БРАЗИЛЬСКАЯ САМБА ФИНАНСОВОГО КРИЗИСА

22 января, 1999, 00:00 Распечатать

1 января с. г. президент Бразилии Фернанду Энрике Кардозу вступил в свою должность. Выступая на ина...

1 января с. г. президент Бразилии Фернанду Энрике Кардозу вступил в свою должность. Выступая на инаугурации с политической программой, он заявил, что будет прилагать все возможные усилия для выполнения тех задач, которые не были выполнены в течение первого срока его пребывания на посту президента. Было обещано сохранять экономическую стабильность и совершенствовать экономику для максимального повышения ее конкурентоспособности. По словам президента Кардозу, бразильское правительство будет сохранять экономическую открытость страны и стабильность национальной валюты, искоренять такие социальные язвы, как несправедливое распределение богатства, безработица, оказывать парламенту содействие в принятии законопроектов о реструктуризации социального страхования, административных органов, финансов и налогов, а также - уделять большее внимание вопросам образования и здравоохранения.

По иронии судьбы, возможность подтвердить свои намерения на практике представилась Кардозу уже через две недели.

Тринадцатый день января стал поистине несчастливым для экономического лидера Латинской Америки - финансовая ситуация в Бразилии резко обострилась. Правительство страны фактически объявило о мягкой девальвации национальной валюты - реала, сдвинув на 10% вверх валютный коридор. Практически одновременно в отставку подали глава центрального банка Бразилии и министр финансов страны. Снижение стоимости бразильской денежной единицы вызвало резкое падение котировок на финансовых рынках крупнейших стран Латинской Америки, стало сигналом к «бегству» иностранных инвесторов с фондовых рынков региона.

О дальнейшей панике на рынках написано уже достаточно. А российские должностные лица вкупе с местными журналистами немедленно принялись искать в бразильских событиях аналогии со своим 17 августа - дескать, мы не одни такие, а значит, причину прошлогоднего российского обвала следует искать в неких глобальных тенденциях, неподвластных воле конкретных личностей.

Действительно, в российском и бразильском кризисах много общего. В обеих странах возникли серьезные противоречия между федеральными и местными органами власти. Вспомним, что целые регионы России отказывались перечислять в центр собранные налоги, стараясь залатать собственные финансовые прорехи. Точно так же старт нынешнему бразильскому кризису, сразу же получившему в Латинской Америке наименование «эффекта самбы», дал бывший президент страны, а ныне губернатор штата Минас-Жерайс Итамар Франку, отказавшийся внести в федеральную казну часть долга своего штата.

Вспомним также, что минувшим летом российское правительство тоже попыталось мягко девальвировать рубль. Однако невозможность расплатиться по долгам привела к решениям 17 августа.

У Бразилии тоже немалые долги. Имея золотовалютные резервы менее чем на 35 млрд. долларов, страна в ближайшие три месяца должна погасить внешние гособлигации на сумму около 50 млрд. долл. На рынках они стоят все дешевле и дешевле, инвестиции сокращаются, капитал обратился в бегство. По мнению экспертов, никакая девальвация не решит бразильских проблем, поскольку корень их - в налоговой сфере. А ее радикальное реформирование по одобренному МВФ плану вызывает сильное противодействие со стороны парламента, несмотря на то, что для реализации программы фонд в конце прошлого года пообещал выделить свыше 41 млрд. долларов. Пока Бразилия успела получить 4,8 млрд. долл. (почти столько же, сколько Россия в июле прошлого года). Однако даже если обещание будет выполнено в полном объеме, вся сумма кредита сможет покрыть только половину общей задолженности страны.

Вместе с тем, несмотря на всю схожесть экономических потрясений, обрушившихся на Бразилию и Россию, ситуация в них существенно отличается. Прежде всего разнятся их «стартовые условия». Бразилия является восьмой по экономическому развитию страной мира. Согласно данным бразильской статистики, в прошлом году уровень инфляции в стране составил 2,49 процента, что стало рекордно низким показателем за всю историю страны. А ведь еще в 1993 году уровень инфляции достигал 2000 процентов. В июле 1994 года бразильское правительство начало официальную реализацию «программы реала», направленную на восстановление экономики и сдерживание инфляции. С тех пор этот показатель ежегодно снижался, пока не достиг рекордного прошлогоднего значения.

Торговый оборот между Бразилией и другими странами мира удвоился по сравнению с 1990 годом и сегодня составляет 114 млрд. долларов. Основным бразильским торговым партнером являются США - торговые связи между двумя странами оцениваются не меньше чем в 23 млрд. долл.

В прошлом году Бразилия получила прямых зарубежных инвестиций примерно на 24 млрд. долларов (четверть из них - от американских инвесторов), что составило 13% от всего объема таких инвестиций в развивающиеся рынки. Это позволило стране занять по этому показателю четвертое место в мире.

Кроме того, девальвация реала стала событием, которого ожидали уже давно. На тех же американских фондовых биржах известие о ней было встречено сравнительно хладнокровно. Так, после падения в первые два дня потрясений индекс Доу-Джонса на Нью-Йоркской бирже начал быстро расти.

Международный валютный фонд не отказался сотрудничать с бразильскими властями, в отличие от российских. Следующий транш МВФ страна получит в феврале, а прибывающие в Бразилию эксперты этой финансовой организации намерены лишь пересмотреть свои требования к экономической политике бразильских властей.

Вместо объявления нереальных валютных коридоров центральный банк Бразилии ввел плавающий курс реала к доллару США и другим иностранным валютам. Его руководство разъяснило, что, начиная с августа прошлого года, на поддержание курса национальной валюты было истрачено около 40 млрд. долларов. Средств для дальнейшего проведения подобной политики у центрального банка нет. Поэтому решило, что ограниченные и кратковременные валютные интервенции будут проводиться лишь в случаях чрезмерного колебания конъюнктуры на бразильском валютном рынке. Инвесторы воспрянули духом, и индекс Бовеста на Бразильской фондовой бирже пополз вверх.

Чуть позже центральный банк объявил еще об одном своем решении - повысить процентные ставки с 36 до 41 процента. Ожидается, что новые ставки будут действовать до 3 марта с.г.

Последствия финансового обвала в России и Бразилии также отличаются. С начала кризиса бразильская национальная валюта подешевела на четверть, и сегодня курс реала стабилизировался на отметке 1,55 за доллар. Да и сумма «ушедших» из Бразилии 2-3 миллиардов долларов смехотворна по сравнению с российскими потерями.

Все это, конечно, еще не свидетельствует о благоприятном прогнозе. Никто не сомневается, что последние события в Бразилии - очередной, третий этап мирового финансового кризиса, начавшегося в Юго-Восточной Азии, продолжившегося в прошлом году в России, а теперь с новой силой ударившего по странам Латинской Америки. Учитывая, что Бразилия является «экономическим локомотивом» всего континента, она может потянуть за собой прежде всего Аргентину, а затем нефтепроизводящие страны - Венесуэлу и Мексику. Сильное негативное влияние испытают и США, чья экономика очень сильно завязана на этот регион.

Сейчас дальнейшая расстановка сил на мировых рынках во многом зависит от того, скатится ли Бразилия в финансовую пропасть. Международные финансовые организации будут прикладывать максимум усилий, чтобы этого не случилось. А значит, нам, как, впрочем, и России, вряд ли стоит ожидать от них чрезмерного внимания в ближайшем будущем. Надежда только на собственные силы выглядит куда предпочтительнее.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно