БРИЛЛИАНТЫ ДЛЯ БУРЖУАЗИИ И… ПРОЛЕТАРИАТА

12 февраля, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №6, 12 февраля-19 февраля

В Виннице они как-то не особенно на виду. Не вызывают споров, сплетен, кривотолков. Разве что слушок...

В Виннице они как-то не особенно на виду. Не вызывают споров, сплетен, кривотолков. Разве что слушок полушепотом, да и то сомневаясь, то ли было, то ли нет: «А «Кристалл»-то, слышали, снова показал от ворот поворот сановным любителям наполнять за счет предприятий различные там городские, областные фонды и партийные кассы». «Потому и живут, - слышно в ответ, - что деньгами не разбрасываются, даром что богачи». «Какие там богачи, - возразит кто-то более сведущий. - Еле концы с концами сводят. Бриллианты целыми днями в руках держат, а домой если сотню гривен в месяц приносят, то хорошо». «Так хоть сотню, зато каждый месяц, а ты на своем заводе когда последний раз зарплату получал?»

Вот и весь разговор. Не рвется «Кристалл» ни на телеэкран, ни на газетные страницы. Не жалует, говорят, его директор журналистов. Хотя рассказать, наверное, было бы о чем: «Кристалл» - одно из буквально нескольких предприятий города, которое выдерживает непосильное для других бремя современных пертурбаций украинской жизни, практически не сокращая коллектив и - да-да! - ежемесячно выплачивая зарплату.

Может, действительно, все дело в продукции? Золото, бриллианты - стоит только произнести эти слова, как воображение тотчас рисует шикарную жизнь во всем ее великолепии. Но почему же практически все украинские ювелирные предприятия, если и не дышат сегодня на ладан, то влачат поистине жалкое существование? И как удастся винницкому «Кристаллу» если и не процветать в столь тяжелые времена, то все-таки держаться на плаву, и довольно крепко держаться? Этот вопрос и привел меня на «Кристалл».

«Я не жадный,

я бережливый»

Не знаю, говорил ли хоть раз так о себе директор «Кристалла» Владимир Абрамов. Но его наверняка не раз упрекали: что же, мол, такой богатый завод, а он на копейках экономит; за свет, тепло и т.д. хочет платить меньше, реконструкцию затеял, переоборудование всего и вся - да этот капремонт дороже обойдется!

Не знаю, пускался ли Абрамов в жаркие споры на сей счет: человек он темперамента холерического, бывший боксер, даже чемпионом СССР успел побывать - может, и доказывал что-то кому-то (на словах, конечно, на словах). Но, скорее всего, просто показывал расчеты. Он ведь экономист по образованию и по всем предыдущим местам работы, и о себе он этак небрежно говорит: «ученый экономист» (у него действительно кандидатская степень, звание профессора Винницкого политеха и около сотни научных публикаций). А я бы сказала: «дотошный экономист». Такое впечатление, что он ни шагу не ступит, не подсчитав во сколько это обойдется.

Реконструкция шла четыре года. Меняли все: трубы, окна, крыши, потолки. Построили свою котельню. Теперь потерь тепла, воды, энергоресурсов практически нет. Нет надобности в 50 сантехниках: хватает десяти. Ремонтный цех прежде требовал усилий 90 человек, теперь - достаточно двоих. Затраты на выпуск продукции снизились на 30%. Сокращение произошло не только во вспомогательных службах: ведь компьютеризирована вся система управления. Кроме того, благодаря технологическим нововведениям на 40% сократили расход инструментов (а в инструментальном цехе работали раньше 100 человек), что заметно удешевило производство.

«Не лезть в долги!» - как заклинание, повторял Абрамов в самые трудные годы. Поразительно, но сумел убедить: в позапрошлом году по согласованию с коллективом средняя зарплата на «Кристалле» была до обидного мала: всего 100 гривен. В прошлом - около 200. Но зато предприятие полностью рассчиталось с бюджетом, Пенсионным фондом, коммунальными службами. К тому же построило 80-квартирный дом.

Вот так жестко экономя буквально на всем, тщательно складывая копейку к копейке, и выживает завод. И не стоило бы начинать рассказ именно с экономии, если бы мы не наблюдали все эти годы совершенно противоположную картину: безудержного мотовства, растранжиривания, а то и открытого воровства всего и вся на предприятиях; в лучшем случае - нерационального, неумного, нерасчетливого - потому и бесперспективного - подхода к производству продукции.

Винницкий «Кристалл» закрепился на рынке в первую очередь благодаря двум вещам: низким затратам на производство и высочайшему качеству продукции. За счет чего первое - уже понятно. Второе же...

Кадры решают все

Бриллиантовое производство - это громадный цех, разделенный перегородками. Он напоминает улей с сотами, где, как пчелки, трудятся сотни рабочих. Ученые подсчитали, сколько сотен раз пчеле нужно «смотаться» на луг, чтобы произвести грамм меда. Огранщику же бриллиантов приходится делать за смену полтысячи однообразных движений (к тому же с лупой у глаза). Психологи сравнивают его психическое, нервное, душевное состояние с чувствительностью скрипача - та же ранимость, неадекватные реакции на внешние раздражители. На предприятии утверждают, что из 10 мужчин, желающих стать огранщиками, выйдет в лучшем случае 6 специалистов, а из 10 женщин, - лишь 3. Слишком многих качеств требует эта работа, да и времени для профессионального становления тоже изрядно - лет эдак пять. Отсев большой. Но уж те, кто остаются - специалисты на вес золота.

К итээровцам требования тоже строгие. Из десятка молодых специалистов - как правило, выпускников Винницкого технического университета - через год остается в лучшем случае трое. А высшее управленческое звено состоит в основном из 40-летних опытных специалистов, мобильных, со знанием иностранных языков, с умением предвидеть ситуацию и воплощать в реальность разработанную стратегию. Ведь ювелирное производство, одно из самых высокоприбыльных в мире, очень неохотно впускает в свои ряды «новеньких». «Кристаллу» пришлось пробиваться в «святая святых» - на мировой ювелирный рынок - с огромным трудом. В СССР он просто получал алмазы, гранил их, отправлял в Госхран - и понятия не имел, где их продают, кто их покупает. Да и зачем было это понятие, если ни доступа, ни выхода на внешний рынок не было и быть не могло. Но, оторванный в 1991 году от пуповины союзного министерства, завод начал искать свою нишу на мировом рынке. Директор В.Абрамов на какое-то время стал «туристом»: ездил «по миру», изучал, присматривался, стараясь не замечать косых взглядов на родном заводе (катается, мол, за наши кровные). Но он учился быть «своим» в этом почти семейном бизнесе - респектабельным (не дай Бог, кто-то из возможных партнеров увидел бы его обедающим в «Макдональдсе» - с ним никто бы не стал иметь дела), надежным господином, которому можно доверять. Вряд ли ему могло помочь боксерское прошлое - приходилось овладевать дипломатическим мастерством, превращаться из конкурента в партнера, стабильного и предсказуемого.

«Кристалл» работает сегодня на давальческом (к тому же заграничном) сырье, и 95% его продукции идет на экспорт. Предприятие производит свыше 3% мирового объема бриллиантов, которые затем продаются в Бельгии, Израиле, США, Индии, Гонконге... Мелкие камни такого качества, как в Виннице, не делает больше никто в мире. Продукция «Кристалла» приносит прибыль предприятию и валюту - государству. Пожалуй, только теперь коллектив ощутил свою ответственность за собственное благополучие.

Знать, чего хочешь

«Кристалл» - предприятие государственное. Но, как и другие «собратья по цеху» - киевляне, одесситы, львовяне - все эти годы выживал сам по себе. Только недавно создана государственная акционерная компания «Полиметаллы Украины», перебравшая на себя некоторые организационные функции и стремящаяся объединить усилия предприятий отрасли с тем, чтобы рациональнее использовать их возможности и более организованно, цивилизованно выходить на мировой рынок. Это нужно и «Кристаллу». Но не менее важны налоговая и таможенная политика, их направление на стимулирование ввоза давальческого сырья и ювелирного производства, на поощрение прибыльности предприятий, а не как сейчас, когда эти службы будто призваны подавлять, разорять...

- Пусть не помогают, лишь бы не мешали работать, - философски замечает Абрамов, информируя как бы попутно. - В Пенсионный фонд в прошлом году - почти миллион гривен... Спонсорские? Только целевые - вот список. Да, я знаю эти мифы: «Ах, золото, ох, бриллианты, - да за них что угодно купишь!» А на самом деле уровень рентабельности этого производства низкий, и не случайно все другие ювелирные заводы Украины переживают не лучшие времена. Да и мы будем счастливы, если в этом году наконец-то полностью загрузимся работой...

«Кристалл» за последние семь лет превратился из завода по огранке алмазов в настоящий комбинат. Сегодня это не только бриллиантовое производство, но и ювелирное (украшения из золота и серебра), инструментальное (оборудование и оснастка для ювелирного производства, которое с удовольствием покупают зарубежные партнеры). Кроме того, это торговые и производственные фирмы, сеть магазинов и ресторанов. Каждое «разветвление», расширение производства требовало скрупулезнейших расчетов, огромного труда и самой современной, эффективной его организации. И - контактов, контактов, контактов, умения работать с партнерами. Представьте себе, как нужно доверять руководству «Кристалла», чтобы отдать ему без страховки алмазов на миллион долларов - в нашу нестабильную, непредсказуемую страну. Но - бельгийские, швейцарские, израильские, французские, американские, индийские фирмы действительно доверяют винницким бриллиантовых дел мастерам. В первую очередь, естественно, потому, что это им выгодно - дешевле не бывает. Но в то же время это выгодно нам - валюта государству и живое, дышащее, перспективное предприятие, где трудится 1800 рабочих, имеющих работу, зарплату и надежду на завтрашний день.

- Вас не обвиняют в том, что вы выпускаете вещи «не по карману» нашим гражданам? - спросила я у Абрамова.

- Почему не по карману? - удивился он. - Наоборот, говорят, в бедных странах у людей особая страсть к ювелирным изделиям: это считается надежным вложением капитала. Да и какая женщина не захочет купить хотя бы маленькое колечко, хотя бы тоненькую цепочку? И мало кто рискует приобретать ювелирные украшения на базаре: они некачественны, не отвечают указанной пробе (когда наконец на наших таможнях поставят заслон этому низкопробному золотому потоку?). Наши же изделия многократно проверяются, и качество металла, как и работы, гарантировано.

- А, может, дешевле покупать ювелирные изделия за рубежом?

- Вот-вот, - возмутился В.Абрамов. - Россия продает необработанные алмазы за рубеж, а российский же Смоленский ювелирный завод уже там их закупает... Как вам это нравится? Украина подписала договор с Российской Федерацией на поставку алмазов, но в таком количестве, что их едва хватит на месяц работы. А остальное нужно покупать. Раньше Украина перерабатывала в ювелирные изделия 10-11 тонн золота в год, а теперь в 10 раз меньше. А ведь это же «живые» деньги для страны. И что же - закопать их? Отказаться? Мы уже и так отказались от всего и все, что могли - разорили. Так давайте хотя бы не мешать тем, кто выкарабкивается из этой пропасти, как может - ломая ногти, обдирая руки, авось они и другим потом помогут. У нас же не привыкли думать о том, что кто-то работает больше и потому лучше живет. В ложке воды таких готовы утопить. А еще хотим жить в богатой стране!

А мы и впрямь оглядываемся: кто же ее нам богатой сделает? Хорошо «Кристаллу» - оглядываться некогда: золото все же в руках...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно