ДНЕСТРОВСКИЙ ВАРИАНТ, или КАК ОТВАДИТЬ ИНВЕСТОРА

18 февраля, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №7, 18 февраля-25 февраля

В конце января энергосистема Украины едва не рухнула: частота тока в сети на несколько минут провалилась до закритического уровня в 48,9 Гц...

В конце января энергосистема Украины едва не рухнула: частота тока в сети на несколько минут провалилась до закритического уровня в 48,9 Гц. Уже начали снижать мощность блоки на нескольких АЭС, казалось, еще минута-другая — и полный развал энергосистемы станет неизбежным. Кое-как выкарабкались, но от повторения подобного никто не застрахован: энергосистеме остро не хватает работающих мощностей. Особенно маневренных, способных в считанные секунды выдать необходимую мощность.

По иронии судьбы, этот вопрос должен был решиться еще несколько лет назад. Для этого строились гидроаккумулирующие станции (ГАЭС). Если вы не видели ГАЭС — зайдите в ближайший санузел. Перед вами точная модель: бачок, в котором содержится вода, расположен выше «рабочего бассейна», и в нужное время вода из него устремится вниз. Разница только в масштабах и в том, что вода, бегущая по трубам ГАЭС, проходит через турбину, вырабатывая ток.

Электроэнергия с такой станции поступает в энергосистему несколько часов, в период максимальных нагрузок. А ночью, когда энергии много, в бассейн, расположенный на полторы сотни метров выше турбин, насосами закачивают несколько миллионов тонн воды.

Самую мощную — причем не только в Украине, но и в Европе — гидроаккумулирующую станцию стали строить в 1986 году на Днестре в Черновицкой области. До развала СССР на станции успели выполнить работ на 200 млн. долл., готовность первого гидроагрегата достигала 55%.

Потом, как водится, строительство приостановили, и пауза затянулась почти на десять лет. Впрочем, от обычного долгостроя стройку отличает одна особенность: ее нельзя вот так просто бросить и забыть. Строители вырыли в нависающем над Днестром склоне гигантские тоннели. Укреплены они по временной схеме и потихоньку разрушаются. Если они рухнут, склон, потеряв устойчивость, может сползти в реку. Затем образовавшуюся перемычку размоет… После этого при съемках фильма о всемирном потопе в расположенных ниже по течению районах Украины и Молдавии только на декорациях можно будет сэкономить кучу денег.

Чтобы до этого не дошло, стенки тоннелей укрепляют, ежегодно расходуя на это несколько миллионов гривен. Нужно либо достроить станцию, либо засыпать тоннели. Последнее «удовольствие» тоже обойдется в полторы сотни миллионов долларов.

Достройка и ввод в действие первой очереди станции по нынешним ценам стоит 480 млн. долл. Таких денег Украина выделить не может, поэтому их искали за рубежом. Несколько лет продолжались переговоры со Всемирным банком, который готов был оплатить до 60% стоимости проекта при условии, что еще 40% мы найдем самостоятельно. Кроме этого, согласно правилам Всемирного банка, на поставку оборудования должен быть объявлен открытый тендер. Украина возражала, указывая, что строительные работы выполнялись под совершенно конкретные турбины «Турбоатома». Но договориться не удалось. Вдобавок мы не сумели найти инвестора и на оставшиеся 40%.

В мае 1998 года было принято постановление Кабинета министров о создании ОАО «Днестровская ГАЭС», где для потенциального инвестора предусматривались льготы. Для новой станции также устанавливался спецтариф, дабы обеспечить окупаемость инвестиций за 10 лет. На период строительства ГАЭС инвестору же сдавался в управление и госпакет акций компании «Днестргидроэнерго». Потом на год все заглохло: в Украине такие условия были абсолютно никому не интересны.

Между тем за рубежом некоторый интерес обозначился. Проектом заинтересовалась гидростроительная компания ESI Engineering & Construction Co. Inc. Несколько месяцев она изучала документы и наконец приняла решение попробовать поднять проект. Со своей стороны, Фонд госимущества объявил конкурс на право управления госпакетом (86,37%) ОАО «Днестровская ГАЭС». В начале сентября были объявлены его условия. Основными из них были: использование украинских турбин «Турбоатома» и привлечение инвестиций, чтобы уже в 2003 году запустить первый, а на следующий год — второй и третий гидроагрегаты по 350 МВт каждый. Конкурс преспокойно состоялся 19 октября. Заявок было всего две, но одну отсеяли из-за несоблюдения срока подачи. 22 октября конкурсная комиссия единогласно присудила победу ESI. Казалось, осталось только подписать с ней договор — и пусть принимается за дело…

Тут-то все и началось. В Кабинете министров, где за конкурсом следили достаточно отстраненно, ни на что особо не рассчитывая, вдруг спохватились. Заседание конкурсной комиссии состоялось в пятницу, а уже в выходные ФГИ «трясли» по полной программе, вплоть до выемки документов.

Председателю ФГИ Александру Бондарю экс-премьер Валерий Пустовойтенко рекомендовал объявить выговор, а его зама Леонида Кальниченко, курировавшего проект, — уволить. Минэнерго, представители которого участвовали в конкурсе на всех этапах, заявляло, что понятия не имеет, откуда этот победитель взялся. Правда, постепенно обстановка разрядилась, документы вернули, никого не уволили и выговор не объявили.

Острая реакция Кабмина во многом объяснялась местом прописки ESI— оффшорные Багамские острова. Не исключено, что компания просто не укладывалась в привычное представление, как должен вести себя нормальный оффшор. В Украине за оффшорами нередко стоят уважаемые люди с киевской или, по крайней мере, днепропетровской пропиской. И покупают они что-то стоящее, типа металлургического завода или энергокомпании. А тут какой-то «левый» оффшор собирается управлять недостроенной дыркой в земле… Непонятно, какую же он схему крутить собирается.

Между тем, компания изначально создавалась в Канаде, но в связи с тем, что там гидростроительство сейчас ведется вяло, сменила прописку на багамскую. Занимается же она строительством и техническим сопровождением проектов в основном в развивающихся странах. К грандам мирового гидростроения компания действительно не принадлежит, но репутация у нее неплохая. Сейчас она имеет контракты на шесть объектов на 200 млн. долл. Есть опыт и по строительству и вводу в эксплуатацию ГАЭС.

В конце концов, Валерий Пустовойтенко пожелал лично встретиться с президентом компании Девидом Аткинсом. В ноябре встреча состоялась и даже появился пресс-релиз, где говорилось, что ФГИ и Минэнерго поручено немедленно «доработать все необходимые детали для подписания договора между этими государственными структурами и компанией ESI с тем, чтобы уже с января 2000 года приступить к выполнению проекта». Впрочем, радужного настроения не хватило и на сутки. Уже на следующий день подписание договора перенесли на 10 дней, до 28 ноября. То, что при этом полностью игнорируются условия конкурса, кажется, уже никого, кроме ESI и вступившегося за нее американского посольства, не заботило.

Ну а дальше в стране начались очередные судьбоносные сдвиги, и на месяц всем стало не до каких-то там итогов — решался вопрос о власти. Только 25 декабря 1999 года и.о. первого вице- премьера А.Кинах поручил ФГИ перед тем, как подписать договор на управление, составить с победителем несколько дополнительных договоров. То, что это положением о проведении конкурса не предусматривалось, уже никого не волновало… Забавно, но предыдущая работа ФГИ Кабмином была оценена «как позитивная». Через несколько дней в руководстве страны произошли очередные перемены и все снова увязло.

Лишь 11 февраля 2000 года ФГИ признал Engineering & Construction (ESI) победителем конкурса по достройке Днестровской гидроаккумулирующей станции. Так что первый этап вроде бы благополучно завершился, не считая потери четырех месяцев. Между тем фирма не сможет полностью профинансировать проект из своих средств. Ей надо вести переговоры с другими кредиторами. И не ясно, как на этих переговорах скажется потерянное время. К примеру, условия Эксимбанка США на выдачу гарантии для ESI действительны до 14 марта. Пока государство Украина, кажется, сделало абсолютно все от него зависящее, чтобы максимально затруднить выполнение контракта, с чем его можно поздравить.

И дело в общем-то не в ESI и даже не в ГАЭС. Лишний раз было продемонстрировано, что в нашем отечестве «просто приватизация», мягко говоря, затруднена. Днестровская ГАЭС практически ничьих интересов не затрагивает, прибыль на ней возникнет еще не скоро. Так что проекту никто особо не препятствует — его просто не проталкивают.

Заодно в конкурсе по управлению ГАЭС шлифовался эффективный способ устранения инвестора — его надо обложить ворохом дополнительных, ранее не предусмотренных условий. В идеале, он плюнет и уйдет. Или еще на стадии предложения учтет такую возможность в предлагаемой цене за пакет акций. Ну а если все же уйдет, так лучше, чтоб со скандалом, — тогда это распугает других инвесторов.

Ну а частоту тока в сети можно поддерживать без всяких ГАЭС, к примеру, закрыв большую часть меткомбинатов. Прелесть этого варианта состоит в том, что для этого даже указов и постановлений принимать не придется. При нынешнем положении дел в энергосистеме через некоторое время они сами остановятся. Просто, дешево и сердито?…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно