ДЕТОНАТОР ПОДКЛЮЧЕН

25 июля, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №28, 25 июля-1 августа

В отношениях украинских политиков с прессой известный журналист всегда советовал мне пользоваться первыми двумя пунктами устава студента: «1...

В отношениях украинских политиков с прессой известный журналист всегда советовал мне пользоваться первыми двумя пунктами устава студента:

«1. Профессор всегда прав. 2. Если профессор не прав — смотри пункт первый».

Хочу подчеркнуть, что представленный ниже материал ни в коем случае не является попыткой подтвердить или опровергнуть эти нормы студенческого устава и потому не касается упоминания моей фамилии в «Зеркале недели» 12 июля сего года, где речь шла о Законе Украины «О негосударственном пенсионном обеспечении».

Меня удивляет эйфория в связи с принятием закона и легкость, с какой ему была выдана путевка в жизнь. Я отношусь к тем депутатам, которые нажимали красную кнопку «против» этого закона.

Не стану оправдываться по поводу своей приверженности идее негосударственного пенсионного обеспечения, поскольку это смахивает на попытку доказывать кое-кому из моих ярых оппонентов, что я не агент МВФ. Но принятая 3 июля нынешнего года версия закона не имеет права стать действующей.

Можно приветствовать многие нормы этого закона. Однако две ложки дегтя портят — а по моему мнению, делают непригодной к употреблению — целую «бочку меда». Так как закон не обеспечивает главного требования — гарантии сохранения средств тех граждан, которые хотят отложить свои деньги на будущую пенсию. Более того, отдельные его нормы открывают прямую дорогу к злоупотреблениям и откровенному расхищению средств.

В Украине уже функционирует немало негосударственных пенсионных фондов. И, несомненно, среди них множество таких, которые будут вести честную и профессионально квалифицированную деятельность. Но также нет сомнений, что найдутся и такие, которые используют «провалы» принятого закона для мошенничества.

Удивляет, когда, проводя параллели со странами Запада, многие политики говорят об Украине: «Мы не такие, мы особенные». В других случаях от тех же людей слышим: «Некоторые выписанные нами нормы соответствуют нормам законодательства Запада, а потому их нужно вводить и у нас».

Действительно, во многих странах разрешено вкладывать средства пенсионных фондов в приобретение акций. Приверженцы этого, к сожалению, забывают, что упомянутые страны имеют стабильные, развитые фондовые рынки. В Украине же такое направление инвестирования является сегодня преждевременным и недопустимым. По очень простой причине: никто не может гарантировать динамику курса (цены) акции. Сегодня ее купили за сто гривен, а завтра она будет стоить десять. 90% вложенных средств пенсионеров «испарилось». А принятая версия закона позволяет использовать на такое направление инвестирования до 40% средств негосударственного пенсионного фонда.

Бросьте монету. Может, повезет и, наконец, выпадет на ребро, однако не найдутся ли люди, которые используют это обстоятельство для собственного обогащения? Вспомните случаи, когда на организованных рынках (именно этот последний аргумент кое-кто использует для защиты принятого в законе направления инвестирования) отдельные торговцы в «игре» между собой поднимали и опускали в несколько раз курс акций. А для людей, откладывающих деньги на пенсию, такая игра может обернуться потерей этой будущей пенсии.

Аналогичные предостережения можно высказать и по поводу права инвестирования до 10% активов в объекты недвижимости. В связи с этим вспомните колебания цен на квартиры в последние годы. Квартира, цена которой сегодня 100 тысяч гривен, завтра может стоить 70. А от таких колебаний зависят судьбы многих людей.

Хочет кто-то этого или нет, но в ближайшие годы единственными разрешенными направлениями вложения пенсионных средств могут быть только приобретение облигаций внутреннего займа и вклады в коммерческие банки. Что касается последнего направления, действующая редакция закона позволяет инвестировать до 40% средств. Но это не могут быть любые банки. Вспомните банк «Украина», проблемы которого были известны за несколько лет до банкротства. Поэтому закон должен четко определять требования к банкам, имеющим право на упомянутые операции. Такой «пустячок» в законе отсутствует.

Меня «радуют» нормы закона, касающиеся гарантий ответственности компаний по управлению пенсионными активами перед вкладчиками. Утверждаю, что это не более чем пустая декларация. Поскольку в действительности отвечать перед вкладчиками будет просто нечем. Ведь средства, принимаемые в управление, могут не соответствовать объемам капитала управляющей компании. Логика здесь должна быть простой. Больше берешь — больше вкладывай собственных средств. Это уменьшает риск. Не ищите эту норму в законе. Вы ее не найдете.

Удивляет, когда резервы (а это тоже «страхование» рисков) формируются в соответствии с уставным фондом, а не с объемами принятых в управление пенсионных средств.

Не меньшее удивление вызывают нормы закона, позволяющие компаниям, по сути, являющимся банкротами (несоответствие собственного капитала), еще шесть месяцев управлять пенсионными активами.

Еще один принципиальный момент. И он уже не удивляет. Речь идет о регулировании текущей ликвидности (живучести, здорового состояния) юридических лиц, управляющих средствами будущих пенсионеров. Она, по сути, отсутствует.

Казалось бы, в законе имеется правильная норма относительно соответствия собственного капитала. Под последним подразумевается разница между активами (вложениями во что-то) и обязательствами (перед вкладчиками).

А сейчас, учитывая разрешенные законом активные операции, предлагаю читателям решить простую задачу. У миллионов граждан Украины есть акции. На них (а это соответствующие документы) есть цена, скажем, 10 гривен. Что означает эта цена? Не мучайтесь. Абсолютно ничего она не означает. Вы можете их продать по 50, по 1, по 0,05 гривни, а можете и ни за какие деньги не продать.

Что в таких условиях означает соответствие собственного капитала? А тоже абсолютно ничего. На бумаге такое соответствие есть. Только когда грянет беда, может оказаться, что осуществленные компаниями по управлению пенсионными активами вложения пенсионных средств имеют нулевую оценку — они исчезли. Средства вроде есть (на бумаге, в балансе), а реально их нет. Или, возможно, это тоже всего лишь небольшая недоработка закона, в котором забыли записать нормы регулирования реальной текущей ликвидности?

Лес рубят — щепки летят. Это на тот случай, когда можно ссылаться на «щепки» — провалы ключевых норм закона.

Можно более или менее спокойно относиться к риску людей, начинающих собственный бизнес. Этим, кстати, умеют заниматься не все. Это призвание единиц. Но нельзя спокойно реагировать на «щепки», когда закон допускает втягивание в операции негосударственного пенсионного страхования миллионов наших соотечественников, не разбирающихся в экономических тонкостях. К институтам, которые занимаются такими операциями, должны предъявляться четкие и особые дополнительные требования. Главная идея этих требований — гарантия сохранности средств, регулирование ликвидности, здоровое финансовое состояние.

Нет надобности в дальнейшем поиске «блох» закона. Их немало, но названных достаточно, чтобы понять опасность его принятия. Хочу упредить и возможный упрек в мой адрес как народного депутата — дескать, где же мои поправки к закону?

Отдельными правками, к сожалению, исправить слабые места документа невозможно. Нужна переработка всего закона. Поскольку проблемы — не в технике изложения отдельных норм, а в идеологии многих позиций. Именно поэтому я обратился к Президенту Украины с предложением не допустить вступления в силу данной версии закона. Мина, заложенная в законе, не имеет права сработать.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно