Днепрогэс: тесты на испуг

21 августа, 2009, 14:33 Распечатать

По количеству устрашающих предсказаний и слухов Днепровская гидроэлектростанция им. Ленина в нынешнем году вправе претендовать на рекорд...

По количеству устрашающих предсказаний и слухов Днепровская гидроэлектростанция им. Ленина в нынешнем году вправе претендовать на рекорд. Об одном из таких, с позволения сказать, прогнозов уже шла речь в одной из недавних наших публикаций (см. «Гипотетическая сенсация», «ЗН», № 12 от 5 апреля
2009 г.). Тогда с подачи одной общественной организации СМИ распространили тревожную информацию о том, что «плотина Днепрогэса может упасть в любое мгновение», поскольку ГЭС сооружена на разломе земной коры, подверженной постоянной динамике.

— Разговоры о тектоническом разломе, — в очередной раз объясняет директор Днепрогэса Виктор Кучер, — не что иное, как примитивное нагнетание страстей. Общеизвестно, что все реки, имеющие скальные берега, проходят по тектоническим разломам. Эту проблему изучали ученые-геодезисты, рассматривали несколько комиссий. Выводы однозначны: угрозы разрушения плотины не существует. Это подтверждают и результаты обследований, проведенных после землетрясений в европейской части континента. В нашем регионе сила толчков достигала шести баллов. Доказано, что никаких изменений в теле плотины это не вызвало.

Зато в середине июня появилось очередное предсказание о неизбежной катастрофе на Днепрогэсе со ссылкой на 17-летнюю запорожскую финалистку телевизионного реалити-шоу «Битва экстрасенсов». Как и полагается про­рочеству, оно не имело логического объяснения: просто плотина рухнет, и все тут. А поскольку чрезмерный просмотр телевизора подчас неблагоприятно сказывается не только на зрении, но и на сознании, некоторые СМИ стали преподносить «новость» чуть ли не в виде свершившегося факта.

Особенно занимательным представляется граничащее с бредом «творчество» некоего Сергея Ильченко, появившееся на российском сайте «Свободная пресса» 20 июня в 19 часов 19 минут под заголовком «Украина в панике: вот-вот прорвет Днепрогэс». Автор утверждает: «В Запорожье паника. Многие люди пытаются выбраться из города, массово отпрашиваются с работы и уезжают. Машинами забита симферопольская трасса. Толпы штурмуют междугородные автобусы, раскуплены билеты на поезда на все направления. Крупный индустриальный центр юга Украины взбудоражен слухом о техногенной катастрофе на дамбе Днепрогэса… Директора предприятий утверждают, что заводчане оставляют цеха. Может остановиться производство «Запорожстали» и других флагманов украинской индустрии». А все, оказывается, из-за того, что «дамба дышит на ладан» и «всем известно, что это детище первой советской пятилетки находится в критическом состоянии. Же­лез­ные конст­рукции проржавели, на бетонных ребрах плотины зияют гигантские трещины»…

В принципе, подобного рода сенсации ничем не отличаются от глупой выходки анонимного «шутника», который 19 ноября 2006 года по телефону «02» сообщил о минировании Днепрогэса. Сразу же по тревоге были подняты подразделения МЧС, милиции, спасательного отряда «Кобра», скорой помощи, газовой службы, экспертно-криминалистического центра (всего около 70 спасателей и 20 единиц спецтехники). Но, как и предполагалось, никакой взрывчатки на станции не оказалось.

— Осуществить на плотине террористический акт попросту невозможно, — уверяет начальник управления Государственной инспекции гражданской защиты и техногенной безопасности Главного управления МЧС Украины в Запорожской области Евгений Соловьев. — Будучи режимным объектом, она находится под круглосуточной многоуровневой охраной. А как свидетельствует опыт минувшей войны, для повреждения плотины необходимо очень большое количество взрывчатки, измеряющееся тоннами.

Вечером 18 августа 1941 года плотина Днепрогэса действительно была взорвана отступавшими советскими войсками. Однако произошло это вовсе не так, как утверждают некоторые современные исследователи истории — в результате спешки и паники саперов НКВД, якобы прикинувших на глазок, что двух грузовиков взрывчатки будет вполне достаточно. Взрыв под руководством инженер-полковника Бориса Эпова был спланирован заранее и санкционирован Москвой. Со 2-го по 4 августа 1941 года штаб тыла Красной Армии обеспечил доставку самолетами в Запорожье саперов и взрывчатки. Контроль за подготовкой осуществлял зампред Совнаркома Михаил Первухин. И спланирован взрыв был таким образом, чтобы не дать возможности противнику использовать плотину для переправы на левый берег Днепра, а после войны восстановить гидростанцию в кратчайшие сроки. Кстати, оккупанты с этой задачей справились, установив завезенные из Германии турбины. Но запустить гидростанцию они не смогли из-за наступления Красной Армии. Столь же неудачным оказался и план второго взрыва. Хотя на Нюрнбергском процессе советская сторона для увеличения суммы репарации предъявила фотографии взорванного своими войсками Днепрогэса в качестве доказательства фашистского разрушения.

— Поскольку плотина относится к перечню техногенноопасных объектов, — говорит Е.Соловьев, — разработаны планы ликвидации чрезвычайной ситуации. Но, как свидетельствуют расчеты, даже в самом неблагоприятном случае авария на гидросооружении не вызовет затопления Запо­рожской атомной электростанции, расположенной ниже по течению Днепра. Согласно проекту, АЭС сооружена на возвышенности.

Новую волну повышенного внимания к Днепрогэсу вызвала недавняя авария на Саяно-Шушенской ГЭС. По версии представителя следственного комитета при прокуратуре РФ, ее причиной мог стать взрыв масляного трансформатора. С учетом того, что на российской станции эксплуатируются трансформаторы, поставленные Запорожским трансформаторным заводом, в некоторых комментариях стали проскальзывать версии об украинском следе причин аварии.

— Действительно, там установлены наши трансформаторы, — подтвердил председатель Запорожской облгосадминистрации Александр Старух. — Однако стоит учесть, что послед-
няя их поставка осуществлена в
1983 году.

Напрашивается вывод: если оборудование проработало в течение четверти века, следовательно, нет оснований сомневаться в его надежности. Может, стоит задуматься над качеством обслуживания?

Одной из наиболее вероятных причин аварии на Саяно-Шушенской ГЭС специалисты считают гидравлический удар, повредивший два водовода и стену машинного отделения. Действительно ли «Днепрогэс может постичь судьба Саяно-Шушенской ГЭС», как утверждают некоторые комментаторы?

— Нет, — заявляет директор Днепро­гэса В.Кучер, — у нас совершенно разные технологические режимы и параметры оборудования.

В этом действительно несложно убедиться, ознакомившись с основными параметрами ГЭС на Днепре и Енисее. Высота плотин у них составляет 60 и 245 метров, соответственно, объем напорных водохранилищ — 3,3 и 31,4 кубического километра. К тому же для Днепровского водохранилища не присущ переизбыток воды, который периодически испытывает Саяно-Шушенская ГЭС. Именно поэтому в 2005 году на последней было начато строительство дополнительного берегового водосброса (двух параллельных тоннелей диаметром 10 и 12 метров) для избежания затопления поселков, расположенных ниже по течению Енисея.

Остается уточнить, откуда же взялись очередные слухи об аварийном состоянии именно Днепрогэса, а не остальных пяти ГЭС днепровского каскада?

Ответ окажется очевидным, если ознакомиться, например, с сообщением УНИАН «Мэр Запорожья просит определить уровень аварийности Днепрогэса» (15.08.2009, 12:22). В частности речь в нем идет о том, что Евгений Карташов направил премьер-министру письмо с просьбой «дать поручение о направлении в Запорожье комиссии Министерства по вопросам чрезвычайных ситуаций и в делах защиты населения от последствий Чернобыльской катастрофы для определения уровня аварийности плотины Днепрогэса». Аналогичный текст появился и на сайте «Обозреватель»
17 августа в 17 часов 23 минуты, когда уже стало известно об аварии на Саяно-Шушенской ГЭС.

Как говорится, если в слове «хлеб» сделать четыре ошибки, то действительно получится слово «пиво». Это я к тому, что в письме городского головы Запорожья, датированном 14 августа, на самом деле речь идет о Днепрогэсе, но только не о плотине, а «о резком ухудшении несущих конст­рукций проезжей части автодорожного перехода по сооружениям плотины Днепрогэса в г. Запорожье». И содержание его просьбы тоже иное: «Дать соответствующее поручение о немедленном прекращении движения транзитного транспорта через г. Запорожье, а также направить комиссию МЧС для определения степени аварийности проезжей части автодорожного перехода по сооружениям плотины Днепрогэса».

Об аварийном состоянии автодорожного перехода известно давно. По словам Евгения Соловьева, в нем происходят необратимые процессы разрушения несущих элементов, вызванные изношенностью резиновой подушки навесной части (двух из четырех полос проезда), достроенной параллельно с пуском Днепрогеса-2 в 1975 году и эксплуатирующейся с тех пор без капитального ремонта.

— Состояние плотины не вызывает опасений, — уточняет председатель ОГА А.Старух, — в отличие от проезжей части. Правительство приняло
5 августа решение о выделении средств на ее ремонт, но деньги пока не поступили. Сложившаяся ситуация еще раз подтверждает, что Запорожью крайне необходимо финансирование строительства новых мостовых переходов, которое сейчас заморожено. Это позволит разгрузить проезжую часть плотины и выполнить ее капитальный ремонт.

По словам директора Днепрогэса В.Кучера, плотина гидростанции отвечает всем эксплуатационным требованиям. Решением межведомственной комиссии она допущена к эксплуатации с оценкой «нормальное состояние». Станция работает в проектных режимах, поддерживая на должном уровне экологические, технологические и судоходные нормы.

Загадкой остается только, пожалуй, какая-нибудь очередная надуманная версия катастрофы…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно