300 у.е.

Еще одна статья расходов, которую не отражают в бухгалтерских документах, — взятки. Желающих их получить немало. Контролируют ювелиров многие инстанции — налоговая, пробирная палата, Управление по защите прав потребителей и др. Например, если нагрянет проверка и не обнаружит в будке элементарного плаката или стенда с надписью «Уголок потребителя», ювелира могут оштрафовать, причем суммы будут весомые. Чтобы этого не произошло, ювелир «откупается». Качество предоставляемых услуг контролирует Государственная пробирная служба, инспекторам которой ювелир «отстегивает» 100—200 у.е. Сотрудники налоговой свою «заботу» оценивают значительно дешевле — 300—400 грн., но при этом количество проверок в течение года не ограничено. Не совсем, правда, понятно, за что ежемесячно берет 50 грн. пожарный инспектор, но появляется он регулярно.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно