БУТЫЛКА ВОДКИ НЕ ТОЛЬКО ПОИТ...

7 июня, 1996, 00:00 Распечатать Выпуск №23, 7 июня-14 июня

Миллионы карбованцев ежедневного чистого дохода приносят опытным людям пустые бутылки из-под водки...

Миллионы карбованцев ежедневного чистого дохода приносят опытным людям пустые бутылки из-под водки. Несколько меньший навар дают бутылки из-под вина, пепси и растительного масла. На третьем месте - баночки из-под майонеза.

Молодой человек в спецовке, на вопрос об имени ответивший: «Ну, допустим, Сергей», раскрывает тонкую механику получения миллионов из пустой бутылки. Когда он закончил свой рассказ, я спросил, что побудило парня дать газете такие сведения. От ответил: «Меня сильно бортанули, так с людьми не обращаются».

Пункт закрыт. Нет тары

В приемном пункте за пустую водочную бутылку вам должны дать 20 тысяч. Но бутылки не принимают. «Нет тары». В этом случае вы можете сдать ее с черного хода, только не за 20, а за 8 - 10 тысяч. Это вам удастся, если вы в приемном пункте свой человек. Такими обычно бывают дворники, побирушки, бомжи, так называемые «санитары леса», собирающие пустую тару в парках и скверах.

Этот контингент часто носит бутылки мешками. Иной раз привозят в багажниках личных автомобилей. За полдня, проведенных в обществе «Сергея», через черный ход его приемного пункта прошло 92 ящика водочных, около 80 пивных и 60 ящиков винных бутылок, не считая нескольких сотен бутылок типа «Пепси», которые принимались по пяти тысяч вместо двенадцати.

К вечеру ожидалось поступление партии пустых бутылок из расположенного в гастрономе бара. Такие бутылки сдают продавщицы - по государственной цене. Это плата за молчание. Продавщицы знают много такого, что не предназначено для чужих ушей, особенно если эти уши расположены над милицейскими погонами.

Продавщицы продают спиртное на разлив в гораздо больших количествах, чем обозначают в отчетах. Кроме того, они собирают бутылки, за которые покупатель уплатил, но оставил на месте распития. В день получается примерно 8 - 10 миллионов карбованцев.

Но это мелочь. По настоящему крупный клиент привозит на приемный пункт пустые бутылки грузовиками. Нередко КамАЗами. В райцентрах на приемных пунктах можно обнаружить горы ящиков с посудой, числящейся в бое или не отраженной в отчетах. Водители покупают эту стеклотару по 3-4 тысячи за бутылку, везут в Киев и сдают по 6-7 тысяч. Да еще в райцентре на приемном пункте им дадут в качестве премии несколько мешков сахара или чего-то подобного.

Каким образом сахар попадает на приемные пункты стеклотары - это отдельный разговор.

На столичном приемном пункте работают, как правило, три приемщика и два грузчика. Их зарплата - миллионов 15 в месяц. От левых клиентов они получают примерно столько же. Но в день.

Правда, некоторую долю нужно отстегивать директору магазина.

Алик, Эдик и Баграт с первого этажа

Левые бутылки можно сдать ликеро-водочному заводу по государственной цене, но лучше продать их с черного хода Алику, Эдику или Баграту, которые заплатят за бутылку из-под водки не 20 тысяч, а 24. Дальнейшие пути этой бутылки чрезвычайно интересны.

Сначала ее отвезут в квартиру, снятую подпольными бизнесменами на первом этаже, потому что с первого этажа легче осуществлять погрузку и выгрузку.

В ванной комнате бутылки вымоют, а затем заполнят смесью из спирта, уксуса и водопроводной воды. Уксус смягчает вкус смеси и приглушает запах спирта, вода доводит ее до необходимой крепости. К сожалению, фабриканты жадничают и доводят свою продукцию до 35 градусов, что у опытных людей вызывает запоздалые подозрения.

Бутылки со смесью запечатывают специальной машинкой, при этом их ставят на вымазанную графитом дощечку, чтобы донышко бутылки было слегка испачкано. Заводские бутылки сходят с ленты конвейера, оставляющей на донышке следы. Опытные пьяницы это знают и, покупая водку, смотрят на донышко.

Заводские этикетки, украденные или купленные за сравнительно небольшую цену, наклеиваются так, чтобы покупатель не заметил, что это «липа». Каждая этикетка проштамповывается поддельным или украденным заводским штампом. Клей наносится с помощью дощечки с пятью полосками поролона. Получается картина, на взгляд неотличимая от заводской.

Наш собеседник уверяет, что единственная примета, отличающая поддельную водку от настоящей, - это белая головка без знаменитого хвостика, с помощью которого мы распечатываем заветную поллитровку.

В день три нелегальных производителя эрзац-водки выпускают тысячи две бутылок, которые развозят по киоскам. В большие магазины подделку вроде бы пока не направляют - риск великоват.

В киоске эрзац идет по цене настоящей водки, и с каждой бутылки ее производители имеют чистыми тысяч восемьдесят. Часть идет на подкуп участкового, на расходы по приобретению спирта, который завозят в подпольные заводы молоковозами, на покупку бутылок, на материал для пробок, в том числе и завинчивающихся.

За вычетом таких расходов дневной доход Алика, Эдика и Баграта вполне сопоставим с месячной зарплатой директора гастронома.

Бутылка из-под водки, таким образом, не только поит, но и кормит, одевает, обувает, возит на иномарках, посылает детей на отдых за границу, строит дома и дачи и, если случится прокол, сажает за решетку. Но последний вариант крайне маловероятен.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно