ЧИСТО НЕ ТАМ... А ГДЕ?

20 июня, 2003, 00:00 Распечатать

Излюбленное поучение завхозов, дворников и уборщиц относительно истоков чистоты, в принципе, настолько же верно, сколько и абсурдно...

Излюбленное поучение завхозов, дворников и уборщиц относительно истоков чистоты, в принципе, настолько же верно, сколько и абсурдно. Ведь когда только индустриальный комплекс ежесуточно вываливает на город свыше 600 тонн пыли, призывы к аккуратности представляются заурядной демагогией. И не суть важно, что характерный в течение многих лет для Запорожья показатель ниже, чем в Кривом Роге, некоторых городах Донбасса, или, наоборот, значительно превышает уровень промышленного загрязнения других населенных пунктов...

С тех пор как заграница стала намного доступнее, мы успели не только пережить шок от продуктово-вещевого изобилия, но и обратить внимание на присущий иностранцам уклад жизни, где чистота и порядок порой возведены до уровня культа. Даже при большом желании нельзя не заметить ухоженные и внутри, и снаружи здания, до неприличия прозрачные окна, не говоря уже о вымытых шампунем улицах. Наверное, надо быть слишком наивным, чтобы объяснять это исключительно особенностями менталитета, более восприимчивого к призывам «Не сорить!». Или, допустим, технологическим совершенством, напрочь исключающим образование мусора. Увы, проблема загрязнения окружающей среды интернациональная. Но методы ее решения имеют существенные различия.

Лет тридцать назад в европейских странах обрело популярность понятие «клининг», что в переводе с английского попросту означает «очистка». Дело, разумеется, не столько в термине, как в принципиально новом его смысле, обозначившим профессиональное создание здоровой и комфортной среды обитания посредством самостоятельного вида деятельности по уходу за недвижимостью.

Лексические корни нового бизнеса безошибочно указывают на географию его происхождения. Именно англичане стали родоначальниками, а затем и законодателями клининговой моды, где высшим авторитетом является институт уборочных наук — British Institute of Cleaning Science (ВICS). Смысл его деятельности если и сводится к пропаганде нового вида сервиса, то лишь отчасти. На первый план все же вынесены вполне прагматичные задачи. Поскольку клининг слишком быстро обрел масштабы мощной индустрии, включающей сеть предприятий по выпуску уборочного оборудования, материалов и веществ, ряд научно-исследовательских институтов, специализирующихся на разработке новых технологий и инвентаря. Закономерно возникла необходимость в координирующем центре. Тем более что более 65 % европейской недвижимости обслуживается клининговыми компаниями, чей оборот составляет 30 млрд. евро в год.

С недавних пор клининг получил распространение и в странах СНГ. И не как дань моде, а в силу необходимости, продиктованной опережающими темпами развития рынка товаров, которые не позволяют традиционными способами обеспечить качественный уход за недвижимостью, избежать дорогостоящих ошибок в обслуживании широкой гаммы новых поверхностей. Поначалу, правда, были попытки внедрить профессиональный подход к уборке в качестве дополнительного направления производственной деятельности. Однако очень скоро стало очевидно, что стремление удержать источники образования прибавочной стоимости в рамках одного бюджета, вопреки всей своей привлекательности, не отличается рационализмом. Опережающие темпы развития технологий уборки стали толчком для создания фирм, специализирующихся на предоставлении услуг по уборке и уходу за жилыми и служебными помещениями. Таковых в Украине пока немного — по большому счету, всего шесть. Поэтому символом отечественного клининга по-прежнему остается ворчливая бабулька со шваброй и непреклонным убеждением в том, что помещение существует исключительно для нее, а всяк в нем пребывающий попросту мешает работать.

По мнению директора работающей в Запорожье Первой клининговой компании Елены Беляевой, в развитии этого вида бизнеса в Украине основной тон задает не столько экономика, сколько психология. В подавляющем большинстве случаев потенциальные клиенты априори считают клининг излишеством, роскошью, позволительной лишь при избытке денег. Подобное отношение основывается на простом и вроде бы рациональном соображении: дескать, зачем тратиться, если чистоту и порядок обеспечивают уборщицы и дворники за скромную зарплату?

На первый взгляд стоимость клининга действительно превышает затраты на традиционную уборку. Однако подобный вывод безупречен лишь при поверхностной калькуляции затрат на содержание недвижимости. А если учесть, что оплата услуг клининговой фирмы уменьшает налогооблагаемую прибыль предприятия, сокращает расходы по фонду заработной платы выплатой отпускных и больничных, затраты на приобретение и ремонт инвентаря, расходных средств... Не говоря уже о том, что профессиональная системная уборка не только несравнимо выше по качеству, но и позволяет существенно снизить расходы на ремонт помещений.

— Правда, подчас и эти аргументы не убеждают, — говорит Елена Беляева. — Поэтому иногда приходится доказывать свою правоту на деле, может быть, и не совсем корректным способом. Как, например, было в ходе переговоров с администрацией одного из заводов. Вроде бы представленные нами расчеты убедительно доказывают, что внедрение клининга позволит предприятию сэкономить средства, а потенциальные партнеры к сотрудничеству не расположены. Мол, ни к чему нам это, и все тут. Тогда пришлось без спросу хозяев почистить часть коридора в заводоуправлении. Можете себе представить, каким было изумление, когда после нашей работы мраморный пол приобрел дворцовый блеск. Просто заводская хозслужба в течение многих лет по привычке «освежала» его масляной краской...

Казалось бы, при очевидной экономической выгоде и целесообразности системного ухода и обслуживания больших площадей и территорий клининг мог бы стать реальной альтернативой действующим коммунальным службам, работа которых, мягко говоря, не вызывает восторга. Однако на сей счет о положительных переменах пока, увы, говорить не приходится. Власти неизменно сетуют на дефицит средств, не позволяющий содержать в чистоте и порядке улицы, дворы, подъезды домов. Хотя в действительности резонность этих доводов весьма сомнительна. По мнению специалистов, основная причина кроется не столь в ограниченности финансов, как в рачительном их использовании. Достаточно, например, обратить внимание на многочисленных управленцев ЖЭУ, ПРЭЖО, отделов и управлений, которые формально вроде бы и отвечают за чистоту, а на деле не обременены ответственностью. Не поэтому ли реформы в ЖКХ ограничиваются только словами да благими пожеланиями?

— В этом отношении поучителен опыт Москвы, — считает Е.Беляева, — где городские власти стимулируют соблюдение чистоты экономическими санкциями. Попросту говоря, столичное правительство взыскивает штрафы с владельцев грязных окон и фасадов. Наверное, подобная практика была бы не лишней и для нас. Правда, сначала необходимо в корне пересмотреть отношение к чистоте. А то ведь, согласитесь, бессмыслица получается: показатели загрязнения у нас регламентированы в виде так называемых норм ПДК, а стандартов чистоты как не было, так и нет. В отличие, кстати, от России, где принят ГОСТ на услуги по уборке зданий и сооружений.

Вряд ли кто станет спорить о том, что чистота — не только непременное условие нормального самочувствия и уюта, но и одна из главных составляющих имиджа офиса, улицы, города, страны. Если угодно — обязательный элемент культуры. И, наверное, не стоит слишком полагаться на то, что проводы «по уму» окажутся дружескими, если встреча «по одежке» не заладилась.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно