Дноуглубительный парадокс. В горле Николаевского морского торгового порта застряла кость длиною 227 метров

30 октября, 2009, 16:01 Распечатать Выпуск №42, 30 октября-6 ноября

Гром среди ясного неба Чтобы судно не застряло в порту, его нужно «застрять» на рейде — такова логика, которой руководствуется Николаевский морской торговый порт (НМТП)...

Гром среди ясного неба

Чтобы судно не застряло в порту, его нужно «застрять» на рейде — такова логика, которой руководствуется Николаевский морской торговый порт (НМТП). Три недели портовые чиновники не пускают судно Preventer подойти к причалу ООО СП «Нибулон». Preventer был зафрахтован под перевозку 60 тыс. тонн ячменя в Иран. О том, что судно придет в порт, руководству должны были сообщить за 48 часов, однако уведомили за 10 дней. Такая предусмотрительность только обеспечила капитану порта Павлу Рябчикову возможность задержать судно еще до подхода к Николаеву. Судно не может подойти к причалу «Нибулона» из-за своих габаритов — такой ответ капитана порта (который не первый год занимает свою должность) для руководства «Нибулона» стал громом среди ясного неба. И хорошим поводом узнать очень много об акватории, используемой для торгового мореплавания.

Все достают из широких штанин

Противостояние Николаевского морского торгового порта и сельскохозяйственной компании «Нибулон» — официально это битва паспортами. С одной стороны, совсем недавно начальник НМТП Василий Капацына на пресс-конференции в информагентстве «Интерфакс-Украина» размахивал паспортом акватории, выполненным ООО НПП «Гидротехника» для «Нибулона». Тогда г-н Капацына утверждал, что якобы именно этот документ — прямое доказательство права собственности «Нибулона» на акваторию. «Нибулон» парировал обвинение, напомнив, что паспорт акватории отнюдь не определяет право собственности.

Удивительно, но сейчас о существовании этого документа портоначальник пытается благополучно забыть или на худой конец признать его нелегитимным, поскольку вспомнил о другом паспорте акватории, разработанном ранее ЧерноморНИИпроектом для Днепро-Бугского порта.

При этом паспорт «Гидротехники» внесен в Реестр судоплавания, тогда как ЧерноморНИИпроекта — нет, и, соответственно, на паспорт «Гидротехники» должны ориентироваться все моряки в мире. Эти же данные вносятся в «Лоцию Черного и Азовского морей на воды Украины», в обязательные постановления НМТП и Днепро-Бугского порта. Но Николаевский порт отказывается его признавать, так как паспорт не согласован с ЧерноморНИИпроектом. Но в этом никогда и не было необходимости. Ведь соответствующий приказ Минтранса не был зарегистрирован в Министерстве юстиции. Да и касался он только государственных причалов, в то время как речь идет о частном.

Разница в паспортах воистину удивительна. Длина суден, которые могут заходить в порт, отличается более чем на 50 метров! Портовики настаивают, что проход возможен для суден длиной не более 170 метров. При этом ни один официальный документ прямо не ограничивает длину заходящих суден.

А практика свидетельствует: с 2008 г. к причалу СП «Нибулон» заходило более 100 судов длиной свыше 170 метров. То есть сам же порт свое же спонтанно сгенерированное правило смело нарушал. Причем дважды очень серьезно, поскольку заходили суда типа panamax длиною 225 метров, и по своим параметрам ничем не отличающиеся от Preventer. Да и сам-то причал и подходящий к нему канал в свое время использовались не для зерновозов, а для вывода тяжелых авианосцев (длина 300 м и более) с акватории Черноморского судостроительного завода.

Чтобы снять все вопросы безопасности, ГП «Дельта-Лоцман» по заказу «Нибулона» провело моделирование судозахода и швартовки на специальном тренажере. Выводы специалистов: при хорошей погоде судно можно завести на частный причал, загрузить до осадки 9,2 м и безопасно вывести. Чтобы не возникало никаких сомнений, «Нибулон» предложил обеспечить проводку методом «лидирования»: гидрографический катер, как сапер с миноискателем, опережает судно и замеряет глубины, таким образом максимально отметая любые претензии к судну.

Однако руководство порта знать ничего не хочет. Правда, последовало одно «заманчивое» предложение, от которого попахивает недобросовестной конкуренцией. Речь идет о загрузке судна непосредственно в Николаевском порту. Добрых портовиков не волнует, что при этом время загрузки увеличится минимум в пять раз, и компания «Нибулон» просто вылетит в трубу со своим внешнеэкономическим контрактом, стоимость которого 7 млн. долл.

Впрочем, может быть, этого-то и добиваются?

— Запрещая проведение к нашему причалу 227-метрового Preventer, руководство Минтранссвязи и НМТП скрывает от руководства страны тот факт, что порт беспрепятственно принимает суда длинной 254 м, агентом которых преимущественно является ООО «Компания «Пасифик меритайм», афиллированная непосредственно с начальником порта Василием Капацыной, — возмущается Алексей Вадатурский, Герой Украины, генеральный директор СП «Нибулон». — Так,
17 октября в порту завершил выгрузку угля теплоход Rondeau длиной 225 м. Т.е. доводы Минтранссвязи о том, что теплоход Preventer не имеет права даже войти в Бугско-Днепровский-лиманский канал (БДЛК), нельзя считать честными и объективными. Применяемые портом и министерством двойные стандарты свидетельствуют об уничтожении конкуренции и злоупотреблении портом своей монополией и легитимизации таких его действий Минтранссвязи.

Дноуглубление шиворот-навыворот

28 октября Антимонопольный комитет признал условия ведения бизнеса в Николаевском порту неконкурентными. И главная причина тому — разные глубины. Акватория николаевского порта почти на метр глубже, чем у «Нибулона». А ведь не секрет, что уже более пяти лет сельхозпредприятие тщетно пытается добиться разрешения на проведение дноуглубительных работ. Получены все мыслимые разрешения, нет лишь согласования Николаевского порта и Минтранссвязи. Хотя соответствующие указания неоднократно давали премьер-министр, президент. А «Нибулон» даже предлагал провести дноуглубительные работы в районе первого колена БДЛК за свой счет. Были и положительные решения судов различных инстанций. Не было лишь уважения к этим решениям.

После недавнего перехода первого колена БДЛК во владение порта команда «рыть» таки последовала. Вот только дноуглубление на пользу не пошло: руководство порта сразу же заявило, что колено сузилось, и это одна из причин невозможности прохода Preventer. Спрашивается: так канал углубляли или наоборот? Работники «Нибулона» называют такое положение вещей провокацией порта, который своей имитацией дноуглубления сознательно ухудшил пропускную способность канала.

В любом случае портовики, несмотря на обязанность контролировать и поддерживать глубины, этим, мягко говоря, не занимались. А ведь только хозяйственная деятельность «Нибулона» обеспечила поступления порту и другим госпредприятиям отрасли более 40 млн. долл. сборов, они включают канальный сбор, который должен использоваться исключительно на поддержание глубин и развитие гидротехнических сооружений, а не на строительство нового частного порта в Очакове.

Парадокс. С одной стороны, порт углубляет канал с точностью до наоборот и не дает провести дноуглубительные работы на территории, арендованной «Нибулоном», а с другой — не пропускает суда, аргументируя это тем, что соответствующие работы не проведены.

По швам трещали закрома

Зерновоз должен был зайти под загрузку еще 13 октября, однако до сих пор стоит на рейде в 100 км от Николаевского порта. Третью неделю накапливается неустойка за простой теплохода. Естественно, существенно ограничены возможности портового элеватора на 60 тыс. тонн ячменя, который давно должен мирно уплыть в Иран, а его место в порту должна была занять пшеница, поставляемая «Нибулоном» по Продовольственной программе ООН голодающим Эфиопии. Однако проблемы эфиопов портовых «шерифов» не волнуют. Впрочем, как и проблемы украинских аграриев, которым сейчас бы кукурузу продать, а самый крупный покупатель — украинская компания «Нибулон» — участвовать в торгах не сможет: все равно емкости морского терминала заняты. Соответственно закупочная цена на зерно сразу поползет вниз под дружные аплодисменты иностранных зернотрейдеров.

Министерство с ограниченной ответственностью

Только за две недели простоя судна «Нибулон» заплатит более 700 тыс. долл. А за срыв контракта светят штрафные санкции в размере 1,1 млн. долл. Это только прямые убытки. Сейчас еще трудно оценить неминуемые потери, которые повлечет за собой срыв других контрактов. Однако в Минтрансе об этом ничего знать не хотят. Хотя в министерство обращался обеспокоенный происходящим президент Украины, ситуацией озабочена Генеральная прокуратура.

«Нибулон» настроен по-боевому. Безусловно, перекладывать громадные убытки на государство никто не собирается. Там резонно считают: если ущерб наносят конкретные чиновники в порту и Минтрансе, то именно они должны отвечать.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно