Дмитрий Гриджук: «Ситуация в банковском секторе не становится легче, но она уже предсказуема»

4 сентября, 2009, 15:34 Распечатать

Нынешней осенью банковская тема обречена оставаться в эпицентре внимания. Как оценивают происход...

Нынешней осенью банковская тема обречена оставаться в эпицентре внимания. Скачки валютного курса, нерешенные проблемы вкладчиков, плачевное состояние экономики вкупе с фактически заблокированным кредитованием — все эти проблемы самым непосредственным образом сказываются на финансовом положении огромного количества украинских граждан.

Да и грядущие президентские выборы спать спокойно банкирам не дадут. Ведь банковская тема стала одним из ключевых направлений предвыборной агитации большинства кандидатов в президенты.

Как оценивают происходящее сами банкиры, в чем видят первопричины своих сегодняшних проблем, как пытаются их решать и какие строят планы на будущее? Об этом мы расспросили председателя правления банка «Хрещатик» Дмитрия ГРИДЖУКА.

— Дмитрий Николаевич, едва ли не главная тема последних недель — валютный рынок и пер­спективы курса гривни. Догадок и объяснений по этому поводу высказано множество. В чем вы видите основные причины происходящего?

— Как и в случае с оттоком вкладов, одна из наиболее часто называемых причин — паника населения, которая, впрочем, является лишь следствием других, более глубоких процессов, определяющих ситуацию в экономике. Паника возникает из-за очень низкого доверия к национальной денежной единице — гривне. Доверие же может формироваться двумя путями. Первый — оперативность мер по предотвращению и противодействию чрезмерным курсовым скачкам, причем как в одну, так и в другую сторону. Второй, более фундаментальный, — стабильность экономики в целом, эффективность предпринимаемых антикризисных мер.

И в первом, и во втором случае крайне важна четкая координация усилий всех ветвей власти, особенно ее экономического блока. К сожалению, в настоящее время приходится констатировать полное отсутствие скоординированного системного подхода.

Ситуация усугубляется и тем, что со всех сторон постоянно звучат устрашающие заявления, мрачные прогнозы. Понятно, что в таких условиях недостаточно просто сказать: для девальвации гривни нет оснований. Нужен четкий и заслуживающий доверия анализ, а также понятная и прозрачная стратегия поведения регулятора на валютном рынке. Нужна системная массово-разъяс­нительная работа, которую должны вести в первую очередь не представители коммерческих банков и не псевдоэксперты валютного рынка, а специалисты и официальные лица, которые отвечают за это.

— Официальные лица и сами не могут найти взаимопонимания. Причем конфликт недавно приобрел публичный характер. Как вы думаете, кто должен давать свои прогнозы первым — Нацбанк по валютному курсу или Кабмин по макропоказателям?

— Найти ответ на этот вопрос в украинских условиях так же сложно, как и в парадоксе о яйце и курице. К сожалению, непомерная тенизация и долларизация нашей экономики — это то тяжелое бремя, от которого мы не смогли избавиться или хотя бы значительно уменьшить его в период более благоприятной экономической конъюнктуры.

Пока реалии таковы, что именно котировки в обменных пунктах — главный барометр как потребительских настроений и сберегательной активности населения, так и деловой и инвестиционной активности бизнеса. Таким образом, бизнес и население голосуют за экономическую политику, проводимую в нашем государстве.

Давайте дадим себе честный ответ. В меморандуме, подписанном с МВФ — практически единственным на сегодняшний день кредитором Украины, записано, что базовые критерии — достаточность резервов, дефицит бюджета, рост ВВП и инфляция, и именно из них и следует исходить. Вот и получается, что сначала правительство должно дать достоверные прогнозы относительно основных макропоказателей, а уже потом НБУ, исходя из этих прогнозов, должен просчитать соответствующую волатильность валютного курса и насколько, в зависимости от потребностей экономики в ресурсах (деньгах), должны вырасти кредитно-денежные показатели.

Однако в целом прогнозирование — это совместный труд всего экономического блока, отвечающего в государстве за фундаментальные показатели развития экономики страны, в том числе и за монетарную политику.

— О проблеме непомерной долларизации украинской экономики и путях ее решения мы с вами говорили еще в ноябре прошлого года. С тех пор риторика чиновников звучала многократно, но на деле, увы, ситуация, кажется, только ухудшилась.

— Действительно, проблема долларизации, как и необходимость целого комплекса мер по закреплению за гривней не только платежной, но и сберегательной функции стали еще более актуальными. Однако безусловно и то, что добиваться укрепления сберегательного статуса гривни необходимо лишь тщательно взвешенными комплексными методами, и ни в коем случае — какими-либо запретами или принудительными ограничениями на валютные депозиты, выплаты процентов по ним. Единственно правильный способ — делать сбережения в гривне достаточно надежными и более выгодными, чем валютные, задействовав при этом исключительно рыночные рычаги.

— Как восстановить доверие вкладчиков к банковской системе?

— Одно из ключевых условий восстановления доверия — безусловное выполнение всеми банками своих обязательств перед клиентами и возврат вкладчикам проблемных банков их сбережений. Внушает определенный оптимизм решение вопросов рекапитализации проблемных банков. Но для закрепления успеха необходимо скорейшее разрешение проблем других потерявших платежеспособность учреждений. Опыт показывает, что для стабилизации банковского сектора и защиты вкладчиков предпочтительнее, чтобы финучреждение, испытывающее проблемы с ликвидностью, могло продолжать функционировать, пусть даже в ограниченном режиме.

Интересна в этом отношении концепция банка-моста, предложенная Чешским национальным банком для быстрой передачи банковских проблем, прежде всего обязательств перед вкладчиками, в «лечебное» финансовое учреждение. То есть в исключительных случаях государство выкупает банк при помощи госбанка специального назначения, который создается для этой цели. Процесс национализации был использован и в Великобритании, причем недавно принятый английский закон о банковской деятельности содержит такую же концепцию банка-моста.

А вот США, например, применили более рискованный подход. Общий пакет господдержки превысил 1,5 трлн. долл. В результате дефицит бюджета, по прогнозам, достигнет в нынешнем финансовом году 12% ВВП. Маастрихтские критерии, как видите, превышены в четыре раза. Вслед за мерами по поддержанию ликвидности и снижению практически до нуля базовых ставок для освобождения от проблемных активов банков из бюджета были выделены 700 млрд. долл. Кроме того, ФРС объявила о внедрении мер по облегчению кредитования, увеличены госгарантии по возврату депозитов, введена временная гарантия по текущим беспроцентным счетам. В рамках объявленного Госказначейством США Плана финансовой стабильности были проведены стресс-тесты банков, осуществлены вливания капитала и выкуп активов…

Далее последовал пакет фискальных стимулов еще почти на 787 млрд. долл., или 5% ВВП. Урезаны налоги, увеличены расходы на инфраструктуру, предоставляется как целевая помощь целым штатам, так и социальная — отдельным гражданам, объявлено о возможности реструктуризации ипотечных кредитов для почти 10 млн. домохозяйств.

Результат не заставил себя долго ждать. Сегодня в Америке говорят о выздоровлении экономики. По данным газеты The New York Times, прибыль государства от помощи банковскому сектору составила свыше 4 млрд. долл., доходность от вложений в среднем — 15% в год.

— В Украине, как видно, какие-то меры принимаются, а какие-то — нет. Поэтому сложно с вами не согласиться, что украинским антикризисным мерам не хватает системности. В целом, если говорить о каких-то реальных результатах, они связаны с рекапитализацией банковского сектора. Но ведь банковские проблемы, наверное, придется решать бесконечно долго, если не улучшить ситуацию в экономике в целом.

— Безусловно. Кроме усилий в банковской сфере, необходим еще четкий и понятный план по восстановлению экономики, подкрепляемый реальными действиями. Сегодня практически во всех странах приняты программы санации экономики и банковской системы, программы выхода из кризиса и послекризисного развития, которые на официальном уровне доводятся до понимания каждым гражданином: какие задачи поставлены, какими путями они решаются и каковы достигнутые результаты.

У нас же единой программы, предлагающей реальные пути выхода из кризиса, не существует, хотя в истории Украины есть опыт планового развития.

У нас популярен альтернативный сценарий — это когда вопреки заявлениям официальных лиц возникают «необъяснимые» колебания курса, спекуляции, подкрепляемые слухами и домыслами. Начинается паника, скупается валюта, забираются вклады, начинаются еще более резкие скачки курса, возникает дефицит ликвидности, растут процентные ставки и т.д.

— Насколько оправданы, на ваш взгляд, обвинения в адрес банкиров в том, что они участвуют в валютных спекуляциях?

— Хочу подчеркнуть: банки играют здесь далеко не главную роль. Еще раз повторюсь: нет системы, которая могла бы предотвратить подобные процессы, предложила бы четкие, последовательные и прозрачные правила работы на валютном рынке для всех банков.

— Что мешает возобновить кредитование банками реального сектора?

— Прежде всего, нестабильность управления экономикой и отсутствие, опять же, системности в работе государственных и законодательных органов, боязнь финучреждений потерять ликвидность и очутиться в ситуации выживания. В реальном секторе простаивают значительные производственные мощности, резко ухудшилась платежная дисциплина, участились случаи расторжения контрактов, что, в свою очередь, влияет на сроки и объемы выполнения предприятиями своих обязательств перед банками.

Отсюда — высокие риски кредитования, которые усугубляются тем, что сегодня правильно оценить как кредитный проект, так и залог достаточно сложно. Рыночные условия в сегментах, в которых работают предприятия, очень изменчивы, а товарные рынки подвержены существенным колебаниям мирового спроса и предложения.

То есть заемщики сегодня стали менее надежными. Как следствие снижения их платежеспособности — банки стали опасаться за свой капитал. Они выбрали стратегию сокращения кредитных портфелей с тем, чтобы еще и уменьшить норму требований к достаточности капитала.

К тому же приходится говорить и о таком неприятном явлении, как эффект вытеснения инвестиций. В ходе августовских аукционов Минфина по размещению ОВГЗ предлагались краткосрочные облигации по ставке до 28% годовых. Скажите, какой инвестиционный проект в реальном секторе может дать сегодня более высокую доходность и иметь такую надежность?

— А насколько серьезной проблемой для банков сегодня являются проблемные активы?

— Считаю, мы еще не достигли пика долговой проблемы. Во-первых, финансовое положение предприятий продолжает ухудшаться, а в некоторых отраслях вообще ушло в зону отрицательных значений. Одновременно растет зависимость предприятий от банковских кредитов. И не за счет расширения кредитования, а просто происходит обвальное снижение обеспеченности предприятий собственным оборотным капиталом, что автоматически увеличивает удельный вес заемных средств. Это чревато очередной волной невозвратов.

Считаю, самое время обратить внимание на реструктуризацию предприятий, предоставление отечественным товаропроизводителям определенных преференций (или хотя бы невмешательство в их дела). Это — фундаментальная проблема, поскольку с определенного момента будет уже не важно, есть ли у банка ресурсы...

Серьезные проблемы возникают также у тех банков, которые в погоне за высокими прибылями или в процессе предпродажной подготовки чрезмерно увлеклись развитием потребительского кредитования, забыв об адекватном контроле рисков.

Во-вторых, банкам становится все труднее маскировать растущую задолженность — не секрет, что «плохие» кредиты частично пролонгируются. Однако истинных масштабов псевдореструктуризации не знает никто, и когда эти проблемы проявятся — тоже. Все зависит от срочности кредитных портфелей разных банков.

Сценариев выхода из критической ситуации может быть несколько. Важно найти наиболее приемлемый именно для Украины. К счастью, уже можно анализировать не только пакеты антикризисных мер разных стран, но и их эффективность.

— Тем не менее практически каждый такой пакет вызывает множество поводов для критики. Как можно избежать ошибок?

— Действовать и получать результаты, ведя при этом серьезную разъяснительную пропагандистскую работу, необходимую для получения в обществе мандата доверия к антикризисным мерам. Без него любые усилия практически обречены на неудачу.

— И в заключение. Так вы ожидаете вторую волну кризиса?

— Вы знаете, ситуация в банковском секторе не становится легче, но она уже предсказуема. За последние полгода мы остались прибыльным банком, с подтвержденными международными и национальными рейтингами, достаточной адекватностью капитала и особыми программами лояльности к своим клиентам. Банк выполняет все свои обязательства, в том числе перед иностранными инвесторами, которым своевременно и полностью вернули синдицированный кредит в сумме 21 млн. долл. Мы провели тщательный анализ рынка, сделали много прогнозных расчетов по развитию ситуации в банковской сфере.

Думаю, основные трудности, связанные с дефицитом ликвидности, банки уже пережили. Скорее, следует говорить о проблеме достаточности капитала. В чем выражается определенная закономерность развития кризиса: вначале дефицит ликвидности, который затем трансформируется в просроченную задолженность и ухудшение качества активов, что вынуждает банки формировать дополнительные резервы на возможные потери. А это, как правило, приводит к нехватке капитала и сокращению или отсутствию прибыли, что влияет на уровень капитализации.

Вот такая логическая цепочка, которая помогает нам осознать: выход из кризиса будет не V-образным, как это было в конце 90-х на фоне колоссального спада в экономике, а UUU-образным. То есть он будет длинным, сложным, но все же с положительным итогом. При этом абсолютно не следует возвращаться в исходную точку. Более того, именно ситуация перегретой экономики перед началом кризиса и породила все риски, которые четко обозначились в кризисных условиях. Нужна более консервативная система, более ориентированная на риск-менеджмент, грамотную и взвешенную политику ведения любого бизнеса, в том числе банковского.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно