Добро и зло кредитных бюро

28 июля, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск №29, 28 июля-4 августа

В Украине — настоящий бум потребительского кредитования. В нынешнем году, как и в предыдущем, его объемы, скорее всего, удвоятся...

 

В Украине — настоящий бум потребительского кредитования. В нынешнем году, как и в предыдущем, его объемы, скорее всего, удвоятся. Подобные темпы роста выдачи займов не могут не провоцировать серьезнейших системных рисков.

Решить эту проблему призван создаваемый в нашей стране институт бюро кредитных историй (БКИ). По мере того, как украинские БКИ начинают разворачивать активную деятельность или готовятся к ней, медленно, но все-таки формируется необходимая нормативно-правовая база. И если с тем, какие интересы отстаивают и какие задачи ставят перед собой финансовые учреждения, все более или менее понятно, то как будут соблюдаться и защищаться права субъектов кредитных историй, т.е. наши с вами, остается немало неясностей.

Нормативно-правовая база

Активное формирование в Украине института бюро кредитных историй началось в 2003-м, когда не только стали проводиться всевозможные конференции и круглые столы на эту тему, но и появились первые проекты профильного закона. Правда, понадобилось почти два года дополнительной доработки, прежде чем законопроект «Об организации формирования и обращения кредитных историй» был одобрен Верховной Радой.

Закон был принят в июне 2005 года и вступил в силу с 29 января 2006-го. Им определяются принципы формирования и ведения кредитных историй, права их субъектов, требования к защите составляющей кредитную историю информации, а также порядок создания, деятельности и ликвидации БКИ (см. справку).

В аналитической статье, размещенной на сайте Украинской межбанковской ассоциации членов платежных систем (ЕМА), представители которой наряду с экспертами USAID, НБУ и АУБ участвовали в разработке профильного закона, указывается, что «предусмотренная в украинском законе защита прав субъекта кредитной истории очень напоминает нормы американского закона». В нашем законе действуют большинство норм (см. справку), реализованных в США в 1996 году (Закон о справедливом предоставлении кредитной информации — Fair Credit Reporting Act).

Надо полагать, что наличие этих норм позволяет считать отечественный законодательный акт достаточно продвинутым. Действительно, американцы не одну собаку съели в борьбе за гражданские права и свободы. И обладают, вне всяких сомнений, самым развитым кредитным рынком на планете: три четверти семей в США являются его участниками, имея какое-либо долговое обязательство.

И все же, сравнивая требования к достоверности информации в Украине и США, эксперты отмечают, что в Украине пока не реализован целый ряд норм, содержащихся в FCRA:

— украинские кредиторы не обязаны извещать потребителей о неблагоприятных действиях, предпринятых после получения кредитного отчета, в том числе об отказе в выдаче кредита, ухудшении условий кредитования, срока, суммы, процентной ставки. Это же касается неинформирования кредитором заемщика об иных законных правах потребителя, включая право на обращение в бюро за получением бесплатной копии отчета с тем, чтобы проверить его достоверность или полноту данных в нем, а также, в случае необходимости, право на оспаривание информации;

— закон не запрещает кредиторам, поставщикам информации продолжать предоставлять информацию в бюро, чьи отчеты являются недостоверными;

— закон не обязывает поставщиков в автоматическом режиме сообщать БКИ о фактах идентификационного мошенничества со счетом клиента. Таким образом, корректировка информации в кредитном файле может отстоять на неопределенно длительный срок от момента обнаружения клиентом или кредитором фактов злоупотребления третьими лицами кредитными средствами и добрым именем клиента;

— в законе отсутствует требование к бюро относительно разработки и использования «единообразной» формы кредитного отчета, что сделало бы его максимально информативным, вразумительным, стандартизированным и удобным для понимания клиентом. Опыт других стран подтверждает, что клиенты часто с трудом вникают в содержание кредитного отчета, что проводит к психологическим проблемам.

Функции по государственному регулированию деятельности кредитных бюро возложены Кабмином на Министерство юстиции. В Минюсте для этого создан специальный отдел в составе Департамента легализации и регулирования деятельности бюро кредитных историй (ДЛРДБКИ). Соответствующий внутриведомственный приказ был издан в апреле нынешнего года, а к активной разработке регулятивных и нормативных документов (в частности, лицензионных условий) приступили только в начале июня — после укомплектования отдела специалистами.

Как сообщила «ЗН» завсектором нормативно-правового и методического обеспечения ДЛРДБКИ Вера Ярмоленко, 18 июля состоялось первое заседание межведомственной рабочей группы с участием представителей министерства и заинтересованных участников рынка. Был заслушан проект лицензионных условий, который, после внесения необходимых поправок, уже в ближайшие дни будет направлен на согласование в Госпредпринимательства и появится на сайте Минюста.

Завершается и разработка порядка контроля над деятельностью БКИ. Окончательно эти документы должны быть утверждены совместным приказом Минюста и Госпредпринимательства в октябре нынешнего года.

Согласно нормам профильного закона, регулятор полностью вступит в свои права с января 2007-го. К тому времени все существующие кредитные бюро будут обязаны получить лицензии и привести свою деятельность в полное соответствие с действующими нормативно-правовыми документами. За работу без лицензии предусмотрен целый ряд санкций — от штрафов до снятия с регистрации.

Действующие лица

2 июня 2005 года, еще до принятия профильного закона, состоялось учредительное собрание ООО «Первое всеукраинское бюро кредитных историй» (ПВБКИ). Его создали Ассоциация украинских банков, 30 коммерческих банков и две страховые компании. При этом было оговорено, что ни один из учредителей не имеет права превысить девятипроцентный лимит участия в уставном капитале ООО.

В июле 2005-го начало функционировать Украинское бюро кредитных историй (УБКИ) с уставным фондом 29,2 тыс. грн., учрежденное Приватбанком при участии малоизвестной компании BigOptima.

В октябре того же года было объявлено о создании инвестиционно-финансовой группой «ТАС», Национальной ассоциацией кредитных союзов Украины и Creditinfo Group Международного бюро кредитных историй (МБКИ) — третьего по счету в Украине, которое получило разрешение АМК на создание ЗАО в апреле нынешнего года.

Известно о существовании еще одного БКИ — ООО «Первое бюро кредитных историй», созданного на базе кредитных союзов. Но информация о его деятельности пока слишком скудна, чтобы рассматривать этого участника рынка всерьез.

Стоит, наверное, упомянуть, что еще с 2001 года НБУ при участии банков начал создавать Единую информационную систему учета заемщиков (должников), имеющих просроченную задолженность по кредитам, предоставленным банками, — ЕИС «Реестр заемщиков». В настоящий момент договоры на участие в системе заключили 126 банков, контролирующих более 80% активов банковской системы страны. Общая сумма числящейся в нем просроченной задолженности по кредитам на 1 июля с.г. составляла 4,14 млрд. грн.

В свое время обсуждался вопрос о том, не стоит ли на базе этого реестра создать общеукраинское кредитное бюро, которое впоследствии можно было бы акционировать и перепродать рынку. Но, дабы избежать конфликта интересов чиновников и рынка, был избран другой путь.

Расклады. Вопросы

Еще в сентябре прошлого года Приватбанк объявил о подписании первого соглашения о предоставлении созданным им бюро (УБКИ) кредитной информации. Банк выставил на продажу имеющуюся у него информацию по заемщикам (надо понимать, его собственным), посулив потенциальным ее (информации) покупателям доступ к более чем 10 млн. кредитных историй физических и юридических лиц. Хотя с учетом того, что 10 млн. — едва ли не половина трудоспособного населения Украины, некоторые наблюдатели сомневаются в достоверности подобных оценок.

Сами приватовцы неоднократно заявляли, что услуги созданного ими кредитного бюро оказались менее востребованными, чем ожидалось. И все же УБКИ реально эти самые услуги предоставляет, чего не скажешь о других структурах.

Только через год после своего учредительного собрания — в июне 2006-го — ПВБКИ подыскало стратегического иностранного партнера и инвестора, подписав соглашение с уже упоминавшейся исландской компанией Creditinfo Group, которая выиграла тендер на поставку системы кредитного бюро. Получив долю в бюро (до 10%), исландская компания обязалась поставить для него программное обеспечение, а также методику работы и организационные принципы структуры. Речь шла о том, что система от Creditinfo будет внедрена через шесть месяцев и к концу первого квартала 2007-го «бюро начнет работать в режиме предоставления информации». На первом этапе емкость информационной базы бюро составит около 1 млн. кредитных историй юридических и физических лиц.

В первой декаде июля общее собрание участников бюро одобрило вхождение Creditinfo Group, а вместе с ним Ощадбанка и Прокредитбанка, в состав учредителей ПВБКИ, которое заодно с увеличением уставного капитала до 5,05 млн. грн. поменяло свою организационную форму на ОАО. По заявлениям руководства, бюро будет контролировать как минимум 70% рынка кредитования физлиц — именно такая доля принадлежит его учредителям.

Наблюдатели отмечают, что партнерство ПВБКИ и Сreditinfo Group, уже участвующей в капитале другого бюро — МБКИ, создает предпосылки для объединения в среднесрочной перспективе этих двух проектов в один, а в краткосрочной – для реального обмена информацией. При этом подчеркивается, что обмен информацией – не самоцель. Цель — снижение кредитных ставок и защита прав субъекта кредитной истории, обеспечиваемая реализацией «единой» точки входа запросов на предоставление кредитных отчетов. Кредиторы получат весь массив имеющейся на рынке информации о субъекте кредитной истории в минимальные сроки и в наиболее удобном виде, что позволит им принимать максимально взвешенное и объективное решение.

По мнению участников процесса, приватбанковское УБКИ также могло бы участвовать в схеме информационного обмена, но пока стороны занимают принципиально противоположные позиции. Представители «Первого всеукраинского» (ПВБКИ) предлагают другим участникам рынка либо вхождение в состав учредителей на паритетных началах, либо обмен информацией пропорционально долям, занимаемым на рынке. Приватовцы не соглашаются с таким подходом, настаивая, что доля каждого учредителя должна соответствовать имеющемуся у него количеству кредитных историй.

В частности, еще осенью прошлого года председатель правления Приватбанка А.Дубилет заявил: «Если у Приватбанка более 10 млн. записей (о заемщиках), а у кого-то 3 тыс., то вхождение в бюро на равных условиях я считаю нерыночным подходом».

Отдельного внимания заслуживает и тот факт, что УБКИ продает информацию о своих заемщиках, не располагая необходимыми для этого их письменными разрешениями. Что напрямую противоречит нормам уже действующего Закона «Об организации формирования и обращения кредитных историй».

В Приватбанке считают, что такую возможность им дает положение Закона «О банках и банковской деятельности», согласно которому банки имеют право обмениваться между собой общей информацией, которая является банковской тайной, в объемах, необходимых для выдачи кредитов, банковских гарантий.

И даже вроде бы не попирается ст.32 Конституции, гласящая, что «не допускается сбор, хранение, использование и распространение конфиденциальной информации о личности без ее согласия, кроме случаев, определенных законом, и только в интересах национальной безопасности, экономического благосостояния и прав человека». Поскольку есть оговорка — «кроме случаев, определенных законом». А формулировку банковского закона — «в объемах, необходимых для выдачи кредитов» — можно трактовать по-разному.

По утверждению г-жи Ярмоленко, предоставление кредитных историй другим организациям без согласия их субъектов напрямую противоречит нормам профильного закона. А посему подобная практика будет однозначно квалифицироваться регулятором как системное нарушение прав субъектов кредитных историй и лицензионных условий, что повлечет за собой лишение лицензии и запрет деятельности бюро. Однако до тех пор, пока продолжается переходный период, лицензионные условия не приняты, а сами лицензии не выданы, предъявлять претензии со стороны регулирующего органа, не получившего еще даже всей полноты полномочий, не имеет смысла.

Эта коллизия привлекает наше внимание к проблеме адекватной защиты прав субъектов кредитных историй. Ведь, несмотря на достаточно продвинутые законодательные нормы, наше родное государство и его силовые структуры славятся устоявшимися традициями попирания закона. Да и практика, когда базу данных ГАИ или «09» можно запросто приобрести за несколько десятков гривен на киевском книжном рынке «Петровка», навевает недобрые предчувствия. Как бы не случилось того же со значительно более полными и «интересными» электронными досье заемщиков финансовых учреждений…

Успокаивает только то обстоятельство, что отечественные банкиры вроде бы умеют хранить банковскую тайну. Но не окажется ли собираемая ими сообща база данных дитем без глаза у семи нянек? И кто даст руку на отсечение, что защита от несанкционированного доступа к этим досье обеспечена на все сто, а не 99,7%?

В разрабатывающей сейчас нормативно-правовую базу рабочей группе достаточно квалифицированных экспертов — представителей рынка. Но у сотрудников Минюста, при всем уважении к ним, опыта в данном вопросе пока маловато. Так не стоит ли подумать о привлечении в рабочую группу представителей авторитетных правозащитных организаций и независимых экспертов по оценке надежности и защищенности программных продуктов, несмотря на то, что подобная практика, мягко говоря, «не в моде» в нашей стране?

В актуальности этих проблем можно сомневаться, но с учетом столь стремительных темпов роста рынка потребительского кредитования они уже через несколько лет затронут интересы большинства граждан. Тогда исправлять промахи разработчиков может оказаться проблематично и слишком затратно.

Мнения экспертов

Андрей КИЯК,
председатель правления
Международного бюро кредитных историй:

— «Трудности» на пути развития рынка кредитной отчетности в Украине необходимо рассматривать на нескольких уровнях.

Первый уровень я бы назвал «ментальным». Он касается как субъектов кредитной истории, так и кредиторов.

Люди должны быть лично и глубоко заинтересованы в формировании собственной кредитной истории, а значит, давать разрешение кредиторам на передачу информации в бюро. Но в стране, где большая часть населения живет под психологическим давлением «тотальной слежки» в прошлом, такой барьер преодолеть непросто. Вот и приходится объяснять всю глубину защиты информации и юридически, и технологически.

Кредиторы боятся утечки информации о собственных положительных клиентах, а также часто оглядываются по сторонам, ожидая первого шага от коллеги по банковскому цеху. И здесь необходимы аргументы о невозможности такой утечки априори.

Но главное, что необходимо осознать финансовым учреждениям-кредиторам, — им таки придется доверить свою информацию профессионалам. Только это поможет нивелировать риск ее утечки. Более того, амбициозные программы развития розничного кредитования, заявленные и реализуемые многими банками, достигнут наивысших результатов только в сотрудничестве с бюро. Лучше отшлифовать все необходимые моменты сейчас, чем хаотически подключаться к системе потом, когда конкуренция на розничном рынке будет требовать принятия решения за несколько минут, а то и секунд.

Второй уровень – технологический. Программная платформа, которая используется бюро, должна соответствовать высоким требованиям бизнеса, а еще лучше — иметь значительный опыт апробации в мире. Поэтому оптимально ориентироваться на зарубежные модели.

Третий уровень — юридический. Необходимо «доформировать» нормативную базу относительно деятельности бюро. Это – лицензионные условия, Положение о реестре бюро, Положение о контроле за деятельностью бюро.

Александр КАРПОВ,
директор Украинской межбанковской ассоциации членов платежных систем (ЕМА):

— Начало полноценной и эффективной работы кредитных бюро в нашей стране сдерживается целым рядом факторов, среди которых я бы выделил следующие.

Кабмин пока не принял постановление, регулирующее при наличии согласия субъекта кредитной истории (т.е. заемщика) порядок передачи в бюро информации из государственных реестров (Минюст, МВД, ГНАУ). Это препятствует формированию и наполнению баз данных бюро, фактическому началу их работы.

Кредиторам из банковского и финансового секторов предстоит осуществить целый ряд мероприятий, в частности:

— подписать с каждым существующим и подписывать с каждым новым клиентом документ, которым кредитору будет позволено осуществлять обработку кредитной отчетности для отправки и получения ее в (из) бюро;

— ввести сканирование и электронную обработку 100% заявлений на получение кредита, ввести 100-процентную регистрацию отказов в предоставлении кредитов, перейти к 100% проверке заявлений с целью контроля предыдущих обращений клиента к кредитору;

— наладить технические и процедурные взаимоотношения с бюро.

В 2006—2007 годах бюро и их участники (пользователи отчетов) будут «тренироваться» в использовании формирующейся системы кредитной отчетности. Первое время кредиторы будут получать «пустые» отчеты, которые к 2008 году начнут становиться все более и более содержательными и, соответственно, ценными. Это не значит, что в ближайшие 18 месяцев рынок услуг БКИ будет работать вхолостую, наоборот, именно в ближайшие месяцы будут нарабатываться опыт взаимодействия бюро и кредиторов и формироваться подходы к оценке рисков на основе растущего количества данных о заемщике.

С 23 июня 2006 года любая деятельность по предоставлению кредитных отчетов не является законной без наличия письменного согласия клиентов. То есть всем кредиторам в Украине, которые это еще не сделали, предстоит пересмотреть клиентские договоры, а бюро могут получать и передавать лишь ту информацию, статус которой соответствует требованиям закона (получено клиентское согласие). Ссылки на банковское законодательство, на мой взгляд, не являются абсолютно уместными. Существует профильный закон о рынке услуг кредитных бюро, его нужно исполнять.

Андрей ПЫШНЫЙ,
первый заместитель председателя правления
ОАО «Государственный ощадный банк Украины»:

— Ощадбанк априори ориентирован на активную работу с частными лицами. Поэтому закономерно и наше желание быть не просто пользователем услуг, а как минимум соучредителем в капитале хотя бы одного из создаваемых бюро кредитных историй.

Консультации проводились со всеми БКИ. Наш выбор остановился на Первом всеукраинском бюро по ряду причин. Среди ее участников — практически все банки первой десятки, за исключением разве что Приватбанка и Проминвестбанка. Вторая причина — это паритетность участия, т.е. равноправность всех учредителей. Отсутствие единоличного управляющего дает определенные гарантии того, что накапливаемая ПВБКИ информация не будет использована в пользу одного из участников в ущерб другим.

Приватбанк в данной ситуации занял обособленную позицию, которая объяснима и, с учетом объема уже накопленной им базы данных, в общем-то понятна. Но эта обособленность и стремление доминировать как раз и являются одной из причин достаточно осторожного отношения других банкиров к услугам созданного Приватбанком УБКИ, поскольку может вызывать опасения, что запрашиваемые и предоставляемые банками данные могут быть использованы для получения единоличным владельцем этого бюро тех или иных конкурентных преимуществ.

Также причины невысокого спроса на услуги кредитных бюро могут состоять в отсутствии устоявшихся традиций и еще несформировавшейся ментальности банкиров, большинство из которых только начинают осваивать рынок ритейла и соответствующие процедуры контроля рисков.

Но с учетом нынешних колоссальных темпов роста розницы столь же быстро накапливаются и связанные с этим угрозы для качества банковских кредитных портфелей и, соответственно, стабильности всей банковской системы. Все это вызывает определенные тревожные ожидания. Поэтому те банки, которые намерены серьезно работать в ритейле, уже начинают всерьез рассматривать проблему контроля и минимизации этих рисков. А значит, неизбежно будет расти спрос не только на внедрение эффективных скоринговых систем, но и на услуги кредитных бюро.

Часть вопросов по поводу создания в Украине кредитных бюро
«ЗН» адресовало непосредственным участникам процесса

Антонина ПАЛАМАРЧУК, генеральный директор Первого всеукраинского бюро кредитных историй,
вице-президент Ассоциации украинских банков:

— Некоторые наблюдатели утверждают, что в мировой практике принято создавать независимые от участников рынка кредитные бюро, что исключает конфликт интересов. Почему ваше бюро создано по другому принципу?

— В мире накоплен богатый опыт создания кредитных бюро. Действительно, существуют (например, в США) структуры, созданные независимо от участников рынка. Но можно привести и немало противоположных примеров. Например, в Германии ведущее кредитное бюро Shufa создано именно участниками рынка, и большую долю в нем держат банки. Аналогичная ситуация наблюдается в Мексике, Польше, Турции, Литве, России и других странах.

Одна из главных гарантий отсутствия конфликта интересов в нашем бюро состоит в том, что оно создается на паритетных началах при максимально возможном количестве участников. Поэтому ни один из банков не сможет диктовать в нем свои условия остальным.

Собственники, которые внесли деньги в уставный фонд, решают вопросы управления, ценовой политики, развития кредитного бюро, но они не могут по собственному усмотрению вносить изменения в информацию или ограничивать ее выдачу. Как все обыкновенные пользователи, учредители кредитных бюро, кстати, заинтересованы в снижении расценок на его услуги.

— Да, но ведь они платят зарплату управляющим и администраторам, которые следят за базой данных и ее наполнением… Как в таком случае исключить возможное «неформальное» влияние?

— В уставе ПВБКИ есть ограничение: доля одного участника в уставном фонде не может превышать 9%, а фактически на сегодняшний день самая крупная доля составляет 5%. То есть в ПВБКИ нет доминирующего собственника, способного организовать такое влияние. Кроме того, 33 банка-учредителя являются конкурентами, и никто из них не допустит возможности «неформального» влияния на бюро со стороны другого банка. В кредитной истории не указывается процентная ставка по кредиту и какой банк выдал кредит. Поэтому ни один банк не может использовать эту информацию против другого.

Ошибки в кредитных историях, как свидетельствует мировой опыт, могут появляться непреднамеренно, и от этого никто не застрахован. Но на все подобные случаи в законе предусмотрены механизмы защиты клиента. Каждый из них раз в год имеет право получить собственную кредитную историю бесплатно. И сколько угодно раз — на платной основе. И, увидев ошибку, можно сообщить об этом в кредитное бюро, которое тут же свяжется с банком, от которого поступила информация. Необходимые изменения банк должен будет внести. Кто же станет намеренно рисковать, зная, что его в любую минуту могут проверить?

— А возможен ли несанкционированный доступ к досье заемщика?

— При разработке технологического решения для базы данных специально выставляется условие об ограничении доступа к ней отдельных должностных лиц. Т.е. каждое из них отвечает только за свой, узкий участок информации, не видя полной картины. Изменения в базу данных вносятся только с согласия того банка, который давал информацию. Если что-то исправляется, то система обязательно срабатывает, давая соответствующий сигнал. И тот банк, информация которого корректируется, ставится об этом в известность. Никто не может изменить что-то самостоятельно.

— А «снять» базу данных возможно?

— Какую-либо выборку по базе данных получить невозможно. Кредитную историю можно запросить только по конкретному субъекту. Эта норма специально прописана в профильном законе.

Кроме того, каждое отдельное обращение к кредитной истории регистрируется — для этого в отчете есть специальное поле, где отмечается, кто и когда ее запрашивал. И если вы увидели, что вашу кредитную историю запрашивало финансовое учреждение, в которое вы не обращались за кредитом, то по вашему заявлению мы обязаны проверить наличие вашего обращения и согласия на доступ к кредитной истории. Также в таких случаях клиент имеет полное право подавать в суд против того, кто без его согласия посылал запрос к кредитной истории.

— Как будут строиться отношения кредитных бюро с силовыми и контролирующими ведомствами?

— Профильный закон четко оговаривает, кто, в каких случаях и на каких основаниях имеет право доступа к кредитным историям. Это — пользователи, имеющие соответствующий договор и разрешение заемщика на доступ к кредитной истории. Других случаев в законе не предусмотрено. Мы — не владельцы информации, мы ее только обрабатываем. Ее владельцы — банки. Поэтому правоохранительные органы должны обращаться в банки, которые проверяют их полномочия и основания для нарушения банковской тайны.

— А как будет контролироваться аутентичность подписей под разрешениями на запросы кредитных историй, когда их счет пойдет на десятки миллионов?

— За это отвечает банк-пользователь, ведущий договор с клиентом и хранящий соответствующие документы. Поэтому клиенты должны будут не только заявления подписывать, но и своей рукой заполнять в заявке свои идентификационные данные. За работу с этими данными в банках отвечают конкретные люди. То же относится и к лицам, уполномоченным готовить информацию для базы данных кредитного бюро и обращаться за такими данными. Кто и для чего их будет подделывать? Чтобы потом, в случае, если информация будет оспорена и факт нарушения доказан, пойти под суд?

— Не очевидно ли, что когда банки-участники кредитных бюро начнут «набивать» базы данных, они добровольно-принудительно будут склонять клиентов к выдаче разрешений на обращение к их кредитным историям. Как защищены права банковских клиентов на этот случай?

— Действительно, банки будут предлагать, а некоторые уже предлагают заемщику подписать согласие на доступ к его кредитной истории и передачу данных о нем в кредитное бюро. Но делать это можно исключительно на добровольной основе. Существует конституционная норма, согласно которой сбор персональной информации возможен только с согласия физлица, поэтому каждый клиент имеет полное право отказаться.

Но в таком случае он должен понимать, что банк, не имея достаточной информации о заемщике, может потребовать дополнительное обеспечение, установить более высокую ставку или вообще отказать в выдаче кредита.

— Что вы скажете о результатах исследования, свидетельствующего, что в России большинство физлиц не соглашаются на отправку информации о себе в бюро кредитных историй? Люди не уверены в обеспечении конфиденциальности, они опасаются, что информация может быть намеренно искажена.

— В развитых государствах население понимает выгоды от наличия кредитных историй. У нас понадобится переходный период и разъяснительная работа. Пока человек не поймет, что кредитная история — это его документально подтвержденная репутация, которая работает на него, повышая доверие кредиторов и снижая стоимость займа.

Кредитной истории не надо бояться. Например, считается нормальным наличие информации о задержках по выплатам сроком на один месяц, которые могут быть случайными: по болезни, временной нетрудоспособности или каким-либо другим обстоятельствам.

Андрей ШПИРКО, генеральный директор Украинского бюро кредитных историй:

— В прошлом году Приватбанк вел переговоры с целью привлечь к сотрудничеству и участию в капитале созданного им Украинского бюро кредитных историй с такими авторитетными международными структурами, как Experian (Великобритания), Schufa (Германия), Creditinfo Group (Исландия), а также отечественными Ощадбанком и Проминвестбанком. Ведутся ли они сейчас, а если закончились, то чем?

— Мы считаем проведенные переговоры с зарубежными коллегами успешными. Нашей стороне были выдвинуты условия сотрудничества. Мы их рассмотрели и пришли к мнению, что каждая из представленных моделей и технологий, обеспечивающих бесперебойную работу кредитных бюро за рубежом, не совсем адаптирована к условиям функционирования в Украине.

Правы мы или нет — покажет время. На данном этапе мы пользуемся системой, разработанной одним из наших учредителей — Приватбанком. Эта система доступна и понятна пользователям, полностью адаптирована под наш рынок, поскольку создавалась в Украине. Также мы имеем возможность устранять выявленные неточности в режиме on-line.

— Намерено ли УБКИ увеличивать уставный капитал и когда?

— Как только станет возможным получение лицензии, наше бюро непременно выполнит все требования профильного закона, в том числе по увеличению уставного капитала до 5 млн. грн.

— УБКИ нередко обвиняют в незаконности его практики выдачи кредитных историй заемщиков без их письменных разрешений. Вы неоднократно заявляли, что Закон «О банках и банковской деятельности» дает такую возможность. Нельзя ли более детально аргументировать вашу позицию?

— ООО «Украинское бюро кредитных историй» предоставляет свои услуги исключительно в рамках действующего законодательства. У нас накоплен достаточно большой объем кредитных историй и немалый массив соответствующих разрешений заемщиков на доступ, сбор, хранение, использование и распространение информации, составляющей их кредитную историю.

Используемые в работе нашего бюро механизмы предоставления услуг соответствуют требованиям Закона Украины «О банках и банковской деятельности» (ст. 62, которая позволяет предоставлять общую информацию, содержащую банковскую тайну, в объемах, необходимых для принятия решений о выдаче кредитов, банковских гарантий). На мой взгляд, это единственно правильный механизм предоставления услуг в ситуации, сложившейся с лицензированием бюро. Ни одна структура на данный момент не может похвастаться наличием лицензии на осуществление деятельности в качестве полноценного бюро кредитных историй в понимании Закона Украины «Об организации формирования и обращения кредитных историй».

— Откуда у УБКИ база данных по 10 млн. кредитных историй (40% трудоспособного населения — по вашим же оценкам), если рыночная доля кредитования физлиц Приватбанка оценивается в 19%?

— Судить о количестве кредитных историй по сегодняшней рыночной доле кредитования (тем более по доле кредитования физлиц), с моей точки зрения, не совсем корректно.

Во-первых, наша база кредитных историй содержит информацию как по физ-, так и по юрлицам. Во-вторых, в бюро кредитных историй аккумулируется информация не только относительно погашения/непогашения кредитов (хотя эта информация превалирует), но также производится сбор прочих сведений о клиенте, которые могут помочь сделать вывод о его дисциплинированности, состоятельности и порядочности. Профильным законом предусмотрено, что источниками для формирования кредитных историй, помимо сведений, которые передаются в бюро при наличии письменного разрешения субъекта кредитной истории, могут быть данные государственных реестров, информация из прочих баз данных публичного пользования, а также других открытых источников. Эту информацию бюро могут получать на договорных принципах.

И в-третьих, некоторые пользователи Украинского бюро кредитных историй изъявляют желание передавать на договорных принципах или в добровольном порядке и передают имеющиеся у них массивы информации.

Кроме того, если говорить о доле рынка кредитных историй, то в настоящее время наше бюро является единственным в Украине, которое действительно предоставляет доступ к 10 млн. кредитных историй — что, как вы правильно заметили, составляет почти 40% от всего трудоспособного населения Украины. В то же время остальные участники этого рынка пока только ограничиваются заявлениями о том, что в скором времени начнут свою работу после того, как сформируют 1 млн. кредитных историй.

— Какие противоречия мешают отдельным кредитным бюро объединиться и какой была бы оптимальная модель системы кредитной отчетности для Украины?

— Кредитных бюро в Украине может быть создано сколько угодно, однако, по моему мнению, наиболее эффективным будет то, которое обладает большим количеством кредитных историй, более простой и понятной системой взаимодействия с участниками рынка, более гибким механизмом предоставления и накопления информации.

В перспективе, на мой взгляд, крупнейшие бюро будут обмениваться информацией между собой. Скорее всего, на платной основе. Также можно спрогнозировать поглощения крупными представителями этого рынка более мелких, а также слияния. Пока, конечно, об этом говорить еще рано. Но все же я думаю, что эти процессы, в частности объединения и слияния, будут происходить как раз по тем принципам, которыми руководствуется Украинское бюро кредитных историй и наши соучредители: доля участия в компании должна быть пропорциональна количеству кредитных историй. И сразу будут сняты все противоречия.

— В чем главные причины слабого спроса на услуги созданного Приватбанком бюро кредитных историй?

— Я бы не стал говорить о полном его отсутствии, но спрос действительно пока слабый. На мой взгляд, такое положение дел вызвано тем, что на данном этапе без прохождения процедуры лицензирования нет возможности предоставлять весь спектр кредитных отчетов в том расширенном варианте и объеме, в котором их хотели бы видеть пользователи бюро и который определен положениями профильного закона. Еще одна причина, опять же косвенно связанная с лицензированием: нет возможности работать по упрощенной схеме с прочими потенциальными пользователями услуг бюро, кроме банков.

СПРАКА "ЗН":

Закон «Об организации формирования и обращения кредитных историй» гласит, что бюро кредитных историй занимается исключительно ведением кредитных историй и предоставлением услуг, связанных с обработкой и анализом информации, которая составляет кредитную историю.

БКИ предоставляет пользователю соответствующую информацию без права ее передачи третьим лицам. Предоставление такой информации пользователю на условиях, определенных в законе и договоре между пользователем и БКИ, не будет считаться нарушением банковской или коммерческой тайны.

Кредитная история включает в себя следующую информацию:

— паспортные данные, идентификационный код, сведения о текущей трудовой деятельности, семейном положении и количестве лиц, находящихся на содержании, информацию о регистрации субъекта предпринимательской деятельности;

— сведения о денежных обязательствах субъекта кредитной истории;

— публичную информацию о субъекте кредитной истории (совокупность документируемой или публично объявленной открытой информации о лице, что подразумевает наличие в ней данных из госреестров и прочих баз данных (налоговой, судебной);

— сведения об операциях с кредитной историей (дата обновления, перечень и даты обращений к ней субъекта кредитной истории и т.п.).

Закон запрещает собирать информацию о национальности, расовом и этническом происхождении; политических взглядах; религиозных и философских убеждениях; состоянии здоровья, членстве в партиях и других общественных организациях.

В украинском законе реализован процессуальный подход к достоверности отчетов, что означает контроль и достаточно широкие права потребителя:

— субъект кредитной истории имеет право ознакомиться с информацией, которая содержится в его кредитной истории;

— на время проверки бюро обязано пометить оспариваемую информацию и проверить ее для подтверждения или изменения. Субъект имеет право на комментарий объемом не более ста слов, а бюро обязано приобщить этот комментарий к его кредитной истории;

— в случае если кредитор не ответил на запрос бюро в течение 15 дней с момента обращения к нему, бюро обязано изъять из кредитной истории субъекта информацию, которая была оспорена, а также снять соответствующую пометку о статусе «оспорено»;

— об изменении информации о субъекте, которая была оспорена или должна быть изъята из кредитной истории, бюро обязано сообщить субъекту кредитной истории, кредитору, а также всем, кто обращался к кредитной истории этого субъекта в течение одного года;

— субъект кредитной истории имеет право направить жалобу в Минюст или обжаловать в судебном порядке действия бюро или пользователя (кредитора), нарушающие его права.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 14 сентября-20 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно