Большая сила малой воды. Малые ГЭС будут жить, если законодатели откроют шлюзы

12 августа, 2005, 00:00 Распечатать

О торжественном открытии на Виннитчине Гальжбиевской «малютки» — гидроэлектростанции (ГЭС) не сообщали центральные телеканалы и газеты...

О торжественном открытии на Виннитчине Гальжбиевской «малютки» — гидроэлектростанции (ГЭС) не сообщали центральные телеканалы и газеты. Не очередной блок АЭС, конечно. Но сами энергетики считают иначе. И как с ними не согласиться, если буквально накануне вода принесла к подножью гидроэлектростанции деревянную икону Божьей Матери. Случившееся восприняли, как Знак свыше и подтверждение того, что возрождение малой гидроэнергетики — дело благое.

Ведь Гальжбиевскую ГЭС на реке Мурафа не построили на голом месте. От использования выработанной здесь в 1958 году электроэнергии загорелись первые электролампочки в селе Била. А десять лет спустя, с приходом большой централизованной энергетики, станцию за ненадобностью закрыли. Оборудование за прошедшие 35 лет порезали на металлолом и разворовали, так что от электростанции остались только руины стен и контуры деривационного канала. Да еще камни бывшей дамбы, превратившиеся в «экстрим» для туристов-байдарочников.

Подобная участь постигла в свое время 28 малых ГЭС Виннитчины, построенных на малых речках, без больших водохранилищ, почему они и вписывались органично в окружающую среду. Всего же в Украине жертвой гигантомании стали почти все из действовавших в советские времена тысячи малых ГЭС. Но не зря говорится, что все возвращается на круги своя. Вернее, не было бы счастья, да несчастье помогло. Стремительно удорожание энергоносителей, гигантское увеличение расходов на поддержание безопасности атомных электростанций, трудности с обеспечением топливом ТЭС вновь возродили интерес к малым ГЭС, экологически чистым, использующим энергию местных речек и речушек. Хотя не стоит преуменьшать возможности этого резерва. Экономический целесообразный потенциал 63 тыс. малых рек в Украине, за подсчетами специалистов, составляет около 3,7 млрд. кВт.ч. Будь наша промышленность менее энергозатратной, этого хватило бы стране за глаза. При наличии мини-ГЭС, конечно.

Но пока, например, на Виннитчине восстановлены только девять станций. Немного.

Возрожденная к новой жизни Гальжбиевская МГЭС стала вдвое мощнее и сэкономит Ямпольскому району за год 600 тонн угля, который пришлось бы сжечь на тепловой электростанции. Вот-вот будут запущены в эксплуатацию еще две — Петрашевская и Бушанская ГЭС, что уже ощутимо решит энергетические проблемы Ямпольского района. Но потребности области в электроэнергии малых ГЭС пока покрывают только на 1,3%.

Увы, процесс «возрождения» весьма недешев. Только новое оборудование Гальжбиевской ГЭС обошлось инвесторам в несколько миллионов, а вообще, как показал опыт предприятий, занимающихся развитием и восстановлением малой гидроэнергетики на Виннитчине, удельные капиталовложения на реконструкцию и модернизацию действующих малых ГЭС составляют 500—800 долл. на 1 кВт установленной мощности, а на восстановление списанных — 800—1200 долл. Дорого, но именно таким путем пошли страны Евросоюза, куда мы, кстати, стремимся. Например, во Франции процент производства электроэнергии с использованием возобновляемых источников достиг уже 20%, в Германии — 12%, в Италии — 25%, в Швеции — почти 60%, а в Австрии — все 78%.

Западные прагматики просто стимулируют производство электроэнергии из возобновляемых источников энергии, доплачивая производителям за каждый киловатт. Тем самым следуя требованиям Киотского протокола о снижении вредного влияния на окружающую среду, сохраняя для своих детей незагрязненный выбросами ТЭС воздух или чистую от радиации среду. Кто-кто, а они давно посчитали, что дешевле: усиление безопасности атомных станций или преодоление парникового эффекта, вызывающего наводнения, засухи и неурожаи.

Тем же путем движутся Китай, ставший за последние десятилетия лидером в строительстве малой гидроэнергетики (около 18-20% всей электроэнергии в стране поставляют более 80 тысяч малых ГЭС) и наши бывшие соседи по советской «коммуналке» из Прибалтики. Например, в Латвии для мини-ГЭС введено льготное налогообложение, а полученная электроэнергия оплачивается по двойному тарифу. Таким образом страна не только идет в Европу, но и ослабляет зависимость от импорта электроэнергии.

В Украине, пережившей чернобыльскую катастрофу, гидрорезервов значительно больше, находятся также инвесторы, причем отечественные, вот только правовое поле для развития малой ГЭС вообще не урегулировано. Разработанная еще в 1997 году государственная Программа развития нетрадиционных и возобновляемых источников энергии, малой гидро- и теплоэнергетики не подкреплена ни нормативно-правовой базой, ни системой льгот, ни тем более источниками финансирования (субсидирования), как на Западе.

А тем временем, например, три восстановленных мини-ГЭС (Гальжбиевская, Петрашевская, Снятынская) приносят в местный бюджет доходы, создавая при этом в отдаленных селах рабочие места. Не говоря уже о надежном обеспечении энергоснабжения отдаленных сел.

Специалисты считают, что в Украине законодательно урегулирован только вопрос ветроэнергетики, где 0,75% от стоимости 1 кВт.час отчисляется на ее развитие.

Это при том, что себестоимость «ветрового» киловатта едва ли не самая дорогая — около 20—25 коп. по сравнению с «водяными» 8—9 копейками. Такая вот странная у нас заинтересованность в энергетической независимости страны.

Возможно, исправить ситуацию удастся уже осенью, когда на рассмотрение Верховной Рады поступят сразу несколько «водных» законопроектов, которые прошли согласование в соответствующих комитетах. После чего и у нас наконец-то появится программа развития малой гидроэнергетики, которая будет ориентирована не только и не столько на финансирование отдельных проектов, сколько на создание благоприятных условий развития малой гидроэнергетики в целом, привлекая серьезные инвестиции.

А пока ремонтное и достаточно затратное лето на малых ГЭС опять проходит без законодательно утвержденного «зеленого» тарифа, доступных сроков возвращения кредитов, без решения проблем собственности, урегулирования тарифной политики и даже правоотношений по продаже электроэнергии, где по-прежнему свои права «качают» облэнерго.

К тому же тема малой гидроэнергетики не может быть облачена только в сухие цифры и расчеты. Как у нас поют в народе? — «І ставок, і млинок...» Ведь действительно, каждая малая ГЭС — это рукотворный штрих в удивительном пейзаже украинской природы, которая чудесным образом превращает эту природу в силу, наполняющую жизнью турбины, генераторы, трансформаторы, линии электропередач. Подарок свыше. Только бы распорядился им ответственно отечественный законодатель. Не наступая на грабли, как россияне, которые принялись за строительство независимых источников энергоснабжения только испугавшись майского энергокризиса.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №23, 16 июня-22 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно