БЮДЖЕТНАЯ ПОЛИТИКА В УКРАИНЕ: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ

6 февраля, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск №5, 6 февраля-13 февраля

Бюджет как финансовый план государства формируется под влиянием бюджетной и налоговой политики....

 

Бюджет как финансовый план государства формируется под влиянием бюджетной и налоговой политики. В Украине последняя формировалась в условиях чрезвычайно жесткого экономического кризиса, что не могло не сказаться на характере перемен. Поскольку, с одной стороны, постоянной была проблема мобилизации средств в бюджет для выполнения государством своих функций и обязательств, а с другой — объективным непрерывный процесс потери одних источников финансовых поступлений в бюджет и поиска, в связи с этим, других, более соответствующих новой системе хозяйствования. Это постоянно обостряло проблему дефицита бюджета и методов его финансирования. Кроме того, среди принципиально новых условий появились те из них, которые связаны с низкой финансовой и управленческой дисциплиной, тенезацией экономики, неэффективностью отдельных видов расходов, расточительством, фактами хищения государственных средств.

Украина пережила проблемы наполнения бюджета деньгами, уклонения от наполнения бюджета посредством взаимозачетов, невыполнения большинства принятых годовых бюджетов, реструктуризации долгов как способа улучшения финансового состояния предприятий и их расчетов с бюджетом. Со временем, благодаря трансформации бюджетной и налоговой систем, некоторые из этих явлений отошли в прошлое, а некоторые изменили свой характер, хотя так и остались полностью не разрешенными. Однако проблемы массового уклонения от налогов, потери доходов бюджета от налоговых льгот, роста внешней задолженности, остаются актуальными и по сей день.

Несмотря на значительные противоречия реформ, в определенной своей части содержание налоговой системы соответствует требованиям, сложившимся в мировой практике. Так, основу налоговой системы Украины формируют налоги, составляющие ядро налоговых систем развитых западноевропейских стран, — налог на доходы граждан, налог на прибыль предприятий, налог на добавленную стоимость, акцизный сбор и таможенная пошлина. Эти налоги обеспечивали две трети поступлений в сводный бюджет 2003 года. Законы, которыми регулируется взимание большинства из этих налогов, разработаны с учетом норм западноевропейского налогового права.

В то же время налоговая система Украины характеризуется рядом особенностей, которые отличают ее от налоговых систем развитых стран. К ним относятся:

— существование двух подсистем налогообложения — стандартной и упрощенной, что нарушает целостность налоговой системы;

— значительная неравномерность распределения налогового бремени вследствие масштабного уклонения от уплаты налогов и наличия налоговых льгот;

— высокий уровень налоговой задолженности;

— неполное соответствие налоговой системы Украины основным принципам налогообложения — справедливости, эффективности, стабильности, административной простоты и экономичности.

Следует отметить, что и налоговая, и бюджетная системы критиковались и будут подвергаться критике впредь, поскольку в их основу должны быть заложены механизмы преодоления серьезных общественных и личных противоречий. Но идеальное решение этих вопросов практически невозможно, особенно с учетом того, что экономика в каждый отдельный период находится на разной стадии своего развития, в зависимости от которого изменяется содержание и налоговой, и бюджетной политик. Часто это приводит к нарушению даже отдельных общепризнанных принципов фискальной политики. Таких, например, как справедливость и стабильность. Последнего принципа можно и следует придерживаться только в определенный период времени, с учетом сложившихся в экономике условий. В качестве примера можно привести нынешнюю позицию министра финансов Германии Г.Эйхеля, который заявил, что «...стабильность не является приоритетом, нам необходим рост». В данном случае речь шла именно о фискальной стабильности.

Сейчас мы можем утверждать, что главные проблемы этапа становления бюджетной и налоговой систем Украины и выполнения задач финансовой стабилизации по выходу экономики из кризиса в целом были разрешены, поскольку инфляция как основной показатель финансовой нестабильности вошла сегодня в рамки контролируемости. Но следует отметить, что экономика Украины, как и любой другой страны, по тем или иным причинам может оказываться под угрозой роста инфляции и финансовой нестабильности. Поэтому эти вопросы должны постоянно находиться в центре внимания экономического блока правительства и Национального банка.

Развитие экономики Украины должно характеризоваться дальнейшей активизацией экономической деятельности. В связи с этим важно оценить, насколько изменения, которые происходят и будут происходить в бюджетной и налоговой системах, соответствуют принципиальным требованиям стабильного роста.

С этой точки зрения важен уровень соотношения между налоговыми и неналоговыми поступлениями в бюджет и то, насколько синхронно происходит концентрация доходов бюджета за счет главных бюджетоформирующих налогов: НДС, налог на прибыль, налог на доходы физических лиц, акцизный сбор. В то же время в этих вопросах прослеживается ряд противоречивых тенденций. В частности наблюдалось уменьшение фискальной эффективности прямых налогов относительно ВВП с 15,0% в 1994 г. до 9,2% в 2001 г. и косвенных налогов — с 12,9 до 7,1%. В 2002 году доля прямых налогов в ВВП увеличилась до 10,3, косвенных — до 8,0%.

Фискальная эффективность прямых налогов снижалась за счет налога на прибыль (доход) предприятий, фискальная эффективность которого уменьшилась за указанный период с 11,9 до 3,9% относительно ВВП, то есть более чем втрое; в 2002 году она немного выросла — до 4,3%. Зато фискальная эффективность подоходного налога с граждан характеризовалась устойчивой тенденцией к росту с 2,8% в 1994 г. до 4,9% относительно ВВП 2002 года. При этом в 2001 и 2002 гг. фискальная эффективность подоходного налога с граждан впервые превысила фискальную эффективность налога на прибыль предприятий. С одной стороны, эта тенденция свидетельствует о формировании в Украине налоговой структуры, благоприятной для экономического роста. С другой — она стала следствием чрезмерного налогового бремени на доходы граждан.

Снижение фискальной эффективности косвенных налогов обусловлено, прежде всего, снижением фискальной эффективности НДС с 10,8% относительно ВВП в 1994 г. до 5,0% в 2001 году. В 2002 году доля этого налога в ВВП возросла до 6,1%. Но, во-первых, это происходило на фоне превышения поступлений НДС от ввезенных на территорию Украины товаров над поступлениями от отечественных товаров; во-вторых, поступления налога росли на фоне снижения выполнения государством требований по возмещению НДС.

Следует также отметить, что если сравнивать соотношения неналоговых поступлений в бюджет и в ВВП, то существовала тенденция к росту последних. Если в 1998 году неналоговые поступления в бюджет составляли 2,5% от ВВП, то в 2001 г. они достигли 8,0% и только начиная с 2002-го эта негативная тенденция в определенной степени была преодолена (6,8% в 2003 г.). В то же время неналоговые поступления относительно с ВВП по итогам 2003 года оставались в 2,7 раза выше, чем в 1998 году (период жесткого финансового кризиса).

Приведенные данные свидетельствуют, что при формировании доходной и расходной частей бюджета органы власти исходили не только из реальных расчетов. Несовершенство и нестабильность налогового законодательства способствует расширению влияния на этот процесс политических, корпоративных и прочих факторов. Кроме того, при формировании расходной части бюджета нередко принимаются популистские решения, требующие соответствующих источников финансирования.

В этих противоречиях кроются истоки таких явлений, как несогласованность налоговой и бюджетной политик; стремление парламентских комитетов завышать плановые показатели доходов бюджета, а правительства — их занижать; превышение государственными обязательствами, вытекающими из действующего законодательства, финансовых возможностей экономики; принятие решений о снижении налоговых ставок и торможение принятия решений по расширению налоговой базы, необходимой для сохранения неизменного уровня бюджетных поступлений; цепная реакция борьбы за налоговые льготы и преференции и, как следствие, обострение коррупции; выбор налоговых льгот, подлежащих первоочередной отмене, в зависимости не от их социально-экономической значимости, а от прочности позиций той группы депутатов, которые лоббируют в парламенте интересы определенной категории плательщиков.

Несмотря на уменьшение налоговых поступлений в сводный бюджет относительно ВВП на 2,0-процентного пункта за 1998—2004 гг., налог на прибыль предприятий и налог на доходы граждан довольно долго сохраняли свой удельный вес в ВВП (1992 г. — 8,5%; 2002 г. — 8,1%), что означало повышение их роли в формировании бюджетных доходов. Это создавало предпосылки для более эластичного влияния основных налогов как на бюджет, так и на процесс формирования и распределения ВВП, что чрезвычайно важно для обеспечения условий стабильного экономического роста за счет стимулирования экономической активности. На мой взгляд, именно с целью ее стимулирования на данном этапе развития стало возможным с 2004 г. снизить ставки по указанным видам налогов. В дальнейшем, когда речь идет о налогообложении прибыли, освободить от налога ее инвестируемую часть было бы целесообразно.

Наряду с вышеуказанными изменениями в налоговой системе, в последние годы произошли и другие. В частности, были отменены отчисления в некоторые целевые государственные фонды, удельный вес которых в доходной части сводного бюджета составлял 15,2% в 1998 году. За счет отмены отчислений в чернобыльский фонд удельный вес целевых государственных фондов уже в 1999 г. снизился до 11,9%, а отмена отчислений в Фонд ремонта и строительства автодорог в 2000 году и инновационный фонд (2001 г.) свела на нет эти источники доходной части бюджета. В перерасчете на условия 2002-го предприятия реального сектора дополнительно получили до 10 млрд. грн. свободных от налогообложения средств.

В то же время практически всегда были и останутся противоречия между доходной и расходной частями бюджета. Это распространенное явление в условиях представительской демократии. Достаточно обратиться к современному опыту Германии и Франции, которые заявили о нецелесообразности соблюдать лимит дефицита бюджета на уровне 3% ВВП, установленный соответствующим пактом для стран ЕС, поскольку сегодня экономические условия требуют его превышения.

В целом бюджетный процесс в условиях представительской демократии всегда является процессом поиска путей разрешения противоречий:

— между интересами граждан как налогоплательщиков, заинтересованных в их снижении, и как потребителей общественных благ, финансируемых за счет тех же налогов;

— между интересами разных групп плательщиков, каждая из которых, руководствуясь идеологией «безбилетного пассажира», не прочь в полной мере потреблять общественные блага, переложив бремя их финансирования на других;

— между исполнительной и законодательной ветвями власти. Народные избранники, представляющие в парламенте объективно противоречивые интересы избирателей (которые одновременно являются налогоплательщиками), выступают за рост государственных расходов и одновременное снижение налоговой нагрузки на всех плательщиков, или хотя бы на тех, чьи интересы они лоббируют. В то же время правительство объективно больше заинтересовано в сбалансировании государственных доходов и расходов и, дабы обезопасить себя от неожиданностей, оно, скорее, будет стремиться к превышению фактического объема доходов над расходами путем сознательного занижения планового объема их поступлений;

— между интересами плательщиков и интересами государственного аппарата (государственной бюрократии), заинтересованного в расширении контролируемого им объема финансовых ресурсов и, соответственно, в повышении налоговой нагрузки на плательщиков.

Правовые государства в процессе длительной эволюции нашли пути разрешения большинства из этих противоречий и обеспечения баланса интересов. Среди них — создание системы общественного контроля над эффективным расходованием бюджетных средств, системы правовых ограничений дискреционных фискальных действий правительства и парламента.

Реформирование налоговой системы должно базироваться на принципе фискальной достаточности, то есть формирования доходной части бюджета на уровне, достаточном для осуществления государственных функций, а также на принципах обязательности и равной напряженности при уплате налогов; недопущения проявлений дискриминации отдельных плательщиков или их категорий, в том числе при налогообложении товаров отечественного и зарубежного происхождения. Недопустимо массовое предоставление налоговых льгот отдельным субъектам предпринимательской деятельности.

Наиболее интенсивно объем льгот рос в течение 1997—2000 гг. — в 2,4 раза, тогда как объемы доходов сводного бюджета за это время увеличились в 1,7 раза. В 1998 году объем предоставленных льгот превышал суммарные поступления в сводный бюджет на 35,1%, 2000 г. — на все 47,5%. В последние годы доля льгот в доходах сводного бюджета и в ВВП несколько уменьшается. В 2002 году налоговые льготы составляли около 90% общей суммы доходов сводного бюджета, или 25% от ВВП, за девять месяцев 2003-го — соответственно 88,9 и 27,1%.

К основным причинам интенсивного роста налоговых льгот можно отнести: раскручивание «льготной спирали»; значительную коррумпированность (коррупция поощряет рентный тип поведения); стремление сгладить противоречия между фискальной и регулирующей функциями налоговой системы. Последняя причина требует более подробного рассмотрения, поскольку предопределяет появление отраслевых льгот, подвергаемых самой острой критике.

Проблема в том, что, с одной стороны, отраслевые льготы являются одним из основных инструментов государственного регулирования развития экономики. С другой — они наименее эффективны, поскольку их результативность зависит от правильного определения приоритетных отраслей. А для этого необходима подробная информация о технологических особенностях производства, потребности рынков, в том числе мировых. Некоторые ученые вообще отрицают способность правительств правильно выбирать приоритеты, что подтвердила практика предоставления отраслевых налоговых льгот в Украине.

Наибольшие льготы предоставлялись таким отраслям, как угольная промышленность, горно-металлургический комплекс и сельское хозяйство, которые, с точки зрения ориентации на инновационную модель развития, вряд ли могут быть отнесены к приоритетным. Подобные льготы предоставляются из социально-политических соображений. В частности, целью проведения экономического эксперимента в горно-металлургическом комплексе было названо создание условий для преодоления кризисного положения в отрасли. Аналогичные цели — обеспечение экономического роста в агропромышленном комплексе и поддержка сельскохозяйственного товаропроизводителя — ставятся при предоставлении разнообразных налоговых льгот этой группе товаропроизводителей.

Характеризуя «сельскохозяйственные» льготы, следует отметить, что сами по себе они не способны обеспечить выполнение поставленных задач. Так, несмотря на предоставление в течение 1999—2001 гг. налоговых льгот сельскому хозяйству почти на 2,6 млрд. грн. (вследствие чего эта отрасль, производя 17% ВВП страны, формирует всего 3% доходов бюджета), рост объемов производства сельскохозяйственной продукции сопровождался снижением прибыльности производства. Если по итогам 2000-го чистая прибыль от всех видов деятельности сельхозпредприятий составляла 1,4 млрд. грн., то в 2001 г., при росте производства сельскохозяйственной продукции на 10,2%, финансовый результат снизился до 834,1 млн. гривен. В 2002 г. сельскохозяйственные производители понесли убытков на 295 млн. гривен.

Причины проблем в стагнирующих отраслях комплексны и глубоки, они накапливались в течение многих лет. Так, одной из основных причин убыточности сельскохозяйственных предприятий считается высокий уровень монополизации рынков материально-технических ресурсов АПК и рынков заготовок сельхозпродукции, следствием чего стало завышение цен на ресурсы и занижение их на продукцию сельского хозяйства (эффект «ценовых ножниц»). Вместо принятия мер, направленных на демонополизацию рынков и регулирование монопольных цен, государство способствовало консервации негативных явлений на этих рынках, поскольку в качестве покупателя сельскохозяйственной продукции в свои резервы было непосредственно заинтересовано в ее низкой стоимости. Теперь неправомерное вмешательство в развитие села и торможение рыночных реформ в Украине пытаются компенсировать налоговыми льготами. Хотя всем уже понятно, что без создания условий для решения основных проблем стагнирующих отраслей предоставление им многочисленных льгот (кроме налоговых льгот — регулярное списание долгов перед государством, лишь за 2000—2002 гг. составившее 6,2 млрд. грн., прямые дотации, бюджетные кредиты, субсидированные кредиты коммерческих банков и т.п.) может рассматриваться как неэффективное использование государственных средств, их распыление, которое лишь консервирует неконкурентоспособность аграрного бизнеса.

Даже первые шаги в решении глубинных проблем могут принести положительные результаты. Так, решающей причиной роста рентабельности зернового производства в 2000 г. до 64,8%, по сравнению с 12,0% в 1999 г., было повышение цены на зерно в 2,2 раза, что улучшило условия развития отрасли.

Налоговые льготы, предоставляемые всем предприятиям отрасли — нередко менее эффективный инструмент государственного регулирования, нежели целевые субсидии. Опыт развитых стран свидетельствует, что распространенными формами поддержки предприятий угольной отрасли являются субсидии перспективным угледобывающим предприятиям, а также субсидии для постепенного прекращения угледобычи на неперспективных шахтах.

Предоставление налоговых льгот стагнирующим отраслям предполагает предварительное определение глубинных «провалов» рынка (то есть его неспособности обеспечить эффективное распределение ресурсов) и адекватных инструментов их коррекции, а также признание того факта, что льготы не могут заменить рыночные реформы. Если же выбор делается в пользу налоговых льгот, то важно применять их в течение лишь ограниченного срока.

Необходимо остановиться и на целесообразности введения льготного режима налогообложения в горно-металлургическом комплексе. Оценить этот шаг невозможно без учета состояния и места отрасли в системе национального производства накануне проведения экономического эксперимента. Его доля в структуре промышленного производства за годы независимости возросла (удельный вес продукции черной металлургии с 1990-го по 1999-й увеличился с 11,0 до 23,8%), уменьшился спрос на продукцию на внутреннем рынке, усилилась ориентация на внешние рынки и, соответственно, доля экспорта черных металлов в общей структуре экспорта. Экспортная ориентация ГМК предопределила усиление зависимости воспроизводственных процессов в нем от внешней конъюнктуры и, как следствие, рост их нестабильности.

Несмотря на валютные поступления от экспорта, финансовое положение отрасли оставалось сложным, средства, которые вкладывались в ее техническое переоснащение, — недостаточными (в 1999 г. инвестиции в основной капитал отрасли уменьшились в 2,5 раза, по сравнению с 1990 г.). Вследствие технико-технологической отсталости и изношенности оснащения, а также несовершенной отраслевой структуры производства, продукция отрасли характеризовалась высоким уровнем энергоемкости, что в свою очередь является угрозой для экономической безопасности государства. Усилилась еще одна негативная тенденция — повышения уровня монополизации отрасли, что может привести к консервации негативных процессов и тенденций.

Другим аргументом против целесообразности финансовой поддержки горно-металлургического комплекса путем предоставления льгот является то, что в валовой добавленной стоимости черной металлургии доля налогов, по данным межотраслевого баланса Украины (накануне принятия Закона «О проведении экономического эксперимента на предприятиях горно-металлургического комплекса Украины»), составляла 24,0%, по сравнению с 42,1% в легкой промышленности, 58,0 — в пищевой, 33,2% — в валовом внутреннем продукте промышленности в целом. Следовательно, черная металлургия не относилась к отраслям, которые больше других страдали от налогового бремени и потому требовали первоочередной государственной поддержки. Последняя лишь заострила проблему неравномерного распределения налоговой нагрузки между предприятиями разных отраслей.

Оказывая финансовую поддержку предприятиям горно-металлургического комплекса, государство фактически компенсировало (частично или полностью) их убытки от реализации продукции на внешних рынках по демпинговым ценам. Это создало дополнительные прецеденты для антидемпинговых расследований и привело к консервации отсталой структуры национального производства и экспорта.

В то же время результаты эксперимента в ГМК свидетельствуют, что он способствовал разрешению некоторых текущих проблем и положительным изменениям в работе предприятий (увеличению оборотных средств, росту уровня рентабельности, объемов производства и т. д.). Однако, во-первых, эти изменения произошли под влиянием не только эксперимента, но и других факторов, прежде всего — благоприятной конъюнктуры на внешних рынках и сбалансированной курсовой политики Национального банка; во-вторых, они вряд ли превратятся в постоянные тенденции.

Кратковременный эффект от снижения уровня налогообложения в горно-металлургическом комплексе связан с тем, что его проблемы в принципе не могут быть разрешены с помощью эксперимента. Высвобожденных благодаря льготам средств достаточно лишь для «латания дыр», а не для преодоления глубокого технологического отставания предприятий комплекса не только от развитых стран, но и от России. Разрешение этой проблемы требует значительных инвестиций — как зарубежных, так и внутренних, передачи объектов эффективным собственникам, ориентации инвесторов на достижение стратегических целей. А в условиях жестких ограничений государственных финансовых ресурсов эффективной могла бы быть, по нашему мнению, селективная налоговая политика, направленная на поддержку лишь прогрессивных, потенциально конкурентоспособных подотраслей и видов производства, на их технико-технологическое обновление. Кроме того, эта политика должна проводиться в комплексе с прочими мероприятиями государственного регулирования развития ГМК: антимонопольными, проведением эффективной приватизационной политики, разработкой правового механизма обеспечения выполнения владельцами своих инвестиционных обязательств и т.п.

Более обоснованным является предоставление налоговых льгот молодым отраслям, имеющим реальные возможности стать конкурентоспособными и нуждающимся в государственной поддержке и защите от конкуренции со стороны развитых стран.

Кроме отраслевых льгот, в Украине распространена практика предоставления преференций субъектам предпринимательской деятельности, которые функционируют на территориях специальных (свободных) экономических зон, а также территориях приоритетного развития. Большинство их создано в течение 1998—2000 годов.

Недостатки, проявляющиеся в процессе функционирования СЭЗ, заставляют усомниться в эффективности многочисленных предоставляемых им льгот и в целесообразности создания этих зон вообще. Во-первых, нет единой, научно обоснованной программы развития в Украине специальных (свободных) экономических зон, согласованной с общенациональной концепцией реформирования экономики, вследствие чего их создание не рассматривается с позиций поступательного развития экономики в целом, не работает на общенациональный прогресс. Во-вторых, большое количество специальных (свободных) экономических зон приводит к росту количества фискальных исключений для отдельных экономических субъектов и увеличивает сомнения в приемлемости цены, которую лишенные налоговых преференций юридические и физические лица платят за улучшение социально-экономической ситуации на отдельных, ограниченных территориях. В-третьих, отсутствие системного подхода к созданию зон порой приводит к предоставлению этого статуса недостаточно перспективным и привлекательным для инвесторов территориям. Иногда зоны создаются не по критериям народнохозяйственной целесообразности, а для решения локальных проблем и удовлетворения групповых интересов.

В условиях ограниченности финансовых ресурсов государства создание зон с льготным налоговым режимом целесообразно, по нашему мнению, лишь в том случае, если: а) оно позволяет решить одну из важных общехозяйственных, а не локальных проблем или локальную, которая становится отправной точкой или важным звеном в достижении общенациональных целей; это требование объясняется тем, что преференции определенной территории предоставляются за счет государственного, а не местного бюджета, следовательно, и эффект от них должен иметь общеэкономический характер; б) такой эффект должен достигаться в сравнительно короткий срок, что возможно при наличии на определенной территории внутренних резервов эффективного развития, а также при выборе быстроокупаемых проектов, соответствующих рыночным критериям эффективности.

Анализ налогообложения в исторической ретроспективе подтверждает следующую закономерность: взимание налогов по довольно высоким ставкам сопровождается предоставлением разнообразных льгот, тогда как снижение налоговых ставок в процессе налоговых реформ — расширением налоговой базы за счет отмены ряда льгот. Такому сценарию развития соответствует и современный этап налоговой реформы в Украине.

Проектом госбюджета Украины на 2004 год предусматривалась отмена ряда налоговых льгот. Но поскольку внесение изменений в законы по вопросам налогообложения иными законодательными актами, в том числе и законом о Государственном бюджете, противоречит требованиям статьи 1 Закона Украины «О системе налогообложения», был разработан проект закона «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины в связи с принятием Закона Украины «О Государственном бюджете Украины на 2004 год». Однако этот законопроект до сих пор не принят. (Статья написана до 5 февраля с.г. — Прим.ред.) Зато Верховная Рада, недолго дискутируя, приняла Закон «О Государственном бюджете Украины на 2004 год», в котором остались нормы, которые приостанавливают на 2004 г. действие отдельных статей законов о налогообложении, в частности касающихся предоставления налоговых льгот как отраслевого, так и социального характера.

Наибольший общественный резонанс вызвало приостановление ряда льгот по налогу на добавленную стоимость. При этом если отраслевые льготы приостановлены лишь на 2004 г., то социальные льготы предполагается отменить вообще. Подобный подход нельзя считать справедливым, поскольку социальные льготы сравнительно незначительны и не они, а отраслевые льготы приводят к самым негативным социально-экономическим эффектам.

Не поддерживая вышеуказанный сценарий пересмотра системы налоговых льгот и оценивая его как защищающий интересы промышленно-финансовых групп, считаем необходимым отметить, что граждане не всегда получают налоговые льготы, которые законодатель намерен им предоставить как конечным потребителям. Эти намерения реализуются лишь в том случае, если цены приобретаемых гражданами товаров и услуг уменьшаются на сумму НДС, от уплаты которого операции по продаже этих товаров и услуг освобождаются. Если же такое освобождение не отражается на ценах, которые изменяются независимо от режима налогообложения, льгота теряет свой социальный характер, поскольку ее получают продавцы товаров и услуг, а не их покупатели.

Кто на самом деле в том или ином случае получает налоговую льготу, точно определить очень сложно, так как нет достоверной публичной информации об уровне монополизации рынков конкретных товаров и услуг, не известен настоящий, а не декларируемый уровень рентабельности и заработной платы предприятий, эти товары и услуги продающих.

В свое время с целью удешевления жилищного строительства применялось освобождение от налога на добавленную стоимость нововозведенного жилья. Это способствовало наращиванию темпов строительства за средства граждан. Однако опыт последних двух лет (особенно в связи с резким ростом цен на недвижимость) показал, что в этой сфере, в частности в Киеве, наблюдается значительное повышение цен на новопостроенное жилье вне какой-либо увязки с уровнем инфляции, валютным курсом гривни и режимом налогообложения.

Платежеспособный спрос на дорогое жилье создается небольшим слоем населения, имеющим доходы значительно выше средних доходов большинства граждан. Предложение жилья в крупных городах не успевает за платежеспособным спросом на него, что объективно вызывает повышение стоимости. Это четко прослеживается по динамике цен в Киеве за последние годы. Если в январе 2002 г. средняя стоимость 1 кв. м в столице соответствовала 430 долл. США, то в декабре 2003-го она достигла почти 800 долл., хотя за этот период в Украине уровень потребительских цен и курс гривни к доллару существенно не изменились. В среднем по стране 1 кв. м жилья на конец 2003 г. стоил 1587 грн., или в 2,7 раза меньше, чем в Киеве.

Очевидно, что введение НДС на новые квартиры такого типа не приведет к уменьшению спроса на них. Но, видимо, следует предусмотреть льготы для недорогого жилья, прежде всего возводимого за счет государственной кредитной поддержки молодых семей.

По вопросу освобождения от НДС продажи лекарств и изделий медицинского назначения, которое приостановлено на 2004 г. для препаратов, не входящих в утвержденный Кабинетом министров Украины перечень, можно сказать следующее. Лекарства облагаются налогами во многих странах, но по другим ставкам. В частности во Франции ставка НДС составляла 2,1%, в Бельгии — 6%, в Италии — 9%, в России — 10%. В Украине часть медикаментов и в будущем будет освобождаться от налогов. Но чтобы эта льгота была социально эффективной, а также для предотвращения значительного повышения цен на облагаемые налогами медпрепараты, необходимо обеспечить должный контроль за выполнением постановления Кабинета министров от 16.11.2001 г. № 1499 «О внесении изменений в некоторые постановления Кабинета министров Украины». Для них установлен предельный уровень торговой надбавки при формировании розничной цены на лекарственные средства на уровне 35% от оптовой цены производителя (таможенной стоимости), а для приобретаемых государственными и коммунальными организациями здравоохранения за бюджетные средства — не выше 10% от оптовой цены производителя (таможенной стоимости).

О том, как выполняется это постановление, свидетельствует факт, что на сегодня в аптечной сети торговая надбавка колеблется от 35 до 200%, что соответствующим образом влияет на уровень рентабельности этих учреждений. В случае соблюдения требований упомянутого правительственного решения оптовая цена на медикаменты отечественного производства, не вошедшие в определенный Кабмином перечень, по подсчетам специалистов, не должна повыситься больше чем на 3,5—4%.

Под несколько иным углом зрения следует оценивать приостановление действия подпункта 5.1.2 пункта 5.1 статьи 5 Закона Украины «О налоге на добавленную стоимость», за исключением операций по продаже ученических тетрадей, учебников и учебных пособий отечественного производства, а также закона о государственной поддержке книгоиздательского дела в Украине. Государственная поддержка книгоиздания и продажи (подписки) печатных средств массовой информации, издающихся на украинском языке, является вопросом государственной важности. Поскольку в России льготы по НДС распространяются на весь комплекс работ и услуг по производству и реализации книжной продукции, периодики, соответствующая украинская продукция сможет выдержать конкуренцию с российской лишь при адекватной государственной поддержке. Поэтому более взвешенным нам кажется подход, предусмотренный в проекте закона «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины в связи с принятием Закона Украины «О Государственном бюджете Украины на 2004 год», которым не только предлагается сохранить льготу, но и изложена она в более конструктивной редакции. Надеемся, что приостановление действия Закона Украины «О государственной поддержке книгоиздательского дела в Украине» будет носить временный характер и в 2005 г. он опять вступит в силу.

Наряду с решением проблемы налоговых льгот и стимулирования экономического роста, не менее важна амортизационная политика, регламентирующая процесс распределения авансированных капитальных затрат, которые уменьшают облагаемую налогом часть дохода. Амортизационные средства не просто становятся мощным источником финансирования капиталовложений (иногда более 70%), но и могут быть фактором ускоренного обновления основных средств. Однако эта проблема в Украине остается нерешенной.

Не менее важным для обеспечения экономического роста в перспективе является решение проблемы ренты и рентных отношений в Украине. Государство, по нашему мнению, теряет контроль над рентой и, следовательно, важный ресурс для развития. Эти проблемы, как и ряд других, могут стать предметом отдельных статей.

Подводя итог вышесказанному, хотелось бы подчеркнуть, что автор не ставил целью в одной статье изложить весь спектр проблем, связанных с формированием доходов бюджета. С учетом вопросов, которые дискутировались на страницах этой газеты, мы хотели показать свое видение и отношение к части трансформационных изменений в бюджетной и налоговой системах, остановиться на итогах, проблемах и перспективах их дальнейшего развития в контексте решения одного из самых актуальных вопросов современности — обеспечения экономического роста в долгосрочной перспективе.

Надеемся, что плодотворные научные дискуссии по этому поводу продолжатся и в дальнейшем станут основой формирования как массового мировоззрения, так и взвешенной финансовой политики для реализации стратегии социально-экономического развития, которая сейчас разрабатывается в Украине.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно