БЮДЖЕТНАЯ КРОВАТКА ДЛЯ АПК

12 октября, 2001, 00:00 Распечатать

Как ни пытайся умостить здоровяка-АПК в бюджетную кроватку для грудного младенца — то голова свисает, то ноги торчат...

Как ни пытайся умостить здоровяка-АПК в бюджетную кроватку для грудного младенца — то голова свисает, то ноги торчат. С финансовой «мебелью» на вырост просто беда. Бюджетное меню на следующий год хоть и стало для него более калорийным против нынешнего на 200 миллионов гривен, однако в основном за счет ассигнований на зарплату. Расходы же на производственную сферу уменьшились почти вдвое. Вот и неудобно бедняге лежать. Оголодав, он надеется, что депутаты призрят его бедность и подсобят копейкой-другой. Появится ли она в промежутке между первым-третьим чтением, как и в прошлом году при утверждении бюджета?

Слезы в подушку

 

Очередь агропросителей — как когда-то в мавзолей: всем нужно! Плачут-умоляют сельстроевцы: дайте на социальное развитие! Хоть мизерную сумму, но «забейте» отдельной строкой в бюджете... Главные верстальщики годовой финансовой книги переадресовывают крестьян к общему объему капитальных вложений государства: ищите там... Ищут. Иногда находят, а иногда и нет. А все потому, что законные нормы проигнорированы. Громко разрекламированную программу «Собственный дом», видимо, придется свернуть, ведь на льготное кредитование строительства сельского жилья перепадают крохи. Они не удовлетворяют и трети заявлений застройщиков. Посему нечего говорить об обустройстве на селе молодых сильных рук, в которых так нуждаются поле, ферма.

Не решат проблем и 19 млн. грн. на газификацию. В Украине в сельской местности зарыто 24 тыс. километров труб стоимостью 4 млрд. грн., которые ждут–не дождутся «голубого топлива». Крестьяне согласны завершить готовые на 70—80 процентов долгострои толокой, только бы средства. 1100 сельских школ неизвестно когда наполнятся детским шумом и гамом, поскольку ждут на 20% дофинансирования. Треть сел вообще не имеют центров просвещения и музыкальных учреждений. На социальное строительство израсходовали в этом году около 10 млн. грн. из 56 предусмотренных. До конца года остальное едва ли поступит.

У департамента ветеринарной медицины — свои аргументы. Если на противоэпизоотические мероприятия останется 48 млн., как и в этом году, то ведомство сможет контролировать ситуацию, не более... На важные программы — прионные инфекции (энцефалопатия КРС) и производство отечественных средств защиты животных — ассигнований не предвидится. Необходимо же 60 млн. грн. По первой программе Украина уже в 2003 году перешла бы к массовому мониторингу: каждое животное старше 18 месяцев тестировалось бы на прион, как во Франции. Вторая предусматривает переоборудование устаревших биофабрик, прежде обеспечивавших биопрепаратами и Закавказье, и Среднюю Азию.

«Братья и сестры! Кто сколько может...» Это уже мольба сельхозмашиностроителей. Владимир Кравчук, руководитель соответствующего департамента Минпромполитики, убежден, что в течение двухмесячного бюджетного марафона удастся что-то выпросить. Ну, по крайней мере 30-процентную государственную дотацию на удешевление сельхозтехники, — а это 200 млн. грн. Если же нет, Владимир Иванович «гарантирует» темпы выпуска техники аграриям, как и в нынешнем году: на уровне 50—100 комбайнов. Если зернокомбайн «Славутич» стоит полмиллиона, то агроформированию, кроме 30-процентной государственной поддержки, придется доложить из собственного кармана более 300 тыс. Таких богатеньких в Украине 10%. Значит, кто не имеет этой техники, тот тем более не получит, а «удешевление» поможет финансово тем фирмам, которые и без того уверенно стоят на ногах. Альтернатива — лизинг техники под 4–7% годовых.

Впрочем, и здесь без финансовых инъекций, а именно — 300 млн. гривен, будет трудно. Так считает Василий Шпак, председатель НАК «Украгролизинг». Надежда на бюджетный приварок, видимо, умрет последней, ведь у «Украгролизинга», кроме нее, есть реальный финансовый источник, к которому и отправляет компанию Кабмин, — 2,6 млрд. грн. Но их нужно «выбить» у должников-пользователей импортной техники, что не так уж и просто.

Финансовые позиции, которые отстаивал на заседании аграрного комитета Верховной Рады Роман Шмидт, заместитель государственного секретаря МинАП, на первый взгляд, вроде бы и правильны:

 

— Опыт нынешнего года свидетельствует, что товаропроизводители нуждаются в поддержке при реализации зерна. Поэтому мы предлагаем, чтобы в государственном бюджете на залоговые закупки зерна было предусмотрено 300 млн. грн. или 75 млн. для полной компенсации процентной ставки по кредитам. Да и на поддержку биржевого рынка нужно 10 млн. грн. Сегодня крестьянин не может протолпиться на биржу, а пользуется услугами трейдера. Созданные на бюджетные средства маркетинговые кооперативы объединят сельхозтоваропроизводителей, дадут возможность им самим продавать продукцию на бирже. По выгодным ценам, а не подпольно, под столом. Еще один аспект: у нас не хватает того, что есть во всем мире, — государственной системы мониторинга цен. Еще одна проблема: сегодня государство, стимулируя продажу сельхозпродукции через биржевой рынок, компенсирует 20% НДС. Кому? Трейдеру, оббирающему село. А почему бы не премировать 10 процентами агрария, через биржевой рынок без посредников экспортирующего зерно? Государство выиграет на этом 10%, и товаропроизводитель заработает. А чтобы и он, и мы ориентировались в рыночном море, имели достоверную и полную информацию, нужно создать совещательные службы. Нам помогает правительство Великобритании — выделило 5 млн. фунтов стерлингов на создание таких служб в Донецкой, Одесской и Киевской областях, правительство Канады — 15 млн. долларов (Волынская, Ривненская и Днепропетровская области). А мы? 5 млн. гривен просим, и тех не дают. Так кому совещательные службы нужны больше — загранице или нам?!

 

Конечно, нам. Но не по всем импортным лекалам сошьешь украинскую одежку. Зачем нам что-то чужое, когда есть родное райсельхозуправление? Прежде туда отбирали самых-самых: и агрономов, и зоотехников, и механиков. Кое-кто из них и поныне работает, другое дело — за что? За копейки! Районное управленческое звено требует коренной перекройки. И МинАП следует немедленно вытягивать его, считайте, уже с того света, а не лоббировать создание альтернативной структуры с модерновым глянцем.

Да и с ценовым мониторингом зам госсекретаря опоздал. Его пилотный проект ученые академии аграрных наук разработали в 1997—1998 годах, апробировали, получили положительные отзывы. Но мониторинг «заглох», в прямом смысле этого слова: за неуплату отрезали телефоны. И полтора десятка сертифицированных специалистов, разбирающихся в прогнозах рынков сельхозпродукции, ввиду нехватки соответствующих заказов перебиваются с хлеба на воду. Им не до спорта... Как и сельскому труженику, на которого, чтобы в здоровом теле бил ключом здоровый дух, из спортивного бюджета перепадает 5—6%. Я не уверен, что 10—12 млн. гривен, которые просит руководство спортивного общества «Колос» на следующий год, смогут выманить из заросших сорняками спортивных сооружений представителей мелкого рогатого скота — коз.

Просят Гослесхоз, Госводхоз, Госкомзем... Плач к плачу — сплошные стенания. Не уверен, что он бы утих, даже если бы бюджет АПК из предусмотренных 1 млрд. 451 млн. гривен возрос до 2 млрд. 354 млн. Именно такая сумма следует из статьи 10 Закона Украины «О стимулировании развития сельского хозяйства на период 2001—2004 годов»: доля расходов госбюджета Украины на финансирование развития сельского хозяйства должна составлять не менее 5% . В том, что эта статья не действует, можно обвинять всех: депутатов, Кабмин, Минфин, МинАП. Но даже если бы премьер был Иисусом, не накормил бы АПК и пятью годовыми бюджетами. Два из них сразу пошли бы на тотальное обновление аграрного технического парка.

 

Куцее одеяльце

 

Небогатый аграрный бюджет даже после принятия в ВР не раз будут перекраивать в аграрном ведомстве. Уже сейчас налицо погрешности, на которые указывает Николай Роик, вице-президент Украинской академии аграрных наук:

 

— На коренное улучшение земель научно-исследовательских хозяйств УААН выделяют лишь 200 тыс. грн., тогда как МинАП на эти же нужды — 4 млн. Уместнее было бы их по-целевому переадресовать нам, поскольку земли аграрной академии государственные. Что касается селекции в растениеводстве, то и здесь нас обошли вниманием. Созданные специальные фонды дали возможность учреждениям академии аграрных наук развивать первичное семеноводство основных культур. Но селекционерам и исследовательским станциям выгоднее поддерживать старые сорта и гибриды, чем новые. Почему? Потому что новые требуют дополнительных средств. Однак несмотря на то, что в бюджете-02 общая сумма на селекцию в семеноводстве вроде бы и увеличена, УААН ее уменьшили...

 

На то, что удастся выпросить из минфиновского «загашника» на нужды аграрного сектора, надеется и Екатерина Ващук, председатель аграрного комитета Верховной Рады:

 

— Я не в восторге от бюджета. Почему? Заглянем в программу бюджетного возмещения части процентов за пользование кредитами. Все знают, самая большая проблема на селе — оборотные средства. В нынешнем году на удешевление кредитов предусмотрели 150 млн. грн.: их нам хватило буквально на полтора месяца. По минимальным подсчетам, аграрному сектору нужно 7—8 млрд. грн. оборотных средств, поэтому комитет просит 400 млн. на их возмещение. Тем более что Нацбанк уменьшает ставку рефинансирования, а коммерческие банки увеличивают проценты за пользование кредитами. Считаю, правительству следовало бы предложить внести изменения в Закон о банках и банковской деятельности, которые лимитировали бы различие между ставкой рефинансирования Нацбанка и ставками коммерческих банков... Однако главное, на чем будем настаивать, — удешевление кредитов и увеличение их объемов.

В этом году впервые начали поощрять развитие животноводства, а именно — дотировать сданный на переработку и заготовку кондиционный молодняк скота. 125 млн. грн. выплат, предусмотренные в бюджете-01, стимулировали крестьян. Они реально почувствовали: цена становится выгодной. Возросло поголовье скота. А это, ко всему прочему, и органика, по которой соскучились наши поля. Поэтому непонятно, почему данную статью на 2002 год изъяли из бюджета, тогда как ее следует оставить и даже увеличить сумму — не менее 100 млн. грн. на рефинансирование.

Богатый урожай зерна в этом году выявил в цепочке рыночных преобразований самое слабое звено — умение формировать внутренний и возможность выхода на внешний рынок. Чтобы усилить его, депутаты-аграрии подготовили закон «О зерне и зерновом рынке», где предусмотрены залоговые закупки зерна и пополнение продовольственного резерва. Каждое уважающее себя государство имеет собственные закрома, чтобы гарантировать продовольственную безопасность. Понимаю, правительство — молодое, своевременно не сориентировалось на зерновом рынке, но в следующем году такие упущения уже будут непростительны. Поэтому нужно заблаговременно подготовиться, а крестьяне, зная, что в бюджете на залоговую закупку зерна предусмотрены определенные средства, снова будут сеять хлеб.

Я перечислила основные статьи бюджета, требующие пересмотра. Знаю, не избежать трений в бюджетном комитете, но будем отстаивать свою точку зрения, будем бороться!

 

Несколько более прагматичная позиция относительно бюджета-02 у Олега Юхновского, первого зампреда аграрного комитета Верховной Рады:

 

— Я против ирреального бюджета, а посему и огромных цифр. Чтобы рационально использовать даже те средства, которые сегодня выделяют на аграрный сектор, их нужно перераспределить путем целевых дотаций именно сельхозтоваропроизводителю. Но на одной чаше весов — административные методы управления, а на второй — столь привлекательные бюджетные средства, которые так и хочется распределить или переделить. На этом аграрная политика и заканчивается. Мы наконец-то должны постепенно переходить на цивилизованные формы поддержки аграрного производства. Не простым декларированием, перераспределением госбюджета за счет других областей должен развиваться АПК. К сожалению, мы потеряли закон Терехина-Цушко, принятый в первом чтении, — об основах финансово-бюджетной поддержки. Именно он позволял создать нормальную схему финансирования аграрного сектора, ценовой поддержки АПК, абсолютно прозрачный рынок аграрной продукции, правила игры на нем и давал толчок к развитию собственно инфраструктуры агрорынка. Реляции о реформировании села, рост экономических показателей и участие в этом процессе вновь образованных рыночных структур во многом, к величайшему сожалению, остаются лишь на бумаге. Исполнительная власть, как по мне, действовала очень вяло, чтобы сцементировать реальные сдвиги в АПК.

Что касается повышения зарплаты на 2002 год собственно аппарату аграрного ведомства, то я детально изучил бы отдачу каждого департамента, работника: а стоит ли это делать? Спросите в МинАП: каков вал зерна в этом году? И от чиновников разного ранга услышите разные цифры: плюс-минус миллион тонн. А если детализируете, попросите классифицировать зерно: продовольственное-фуражное, не говоря уж об его классности, то расхождения в цифрах будет еще более пестрыми. Такая же ситуация и по сахару. Вчера распинались, что дефицит сахара составляет 400 тыс. тонн, завезли 250 тыс. сахара-сырца, а сегодня, оказывается, рынок переполнен лишними 150 тыс. тонн. Откуда же они? Чтобы влиять на развитие АПК, нужно иметь по крайней мере достоверную информацию.

Какие позиции сработали в бюджете-01? Бюджетное погашение процентов по кредитам и целевая дотация. Что имеем на следующий год? Целевая дотация на производство продукции животноводства и растениеводства в текущем году составляла 154 млн. грн., планируется 40 млн. На удешевление кредитов в нынешнем году выделили 275 млн., заложили 150. Налицо регресс. Вместо рыночных экономических механизмов поддержки аграрного сектора мы получили административный закон «О стимулировании развития сельского хозяйства на период 2001—2004 годов», что, в принципе, закрепило усиление чисто административного управления в аграрной сфере. Он не только не принес крестьянам важных перемен к лучшему, а нанес серьезный ущерб бюджету. Вспомним льготы по импорту горючего, из-за чего бюджет потерял около 100 млн. грн.

Какого результата ждать от такой политики? Во-первых, к началу следующего года мы будем иметь ситуацию невозврата кредитов коммерческим банкам. Рынок зерна провалился, аналогична ситуация с сахаром... Крестьянину нечем рассчитываться по займам. Во-вторых, не исключаю, что возникнет налоговая задолженность сельхозпредприятий перед бюджетом. К чему это может привести? Прежде всего к дискредитации экономических мер по поддержке аграрного сектора. Поэтому, с точки зрения формирования бюджетного года как одной из составляющих аграрной политики, считаю, что следовало бы уже в нынешнем году эти положительные тенденции расширить. За счет чего? За счет перераспределения даже тех незначительных ресурсов, направив их на целевые, прямые дотации аграрному производству.

Одно из ведущих направлений — дотация на производство сельскохозяйственной продукции. Пример тому — рост производства молока и мяса. Источник финансирования? Что касается поддержки производства продукции животноводства, то это — НДС, возмещаемый крестьянину перерабатывающими предприятиями. Соответствующий закон требует изменений в плане более эффективного привлечения средств, аккумулируемых именно перерабатывающими предприятиями. Последние сознательно уменьшают цену на сумму возвращенного НДС, а проще — снижают закупочную цену. При этом лишь малую часть этих средств получают непосредственные производители — крестьяне. Дотация преимущественно перепадает посредникам — заготовителям скота. До конкретного производителя она дойдет лишь тогда, когда при поддержке государства создадим прозрачную инфраструктуру аграрного рынка — закупочные пункты, где под контролем государства на конкурентной основе будут закупать скот.

Чрезвычайно актуальны нынче производство средств защиты растений (СЗР), ветеринарных препаратов и закупка сельскохозяйственной техники. В этом году некоторые регионы недобрали половину хлеба лишь из-за того, что не обработали посевы против вредителей и болезней зерновых. Поскольку в Украине практически нет собственной базы производства СЗР, удешевление их чрезвычайно актуально. За счет чего? Уже в этом году следует ввести дотацию на гектар сельхозугодий. И получать ее должен не арендатор, а владелец земельного участка. Он, и только он должен определять, как распорядиться ею. Источником финансирования могут быть средства от приватизации объектов АПК, в частности перерабатывающих предприятий.

Недостаточно используются возможности перерабатывающей и пищевой промышленности. Даже несмотря на то, что по сравнению с другими сферами эта отрасль идет с плюсом, и довольно-таки значительным — до 20—30% увеличение производства против предшествующих лет. Не полностью задействован механизм кредитования крестьян именно через предприятия перерабатывающей промышленности. Это — один из эффективных и важных путей, на котором крестьянин сможет прозрачно реализовывать собственную продукцию, получать реальные средства, избегая давальческих схем, бартерных операций. Да и банки при такой схеме больше заинтересованы в предоставлении кредитов, поскольку гарантом возврата их выступает высоколиквидное имущество перерабатывающих предприятий. Чем не рычаг для расширения льготного кредитования?

 

Увы, бюджет-02 если и претерпит изменения, то несущественые. Дополнительные предложения МинАП, как и аграрного комитета, базируются в основном на задекларированных в упоминавшемся законе 5% суммы бюджета Украины: «Отдайте наших пять процентов — и на селе будет рай!» Но ведь на декларациях долго не протянешь...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно