ЧТО ОБЩЕГО МЕЖДУ МВФ И УКРАИНОЙ

7 октября, 1999, 00:00 Распечатать

Пришел в журналистику из научной полиграфии. Возможно, богатый диссертационный опыт помогает ему превращать почти каждую свою публикацию в мини-исследование...

Пришел в журналистику из научной полиграфии. Возможно, богатый диссертационный опыт помогает ему превращать почти каждую свою публикацию в мини-исследование. Это обстоятельство послужило также тому, что он стал главным связующим звеном «ЗН» с местными представительствами зарубежных финансовых и научных организаций, доказав тем самым, что критика и самокритика - движущая сила всякой настоящей дружбы. А еще он дружен со многими отечественными политиками и бизнесменами «новой волны» и очень надеется дожить до их победного финиша на очередных выборах

Возможно, многие согласятся, что Украина и МВФ представляют собой политико-экономические формирования, чьи проблемы во многом связаны с их командами менеджеров. Лично мне кажется, что радикальных перемен в командах в ближайшее время не произойдет. Стало быть, остается общепринятый в подобных ситуациях метод спасения проблемной структуры, когда рядышком создают новую бридж-контору со старыми, проверенными кадрами, переводят туда активы, пассивы оставляют на старом балансе и начинают новую счастливую жизнь... до возникновения новой серьезной проблемы. Пассивы, как уже читатель догадался, - это неудачные украинские реформы и мировой финансовый кризис, причем есть мнение, что МВФ внес свою весомую лепту в оба.

Относительно второго лучше всего, думается, сказал Милтон Фридмен в статье «Уроки финансового кризиса»: «МВФ был дестабилизирующим фактором в Восточной Азии не столько в силу условий, которые он налагал на своих клиентов (какими бы хорошими или плохими эти условия ни были), сколько из-за того, что пытался уберечь частные финансовые институты от последствий тех ошибок, которые они сделали». Замените здесь МВФ на государство, а частные институты - на государственные или псевдоприватизированные, и вы получите точный диагноз украинской ситуации.

И еще один важный аспект деятельности МВФ отметил М.Фридмен: образованный с единственной целью следить за функционированием системы фиксированных обменных курсов, созданной в Бреттон-Вудс, он после ее смерти должен был исчезнуть. Но поскольку нет ничего более постоянного, чем госагентства, особенно международные, МВФ, сидевший на мешках с деньгами, нашел новую нишу и стал международным экономическим консультативным агентством для стран, попавших в беду. Естественно, что консультант, который вместо взимания платы за советы кредитует их внедрение на льготных условиях, нашел большую клиентуру, хотя советы были далеко не всегда достаточно хороши.

Одним из реципиентов «фондовых» советов-кредитов оказалась и постсоциалистическая Украина. Юбилей «ЗН» почти совпадает с первым из займов от МВФ, которые плавно переросли в «расширенные» и за которые приходится всякий раз отчаянно сражаться, доказывая свою преданность рыночным реформам вообще и рекомендациям международных кредиторов в частности. Но что бы ни говорили наши правительственные заемщики своим заимодавцам, в постсоциалистической Украине деньги МВФ «обречены» на бюджетное финансирование неэффективных предприятий, на погашение госзадолженностей (с бюджетозамещающим займом иначе не бывает) и прочие перераспределительные финоперации.

Возвращаясь к фридменовской цитате, главный дефект деятельности МВФ - это попытка подменить собой рынок путем предоставления кредитов на нерыночных условиях. Ибо рынок всегда считает заемщика «плохим» из-за высоких или даже недопустимо высоких инвестиционных рисков. Льготные же кредиты объявляют заемщика «хорошим», малорисковым и тем самым провоцируют рынок на неадекватную оценку ситуации.

В кредитно-финансовой практике такой подход может быть оправдан только одним: кредитор осуществляет программу санирования заемщика. И формально МВФ вроде бы это делает, внедряя в экономику страны-заемщика свои стабилизационные рекомендации. Однако страна - отнюдь не коммерческая структура. Нужна колоссальная концентрация интеллектуальных и политических сил, дабы принудить ее следовать искомой программе, которая, в свою очередь, должна быть адекватна сложившейся ситуации. Как правило, МВФ этого делать не может да и не желает. Заемщик же, имея дело с бюрократической политорганизацией полусоциалистического толка, по старой памяти делает вид, что выполняет рекомендации, а МВФ - что контролирует их выполнение. Периодические отсрочки выделения очередного транша суть не что иное, как элементы указанной игры. Таким образом, на средства МВФ фактически финансируются не рыночные реформы, а отсрочка в их проведении.

Другой порок современной мировой финансовой системы - навязывание заемщикам со стороны МВФ и Всемирного банка исключительно долларового выражения выделяемых кредитов. Риск здесь заключается в возможности шокового изменения обменного курса доллара по отношению к валютам стран, которые являются основными торговыми партнерами заемщика, а следовательно, резкого удорожания его долларовых долгов в реальных терминах импорта из этих стран. Именно валютный шок в виде резкого повышения курса доллара относительно немецкой марки и экю спровоцировал азиатский финансовый кризис 1997 года и российский 1998-го. Украина, зажатая между двумя кризисными зонами, была обречена на аналогичный валютно-долговой обвал ввиду значительного увеличения бремени долга в реальных терминах торговли с ЕС и особенно Россией, а также сокращения экспортной выручки.

Если бы гривня не была по настоятельному требованию МВФ привязана к доллару в рамках узкого коридора и действовал гибкий плавающий режим, можно было бы, пропорционально девальвировав национальную валюту, сохранить неизменный обменный курс по отношению к рублю, марке и экю, оставив тем самым неизменными условия торговли с основными партнерами. Это, разумеется, было возможно лишь ценой резкого увеличения долгового бремени, но как иначе прикажете выплачивать долларовые долги, максимально не сохранив чистые доходы от внешней торговли?

Поскольку страны «группы риска», к которым принадлежит и Украина, являются одновременно крупными должниками МВФ и ВБ, то для защиты своих интересов и «интересов иностранных инвесторов» (не только стратегических, но и международных ростовщиков и крупных спекулянтов типа Джорджа Сороса) МВФ всякий раз вмешивался и предлагал осуществлять разработанную им «программу стабилизации». Ее ключевыми пунктами были требования об увеличении процентной ставки для предотвращения оттока капитала и поддержания стабильности валютного курса. Что же получилось в итоге?

О да, высокая ставка помогла привлечь дополнительные ресурсы в виде «горячих» спекулятивных капиталов. Но они же и спровоцировали массовую дестабилизирующую атаку на национальную валюту. При этом международные спекулянты почти ничем не рисковали, так как отлично знают, что МВФ, прикрываясь тезисом о необходимости «защиты» (см. выше), всегда будет на их стороне. А теперь вся эта западная финансовая публика занимается голой демагогией, требуя от России признаний, куда исчез транш МВФ, выданный накануне приснопамятного 17 августа. Ну подзаработали вместе с «иностранными инвесторами» местные «наперсточники». Так ведь нельзя же быть до такой степени жадными и не «делиться», как это принято не только в мафиозной среде.

Весьма показательна в этом контексте очередная попытка правительства решить на ежегодном собрании МВФ и Всемирного банка коренной вопрос украинских «реформ» - где перезанять деньги для выплаты долгов? Президент лукавит, когда пытается объяснить торможение очередного транша предвыборной кампанией. Отказ на сей раз связан с принципиально иной позицией Запада: МВФ и К 0 стало, видимо, окончательно ясно, что серьезных вложений в «родную» экономику ради последующих расчетов с кредиторами им от постсоветских «прихватизаторов» не дождаться.

Но штука-то вся в том, что тайно вывезенный из Украины капитал по всем оценкам раза в два-три превышает иностранные заимствования. Выходит, Запад был не донором, а реципиентом финансовой помощи и вольным или невольным пособником украинской коррупции и теневого бизнеса. Стало быть, единственный способ для Украины обслужить свои долги - это прекратить отток капитала и организовать его возврат. Каким образом? Только при поддержке международного финансового сообщества. Это значит, что все теневики должны получить жесткий сигнал о том, что западные банки перестали быть надежными хранилищами «черных» и «серых» денег. Что касается грядущих западных кредитов, то не лучше ли скромно пополнять местный бюджет за счет экономии командировочных наших чиновников и депутатов?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №28, 21 июля-10 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно