БЫЛ БЫ ХЛЕБ, А ПРИЛОЖИТЬСЯ ЕСТЬ КОМУ

28 июля, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №30, 28 июля-4 августа

Задолго до жатвы обошел почти всех нашенских агроГлоб: ну как, будем с хлебом? Ничем оракулы не утешили — только вспугнули былые тревоги неурожаем...

Задолго до жатвы обошел почти всех нашенских агроГлоб: ну как, будем с хлебом? Ничем оракулы не утешили — только вспугнули былые тревоги неурожаем. То посеяли не под той звездой, то подкормку озимых сделали не в той фазе Луны… Невезуха с этими агрогороскопами! «Дак вы хоть порчу-то снимите! Четвертый год кряду природа измывается над Украиной…» Не снимается, говорят. Это Божье наказание за скудость ума. А я не верю этим пессимистам! Не может быть, чтобы страна, в прежние годы производившая 50 млн. тонн зерна, скатилась к черте, когда «хлеба горбушку и ту пополам».

МЫ СЧИТАЕМ, …ТАЕМ. ТАЕМ?

Значит, оракулы-гадалки с их черной аурой не в счет. Остается верить речитативам правительства и калейдоскопически меняющихся агроминистров: Украина будет с хлебом! Для пущей важности государственные мужи еще и цифирь назовут, — общий валовой урожай, а половинка его — продовольственное зерно. Считаю-считаю, не стыкуется. Который год подряд.

Вообще-то вести учет зерна в Украине — дело непростое. И не только ввиду расхождения между намерениями и послежатвенными итогами. Не все «льзя», оказывается, и доступной статистике. От нее ускользает так называемый правительственный «стратегический» или «мобилизационный резерв». Размер этого «нз» — тайна за семью замками, но, учитывая экономическое состояние и ориентировочную вместимость хранилищ и хлебных баз, можно предположить, что он составляет около 2,5 млн. тонн. Есть еще кое-какие заначки, но мы не будем углубляться в эти «схроны», а займемся арифметикой того, что лежит на поверхности.

Надо сказать, что даже после ликвидации госзаказа государство не выпустило вожжи на зерновом рынке. В приснопамятном 1998 году правительство заключило немало контрактов, согласно которым государство выступало гарантом. При этом в качестве обеспечения контракта или формой расчета по нему использовалось зерно, которое должно быть собственностью государства. Не стану «оглашать весь список», назову лишь некоторые из зерновых обязательств Кабмина: для приобретения 1049 комбайнов «Джон Дир» — 626 тыс. тонн продовольственного зерна, комбайнов «Кейс» — 545 тыс. тонн продовольственного зерна, формирование Государственного интервенционного фонда зерна — 600 тыс. тонн… Согласно постановлениям Кабинета министров и другим решениям органов исполнительной власти, общая сумма гособязательств с учетом долгов прошлых лет с урожая 1998 года составила 10 млн. тонн зерна. Это в 1,7 раза больше, нежели госзаказ 1997 года. Таким образом, государство через обязательства изымало с рынка в пределах 70% товарного зерна, из них — 83% продовольственного и 17 — фуражного?

Эти показатели очень важны, учитывая, что из прогнозировавшихся весной 1998-го Министерством агропромышленного комплекса 38,2 млн. тонн зерна на поверку осенью оказалось намного меньше — 26,5. То есть государство для покрытия вышеуказанных гарантийных обязательств полностью подмяло под себя зерновой рынок, ограничив тем самым свободный доступ к нему негосударственных торговцев — более выгодных партнеров для крестьян.

Такое вмешательство особенно негативно сказалось на процессе ценообразования. Остающаяся же вне гособязательств часть зерна настолько мизерна, что цены на него не соответствуют понятию реальных рыночных цен.

Мало что изменил и год 1999-й. В начале жатвы прогнозировалось произвести 29 млн. тонн зерна, фактически собрано 24,6. Хлебофуражный баланс вроде не такой уж и критический. Но уже в ноябре-декабре отдельные области начали ходатайствовать перед Президентом и правительством о выделении из государственных резервов продовольственного зерна для обеспечения населения хлебом. В ходе тщательной ревизии оказалось, что 6,3 млн. тонн зерна, львиная доля которого — продовольственное, оказались за границами Украины. Прибыль в 392 млн. долларов осела на счетах негосударственных субъектов предпринимательской деятельности. Ко всему, из-за организационных просчетов во время уборки ранних зерновых культур было потеряно до 4 млн. тонн зерна. Таким образом, национальные закрома иссякли. Как их пополнить? Ясное дело, за счет урожая-2000, применив «авторские» новшества, отсекающие движение зерна в «неправильном» направлении.

Стартовали в этом году — по крайней мере, словесно — мы неплохо. В конце мая, выступая во Львове, министр аграрной политики Иван Кириленко «засветил» цифру: в текущем году прогнозируется получить 26 млн. тонн зерна, в том числе не меньше 15 — продовольственного. Но уже тогда было ясно, что внесение недостаточного количества удобрений в предыдущие годы и особенно в этом, негативно скажется на уровне урожая основной культуры — озимой пшеницы. Почти во всех областях посевы оказались в плену у вредителей и болезней. Плюс ко всему природные аномалии. Цифра зернового вала, понятно, похудела и стала как бы осторожной, менее конкретной: не хуже, чем в прошлом году; на уровне 1999-го… Ближе к урожаю она конкретизировалась и теперь фигурирует в таком обличье: валовой сбор зерновых культур — 24,4 млн.тонн, в том числе озимой пшеницы — 11,2 млн. С учетом озимой и яровой пшеницы, ржи, гречихи и других продовольственных культур планируется получить не меньше 14 млн. тонн продовольственного зерна. Общая же потребность Украины в нем составляет 8 млн. тонн и семенной фонд — 2,1 млн. тонн.

Казалось бы, нет никаких оснований для волнений: засыпем, обеспечим, накормим! Но… Еще весной, оценив состояние посевов, некоторые эксперты пришли к прямо-таки убийственным для страны выводам: почти 80% зерна следует ожидать фуражным, то есть годным лишь на корм скоту.

Какова ситуация сейчас? Практически во всех регионах Украины, задействованных в уборке ранних зерновых, урожайность пшеницы низкая: в среднем по 19,8 центнера зерновых с гектара (в 1999 году — 23,7 ц/га, 1998-м — 20,8 ц/га). Самая «приземленная» она в Полтавской (10 ц/га) и Донецкой (14 ц/га) областях. Ниже своих потенциальных возможностей колосовые в Одесской области — 19,5 ц/га (в 1999 году — 24,9), Николаевской — 16,7 (21,9), Херсонской — 19,6 ц/га (22). По мнению большей части операторов рынка, качество собранной пшеницы в основном будет соответствовать фуражной пшенице или в лучшем случае пшенице четвертого класса. Следовательно, прогноз МинАП придется в который раз подкорректировать в сторону уменьшения.

Тем более, по зернофуражным балансам, предоставленным областями, видно, что в девяти регионах производство зерна по сравнению с 1999 годом уменьшится, в том числе озимой пшеницы — в 12 областях. Для обеспечения собственных потребностей с урожая 2000 года не хватает 1,7 млн. тонн продовольственного зерна. Дефицит планируется перекрыть за счет закупок в более щедрых на урожай областях, но их, судя по отчетности, не так уж и много. Подчеркну: это предварительные данные. Дай Бог, чтобы они изменились в лучшую сторону, но чудо в такой отрасли, как агросектор, — редкость. Поэтому и прогноз о возможном импорте зерна в объеме 450 тыс. тонн — кстати, наибольшем за последние пять лет — может возрасти в 1,5—2 раза.

Все эти тонны, проценты опять-таки могут измениться, ведь речь пока о том хлебе, что в поле или в лучшем случае — на току, но не в коморе. Довести жнивье до хранилищных кондиций должно зерносушильное и зерноочистительное хозяйство. В целом по Украине не завершен ремонт 26% зерноочистительных машин, а в Черниговской и Черкасской областях — 61, Харьковской — 62%. Но потери возможны и под крышей. В связи с реорганизацией системы хлебопродуктов большинством хлебоприемных и зерноперерабатывающих предприятий управляют частники. Руководители, дабы сэкономить финансы и получить высокие прибыли, не вкладывают деньги в развитие материально- технической базы, отчего и резкое снижение качества зерна, и потери. По оперативным данным вообще не будет проводиться обеззараживание складских помещений в девяти областях. Всего в этом году эту процедуру пройдут лишь 5% зернохранилищ.

Дабы чем-то прикрыть скудные зерновые потоки, всерьез заговорили о хлебе-2001, программе наращивания производства зерна и т.д. Главное — начертить ориентир, каких раньше тоже было видимо- невидимо. Но все эти трассеры спустя некоторое время сливались в одну сплошную линию, ведущую не на украинский чернозем, а в пустыни Аравии. Да вот отечественных Моисеев у нас негусто. Под урожай 2001 года планируется засеять озимыми 8,4 млн. гектаров, в т.ч. на зерно — 7,9 (в прошлом году соответственно 7,9 млн. га и 7,4). Сейчас, как никогда, очень остро встала проблема высококачественного семенного фонда. Потребность в нем составляет почти 2,1 млн. тонн. Нехватку его в объеме 119,1 тыс. тонн ощущают 15 областей. Особенно критическая ситуация сложилась в Луганской, Харьковской, Полтавской и Донецкой областях. Отдельные регионы планируют использовать на сев семена массовых репродукций — Кировоградская (25%), Николаевская (21%), что, конечно же, скажется впоследствии на урожайности.

Существенный минус — отсутствие протравителей и биостимуляторов. Потребность в препаратах для обработки семян исчисляется 2610 тоннами, в наличии — 120 (4%).

Но если по большому счету, то пришла пора серьезно заняться плодородием почвы, химизацией и мелиорацией, трансформацией угодий вплоть до уменьшения пахотных земель на 10 млн. гектаров. Полумерами мы сознательно подводим себя к «неуду» по предмету «зерновое хозяйство».

Закат Солнца вручную?

Но не только откат в зернопроизводстве тревожит правительство. Вспомним-ка цифру — 6,3 млн. тонн. Именно столько зерна прошлогоднего урожая утекло за рубеж благодаря коммерческим структурам. Как сознался на пресс-конференции вице-премьер Михаил Гладий, «последние два года рынок зерна был практически нерегулированным, внутренний — неконтролируемым. Ввиду того, что отсутствовал соответствующий контроль, не было стимула для реализации зерна внутри государства, у нас возникали определенные проблемы». Продекларировав прозрачность и открытость рынка, ликвидацию торгового занавеса, госчиновники лихорадочно начали искать архимедовы рычаги воздействия на точку опоры — зерно. Все четче и чаще заговорили о продовольственной безопасности.

Сначала вышел приказ «трех» — Госкомстата, МинАП и Госкомзема «О совершенствовании системы статистической отчетности в сельском хозяйстве Украины», датированный 26 апреля с. г. Под невинными, на первый взгляд, пунктами 4.2 и 4.3 читаем: «Разработать до 1 июня текущего года программу и порядок организации обследования урожайности основных сельскохозяйственных культур и производства продукции на земельных участках (паях), предоставленных гражданам и сельскохозяйственным предприятиям… Разработать и утвердить к 1 июля текущего года методологию проведения оперативных расчетов фактических и прогнозных показателей урожая основных сельскохозяйственных культур во всех категориях хозяйств». Задолго до жатвы в цейсовские бинокли просматривалась каждая сотка земли, без разницы чья она — ЗАОвская, ОООвская, фермерская или приусадебная. Каждый земельный надел, а с него и каждый килограмм зерна, должен «работать» на государство. Неучтенки не должно быть! Как ни странно, но до сего времени в Украине отсутствовала достоверная система учета продовольственного зерна. По семенах и фуражу статистика велась, а по «хлебу» — нет.

На 2000 год запланировано обследование сельскохозяйственных предприятий всех форм собственности, в первую очередь частных формирований, относительно урожайности основных сельскохозяйственных культур. Оно и понятно. В последнее время возникла потребность в более полной оперативной информации о производстве продукции растениеводства во всех категориях хозяйств в период уборки урожая. Отсутствие таких данных по хозяйствам частного сектора и сельскохозяйственным предприятиям не позволяет отразить динамику общего производства.

Но упорядочение статистики — это прелюдия к большой фуге. Крылатая фраза «Раньше думай о Родине…» могла бы стать эпиграфом к указу Президента «О мерах по обеспечению формирования и функционирования аграрного рынка». В нем предусматривается ускорение формирования инфраструктуры аграрного рынка, создание условий для надежного ресурсного обеспечения производства и реализации сельхозпродукции и продовольствия. В документе говорится, что правительство и местные администрации должны обеспечить закупку сельхозпродукции для нужд государства и регионов, увеличить объемы ее закупки на биржевом рынке по форвардным контрактам, а также неукоснительно соблюдать законодательство об ограничении монополизма и недопущении недобросовестной конкуренции.

Последний аграрный указ Президента — «О неотложных мерах по стимулированию производства и развитию рынка зерна». О нем, поговаривают, знали не все даже в Кабмине, не говоря уже о согласованиях-консультациях с управлением координации осуществления аграрной политики Кабмина. А пройди они, возможно, и не пестрел бы президентский документ некоторыми алогизмами. Но даже если бы мне приказали: «Нарисуй это черным!» — ни за что не согласился бы очернять указ. Он важный, нужный и, как говорят, ко времени. Хотя… Появись он прошлой осенью, когда подсчитали всех «цыплят», или намного раньше, когда еще в бытность министром АПК Павел Гайдуцкий предлагал внедрить большую часть положений нынешнего указа, в том числе и залоговые цены на зерно, возможно, мы бы увернулись от критического жала сторонников «мутного» рынка. Да что там трейдеры?! Международные финансовые институты, страны ЕС разразились негодованием сразу же после выхода указа.

Ярлыки самые разные: от грубого вмешательства государства в зерновой рынок, ручного управления аграрным сектором, кабалой крестьян до самых-самых... Есть от чего сокрушаться. Кажется, окончилась «лафа» безвизового вывоза украинского зерна. «Принять меры по введению порядка, по которому экспорт зерна осуществляется только по экспортным контрактам, заключенным и зарегистрированным на аккредитованных для таких операций биржах» — один из пунктов указа. Кстати, это успешно практиковалось в 1995—96 годах, когда все экспортные контракты осуществлялись исключительно через биржи и там же регистрировались. Теперь же не только субъекты предпринимательской деятельности должны «засветиться» на бирже, но и крестьянин, решив продать тонну-другую. Дабы государство могло отследить: по чем и куда переместилось зерно? Главенствующими в этом документе являются залоговые цены на зерно с правом гарантии продавать его по реальным ценам. Таким образом, товаропроизводитель имеет все права на дельту — разницу в ценах, которую прежде зарабатывали трейдеры.

— Государство гарантирует неубыточное производство главной стратегической культуры — пшеницы, — комментирует указ Иван Кириленко, министр аграрной политики. — Механизм залоговой цены: себестоимость плюс 10—15% рентабельности. По такой цене государство закупает хлебный ресурс у товаропроизводителя, максимум на восемь месяцев. Складывается благоприятная конъюнктура рынка — производитель забирает жнивье с элеватора и продает дороже, возвращая государству залоговую цену и элеватору — деньги за сушку, хранение. Нет такой возможности, например, из-за перепроизводства, но государство уже купило продукцию, обеспечив производителю прибыль. Мы ориентируем наш биржевой рынок на довольно высокие цены. Монопольно низкая цена — это движение зерна не в том направлении, а попросту — за бугор. Предполагаем, что мировая цена в этом году поднимется выше 110 долларов за тонну, учитывая недобор зерновых в России, Чехии, Германии, Румынии, Венгрии. Поэтому сразу после уборки соберем представителей наших бирж, чтобы сориентировать их какие все же должны быть цены на зерно? Дабы на первых этапах иметь мобильное движение зерна внутри Украины.

Для меня, как министра, вопрос залоговых цен — это мировая практика. Надо сделать так, чтобы стратегические культуры никогда не были убыточными для крестьянина. Государство же может пойти на убытки, потому что это — хлеб. Оно всегда может поднять цену на другой товар. Спирт, к примеру, дает подъем до 40 раз. А спиртзаводы — полностью государственные. На муке достигается двойной подъем...

Вслед за указом появятся постановления Кабмина «О порядке введения механизма залоговой закупки зерна у сельскохозяйственных товаропроизводителей», «Об утверждении залоговых цен на зерновые культуры», «О порядке декларирования субъектами предпринимательской деятельности объемов зерна, которые хранятся ими». Но многое остается непонятным. Пока не определились с объемами закупок по залоговым ценам. Кто-то считает 100 тыс. тонн добрым началом, а кто и на полмиллиона зарится. Но все это стоит немалых денег, притом бюджетных. В этом году на эти цели не предвидится ни копья. Значит, надо уповать на кредиты, на которые не так уж и щедры коммерческие банки. Главное, чтобы послеуказный азарт не угас... За последние три года по инициативе отраслевого министерства принято более 30 правительственных решений по отдельным вопросам продовольственного рынка. Решили ли они проблему комплексно? Какова их отдача? Взять хотя бы постановление Кабмина от 24.09.97 №1062 «О дальнейшем развитии рынка зерна в Украине», которое благословило создание государственного интервенционного фонда стабилизации зернового рынка в Украине в составе Государственной акционерной компании «Хлеб Украины». Планировалось посредством закупочных операций изымать с рынка в урожайные годы определенное количество продовольственного и фуражного зерна, стабилизировать на краткий период рынок путем сокращения предложения сразу же после уборки урожая, а в неурожайные годы — выбрасывать на рынок партии зерна и поддерживать уровень рыночных цен внутри страны на стабильном уровне, упреждая тем самым убытки как производителей, так и потребителей. «Действенность» интервенции мы, потребители, уже ощутили на вздорожании хлебобулочных изделий. Принесет ли облегчение «зерновой» указ?

Беда в том, что руководители разного ранга читают его по-своему. И трактуют тоже достаточно вольно. В документе написано: «недопущение ограничений на межрегиональные закупки зерна и административного вмешательства…» Но операторы рынка уже сталкиваются с запретами и своеобразными табу. В АР Крым введено нечто похожее на очередность расчетов, но даже в тех областях, где этого пока нет, руководство настаивает на приоритетности удовлетворения внутренних потребностей. При этом не следует ожидать, что среднему звену управленцев удастся проигнорировать эти настроения. Таким образом, разница лишь в предполагаемом механизме создания в областях зерновых «автономий». В Одесской области сдатчики столкнулись с тем, что элеваторы отказываются отпускать их же хранящееся зерно. Основная причина отказа, по словам директоров ХПП, — селекторное совещание в МинАП, на котором им было рекомендовано ограничить до 1 сентября (даты подведения итогов уборки) вывоз зерновых.

Шлагбаумы — инструмент не рыночный, но, как сказали мне люди сведущие, губернаторов за них не снимают. А если и увольняют, то за нехватку хлеба. Поэтому каждый стремится любыми путями — праведными и грешными — сперва засыпать региональные закрома. А конкурентов хватает. Заезжие поляки в Одесской области готовы платить 1000 гривен наличными за тонну «горящей» пшеницы, то есть прямо из бункера комбайна, венгры — еще дороже.

Бум еще не достиг апогея. Надо учитывать, что около 50—60% урожая-2000 уже куплено на корню за предоставленные материальные ресурсы. На остальное вкушающих предостаточно. Не исключено, что, как говорят одесситы, «за эти ляжки будет много драчки». Втянут в нее и относительно свободные ресурсы зерна, которые ожидаются при осуществлении натуральной оплаты труда в хозяйствах (3,8 млн. тонн), арендной платы за земельные участки (паи) — (2,2 млн. тонн), фиксированного налога (680 тыс. тонн), для погашения банковских кредитов (660 тыс.тонн), накопившихся долгов (5,6 млн.тонн). Судя по цифрам, проблем при формировании мобильных запасов вроде бы не должно быть.

И напоследок об уже упоминавшемся алогизме в последнем указе. Оно, конечно же, хорошо: стабилизировать и наращивать… Социалистический принцип! Но экстраполировать его в нынешние условия, да еще и в производство зерна, не взялся бы не только бакалавр или магистр, но и обладатель профессорской мантии. Да, стабилизация необходима! Однако негативные последствия сезонных коньюнктурных колебаний объемов продаж и цен на зерно должны преодолеваться не залоговыми закупками, а именно стабилизацией производства в пределах спроса на эту продукцию на внутреннем и внешнем рынках, механизмом согласования спроса-предложения. До такой идиллии нам далеко, поскольку в среднем по Украине вариация производства зерна составляет 18—22%. Ни одно государство в мире не занималось интервенцией продукции, не закупало ее, пока не стабилизировало производство. И только после этого начинало работать (не наращивая!) с маленькими отклонениями в производстве того или иного продукта. Вспомним, когда в странах ЕС не было рынка сбыта животноводческой продукции, они складировали ее в холодильниках, дабы удерживать цену. Да, это было очень накладно. Но даже хранящаяся четвертая часть продукции давала на порядок больше пользы, учитывая задействованность инфраструктуры, обслуживающей фермеров, переработчиков, налоги и т.д. До этого нам тоже рук не хватит дотянуться.

Кажется, мы всерьез занялись зерном. С Богом! Будет хлеб — приложится и к нему… Был бы хлеб, а приложиться к нему есть кому. Во-о-он сколько ртов!

Владимир ЧОПЕНКО
Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно