Честное донецкое, или Почему удешевление оборачивается подорожанием

20 августа, 2010, 16:44 Распечатать

Стоимость газа для населения увеличивается на 50%, это означает, что тарифы на жилищно-коммунальные услуги автоматически вырастут на 25%, но это — не все...

Стоимость газа для населения увеличивается на 50%, это означает, что тарифы на жилищно-коммунальные услуги автоматически вырастут на 25%, но это — не все. В Киеве, например, к этому добавляется возврат к тарифам, введенным еще 1 июня 2009-го: тогда тарифы выросли в 1,5—2,3 раза. Сейчас это будет увеличение в 1,9—2,9 раза. Очевидно, что под газовый шумок и в других городах и поселках местные власти добавят не 25%, а… у кого на сколько нахальства хватит, но и это — не предел.

Недавно вице-премьер по реформам Сергей Тигипко заявил на брифинге в Кабмине: «Этого не хватает. Поднимем еще раз в апреле». И снова на 50%. А помнится, Сергей Леонидович в апреле этого года, накануне подписания харьковских договоренностей, говорил прямо противоположное: «При такой цене газа не нужно будет поднимать тарифы на газ для населения и для коммунальных предприятий». Имелось в виду, если президенты России и Украины договорятся о цене газа на уровне 240 долл. за тысячу кубометров. Кажется, договорились. И что?

Все это смахивает на театр абсурда, представление в котором власть разыгрывает для народа, точнее, на самодеятельный спектакль для пациентов больницы, когда больные во втором акте уже ничего не помнят из того, что говорилось в первом...

Почем горяченькая для МВФ?

Во-первых, сильным мира сего позарез был нужен кредит стенд-бай, а МВФ дал понять, что продолжение долларовых инъекций возможно лишь при условии поднятия тарифов на газ и ЖКУ для населения. Это «пожелание» правительству Азарова пришлось выполнить даже ценой потери лица своего патрона. Ведь Виктор Янукович 22 апреля с.г. (на следующий день после «сдачи Севастополя») пообещал: «Это даст нам возможность не поднимать в этом году ни тарифы на газ, ни тарифы на жилищно-коммунальные услуги».

Во-вторых, новая власть на все стороны трубит о необходимости приведения тарифов в соответствие с реальными затратами на производство услуг. Новый хозяин столицы Александр Попов в бытность министром ЖКХ заявлял: мол, если цена российского газа будет 320 долл., а предприятия теплокоммунэнерго (ТКЭ) получают его по цене 110 долл., то для покрытия разницы в 210 долл. необходимы 15 млрд. грн., которых не было даже в проекте бюджета Ю.Тимошенко.

Теперь, благодаря «флотским маневрам», цена российского газа составляет немногим более 230 долл. за тысячу кубометров. Казалось бы, для покрытия разницы необходима вдвое меньшая сумма — порядка 7—8 млрд. грн., но в бюджете Азарова не нашлось даже их.

Все эти арифметические упражнения выглядят некими среднепотолочными фантазиями. Кратко поясню, почему (подробнее см. статью «Кому — тарифы, а кому — газ», «ЗН», №26 от 10.07.2010 г.).

Население Украины потребило в 2009 году 16,8 млрд. кубометров газа, еще 9,3 млрд. кубометров — это некие туманные «коммунально-бытовые потребности» (по крайней мере, так утверждает Госкомстат Украины). Однако даже для объема в 26,1 млрд. кубометров необходимо всего 5,8 млрд. кубометров российского газа, поскольку в Украине ежегодно добывают 20,3 млрд. При этом 80% украинского газа государство закупает по цене (будете смеяться и рыдать)… 30 долл., а стоимость остальных 20% не превышает 44 долл. за тысячу кубометров.

Почему рыдать? Да потому что до недавнего времени минимальная цена газа для населения составляла 67 долл., а с 1 августа увеличивается до 100 долл. — в три раза выше себестоимости! Это еще ничего, для предприятий ТКЭ газ отпускался по 110 долл., т.е. счастливые обладатели центрального отопления и горячей воды платят за газ еще дороже! Надо ожидать, что и эта величина возрастет на 50% — до 165 долл.

Почему МВФ с такой настойчивостью требует от всех правительств повышения тарифов для незажиточной украинской нации — не совсем ясно, а вот логика Партии регионов вполне понятна. Основные спонсоры партии, условно говоря, металлург и химик, которым остается «кушать» российский газ, получают его не как вся промышленность по 305 долл. (в 2009—2010 годах), а по 248—288 долл. Разница небольшая, но объемы — колоссальные, их то и покрывает родное правительство за счет любимого электората.

Что в сухом остатке? Население, полностью или почти полностью обеспеченное дешевым украинским газом, вынуждено покупать его у своего же государства в три-четыре раза выше себестоимости. Партия регионов в лице В.Януковича продлила аренду ЧФ России еще на 25 лет в обмен на «дешевый» газ, взамен пообещав не повышать тарифы на газ и услуги, и… тут же их повысила. Чем же она это оправдывает?

Власть, как всегда, лукавит

Когда столичная и государственная власти говорят о необходимости приведения тарифов к экономически обоснованному уровню, невольно возникает вопрос, а что же это за пресловутый уровень?

Начну с того, что тарифы на ЖКУ формируются по-простому — закладываются все валовые расходы предприятий: покупка аккумуляторов и резины, офисной мебели, представительские расходы, презентации (корпоративные пьянки) и пр., и пр. Хотя здравый смысл подсказывает, что в тариф следует включать те (и только те) затраты, которые непосредственно связаны с производством услуг. Разумеется, структуру и составляющие тарифов изо всех сил скрывают от населения и экспертов, а с управлением ценовой политики или антимонопольными органами всегда можно «договориться».

Дошло до того, что даже МинЖКХ не владеет полной информацией о тарифах. В недавнем интервью «ЗН» (№27 от 17.07.2010 г.) министр ЖКХ Юрий Хиврич назвал следующую структуру тарифа на тепло: «53% — газ, 8% — электроэнергия, 5% — горячая (? — А.С.) вода, 17% — заработная плата, 10% — налоги». Господин министр как-то не заметил, что в сумме это только 93%, а куда девались еще 7%?

Понятно, что при таких условиях жилищно-коммунальные предприятия совершенно не заинтересованы в сокращении непродуктивных расходов и снижении себестоимости продукции. Можно, например, взять кредит под 25%, а можно и под 35% — какая разница, если проценты в любом случае оплатит неосведомленный потребитель? Наоборот, чем больше валовые затраты, тем выше тарифы и, следовательно, больше получаемая прибыль. Отмечу, что местный бюджет, который покрывает разницу между установленным тарифом и «экономически обоснованным», на 70—80% формируется из налога на доходы физлиц — того же населения. Забавно, что в большинстве случаев население является еще и собственником коммунального предприятия, следовательно, нанятый кочегар наживается на хозяине котельной! Absurdus!

Таким образом, предприятия абсолютно не заинтересованы в эффективной работе, и в этом — врожденный порок естественных монополий. Однако цивилизация выработала рецепты лечения подобных «заболеваний». Например, французская компания «Электрисити де Франс», абсолютный монополист на рынке электроэнергии, работает с нулевым уровнем рентабельности. Какой тогда смысл работать эффективно? А вот какой. Пока действует установленный тариф, персонал и менеджмент «крутятся»: улучшают администрирование, внедряют новые технологии и т.п., а все, что в результате заработают, — их доход. Конечно, на следующий период правительство может «подрезать» им тариф, но и технологии не стоят на месте.

Еще одно лукавство в том, что Закон «О жилищно-коммунальных услугах» определяет не один (экономический), а целых семь принципов, на основе которых должны формироваться тарифы.

Беспринципные принципы

Первый принцип — доступность услуг. Очевидно, что дело не только в том, чтобы подвести водопровод или газопровод к жилому дому, а в том, чтобы жители смогли оплатить эти услуги.

Второй — нормативное регулирование предоставления услуг: горячая вода должна быть установленной температуры, а градусы теплоносителя определяться температурой на улице, а не целью экономии газа. Потребителям неизвестны все эти параметры. Более того, коммунальщики тщательно их скрывают, поэтому проконтролировать соответствие услуг нормативам априори невозможно.

Третий — восхваляемое «соответствие цен/тарифов уровню экономически обоснованных затрат на их производство». Однако речь идет всего лишь о соответствии. Закон предусматривает: если орган самоуправления устанавливает тариф ниже себестоимости, он обязан из своего бюджета компенсировать разницу, но ни в одной строке закона нет требования — установить тариф, равный себестоимости.

Четвертый принцип — открытость, доступность и прозрачность структуры цен/тарифов для потребителей и общества. Однако ни в официальных публикациях «Хрещатика», ни на сайтах «Киевэнерго» или «Киевводоканала» такой информации никогда не было. А.Голубченко и В.Яструбинский («начальник цен» в КГГА) как на истину в последней инстанции ссылаются на Госинспекцию по контролю за ценами, однако обращения и личные походы автора в эту инспекцию имели нулевой результат.

Пятый — соответствие оплаты за услуги их наличию, количеству и качеству. Попросту говоря, если у вас холодно в квартире или горячая вода — еле теплая, то сумма платежей должна быть снижена. Кабмин принял ряд постановлений, которые описывают данную процедуру, но осуществить ее на практике невозможно. Смехотворное снижение квартплаты в Киеве за неубранный снег на фоне 30 тыс. сломанных рук и ног (а также неучтенных синяков, ушибов, сотрясений, испорченной одежды и обуви) выглядит откровенным издевательством старой команды Черновецкого и не красит новую, Попова, взявшего мэра «на поруки».

Отдельно — о количестве. Говорить о весе колбасы или длине отреза ткани можно лишь при наличии весов или метра, а по данным МинЖКХ на сентябрь 2008 года (более свежие на сайте министерства отсутствуют), в Украине обеспечены счетчиками холодной воды 20% многоквартирных домов, горячей воды — 4%, тепла — 13%. Это при том, что еще в 1995-м Кабмином была утверждена Программа поэтапного оснащения жилого фонда (всего — старого и нового!) приборами учета. Оснащение должно было закончиться до… 2007 года. Если это не сделано, значит, как у Маяковского, «это кому-то нужно», и мы точно знаем — кому. В программе было зафиксировано: по пути к потребителю теряются около 30% воды, а 40% тепла при транспортировке идут на «непроизводительные затраты», то есть на те же потери. Что же будет с бедными коммунальщиками, когда в каждом доме, а то и в каждой квартире установят счетчики расхода энергоносителей.

Шестой — ответственность исполнителей/производителей ЖКУ за несоблюдение требований стандартов, нормативов, норм, порядков и правил. Формально это зафиксировано в ряде нормативных документов, например в постановлении КМУ №1198 от 3.10.2007 г. «Правила пользования тепловой энергией». Существует ли такая ответственность на практике — вопрос риторический, поскольку имеют место лишь отдельные случаи ответственности, а безответственность носит тотальный характер. Отключения горячей воды и отопления для тысяч домов, школ и садиков зимой 2008/2009 года в столице остались безнаказанными, несмотря на прямое требование закона о необходимости перерасчетов в конце отопительного периода, а суммы там — немаленькие.

В Киеве тариф на горячую воду в 2005—2006 годах составлял 12 грн. с человека в месяц, но проверка показала, что по ул. Ереванской фактическая ее стоимость не превысила 9,46 грн., а в доме №12 — вообще 7,52 грн. В среднем обитатели Ереванской переплачивали 3,37 грн. ежемесячно. Казалось бы, пустяк, но, умножив на 12 месяцев и на 2,7 млн. жителей столицы, получим 109 млн. грн. — примерно столько переплатили киевляне за горячую воду.

Но и это не все. Оказывается, была переплата и по отоплению — от 11 до 29 коп. за квадратный метр. Умножив ее среднюю величину (18 коп.) на 12 месяцев и на площадь жилого фонда столицы в 2006-м — 55,834 млн. кв. м, получим сумму порядка 120 млн. грн.

Итого тепловики, особо не напрягаясь, за год «нагрели» киевлян на 229 млн. грн., если же они сумели «толкнуть» сэкономленный газ налево, то «нагрев», предположительно, увеличивается вдвое.

Как видим, и власть, и хозяева предприятий, и контролирующие органы в вопросе соблюдения принципов оказываются абсолютно беспринципными.

Отдельно разберем седьмой, вероятно, главный принцип. Он включает два требования: гарантии социальной защиты при оплате ЖКУ и «випередження зростання доходів населення над зростанням цін/тарифів».

Где зарыта социальная справедливость?

Формально механизм социальной защиты населения в виде жилищных субсидий, за который, как за спасательный круг, сейчас хватается правительство Азарова, существует: если 15% совокупного семейного дохода не хватает для оплаты ЖКУ, то разницу покроет государство. Разумеется, при определенных условиях, в которых и «сидит»… известно кто.

4 февраля исполнилось 15 лет со дня выхода постановления Кабмина №89, которое запустило программу жилищных субсидий. Работает ли этот механизм сегодня?

В 2009-м из 17,2 млн. всех домохозяйств страны субсидии получали 868,9 тыс., или всего 5% семей. И это называется «гарантии социальной защиты». Из получателей 71% — одиночки, чаще всего, одинокие пенсионеры, и только 10% — семьи из трех и более человек. Неужели в Украине только 0,5% семей с детьми нуждаются в помощи?

В 90-е годы ситуация была иной — субсидии получали до 35% семей, зато остальные полностью оплачивали услуги. Благодаря этому уровень оплаты себестоимости в течение трех лет поэтапно был доведен до 90—100%. С годами, благодаря многочисленным «усовершенствованиям с целью экономии средств», правила выдачи субсидий ужесточились настолько, что реально получить субсидию могут только самые бедные…

Это, конечно, большая глупость всех без исключения предыдущих правительств. Ведь понятно, что субсидировать 30%, даже 50% населения дешевле, чем дотировать 100% — и малообеспеченных, и не очень.

Правительство Азарова снизило порог предоставления субсидий до уровня 1995 года, но о либерализации драконовских правил речи не было. Сколько действительно у нас будет бедных по осени, когда включат котлы и начнут действовать новые тарифы, мы так и не узнаем.

Правительство считает, что зарплаты растут быстрее, чем цены

Наконец последнее — принципиальное — требование при формировании тарифов: опережающий рост доходов населения над ценами.

По данным Госкомстата за 2009 год, номинальная зарплата украинцев выросла на 5,5%, но реальная — упала на 9,2%! То есть повышение цен «съело» повышение зарплат, да еще и «откусило» от того, что было раньше.

Средняя пенсия по возрасту, правда, выросла за 2009 год на 18%, при этом из них 12,3% «съела» инфляция. Но кто скажет, что 942 грн. 70 коп. достаточно?

Число безработных (по методологии Международной организации труда) увеличилось в 2009 году на 300 тыс. и составило около 1,9 млн. человек.

Что касается коммунальных услуг, то в 2009-м их стоимость увеличилась и без особых телодвижений правительства: квартплата — на 24,9%, водоснабжение — на 27,9, канализация — вообще на 40,3%.

В итоге имеем не рост материального благосостояния, а вполне очевидный спад. Насколько в этих условиях оправдано повышение жилищно-коммунальных тарифов?

Справедливости ради отмечу, что за первое полугодие 2010-го ситуация улучшилась — реальная зарплата выросла на 7,2%. Но эта зарплата часто не доходит до получателей — за пять месяцев текущего года задолженность по выплате зарплат выросла на 28,1% и составила 1,9 млрд. грн.

Помимо указанного, существует индикатор соответствия тарифов материальным возможностям населения. Ничто так не характеризует уровень тарифов, как сумма задолженности по оплате услуг, и свидетельствует она отнюдь не в пользу планов правительства.

Оказывается, за 2009 год выросли не только тарифы, долги украинцев за коммуналку тоже выросли — на 23% и достигли 10,5 млрд. грн. Чтобы их компенсировать, нужно, чтобы все население страны (не только должники) платило по действующим тарифам, но в двойном размере, 4,6 месяца, т.е., кроме долга, оплачивая и новые ежемесячные начисления.

Логика намерений властной команды понятна — поднимем тарифы, народ повозмущается, уровень платежей упадет, но homo soveticus приучен сначала платить за квартиру, а уже потом — за все остальное, к тому же пеню вернем — побегут платить, как миленькие.

Действительно, уровень платежей населения за жилищно-коммунальные услуги в последние годы стабильно держался на отметке 95—96%, только в кризисный 2009 год этот показатель снизился до 92,4%. (Здесь отмечу, что тарифы рассчитываются исходя из того, что заплатят не 100% семей, а 95%, т.е. народ всегда платил за того парня, который не платил, и коммунальщики никогда не были в убытке.)

Но расчеты команды В.Януковича, мягко говоря, простодушны. Задолженность населения за ЖКУ продолжает расти: в первом квартале она подскочила до 12,1 млрд. грн. без всякого повышения тарифов, но это — сезонные колебания и объясняются просто. С 15 апреля большинство семей перестали платить за отопление и смогли сократить задолженность. На 1 июня она составляла 10,9 млрд. грн., однако это вовсе не к добру. С 15 октября, после включения батарей и котлов, задолженность может снова «подскочить», причем в связи с новыми тарифами — намного выше и уже безвозвратно.

При повышении тарифов играют роль два фактора. Первый — растет когорта «злостных неплательщиков», семей, которые оказываются не в состоянии оплачивать подорожавшие услуги. Выселить их из квартир — не было законных оснований, и никакая пеня не заставит их платить, только их добрая воля. Но главное, что значительная часть семей начинает откладывать оплату, в результате суммарная задолженность населения растет и, как свидетельствует статистика, уже никогда не возвращается на прежний уровень.

Поэтому повышения доходов коммунальщиков пропорционально росту тарифов не будет. Сумм, на которые рассчитывает правительство и боссы ЖКХ, они не получат, а тех миллиардов гривен, которые упадут в графу «задолженность», они никогда не увидят. Разве что, не приведи Господь, инфляция не превратит их в копейки.

Опыт 90-х показал, что увеличение доходов только развращает коммунальщиков. Эра жилищно-коммунального благоденствия так и не наступила. Со временем уровень покрытия расходов скатился до 50, 40 и прочих процентов, что вполне закономерно, ибо ни структурные преобразования, ни регулирование тарифов по семи принципам, ни прочие базовые реформы в отрасли так и не состоялись. Зачем начинать многочисленные реформы, если все можно решить простым повышением тарифа?

В.Янукович хоть и обещал не повышать тарифы, не сдержал свое слово. Российский газ хоть и подешевел, но тепло — подорожало. Тарифы повысились, но качество услуг — нет.

Вот такая у нас иррациональная региональная логика.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №23, 16 июня-22 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно