Что наша жизнь? Игра без гарантии выигрыша

19 мая, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск №19, 19 мая-26 мая

В странах Западной Европы даже на претендентов престола Папы Римского принимались ставки устроителями тотализаторов...

В странах Западной Европы даже на претендентов престола Папы Римского принимались ставки устроителями тотализаторов.

Из сообщений СМИ в последние дни
жизни Павла Иоанна II

Поводом для статьи стал конфликт, разразившийся во Львове между «мобилизаторами бюджета» и представителями сферы развлечений. Конфликтующую сторону от «цеха досуга» представлял предприниматель Андрей Бенец — создатель первого во Львове боулинг-клуба. С противоположной стороны баррикад позиции заняли представители ГНИ Шевченковского района города Львова. Они «попросили» предпринимателя перейти с упрощенной системы налогообложения на общую и настаивали на приобретении недешевого патента. Таким образом боулинг-клубу навязывался патент из сферы игорного бизнеса. Хотя Андрей Бенец был уверен, что его клуб предоставляет услуги не игорного, а спортивно-развлекательного характера (именно на этот вид деятельности выдавалось и неоднократно продлевалось свидетельство плательщика единого налога), а значит он имеет все основания находиться на упрощенной системе.

Справедливости ради следовало бы отметить, что контактеры от налоговой к общению с предпринимателем Бенецем подготовились. Они проштудировали нужные законодательные документы и представили свое видение ситуации в сфере развлечений. Главным документом, на основании которого сотрудники налоговой службы «доказывали свою правоту», был Закон Украины «О патентовании некоторых видов предпринимательской деятельности» от 23 марта 1996 года. Сотрудники ГНИ цитируют п. 2 ст. 5 этого закона: «Під гральним бізнесом у цьому Законі слід розуміти діяльність, пов’язану з влаштуванням казино, інших гральних місць (домів), гральних автоматів з грошовим або майновим виграшем, проведенням лотерей (крім державних) та розиграшів з видачею грошових виграшів у готівковій або майновій формі». (Мнение налоговой службы касательно игорного бизнеса приводится по двум скрепленным листочкам бумаги с условным названием «Позиция ГНА относительно пребывания кегельбанов на упрощенной системе налогообложения». К слову, под этой «Позицией» отсутствуют подписи — авторы, скорее всего из скромности, пожелали остаться неизвестными.)

Причем налоговики весьма любопытно толкуют приведенную цитату. В частности, они заключают, что «критерий денежный или имущественный выигрыш по замыслу законодателя относится только к игральным автоматам и проведению лотерей, а привязка имущественного выигрыша к термину «иные игральные места» отсутствует».

Что ж, давайте в своем анализе второго пункта пятой статьи воспользуемся понятиями, предложенными специалистами налоговой службы («термин», «критерий», «привязка»). Итак, из сказанного в законе следует, что критерий «денежный или имущественный выигрыш» привязан не только к термину «игральные автоматы», но и к терминам «иные игральные места», «казино». У этих терминов имеется, так сказать, общее понятие — «деятельность, связанная с устроением». Любой человек, способный сделать синтаксический разбор рассматриваемого предложения, может убедиться в том, что мытари являются изрядными мастерами лингвистической казуистики и софистики. А кому лень вспоминать синтаксис, может воспользоваться элементарной логикой и задать риторический вопрос — себе или налоговику: «Если казино не связано с «денежным или имущественным выигрышем», тогда что собой представляет казино — «детскую игровую площадку»?! И что в таком случае мешает под определение «игорный бизнес» подвести шахматы, «чапаева» или даже «морской бой»?!»

Есть, правда, в оном законе место, которое в отрыве от иных нормативных актов позволяет недобросовестным комментаторам вносить в понимание данного вопроса некоторую путаницу. Речь о п. 3 ст. 5 того же закона, где перечисляются виды услуг из сферы игорного бизнеса, требующие приобретения торговых патентов. В нем упоминаются кегельбаны. Не станем вдаваться в лексикологические разборки, выяснять, чем отличается «кегельбан» от «боулинга» — согласимся, что эти два названия обозначают почти одно и то же (хотя «Словарь иностранных слов» определяет «боулинг» как «спортивную разновидность кеглей»). Налоговики, замалчивая другие документы, которые определяют правила организации игорного бизнеса, в своей «Позиции» акцентируют внимание на выгодных для себя моментах третьего пункта. Они заметили, что законодатель, говоря об использовании кегельбанов, «никоим образом не указывал на возможность денежного или имущественного выигрыша», а отсутствие указания на характер использования кегельбана (для выигрыша или для спортивного интереса) обязывает владельца соответствующего развлекательного заведения торговый патент таки приобретать.

Так вот, опираясь на подобное прочтение законодательства, налоговики делают окончательный вывод, что «денежный или имущественный выигрыш в случае использования кегельбанов не является обязательным критерием для отнесения такой деятельности к игорному бизнесу». Т. е. кегельбан — это игорный бизнес.

Действительно, гармонии между вторым и третьим пунктами пятой статьи закона от 23 марта 1996 года без учета других нормативных актов не просматривается. Но для подобных случаев существует золотое правило юриспруденции — применение законодательства в совокупности его норм. Для тех, кому не хватало совокупности норм в пределах закона от 1996 года, в октябре 1998 года (№ 610/3050) Минюст зарегистрировал инструкцию, в которой даны определения понятий «игорное учреждение» и «азартная игра». А 20 ноября 2003 г. Кабмин утверждает полезное в данном случае постановление №1800. По сути, определения и в инструкции, и в постановлении не отличаются — разница только в некоторых словах. Например, в инструкции по отношению к одному и тому же понятию используется слово «позволяет», а в постановлении — словосочетание «дает возможность». Итак, в постановлении об азартной игре говорится, что она является игрой, «…участие в которой дает возможность обретать деньги, иное имущество или имущественные права, … условием участия в которой является внесение игроком ставки (в том числе игры в букмекерских конторах, на ипподромах и иных видах тотализатора)».

Предприниматель Бенец пытался довести до ведома работников налоговой службы все обстоятельства, связанные с применением законодательства в полной совокупности его норм. Однако работники ГНИ эти доводы не принимали. Эти работники, как жалуется г-н Бенец в общественный клуб интеллектуально-творческой инициативы «Династия» (структура Общественного форума города Львова), направили на него репрессивную машину. Они «устроили внеплановую проверку без решения суда, органа следствия или дознания, как того требует законодательство», «наложили штраф в размере 800 грн. за отсутствие кассового аппарата и патента предпринимателя», «отказали в получении нового свидетельства плательщика единого налога…».

«Династия» вместе с Общественным форумом города Львова (ОФГЛ) приняли Бенеца под свою защиту. В ходе разбирательства эти две общественные организации не только убедились в том, что налоговики грубо манипулируют законодательством, но и просто совершили действие, которое попадает под действие Уголовного кодекса. Когда работники налоговой службы обрабатывали Бенеца с тем, чтобы он приобрел злополучный торговый патент, они уверяли его, что все остальные владельцы боулингов платят за свои учреждения как за предприятия игорного бизнеса. «Династия» и ОФГЛ через суд требовали доказательства того, что другие субъекты боулингового бизнеса покупают торговые патенты. Однако такие доказательства так и не были предоставлены суду. Официальные платежи от остальных боулинг-клубов Львова не проводились. Следовательно, если «остальные платили», то возникает вопрос, кому и как?

Общественные организации, подставившие Бенецу плечо, убедили его в необходимости судиться. Предприниматель не очень-то верил в положительный исход судебных разбирательств, но, воодушевленный группой поддержки, пошел с заявлением в Хозяйственный суд Львовской области. Суд первой инстанции признал неправомерность действий работников налоговой службы в отношении владельца первого во Львове боулинг-клуба. Причем судьям для принятия такого решения даже не нужно было известное постановление Кабмина — они все необходимые основания нашли в законе 1996 года. На основании данного документа был вынесен вердикт: «… оценив все доказательства по делу в их совокупности, суд пришел к выводу, что исковые требования частного предпринимателя Бенец А. Б. о понуждении ГНИ… выдать свидетельство плательщика единого налога на 2006 год являются обоснованными и подлежат удовлетворению». Подобное заключение этим же судом было сделано и относительно восьмисотгривневого штрафа.

11 мая сего года состоялись два суда второй инстанции (по вопросу выдачи свидетельства плательщика единого налога и наложения штрафа). Суд апелляционной инстанции оставил решения первой без изменений. Есть ли у налоговиков, которые решатся на дальнейшие суды с предпринимателем Бенецем, какая-то перспектива? Юристы считают, что если не случится какое-то чудо, то нет. Еще в октябре 2003 года Высший хозяйственный суд Украины вынес постановление, в котором сделал вывод, что «деятельность по предоставлению услуг в организации боулинга не относится к определенному ст. 5 Закона «О патентовании некоторых видов предпринимательской деятельности» игорному бизнесу, требующему для своего осуществления получение патента, поскольку боулинг-клуб предоставляет гражданам во временное пользование за плату спортивный инвентарь и другое имущество и при этом денежный или имущественный выигрыш не предусмотрен».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно