ДИСГАРМОНИЯ ОТ ГАРМОНИЗАЦИИ

18 декабря, 1998, 00:00 Распечатать

С началом декабря над экономическим пространством Европейского cообщества развернулся огромный транспарант с новым лозунгом - «гармонизация налогов»...

С началом декабря над экономическим пространством Европейского cообщества развернулся огромный транспарант с новым лозунгом - «гармонизация налогов». Два эти слова возымели совершенно разную температурную рефлексию по обе стороны Ла Манша: у континентальных «наполеонов» грело душу, островное королевство бросало в холодную дрожь.

Очертания - политические

А началось все с того, что на высокой франко-немецкой встрече в Потсдаме было рождено совместное заявление о так называемом «быстром прогрессе» в деле гармонизации налогов в Европе. С этим заявлением в тот же день, 1 декабря, министр финансов Германии Оскар Лафонтен прибыл в Брюссель на встречу министров финансов ЕС, где собственно и произошло открытое столкновение министров Германии и Британии. Позже, на пресс-конференции, Лафонтен и его французский коллега - министр финансов Доминик Страусс Кан обнародовали свои задумки по налоговой гармонизации Европы и, предвидя реакцию несогласных (в первую очередь, конечно же, Британии), добавили также несколько замечаний относительно того, что национальное право вето на изменения налогообложения в ЕС будет, скорее всего, отменено.

Реакция последовала незамедлительно. Британские газеты подняли крик: «Мы не вписываемся в эту их гармонизацию»; для пущей убедительности населению были представлены обширные таблицы сравнительных показателей по налогам, а интенсивные поиски «зачинщика» кутерьмы привели к массовому «вешанью собак» на трафаретную уже мишень - «красного Оскара».

Цель (если таковая у британских СМИ имелась) была достигнута. Британское правительство не могло скрыть следов явного замешательства. Пытаясь расправить свои плечи, как и подобает лидерам в Европе, британский премьер Тони Блер и министр финансов Гордон Браун объявляли гармонизацию налогов делом в принципе невозможным и обещали сопротивляться ему, используя право вето. Они, правда, как-то не упомянули, что право это все больше теряет свою былую силу...

Следует напомнить, что налоговая тема в Британии имеет свою непростую историю. И если чиновники в министерстве иностранных дел поговаривали, что Лафонтен, дескать, развлекается подобными заявлениями, то окружение Блера и Брауна ничего веселого в них не нашло. Дело в том, что непринужденная болтовня о налогах является смертельным преступлением в высших эшелонах лейбористов, поскольку проигрыш на всеобщих выборах 1992 года до сих пор связывают с атаками консерваторов на обещания лейбористов прижать налогами средний класс.

Кстати, поднявшиеся на ненужную высоту волны противоречий между Британией - с одной стороны, и Францией-Германией - с другой, попытался успокоить французский премьер-министр Лионель Жоспен. Во время франко-британской встречи в верхах в Сент-Мало (Франция) он заявил, что ни Франция, ни другие страны ЕС не намереваются вводить единое налогообложение в 15 странах Сообщества. В это же время германский канцлер Герхард Шредер призвал британскую прессу прекратить беспричинные нападки на Оскара Лафонтена и заявил, что поддерживает его в вопросе гармонизации налогов.

Если же ознакомиться, даже вкратце, с объявленными налоговыми инновациями в границах ЕС, нетрудно прийти к выводу, что шумиха в английских газетах и преувеличена, и преждевременна. Но она симптоматична. В ней отразилось не что иное, как нарастающая тревога Британии за свое будущее в европейском пространстве.

Передний план - экономический

Итак, из чего, собственно, состоит идея гармонизации налогов, которую, как это принято считать, придумал немец Лафонтен, поддержали французы и которая взбудоражила в Британии первую и четвертую власти? На самом деле, идея пока расплывачата и не может опереться на ясно изложенную теорию. В наличии имеется лишь несколько конкретных предложений для обсуждения.

Налог на добавленную стоимость ЕС собирается сохранить в существующем виде, что зафиксирует минимальную ставку на уровне 15% . Однако многие сохраняющиеся исключения разрешат устанавливать и меньший налог по некоторым пунктам. Стандартная ставка НДС в Британии - 17,5%, в то время как в некоторых других странах Европы она достигает уровня 25%. Понятно, что энтузиасты единой евровалюты хотели бы сблизить ставки налогообложения, чтобы облегчить ее стартовый период. Но это совсем не означает, что ЕС будет оказывать давление на Британию (как утверждали местные СМИ) с тем, чтобы она отменила свою нижнюю налоговую ставку, равную нулю, благодаря которой продукты, детская одежда, газеты и книги не облагаются налогом.

Налог на прибыль корпораций. Европейская комиссия (ЕК) продолжает работу над введением добровольных «правил поведения» в области налогообложения бизнеса. Решение о создании «правил» было принято министрами финансов ЕС в декабре прошлого года, с целью сглаживания противоречий, вызванных несправедливой налоговой практикой, такой, например, как специальный режим для иностранных инвесторов. Рабочая группа, возглавляемая (кстати) секретарем британского министерства финансов Доном Примаролло, составила список из 85 мер для борьбы с «пагубной налоговой конкуренцией».

Именно централизованное установление минимального корпоративного налога и является стержнем в идее гармонизации налогов ЕС. И именно обсуждение этого пункта встретит, скорее всего, жесткое сопротивление со стороны европартнеров - в первую очередь, скандинавских стран, Ирландии и других. Британия уже заявила, что будет сопротивляться любым попыткам изменить ее стандартную 31-процентную ставку корпоративного налога и 21-процентную ставку для среднего и малого бизнеса. Однако Франция и Германия, считающие низкие корпоративные налоги причиной несправедливой конкуренции, будут, очевидно, пытаться повлиять на партнеров, чтобы те поднимали свои стандартные ставки до 40 «среднеконтинентальных» процентов. Ввиду трудности данного вопроса резких действий в ближайшей перспективе не предвидится, но целенаправленное давление будет, конечно же, возрастать.

Самым чувствительным среди всех прочих является подоходный налог. Разговоры о гармонизации подоходных налогов граждан официально рассматриваются как табу даже в Германии и Франции. И даже Марио Монти, комиссар ЕК по налогам, утверждает, что данный вопрос не выносится на повестку дня и по нему пока не планируются никакие разработки. Однако в той же ЕК находятся более честные чиновники, которые говорят, что вопрос о необходимости координации разных режимов налогообложения граждан встанет на повестку дня, как только будет достигнута более глубокая интеграция в рамках Валютного союза. Хотя гармонизация и этого налога - дело не очень близкого будущего.

Что касается льгот по налогообложению, то ЕС (включая Британию) хотел бы упразднить эти «налоговые небеса», которые обходятся национальным министерствам финансов в миллиарды долларов в год. Не секрет, например, что германские и бельгийские «белые воротнички» держат большую часть своих сбережений в Люксембурге. ЕК готовит в качестве «тайного оружия» предложение о 20-процентном налоге на доходы от инвестиций по счетам нерезидентов в банках. Естественно, некоторые страны будут недовольны таким поворотом событий. Гордон Браун, в частности, также не согласен с налогообложением банковских счетов и обещает применение все того же вето. И все-таки… По прогнозам экспертов, ЕС может согласиться с выхолощенной версией предлагаемого налога где-то к середине следующего года.

Пока что на столе у ЕК нет никаких конкретных планов по гармонизации акцизных сборов, и в обозримом будущем они будут оставаться в ведении национальных правительств. Однако проблема-то существует, и широкий разброс в ставках акцизов, как известно, порождает нездоровую изобретательность отдельных наций. Например, акцизные сборы в Британии гораздо выше, чем в ЕС, потому британцы замечены в пристрастии к массовой скупке алкоголя и сигарет по другую сторону Ла Манша. Очевидно, что тяга к гармонизации в области акцизных сборов будет расти наряду с другими инициативами по выравниванию налоговых законодательств в общем европейском рынке.

Итак, практически по всем пунктам налоговой гармонизации британские министры пообещали своим гражданам применение права вето. Но они не учли, что «Единый европейский акт» 1987 года, который ввел систему голосования большинством среди членов ЕС, существенно подорвал способности Британии сопротивляться таким образом.

Будущее - туманно

Как хорошо все-таки, что на помощь прямолинейным экономическим заявлениям может прийти утонченная политическая игра! Как результат, два видных европейских политика - британский премьер и германский канцлер - пришли к мнению, что следует подправить несколько поспешные высказывания своих финансовых министров. И через неделю после открытой «битвы» в Брюсселе Блер и Шредер согласовали в телефонных переговорах совместное заявление по поводу гармонизации европейских налогов. В нем было сказано, что Европе не следует отдавать предпочтение единой системе корпоративного налогообложения и что дальнейшее обсуждение может касаться лишь мер, направленных на избежание пагубной конкуренции в области корпоративного налогообложения. Кроме того, лидеры согласились, что гармонизация ставок подоходного налога «не является необходимой для эффективного функционирования единого рынка».

Своим появлением совместное германо-британское заявление было обязано многим причинам. Общая и срочная - надвигающийся саммит стран ЕС в Вене. Герхард Шредер впервые должен был появиться на нем в роли германского канцлера, и ему хотелось ощутить дружеское рукопожатие всех без исключения европейских лидеров. Тем более, что именно Германия принимает у Австрии эстафету президентства в ЕС на следующие полгода, и кресло председателя-примирителя, мастера компромиссов для Шредера очень важно.

Тони Блеру за два дня до саммита было необходимо хотя бы снять остроту вопроса гармонизации налогов и таким образом урегулировать отношения с Германией. Потому что ввиду будущей отстраненности Британии от зоны евровалюты его правительство начало ориентировать свою политику на более тесные двухсторонние отношения с континентальными соратниками по ЕС. Кроме того, за кажущейся предельно ясной позицией Британии по применению права вето скрывается классический британский прагматизм. Сделка о гармонизации налогов, конечно же, не отвергается в Лондоне начисто хотя бы по двум причинам. Во-первых, неизменной остается проевропейская направленность британской политики, а во-вторых, если единая валюта все-таки не провалится, противостояние франко-германскому дуэту станет бессмысленным.

Однако Венский саммит стран-членов ЕС, состоявшийся в прошлую пятницу, смешал все карты кажущегося примирения. Опять в центре водоворота оказалась Британия: гармонизацию налогов затмили ее требования компенсировать ежегодный взнос в бюджет ЕС. Компенсация, которую вытребовала Маргарет Тэтчер в 1984 году, сегодня составляет 3,3 млрд. долл. ежегодно. И Тони Блер настаивает на том, что вопрос решен окончательно и пересмотру не подлежит. Однако в Вене лидеры ЕС приняли решение «попытаться заставить» англичан отказаться от компенсации в течение ближайших трех месяцев, мотивируя это необходимостью финансовой реорганизации перед расширением Сообщества за счет стран победнее. Особенно вопрос педалировался Германией, да это и понятно: сумма чистых немецких контрибуций в общий бюджет составляет 12 млрд. долл. (чистые контрибуции Британии - около 4 млрд. долл.)

Сегодня восемь стран-членов ЕС (Германия, Франция, Британия, Голландия, Австрия, Швеция, Италия и Финляндия) вносят в общий бюджет больше, чем получают обратно, и только одна из них - Британия - требует компенсации. Говорят, что германский канцлер где-то в кулуарах сказал, что «Робин Гуд - британец» и его соотечественники, подобно собственному герою, хотят улучшить свое положение за счет других.

Что же касается гармонизации налогов, то с ней во время высокой встречи старались обходиться очень осторожно. Тем не менее, финальная декларация Венского саммита провозгласила, что государства-члены ЕС будут просить ЕК представить на рассмотрение исследование о корпоративном налогообложении. И если Тони Блер сказал журналистам, что это «не означает единства налоговых ставок по всей Европе», то уже просочились сведения о том, что Франция и Германия как раз считают, что именно такая формулировка не исключает гармонизацию отдельных налогов. Пока отдельных...

Объективности ради следует также сказать, что план гармонизации европейских налогов придуман не сегодня, и не «коварным» Лафонтеном. Принципы координации и сближения налоговых режимов, заложенные еще в Маастрихтском соглашении по Европейскому союзу 1992 года, наконец-то были востребованы новыми правительствами левого толка в целях политического (федерализация Европы) и экономического (единая валюта) объединения.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №28, 21 июля-10 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно