Бомж обязан бомжевать, а не уменьшать налог на прибыль

12 сентября, 2008, 15:20 Распечатать Выпуск №34, 12 сентября-19 сентября

Мы снова рассказываем тем, кому некогда ковыряться в нормативно-бухгалтерской прессе, о том, какие вышли ценные налоговые указания и почему почти все они больше вредны нашему обществу, чем полезны...

Мы снова рассказываем тем, кому некогда ковыряться в нормативно-бухгалтерской прессе, о том, какие вышли ценные налоговые указания и почему почти все они больше вредны нашему обществу, чем полезны.

1. Украина вернулась в старое время разнарядок по налогам. Со ссылкой на поручение премьер-министра Государственная налоговая администрация Украины в своем приказе от 4 июля 2008 года №444 дала задание по среднеотраслевому уровню налоговой отдачи. Поскольку «средняя» налоговая отдача в понимании главных налоговиков — это такая, выше которой можно, а ниже нельзя, имеем, по сути, требуемый минимум, который нужно собрать неважно как.

Соотношение налога на прибыль и валового дохода (то есть фактически выручки) разным отраслям предписано разное: от розницы хотят 0,85%, от оптовой торговли — 0,9, от строителей — 1,6, от гостиниц и ресторанов — 1,9, от почты и связи — 6,72%. Таковы негласные ставки негласного налога с оборота.

Что же эти цифры означают? А вот что.

Для того чтобы налог на прибыль на несчастной почте составил 6,72% от выручки, взятой без НДС, сама прибыль должна быть в четыре раза больше, то есть 26,88% от той же выручки (тогда налог, равный 25% от прибыли, и выйдет на требуемый минимум). Но для достижения удельного веса прибыли в выручке 26,88% рентабельность должна равняться 26,88: (100 – 26,88) х 100% = 36,8%.

Неплохо…

Требуемые при этом от розницы (4 х 0,85) : (100 — 4 х 0,85) х 100% = 3,5% создают указанной жесткости в отношении почты очень странный фон.

И за что ГНАУ так не любит почту?

2. Для предприятий, аннулирующих свою регистрацию — то ли вообще, то ли в качестве плательщика НДС, ГНАУ придумала «предсмертное» наказание.

Те товары или основные фонды, которые были уходящим предприятием оплачены, но не были им получены, объявляются его «товарными остатками» [?!], причем (хи-хи!) реализованными, в связи с чем за них нужно на прощание заплатить НДС, да еще по обычным ценам (которые неизвестно где брать и по которым поэтому открыта изумительная возможность состязания взаимных произволов предприятия и налоговой — с предсказуемым для такого состязания результатом).

О том, что упомянутая дебиторская задолженность является товарными остатками, ГНАУ, не моргнув глазом, сообщила в письме от 14 июня 2008 года №5977/6/16-1515-20 (п. 3).

Интересно, а у несостоявшегося поставщика то, что он не отгрузил, тоже числится в товарных остатках? Причин считать иначе нет, и выходит, что одни и те же остатки должны быть у обоих. У одного — для целей НДС, у другого — потому что они действительно у него есть (и, кстати, при его, другого, аннулировании они тоже могут обложиться уже как настоящие остатки).

Так или иначе, имеем указание для аннулирующихся: товары, которых нет, считать уже имеющимися, а обложить, как проданные, причем проданные за столько, за сколько скажет ГНАУ.

3. Из письма ГНАУ от 5 августа 2008 года №15742/7/16-1117 следует, что налоговики собираются самостоятельно («без суда и следствия») признавать подозрительные договоры недействительными и «выкашивать» у предприятий НДСные налогоуменьшения (в виде налогового кредита) по цепочке: сначала у «исходно проверявшегося» предприятия, потом — у его поставщика, потом — у поставщика поставщика и т. д.

С учетом того, что это дикое письмо подписал не обычный зампред ГНАУ Чекашкин, а первый(!) заместитель председателя Кайзерман, намерения у налоговиков весьма серьезные.

Интересно только, где эта бесконечная цепочка у них закончится и закончится ли она вообще...

Ну а если недействительность/ничтожность сделки проверяющему лишь померещилась — судитесь, дорогие плательщики!

Тоже по цепочке.

4. Но вернемся к налогу на прибыль. К тому, по которому имеется разнарядка для почты и всех прочих. Одно из средств достижения намеченных целей — непризнание валовых затрат, которые, как известно, этот налог уменьшают.

Так, в «Вестнике налоговой службы Украины» №28’08 представители ГНАУ написали, что оплата предприятием аренды жилого помещения для своего работника в валовые затраты не включается как не связанная с хозяйственной деятельностью.

И хотя это прямо противоречит и Инструкции по статистике заработной платы от 13 января 2004 года №5 (п/п. 2.3.4), и Закону «О налогообложении прибыли предприятий» (п/п. 5–6.1), и собственным письмам ГНАУ, какое все это имеет значение, если надо выполнять разнарядку?

А работникам — самое место на улице: нечего разорять фирму бесхозяйственными тратами. И Родину — уменьшением налога.

Кстати, консультация касалась банка и выписанного им иностранного специалиста. Ничего, пускай побомжует на вокзале. Пусть почувствует, в какую Европу его занесло...

5. В том же Законе «О налогообложении прибыли предприятий» разработчиков угораздило написать (в п/п. 8.2.2), что компьютерные программы относятся к основным фондам (группы 4) и что при этом основные фонды должны стоить более 1000 грн. (это уже в п/п. 8.2.1).

Нужно работать в ГНАУ, чтобы сделать из этого тот вывод, который содержится в ее письме от 31 июля 2008 года №354/4/17-0214 (п. 4).

Оказывается, раз так, то программы стоимостью до 1000 грн. включительно являются нематериальными активами!

Итак, 1000 грн. — это не только граница между основными фондами и малоценкой, но еще и грань между материей и нематерией!

Эйнштейны и Боры современности, ау! ГНАУ обставила всех вас оптом. И того (настоящего) Эйнштейна тоже, с Бором вместе и Ландау—Планком—Резерфордом в придачу. Ни один из этих, с позволения сказать, физиков хилым своим умишком не додумался до роли тысячи гривен в идентификации материи! Они, глупые, и об одной-то гривне ничего не слышали!

Благодаря данному (видимо, нобелевскому) открытию есть возможность заменить мгновенное налогоуменьшение через валовые затраты уменьшением долгоиграющим — через амортизацию «нематериального актива».

Учитесь, и физики, и лирики!

6. А в заключение — о любимом. О любимом Минфине.

Оказывается, считать до двух — и тем более до трех! — там умеют гораздо хуже, чем считать чужие деньги.

Относительно свежий пример — его, Минфина, не очень давний приказ от 5 мая 2008 года №647.

Там вместо абзаца третьего приказа Минфина от 16 мая 1996 года №99 (в котором сказано:

«Отпуск ценностей до 1 ноября 1996 г. может осуществляться по доверенностям, образцы которых не отнесены к документам строгой отчетности»),

отменить который наверняка и имелось в виду, минфиновские приказописатели ненароком отменили абзац второй.

А он гласит:

«Утвердить Инструкцию о порядке регистрации выданных, возвращенных и использованных доверенностей на получение ценностей (прилагается)».

То есть «на минуточку» нечаянно отменили эту самую инструкцию!

При том, что тем же приказом (от 5 мая 2008 года №647) в «свежеотмененную» инструкцию были внесены изменения!

Кстати, именно факт внесения этих изменений делает безнадежными попытки признать через суд (если кому все же захочется) инструкцию о доверенностях таки отмененной.

Так что инструкция эта — да, та самая, знаменитая, №99, — жива и никуда не делась. Как бы уважаемые интернет-базы, чересчур буквально понявшие Минфин, ее ни хоронили.

Просто иногда в Министерстве финансов первые абзацы своих приказов считают не нумеруемыми преамбулами (а иногда — не считают); так подлежащий отмене абзац третий и превращается в ошибочно отмененный второй...

Ну, пока достаточно. Поприкалываться, и так уже хватит на целую банду наркоманов.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно