ЧТО ТОЛКУ БУДЕТ УКРАИНЕ ОТ ТРУБЫ, ЕСЛИ НЕФТЬ ПОТЕЧЕТ ИНЫМ РУСЛОМ?

25 февраля, 2000, 00:00 Распечатать

В предыдущем выпуске «ЗН», сообщая о презентации технико- экономического обоснования проекта участия Украины и Польши в транспортировке каспийской нефти, мы обещали читателям более подробный рассказ об этом ТЭО...

В предыдущем выпуске «ЗН», сообщая о презентации технико- экономического обоснования проекта участия Украины и Польши в транспортировке каспийской нефти, мы обещали читателям более подробный рассказ об этом ТЭО. Надеемся, это тем более уместно, что в последнее время об этом проекте упоминали высшие госчиновники, в частности на заседании СНБО, где обсуждались проблемы топливно-энергетического комплекса Украины. Среди мер, которые, по мнению участников последнего заседания СНБО, должны способствовать укреплению энергетической независимости Украинского государства, в который уже раз назывались строящиеся нефтепровод Одесса—Броды—Гданьск и нефтеперевалочный комплекс в Южном под Одессой.

Об этих объектах нефтетранспортной инфраструктуры в Украине периодически говорят уже много лет. Сначала спорили о том, нужен или нет этот терминал и насколько это оправдано в смысле экологической безопасности; затем — кто и за чей счет его будет сооружать; теперь — создавать международный консорциум для достройки и эксплуатации всей этой нефтетранспортной инфраструктуры или достроить ее за счет средств отечественных нефтетранспортных предприятий.

Симптоматично, что по мере того, как отечественные сторонники и оппоненты вышеупомянутых подходов к созданию транзитного пути через Украину постепенно сближают свои позиции, наблюдается все более активное противодействие кристаллизуемому нефтетранзитному проекту извне. И это является косвенным свидетельством тому, что, с одной стороны, Украина близка к принятию решительных мер по реализации этого проекта и отдает себе отчет в том, что далее медлить непозволительно; а с другой — что конкуренция претендентов на нефтяную трубу на сегодня требует не просто последовательных и решительных действий, но и завидной психологической стойкости, наряду с тем, чтобы найти союзников, не менее заинтересованных в поддержке так называемого украинского нефтеварианта. Похоже, и в Украине уже понимают, что тот самый украинский вариант нефтетранзитного пути — это всего лишь часть масштабного международного проекта создания Евро-Азиатского транспортного коридора, а значит, руководствоваться идеологией «сами с усами» в этом случае бессмысленно.

Другое дело, как этим пониманием распорядятся...

Итак, сначала несколько слов об украинской стройке века — терминале и соединительном нефтепроводе Одесса—Броды. Точнее о том, как все это недостроенное добро может выглядеть в свете возможного украинско-польского проекта. Худо-бедно, но работы по сооружению нефтепровода силами и в основном средствами госнефтетранспортного предприятия магистральных нефтепроводов «Дружба» на сегодня уже выполнены на 71%. С терминалом — хуже, забитые несколько лет назад сваи в котловане, вероятно, уже успели покрыться ржавчиной. Тем не менее, в определенный момент сам факт того, что в Украине некоторые работы по созданию этой нефтетранспортной инфраструктуры все же велись, сыграл отечеству на руку. Но, как говорится, всякому времени свой фрукт.

Тот факт, что на сегодня председатель правления ГАО «Дружба» Л.Буняк (предприятие магистральных нефтепроводов, возглавляемое им, как раз и финансировало строительство нефтепровода Одесса—Броды), заручившись поддержкой депутата Т.Стецькива (избранного в ВР львовянами), пропагандирует необходимость достройки нефтепровода (да и терминала в Южном) «своими силами», безусловно, свидетельствует о том, что вышеупомянутые господа всерьез озабочены благополучием региона и нефтетранспортного предприятия, которое может значительно поправиться в случае запуска нового нефтепровода.

Однако в пылу такого регионального патриотизма (что в общем-то весьма похвально) приверженцы этой стратегии сознательно или нет абстрагируются, так сказать, от реалий окружающего мира. Конечно же, через какое-то время и Одесса-Броды, и южненский терминал могут быть достроены за счет исключительно украинских предприятий, которые и станут единственными владельцами сей инфраструктуры. ГАО «Дружба» к началу 2000 года уже закупило 80% (530 км) труб и финансировало сварку 71% общей протяженности нефтепровода Одесса—Броды (475 км). Так что может достроить нефтепровод и само. Но в таком случае существует опасность, что все это нефтетранспортное добро может остаться просто невостребованным теми, от кого зависит степень наполненности любой нефтетранспортной трубы.

Практика подобных нефтетранспортных затей свидетельствует, что без союзников, политически и экономически поддержавших новые нефтяные проекты, а значит, и реально участвующих в них (в том числе своим частным и акционерным капиталом), единоличные владельцы новых нефтеартерий рискуют просто «закопать» инвестированные в строительство деньги.

Вполне определенно на сей счет выразился Джеф Берлин (директор американской компании «Приватизационные партнеры», которая, как и киевский Институт транспорта нефти, в качестве субподрядчика участвовала в подготовке ТЭО, в части анализа финансовой составляющей проекта и рынков потребления нефти), представивший на минувшей неделе проект ТЭО совместного украинско- польского варианта участия в транспортировке каспийской нефти, выполненного с участием киевского Института транспорта нефти за счет гранта американской TDA. Это мнение разделили наряду с представителями Польши — президентом компании Golden Gate Яцеком Гутовским и директором Центра восточных исследований Мареком Карпом — большинство участников «круглого стола», обсуждавших проект Евро-Азиатского нефтетранспортного коридора, его современное состояние, проблемы и перспективы.

Названные фамилии упомянуты вовсе не просто в контексте разговора — их обладатели непосредственно участвуют в разработке проекта, о котором идет речь, в Польше и выступают от имени польских компаний, в нем заинтересованных.

Другое дело, что с украинской стороны официально пока не определены непосредственные партнеры польских компаний в этом проекте. Причем речь идет о том, что поляки могут участвовать в нем приблизительно в той же мере, что и украинцы, и в общем украинско-польское участие вряд ли должно быть превалирующим в будущем международном консорциуме. Проблема отнюдь не в том, что у представителей Украины и Польши не хватит средств на достройку всей необходимой нефтетранспортной инфраструктуры на территории обоих государств. Вовсе нет. Просто Украина и Польша, являясь, как говорится, естественными партнерами в этом проекте, вряд ли могут рассчитывать на его успех в случае, если к нему не будут привлечены другие иностранные (частные и акционерные) компании, заинтересованные в будущих поставках каспийской нефти по этому маршруту. А без участия иностранного частного капитала проект вряд ли будет поддержан международными финансовыми институтами, что, помимо финансовых вливаний, автоматически означает его политическую поддержку на международном уровне.

Проанализировав международный расклад в связи с этим проектом, его потенциальные участники в Польше и Украине пришли к выводу, что, во-первых, Украина должна быть представлена в нем не только государственными нефтетранспортными предприятиями, но и частным (акционерным) отечественным капиталом. То есть в максимально сжатые сроки должно быть создано украинское юридическое лицо (например, в форме ОАО или ЗАО), которое и должно представлять интересы Украинского государства и его предпринимателей в будущем международном консорциуме. Со стороны Польши партнером намерены выступить частные и акционерные компании, объединенные в группу Golden Gate.

Украинская сторона уже инвестировала к началу 2000 года около 131 млн. долларов в строительство нефтепровода Одесса—Броды и терминала в Южном (при общей первоначальной потребности в 326 млн. долл.). И, по мнению экспертов проекта, участие украинской и польской сторон в создаваемом международном консорциуме должно быть равнодолевым. Остальные акции эксперты предлагают разделить между инвестиционными институтами (включая ОПИК, ЕБРР, Эксимбанк США) и частным иностранным капиталом. Такой состав участников будущего международного консорциума должен и может, по мнению экспертов, обеспечить максимальную заинтересованность всех возможных политических союзников Украины и Польши в создании украинско-польского маршрута транзита каспийской нефти.

К слову, в процессе разработки ТЭО для совместного проекта, по словам директора Института транспорта нефти Александра Тодийчука, была скорректирована и его общая стоимость, в частности на территории Украины. Проект состоит из двух этапов (фаз). В ходе первого к уже инвестированному в украинские объекты предстоит вложить всего 326 млн. долл. Причем стоимость завершения строительства на территории Украины, по словам А.Тодийчука, снизится в общем до 200 млн. долл. с ранее предполагавшихся 326 млн. долл. А скоррегированный проект строительства нефтетерминала позволит сэкономить почти 150 млн. долл. изначально предполагавшейся суммы. И еще около 400 млн. долл. потребуется инвестировать на втором этапе, чтобы соединить нефтепровод Одесса—Броды (протяженностью 670 км) с польским участком в районе Плоцька (протяженность нефтепровода Броды—Плоцьк — 492 км). Правда, если будет использовано несколько больше изначально планируемого импортного оборудования, то стоимость второй фазы проекта автоматически увеличится до 537 млн. долл.

Причем, если все же реально надеяться на реализацию этого проекта, уже в течение ближайших трех месяцев украинские и польские участники должны успеть провести масштабную организационную работу: международный аудит созданного для участия в консорциуме украинского юрлица (без этого с ним никто не будет иметь дела), заключить договоры на транзит нефти по будущей нефтемагистрали как с экспортерами и операторами доставки, так и с покупателями, а также с нефтеперерабатывающими предприятиями Европы, заинтересованными в поставках каспийской нефти; договориться с потенциальными инвесторами этого проекта; заручиться гарантией от политрисков и т.д. Конкретный список всего, что быстро следует сделать в связи с этим проектом, уже подготовлен и просчитан по срокам. Дело за малым — начинать должна Украина. Не на словах, а на деле.

А.Тодийчук акцентировал внимание потенциальных партнеров описываемого проекта в Украине и Польше на том, что на июль 2001 года запланировано начало эксплуатации Каспийского трубопроводного консорциума. Если к этому сроку да при соблюдении вышеупомянутых условий будет завершено строительство нефтетранспортной инфраструктуры на территории Украины (хотя бы его первая фаза), этот факт, безусловно, снизит шансы других претендентов на «приворот транзитной трубы» на их территории.

Но ежели в Украине так и будут еще пару-тройку месяцев только говорить на нефтетранзитную тему, в число реальных участников этого весьма прибыльного процесса Украине уже вряд ли случится попасть.

Между прочим, в середине марта, вполне вероятно, президенты Украины и Польши снова встретятся, возможно, на празднествах в честь юбилея установления независимости Польши. И вполне возможно, что г-н Квасьневский поинтересуется у г-на Кучмы насчет украинско-польского нефтетранспортного проекта. Интересно, что ему сможет ответить Леонид Данилович?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №28, 21 июля-10 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно