ЧТО МОЖЕТ РЕГИОН

10 января, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №1, 10 января-15 января

Все может регион! Но что нИ говори... Ироничная поговорка «Где два украинца, там три гетмана» актуальна не только во время ажиотажей «народного волеизъявления», но зачастую и в периоды, их разделяющие...

Все может регион!

Но что нИ говори...

Ироничная поговорка «Где два украинца, там три гетмана» актуальна не только во время ажиотажей «народного волеизъявления», но зачастую и в периоды, их разделяющие. Иными словами, борьба за власть у нас является перманентным процессом, и ей, почти как любви, покорны не только все возрасты, но и территории. Запорожская область в этом отношении отнюдь не исключение.

Принято считать, что на областном уровне вся полнота власти традиционно сосредотачивается в одних руках - первого секретаря обкома, представителя Президента или, как сейчас, председателя государственной администрации. Однако в действительности, помимо законодательных ограничений, сферу распространения принципа единоначалия серьезно ограничивают и другие факторы. Помнится, в конце 80-х вновь назначенный первый секретарь Запорожского обкома всерьез задался целью отстранить от должности директора одного из крупных промышленных предприятий - скорее всего, не столько за дело, как из-за желания доказать остальным «кто в доме хозяин». Реакция сверху была молниеносной: партфункционеру настоятельно порекомендовали знать свое место, а вскоре последовал и оргвывод - «в связи с переходом на другую работу». Если учесть, что подобных предприятий (в те времена союзного подчинения, а ныне - общегосударственного) в регионе не единицы, а десятки, их влияние на деятельность местных властей вряд ли можно считать малозначительным.

Особенно отчетливо эта тенденция проявилась после развала Союза. Наверное, первопричиной тому были все же экономические факторы, когда предприятия, брошенные на произвол судьбы, в поисках путей выживания начали обретать явные признаки автономных государственных формирований. Отделы внешнеэкономических связей, рабочего снабжения, заводские ДК, подсобные хозяйства стали все больше походить на министерства - иностранных дел, торговли, продовольствия, культуры. Наконец, дело, по сути, дошло до эмиссии валюты - не только в виде выдачи натуроплаты под запись, но и выпуска квазиденег, название которым местные острословы образовывали от директорских имен. Возможно, это был намек на очевидные признаки монархического строя.

Я вовсе не настаиваю на безупречности данной модели. Вполне может быть, к примеру, что возникновение в Запорожье трех ассоциаций промышленников - Правобережной, «Содружество» и «Потенциал» - это не стремление к налаживанию «межгосударственных» контактов с целью выработки общеполитического курса, а всего лишь концентрация усилий по совместной борьбе с экономическим кризисом. Если кому-то именно такой вариант представляется более правдоподобным - как говорится, на здоровье. Но, согласитесь, это еще не повод для заниженной оценки политического влияния упомянутых структур.

Весьма показательными в этом отношении стали в 1994 году выборы руководителя области. Из двух основных претендентов. Реформатор-технарь Юрий Бочкарев, не только имевший свою концепцию развития региона, но и пытавшийся внедрить ее в жизнь наперекор узковедомственным интересам, несомненно, был менее предпочтителен промышленникам, нежели гуманитарий Вячеслав Похвальский, обладавший солидной школой аппаратной работы и компромиссной закалкой. Впрочем, спустя некоторое время у хозяйственников начались сомнения в правильности сделанного выбора.

Внести коррективы в стихийно сформировавшиеся принципы регионального управления могло лишь вмешательство извне. И это произошло в апреле нынешнего года, когда на должность председателя областной госадминистрации был назначен бывший первый заместитель министра промышленной политики Владимир Куратченко. Тем самым сложившийся в регионе политический баланс существенно изменился. Кардинальные кадровые перестановки, жесткий стиль управления и контроль над всеми процессами в области со стороны новой команды вызвали у промышленников чувства, далекие от восторга. На пресс-конференции, посвященной ста дням пребывания в должности председателя облгосадминистрации, это признал и сам Куратченко, сославшись на то, что некоторые директора жаловались на него Президенту. Но на сей раз история с оргвыводами не повторилась, а новый председатель открыто заявил о том, что не намерен мириться «с удельными княжествами ни на уровне предприятий, ни на уровне районов». Насколько успешной окажется реализация поставленной цели, можно отчасти судить по интервью Владимира КУРАТЧЕНКО.

- Владимир Александрович, очевидно, что смена руководства области пришлась по душе далеко не всем. Особенно если учесть ориентацию новой команды обладминистрации на довольно жесткие методы управления. Не стало ли это поводом для формирования оппозиции?

- Говорят, если у тебя нет недругов, то и как личность ты не вполне состоятелен, и вообще зря работаешь. Конечно, вы правы: понравиться абсолютно всем невозможно, тем более что есть люди, которым удобнее, когда некоторых проблем власть не касается. Но раз Конституция возлагает на государственную администрацию ответственность за социально-экономическое положение и правопорядок на территории, то мы попросту обязаны разбираться в первопричинах сложившегося положения даже на тех предприятиях, которые имеют стопроцентную частную собственность, и уж тем более - на государственных.

Разумеется, речь не идет о вмешательстве в хозяйственную деятельность - правовые нормы должны соблюдаться, но это вовсе не исключает контроль государственной власти над процессами, происходящими на подведомственной территории. Если, скажем, ряд предприятий не имеет прибыли, что, естественно, негативно сказывается на наполняемости местных бюджетов, власти обязаны проанализировать причины. Ведь это же ненормально, когда удельный вес бартера составляет 90 процентов, дебиторская задолженность превышает кредиторскую, а продукция отгружается и не оплачивается. И это притом, что есть юридические механизмы - установленные законодательством нормативные сроки, арбитражный суд. Но если руководство предприятия их не использует, то напрашивается вывод: ему это выгодно. А раз так, власть обязана вмешаться и принять адекватные меры.

- Этим и было продиктовано заявление о том, что вы не потерпите удельных княжеств?

- Видите ли, групповые, или, если угодно - клановые интересы объективно неизбежны в силу существования территориальных, производственных и других приоритетов. Однако они должны четко регламентироваться вполне определенной мерой ответственности. Ведь, к примеру, в день всеукраинской акции протеста люди пришли не в горисполком, не к председателю облсовета или директорам предприятий, а в областную администрацию с конкретными вопросами - почему высоки цены, когда предприятия начнут работать и платить зарплату? И на все это надо было отвечать. Следовательно, обладминистрация должна располагать механизмами, которые позволят управлять происходящими процессами и воздействовать на них. Иначе она превратится в свадебного генерала.

- Однако согласитесь, что и руководители рангом пониже вряд ли испытывают восторг от ущемления своих прав. Сложно, например, поверить в то, что генеральный директор алюминиевого комбината Бастрыга совершенно добровольно принял неожиданное решение сложить полномочия председателя областного союза промышленников и предпринимателей «Потенциал». Уже хотя бы потому, что эта организация в значительной степени является его детищем. Да и некоторых других директоров крупных предприятий в коридорах областной госадминистрации уже не встретишь.

- Относительно «Потенциала» - я просто объяснил Ивану Михайловичу, что ему предпочтительнее сосредоточить усилия на реконструкции завода. В конце концов, в сутках всего 24 часа, и, занимаясь такой махиной, как алюминиевый комбинат, будучи депутатом областного совета, председателем комиссии, руководителем областного союза промышленников и предпринимателей, это практически нереально. Да и «Потенциалу» смена руководства пошла на пользу - он стал работать более активно, профессионально и целенаправленно. Так что с Бастрыгой у нас абсолютно нормальные отношения.

А то, что кто-то из директоров стал реже появляться в обладминистрации... Могу назвать более двух десятков имен руководителей, которые постоянно бывают в этом кабинете, советуются, сопоставляют свои позиции. Хотя, конечно, не стану утверждать, что во всех отношениях у нас сложилась полная идиллия.

- Придя на должность председателя обладминистрации, вам пришлось начинать работу, как говорится, с чистого листа или все же была преемственность деятельности прежней команды?

- Какой-то элемент преемственности был, но, откровенно говоря, весьма незначительный. В принципе, ситуацию в области нужно было кардинально менять. Уже то, что администрация не располагала серьезной структурой, обеспечивающей объективной, профессиональной и доброкачественной информацией, не позволяло принимать правильные управленческие решения. Хотя уже прочно утвердились рыночные отношения, власти не наладили нормальные деловые связи с банками, коммерческими структурами, которые оказывают существенное влияние на экономику области. По сути, вне контроля администрации оказалась приватизация, слишком напряженная ситуация сложилась и в сфере культуры, где не было не только скоординированной программы, но даже нормального менеджмента. Административно-командные методы управления породили глубокий кризис в агропромышленном комплексе.

- Признаться, несколько удивительно слышать критику командных методов управления от сторонника жесткого стиля руководства.

- Ну, во-первых, требовательность и диктатура - это не одно и то же. А во-вторых, я вовсе не утверждаю, что на данном этапе можно полностью обойтись без административно-командных методов управления. Однако они должны постепенно и неуклонно вытесняться рыночными, экономическими механизмами - с учетом стабилизации законодательства, повышения квалификации власти и отлаживания системы управления.

- Это предопределило необходимость полного обновления

команды, в частности, всех ваших заместителей?

- Да, действительно, пришлось подобрать людей, которые соответствовали бы выдвинутым требованиям. Это позволило, по крайней мере, определиться по целому ряду направлений. Уже отработана новая концепция взаимоотношений в агропромышленном комплексе - как во внутрихозяйственной сфере, так и на уровне экономических связей хозяйств и территорий. Аналогичная работа проведена и среди промышленных предприятий, хотя, честно говоря, на первом этапе, когда мы начали определять их рейтинг, пришлось столкнуться и с непониманием, и даже с неприятием. Однако после анализа себестоимости продукции, ее остатков на складах, дебиторской и кредиторской задолженностей у нас появились возможности вести разговор с предприятиями на языке экономики.

Даже несмотря на весьма жесткие кризисные условия, удалось серьезно поправить состояние дел в экономике области. В качестве примера можно привести начало работы СП «АвтоЗАЗ-Daewoo», запуск титано-магниевого комбината после четырехлетнего простоя, первого цеха ферросплавного завода, который до этого не работал пять месяцев. Наконец, мы создали широкую инвестиционную программу, включившую в себя 120 проектов, разработанных по европейскому стандарту. И сегодня она уже начинает давать отдачу в виде реальных инвестиций под гарантии областной администрации. Привлечено 50 млн. долларов под реконструкцию и создание нового цеха на «Укрграфите». Есть конкретные наработки по второму этапу реконструкции ЗТМК - в январе один из немецких банков намерен заключить кредитный договор на 60 млн. долларов. Пытаемся реализовать и другие программы.

- Тогда как объяснить, что контроль над работой ведущих предприятий регион постепенно утрачивает? Я имею в виду передачу в управление принадлежащих государству пакетов акций «Запорожстали», ферросплавного завода структурам, которые находятся за пределами области.

- Честно говоря, мне это тоже не до конца понятно. И на сей счет у областной администрации есть свои предложения. Мы разработали антикризисную программу, согласовав ее, в принципе, с Президентом. Краеугольным камнем этого документа является передача государственных пакетов всех предприятий, находящихся в регионе, под юрисдикцию обладминистрации. На мой взгляд, это наиболее приемлемый вариант.

В свое время, будучи первым заместителем министра, я занимался подготовкой коллегии, посвященной вопросам управления государственной собственностью, так как эти права были делегированы министерству. Так вот, представьте себе, что некоторые управленцы лишь на заседании узнавали, что они обладают полномочиями собственника на том или ином предприятии. Казалось бы, это свидетельствует о том, что вопрос создания Агентства по управлению государственными корпоративными правами действительно назрел.

Но давайте проанализируем, что должен представлять собой данный орган? Прежде всего, агентству потребуется приличный штат специалистов не только общеэкономического профиля, но и профессионально компетентных в проблемах металлургии, химии, машиностроения, авиации, прочих отраслей. Следовательно, возникнет еще одно министерство. Управлять всем народнохозяйственным комплексом из Киева оно будет не в состоянии, поэтому придется создавать структуры на местах. Зачем, спрашивается, если в областных администрациях уже существуют соответствующие управления?! К тому же власти на местах крайне заинтересованы в том, чтобы предприятия на их территориях работали с максимальной эффективностью, ведь от этого зависит социально-экономическая ситуация в регионе.

Фактически оптимальный механизм управления уже сформировался, необходимо лишь закрепить его де-юре, поскольку, на мой взгляд, государство сегодня с имеющимся комом проблем, очень непростыми взаимоотношениями правительства и Верховной Рады, неустойчивым законодательством не сможет в одночасье реанимировать экономику всей страны. По моему глубокому убеждению, Украина начнет подниматься регионами, создавая тем самым базу для выхода из кризиса.

- И все же, судя по недавним решениям областной администрации, одних реформ на региональном уровне явно недостаточно...

- Вы абсолютно правы: в очень большой степени это зависит от качественного уровня законодательной базы. Правовое несовершенство порождает неразбериху в экономике, которая влечет за собой нескончаемый шлейф проблем. Сегодня главная задача для Украины - формирование внутреннего рынка, которого фактически не существует. Но это не удастся сделать до тех пор, пока не будет достигнуто соединение банковского и промышленного капиталов. Сейчас же они у нас работают независимо друг от друга, а деньги, не проходя через валовой национальный продукт, остаются просто бумагой. Я полагаю, что именно в этом заключается очень серьезная ошибка политики Национального банка: стабильность национальной валюты возводится в абсолют и роль денег искусственно сужается.

- Вы не думаете, что от подобной оценки в Киеве вряд ли будут в восторге? Как, к слову, и от критики в адрес других центральных ведомств, с которой нередко выступает обладминистрация.

- Но мы же видим, к чему приводит безучастность к судьбе того же Энергодара, где сосредоточено четверть украинских электроэнергетических мощностей. Там назревают колоссальные проблемы, а «Энергоатом» от них практически самоустранился, посчитав, что ситуация наладится как-нибудь сама по себе. Как же после этого я могу не критиковать «Энергоатом», Минэнерго? Либо эти структуры должны нести ответственность и за весь комплекс возникающих проблем, либо следует вернуть статус юридического лица, в частности, атомной станции, на чем мы настаиваем.

Этот вопрос будет в очередной раз поднят на январском совещании в Энергодаре, на которое мы намерены пригласить руководство «Энергоатома» и Министерства энергетики.

- Извините, но прежде подобные попытки оказывались в лучшем случае безуспешными. Поскольку вряд ли найдутся желающие добровольно отдать власть, даже во имя благой цели экономического процветания страны.

- Но мы же не собираемся полностью забирать власть у центра. Речь идет о передаче региону дополнительных полномочий и, заметьте, дополнительной ответственности. Так что какие-либо упреки обладминистрации в желании обособиться или в намерениях переместить центр власти в регион, на мой взгляд, безосновательны.

Безусловно, какие-то вопросы могут возникнуть. Однако критерием оценки должна стать эффективность управления, тогда можно рассчитывать на положительные результаты. И не только как председатель областной госадминистрации, но и как бывший директор, первый заместитель министра, я глубоко убежден, что принципы управления государственной собственностью должны базироваться на экономическом прогнозе и реальных расчетах. Наиболее эффективно - и для предприятия, и для государства в целом - это сможет осуществить региональная власть. В конце концов, целью любого государства является достижение разумного баланса личных, региональных и центральных интересов. Если это удается, тогда страна развивается нормально, конструктивно и без резких поворотов.

***

В череде замен руководителей, происшедших весной, запорожский вариант, несомненно, является сильным кадровым ходом. Ведь пятидесятилетний Владимир Куратченко отнюдь не является для Запорожья варягом, следовательно, ему не нужен длительный срок для «раскачки». Здесь по окончании ПТУ он начал трудовую деятельность слесарем-инструментальщиком завода «Радиоприбор». После службы на флоте В.Куратченко продолжил работу на заводе, овладев без отрыва от производства в Запорожском машиностроительном институте профессией радиоинженера. В 1980-1982 гг. был привлечен к выполнению особого правительственного задания в Афганистане, что, безусловно, положительно сказалось на дальнейшей карьере, позволив в течение последующих трех лет подняться по ступенькам управленческой лестницы от начальника цеха до заместителя генерального директора по производству ПО «Радиоприбор».

Столь же стремительным был его взлет и на партийном поприще: секретарь Запорожского горкома, инспектор ЦК КПУ, секретарь Закарпатского обкома по вопросам промышленности... По окончании в 1990 году Академии общественных наук и защиты кандидатской В.Куратченко назначили генеральным директором ПО «Радиоприбор».

По некоторым сведениям, эта должность должна была стать для него промежуточной перед утверждением председателем Запорожского облисполкома. Однако в связи с добровольным выходом из рядов Компартии этим планам не суждено было осуществиться, и директорский период в биографии Владимира Александровича затянулся на семь лет. По всей вероятности, дальнейшему служебному росту Куратченко способствовала не просто принадлежность к НДП, но и руководство областной организацией партии. В 1997 году его назначают заместителем министра машиностроения, ВПК и конверсии, в 1998-м - первым заместителем министра промышленной политики Украины.

Выражаясь шахматным языком, дебютная позиция на новом поприще оказалась для Владимира Куратченко почти идеальной. Назначением на должность председателя он в Запорожье, скорее всего, напрямую никому не обязан, поэтому не отягощен и положенными в подобных случаях долгами в виде кадровых назначений в пользу чьих-либо протеже. То, что в течение последних месяцев возобновили работу некоторые ведущие предприятия - тоже весомые плюсы, позволяющие решительно отстаивать идею предоставления региону дополнительных полномочий.

И все же, как небезосновательно заключил добрый приятель Маленького принца, «нет в мире совершенства». Иначе говоря, удачный дебют - еще не гарантия победного эндшпиля. Бывает же так, что и ходы вроде бы явно выигрышные, а партия в целом не ладится. Тем более, когда не так уж и гладко реализуются, к примеру, автомобилестроительный и титановый проекты. И хотя мой собеседник был не расположен дискутировать на эту тему, сложно поверить, что упомянутые проблемы не доставляют ему серьезного беспокойства. Не говоря уже о возможности вполне определенной реакции высокопоставленных лиц и достаточно влиятельных структур, для которых стремление расширить региональные полномочия откровенно противоречит их интересам. Пожалуй, этого достаточно для того, чтобы если не принять, то, по крайней мере, не отбросить с порога предположение, которое с недавних пор начали обсуждать в политических кулуарах.

Суть его сводится к тому, что Президент в последние месяцы проводит «смотр» губернаторских рядов в поисках кандидатур на должности в правительстве, и целью его ноябрьского визита в Запорожье была очередная кадровая перестановка в руководстве области в связи с переводом Куратченко в Киев. Благоприятность подобного поворота событий для карьеры набирающего вес политика, пожалуй, трудно переоценить. Поскольку даже в случае возникновения проблем в реализации намеченных им проектов это не бросит тень на их инициатора, а лишь засвидетельствует неспособность преемников успешно развить идеи. Однако вопреки прогнозам, Президент, дав высокую оценку деятельности новой команды обладминистрации, объяснил, что основная цель его приезда - участие в торжествах по поводу 65-летия комбината «Запорожсталь». Возможно, в эту версию кто-то действительно поверил. Хотя есть и такие, кто по-прежнему считает, что предполагаемый указ все же вскоре появится. Но тут уж ничего не поделаешь - оценить степень их заблуждения способно лишь время.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно