ДАЛЬНЯЯ ДОРОГА, СЕРТИФИКАТНЫЙ ИНТЕРЕС

10 января, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №1, 10 января-15 января

... «Политической блокадой» назвал Валерий Пустовойтенко в письме к парламенту факт непринятия закона о Государственной программе приватизации на 1999 год...

...

«Политической блокадой» назвал Валерий Пустовойтенко в письме к парламенту факт непринятия закона о Государственной программе приватизации на 1999 год. Однако на этом смачном определении составители письма не остановились и, припомнив депутатам декабрьское отклонение законопроекта о приватизации «Укртелекома», предрекают последовательно: сокращение поступлений в бюджет страны, невозможность поддержать работников бюджетной сферы, негативное влияние на экономику в целом и на инвестиционный климат в частности и даже нестабильность в мировом инвестиционном процессе.

Проблема, однако, не в определениях, а в том, что составленное 28 декабря послание премьера не один день путешествовало между двумя близлежащими зданиями на улице Грушевского и в парламентские комитеты попало только к 4 января. Как говорится, замах рублевый, а удар копеечный: важнейшие приватизационные ходы оказались к тому времени уже сделанными.

Пальмовая ветвь или яблоко раздора?

Если придерживаться хронологии, то первым ходом был президентский. 30 декабря Л.Кучма подписал указ о Государственной программе приватизации на 1999 год, сопроводив его ссылкой на «Переходные положения» Конституции. Это означает, что программа вступит в действие через 30 дней, если парламент не примет иного решения. Следовательно, вступит или не вступит, мы узнаем где-то в феврале: у депутатов скоро очередные каникулы...

В принципе, такой поворот событий не является новым или неожиданным. Надо отдать должное Леониду Кучме: за время пребывания в резиденции на Банковой им изданы почти полсотни указов по вопросам приватизации, оказавших заметное влияние на процесс, особенно в 1994-1996 годах. Указами были введены в действие приватизационные программы 1995 и 1996 годов - и ничего ужасного в стране не случилось. Впрочем, теперь это было бы уже «чего»: после принятия Конституции и новой редакции закона о большой приватизации процесс регулируется исключительно законами. А указами - только в тех исключительных случаях, если парламентарии «прозевают» окончание пресловутых 30 дней. Но по отношению к программам приватизации они всегда начеку: президентские документы отклонялись и в 1997-м, и в 1998-м, причем, заметьте, Верховной Радой прошлого созыва, которая была к процессу разгосударствления все-таки более терпимой, чем нынешняя.

Именно в 1997-м депутаты изобрели формулу, которая позволяет избежать правового вакуума всякий раз, когда ФГИ вступает в новый год без утвержденного программного документа. Каждая предыдущая утвержденная законом программа приватизации действует вплоть до утверждения новой, и никак не иначе. Поэтому в нынешнем «плаче» исполнительной власти по поводу позабытости-позаброшенности приватизации гораздо больше политического лукавства, чем правды. А она, сермяжная, на наш взгляд, состоит в том, что Кабмину чертовски хочется порулить Фондом госимущества (и он уже рулит, особенно после прошлогоднего решения Конституционного суда), а Верховная Рада со своими розово-красными, применительно к экономике, взглядами всячески старается этому помешать. То «ключ зажигания» спрячет, то назначит внеочередной «техосмотр»...

Чем закончатся политические игры на сей раз? Комментируя факт утверждения программы президентским указом, заместитель председателя ФГИ Юрий Гришан выразил надежду, что депутаты не соберут необходимых 226 голосов для его отклонения. Из документа изъят раздел о приватизации земельных участков, который мог бы вызвать острую реакцию депутатов-коммунистов (даже о продаже земли под объектами незавершенного строительства - всего два упоминания). После некоторых дискуссий в него не вошел также пункт, который мог бы расстроить представителей правых, - разрешающий Кабмину самолично утверждать отраслевые программы приватизации. Записано очень скромно: «Кабинет министров в случае необходимости определяет в соответствии с этой Программой способы приватизации имущества предприятий в отдельных отраслях и может предусматривать трудоустройство работников предприятий, когда процесс приватизации и реструктуризации приводит к их высвобождению». Правда, если дочитать указ до конца, то окажется, что готовить предложения для Кабмина относительно выбора способов приватизации в отраслях обязан не только Фонд госимущества, но и «органы исполнительной власти» (любопытно, которые все-таки из них? - Н.Я.), поэтому прошлогодние баталии между приватизаторами и Минэнерго вполне могут оказаться рождественской сказочкой: то ли еще будет...

Однако самое существенное, на наш взгляд, отличие новой программы от ее предшественниц состоит в том, что президентские советники попытались покрепче вмонтировать Фонд госимущества в структуру исполнительной власти, но вмонтировать по своему разумению - резко увеличив число всевозможных согласований по горизонтали.

С Антимонопольным комитетом предписано «утрясать» порядок приватизации предприятий, занимающих монопольное положение не только на общегосударственном, но и на региональных товарных рынках (п.34), с Национальным агентством по управлению государственными корпоративными правами - все, что касается группы Е, т.е. государственных паев, долей, в том числе и в совместных предприятиях (пп.80, 82, 84). Многочисленными бюрократическими процедурами изобилует раздел «Подготовка предприятий к приватизации» - обязанности по ее проведению возлагаются на плечи «органа, уполномоченного управлять государственным имуществом»; он же ответственен за «своевременность передачи материалов с целью дальнейшей их (предприятий) приватизации», но мера ответственности, как водится, не определена. Хотя и это еще цветочки по сравнению с новым порядком закрепления пакетов акций в государственной собственности, где в традиционно двухзвенную систему (Фонд госимущества и Кабмин) в нынешнем году вмонтировано третье звено - Национальное агентство по управлению государственными корпоративными правами, которое подает Фонду предложения о закреплении пакетов, а Фонд может либо согласиться, либо, на основании каких-то весьма умозрительных критериев, не согласиться (п.23)...

В общем, в приватизаторы записали всех, кого только можно. А поскольку в начале статьи уже отмечалось, как курсируют входящие-исходящие даже между двумя соседними зданиями, можем прикинуть, сколь неспешным будет процесс в нынешнем году, сколько клановых и узковедомственных интересов схлестнется, прежде чем на очередной бумаге будет поставлена та или иная необходимая для дела закорючка.

И все-таки есть надежда, что в деле приватизации Фонд окажется хотя бы третьим. Ибо главными действующими лицами будут, несомненно, Кабмин и парламент, даже если иногда им и придется исполнять роль «певца за сценой». В президентском варианте программы правительство уже застолбило за собой два способа приватизации - «продажу пакетов акций на международных фондовых рынках в соответствии с законодательством и нормами и правилами функционирования данных рынков» (читай - выпуск депозитарных расписок на государственные пакеты акций) и «продажу пакетов акций предприятий, приватизация которых осуществляется с привлечением иностранных инвестиций по международным договорам Украины». Застолбило в том смысле, что оба способа продаж будут регулироваться постановлениями КМ, которые намечено подготовить в двухмесячный срок после вступления в силу указа. Но ведь предусмотрен и третий новый способ, который серьезно размывает почву под широко декларировавшейся денежной приватизацией, - продажа пакетов акций за ОВГЗ. То есть, госимуществом будет оплачена часть минфиновских долгов. 125 млн. гривен - сумма по сравнению с общим объемом обязательств, конечно, небольшая, но для приватизаторов - немаленькая (от денежных продаж намечено обеспечить поступление в бюджет 675 млн. грн.). Так что неплохо бы узнать, кто будет определять, какие именно предприятия отойдут новым собственникам за ОВГЗ и много ли в этом списке будет тех, которые в августе 1998-го планировалось отдать «Финпрому» и «Госинвесту» за компенсационные сертификаты?

Прощается-прощается, но не уходит

Вот мы и добрались до ключевого слова - сертификаты. И до парламентского хода, сделанного утром 31 декабря. Сильным, мудрым или же экономически обоснованным его назвать, конечно же, нельзя, а вот неожиданным - в самый раз: в нарушение всех процедур, без обсуждения в профильном комитете и в сессионном зале 239 депутатов с подачи представителей руховской фракции в четвертый раз продлили жизнь приватизационным и компенсационным сертификатам - на сей раз до 15 февраля с.г. Впрочем, данное решение, принятое в форме изменений и дополнений к закону о Государственной программе приватизации на 1998 год, должен еще подписать Президент. Как он поступит, если только накануне подписал указ, согласно которому приватизация в 1999 году предусматривается только за деньги?..

Четвертая реанимация ваучеров могла бы восприниматься как шутка, даже очень скверная шутка наших парламентариев, если бы на нее их не подвигли крайне неуклюжие действия приватизационного ведомства на сертификатной ниве. После бурных пресс-конференций в ноябре, на которых как подлинное завоевание реформ преподносилось создание межведомственной рабочей группы по вопросам окончания сертификатной приватизации, в последних числах декабря почему-то оказалось, что многие вопросы не решены, ответственные лица благополучно отбыли в отпуск, а под давлением тысячной толпы жаждущих вложить свои ваучеры трещат (в прямом смысле этого слова!) ворота и переборки в Киевском центре сертификатных аукционов.

Впрочем, еще до депутатского волеизъявления Фонд госимущества своим приказом продлил до 11 января срок вложения имущественных сертификатов на последнем, 47-м аукционе. Нового же, 48-го, в ФГИ пока не планируют. Так что в этом смысле руховская инициатива была как бы лишней. Как и словцо, замолвленное за компенсационные сертификаты: ни для кого ведь не секрет, что 29-й, августовский специализированный аукцион за «каэсы» заблокирован не кем иным, как Верховной Радой. Но вот настанет 15 февраля, и что тогда?

По большому счету, остался только один серьезный аргумент за продление жизни приватизационных имущественных сертификатов - льготная подписка на акции. Именно необходимость урегулировать этот сложный вопрос была одним из главных аргументов, которые еще в октябре выдвигал председатель Фонда госимущества Александр Бондарь в пользу скорейшего принятия программы приватизации на 1999 год. Но то, как это сделано в «президентском» варианте программы, вряд ли можно считать даже удовлетворительным. Ибо самому далекому от приватизации человеку понятно, что возможность покупки акций по номинальной стоимости за сертификат плюс 250 гривен наличными - это абсолютно не одно и то же, что предлагаемая в программе приватизации-99 их покупка также по номиналу, но уже за 750 гривен. И мы вполне можем представить себе обиду человека, который все годы дожидался приватизации предприятия, на котором он работает, чтобы вложить свой ваучер именно в него (имеет право!), когда ему от имени государства скажут: стоп, в 1999 году ваучеры больше не ходят, готовьте гривни.

А ведь такой ответ может иметь и юридические последствия: согласно статье 22 Конституции Украины, при принятии новых законов или внесении изменений в законы действующие не допускается сужение содержания и объема существующих прав и свобод граждан. И не важно, скольких работников, имеющих право на льготную подписку, оставили с «носом», то есть, простите, с не вложенным в родное предприятие ваучером (возможно, всего несколько тысяч на фоне сорока с лишним миллионов, так или иначе ваучеры вложивших). Важно, что есть основания для обращения в Конституционный суд.

В Фонде госимущества понимают щекотливость ситуации, но переводят стрелки на парламентариев: мол, дважды отклонили программу приватизации, не захотели искать выход из данной коллизии - теперь пусть все будет, как будет, это их вина. Хотя будь предложен какой-либо более мягкий вариант «прощания с ваучером» - и уровень конфликтности оказался бы на порядок ниже...

При описанном выше раскладе долгосрочные прогнозы делать бесполезно - с таким же успехом можно гадать на картах, что выпадет приватизаторам и приватизации в 1999 году. Наверняка - дальняя поздняя дорога с сертификатным интересом и предвыборными хлопотами. К сведению правительства и бюджетного комитета ВР: десятка бубен - то есть деньги от приватизации - почему-то не выпадает. По крайней мере, большие деньги. Неужели не понятно, почему?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно