Богдан Данилишин: «Нас не устраивает агрессивное вхождение на украинский рынок иностранных производителей с помощью «серых» схем»

1 февраля, 2008, 15:58 Распечатать Выпуск №4, 1 февраля-8 февраля

Из года в год Минэкономики теряло свои позиции в правительственной иерархии, отдавая пальму первенства Минфину. Как будет теперь, когда к рулю в экономическом ведомстве пришел новый молодой руководитель?

Все мы были свидетелями того, как из года в год Минэкономики теряло свои позиции в правительственной иерархии, отдавая пальму первенства влиятельному и амбициозному Минфину. Прогнозы экономического развития, подготовленные ведомством, часто претерпевали в течение года разительные изменения. В высших эшелонах власти стало нехорошей модой не интересоваться государственными программами социального и экономического развития Украины, которые по традиции составляют в Минэкономики. А многострадальное вступление в ВТО, которым занимается министерство, координируя усилия других органов власти, растянулось во времени почти на 15 лет…

Как будет теперь, когда к рулю в экономическом ведомстве пришел новый молодой руководитель, который не может похвастаться опытом государственной работы, зато как известный ученый имеет собственное видение многих экономических процессов? Удастся ли руководству Минэкономики не утонуть в снежной лавине документов, поступающих на согласование (к сожалению, электронного правительства в Украине как не было, так практически и нет), и за ежедневными традиционно-протокольными совещаниями и встречами не потерять главного?

Новый министр экономики Богдан Данилишин настроен оптимистически. Есть идеи, есть коллектив, а коль возникнет необходимость усилить то или иное направление, то в конце концов компетентных людей в Украине немало. Предлагаем вниманию читателей первое интервью Богдана Михайловича на высокой государственной должности — специально для «Зеркала недели».

— Конечно, текущие проблемы решать нужно, но главная функция Министерства экономики — это реализация государственной экономической политики, а также межведомственная координация при разработке государственных программ и определении перспектив развития нашего государства, внешней торговли, интеграционных процессов. То есть существует широкий спектр задач, решение которых обеспечивает динамизм и качество экономического роста, — говорит г-н Данилишин.

Мы должны четко видеть как сегодняшние вызовы, так и будущие риски и проблемы, которые возникнут не только завтра, но и в период после 2020 года, а возможно, и в дальнейшем. Уже сейчас есть интересные проекты, связанные со структурной перестройкой нашей экономики, с обязательствами по Киотскому протоколу, глобальными климатическими изменениями и активизацией инновационной составляющей. Среднесрочные задачи ставятся амбициозные, но для реального взгляда в более отдаленную перспективу необходимо знать хоть приблизительно, какой должна быть национальная экономика в 2030 году. Двигаться хаотично, полагаясь на случай, нельзя.

— Кто вас в этом поддерживает?

— Хочу отметить, что понимание есть, особенно со стороны премьер-министра. Кроме всего того, что определено программой деятельности правительства «Украинский прорыв: для людей, а не политиков», мы ставим задачи по подготовке стратегии развития Украины на перспективу, до 2025 года, а также по возобновлению среднесрочного прогнозирования. Речь идет об определении ключевых приоритетов на среднесрочную перспективу, под которые будут формироваться соответствующие финансовые обязательства правительства, что будет находить свое выражение в соответствующих государственных программах, а также в программах развития отдельных отраслей и регионов.

— Значит ли это, что Минэкономики при Данилишине станет госпланом?

— Я бы не хотел, чтобы это был Госплан в прежнем понимании, когда планирование порой «зашкаливало» за все разумные пределы. Но отладка эффективной системы прогнозирования — это для меня принципиально. Поскольку это главная функция, которую мы должны выполнять в совершенстве и которая на сегодняшний день почти утрачена. Плюс будет усилена роль министерства в определении рентной политики и системы природопользования в целом.

Многое предстоит сделать на внешнеэкономическом направлении; хотим наладить эффективную систему, связанную с наращиванием экспортного потенциала, особенно высокотехнологичного экспорта, и с гармониза­цией внешней торговли в целом. Нас не устраивает агрессивное вхождение на украинский рынок иностранных производителей при помощи «серых» схем.

Я уже встречался с руководством наших торговых представительств за рубежом, с представителями торгово-промышленных палат, действующих в Украине. Сформированная на сегодняшний день политика недейственна. Дано поручение изучить немецкий опыт внешнеэкономической политики, а также опыт других стран, демонстрирующих эффективную политику.

— Криком души ваших предшественников у руля министерства всегда было то, что правительство фактически пренебрегало программами социально-экономического развития Украины. Программу заставляли подгонять под бюджет, хотя полагалось бы наоборот. Что дает вам основания считать, что эту порочную практику удастся преодолеть, когда вы поборете Минфин?

— Не думаю, что с кем-то нужно бороться. Главная стратегия — это распределение обязанностей и формирование конструктивного сотрудничества. У каждого свои задачи, которые нужно решать согласованно и своевременно, а еще лучше — работать на опережение. Ведь на внутренние экономические процессы влияют многочисленные внешние и внутренние шоки, которые нужно предвидеть, на которые нужно адекватно отвечать, минимизируя негативные последствия. К сожалению, в прошлые годы Министерство экономики на некоторых направлениях утратило свою генерирующую функцию — не столько в выборе приоритетных задач и разработке вместе с другими министерствами и ведомствами плана мероприятий, сколько в возможности увязки всего пакета мер и особенно целевых государственных программ с их финансовым обеспечением.

— Что вы имеете в виду?

— Возьмем разработку и реализацию государственных целевых программ. Несмотря на то что государственную стратегию разрабатывает и согласовывает Министерство экономики, и под его контролем она реализуется, распределение средств под такой важный стратегический компонент, как государственные целевые программы, передано совершенно другому ведомству. Нам могут сказать, что это — проявление партнерства. Но если мы отвечаем за эту стратегическую задачу, то должны иметь и соответствующие возможности для ее решения.

Подобное распыление полномочий и приводит к тому, что в Украине существует более 200 государственных программ, включая программы развития регионов, отраслей экономики и сфер общественной жизни, пакет которых формируется без надлежащей увязки с ключевыми приоритетами государства, а финансируется выборочно. Теперь весь пакет программ должен быть пересмотрен и согласован со стратегическими целями государства.

— Такое впечатление, что мы возвратились в 2000-й или 2001 год и беседуем с Василием Васильевичем Роговым. И, как и семь лет назад, в интервью «Зеркалу недели» речь идет о тех же планах: программ много, их нужно оптимизировать. А может, нужно наконец-то решиться на кардинальный шаг и вместо двух сотен программ оставить десять?

— Десяти, на мой взгляд, будет маловато. Так можно вместе с водой выплеснуть много важного и рационального. Мы сначала разберемся. Считаю, в министерство сейчас приходят такие специалисты, которым это по силам.

Прежде всего необходимо согласовать с гражданским обществом государ­ственные приоритеты на средне- и долгосрочную перспективу. Вот под эти приоритеты мы и разложим существующие программы и посмотрим, какие следует оставить, а какие — нет. Чего греха таить, многие из них формировались исходя из лоббистских соображений — «отсюда взять, туда поставить», а реальной отдачи нет. Если проанализировать, то мы увидим дублирующие мероприятия в семи-десяти программах; наличие большого количества мелких программ, которые целесообразно объединить в одну; многие программы переходят из года в год и не финансируются и т.д.

А что касается Василия Васильевича... До меня в этом кабинете был не только он, но и В.Масол, другие министры. И у меня есть желание взять из их опыта все, что было хорошего, и двигаться дальше.

— А структуру министерства перекраивать будете?

— Несложно сейчас нарисовать новые «квадратики» и все «оптимизировать». Будем рационально использовать уже сложившуюся структуру, хотя некоторые направления усилим и будем работать в тесном партнерстве с наукой. В Украине создана серьезная научная школа — как по макроэкономике, так и по конкретным направлениям экономического развития. Уже проведен целый ряд круглых столов, деловых встреч с ведущими экономистами страны, на которых выражалась готовность к сотрудничеству.

— Вот вы пытаетесь выстроить систему приоритетов на нынешний год и на перспективу. Нельзя ли об этом немного подробнее?

— Представляя правительственную программу «Украинский прорыв: для людей, а не политиков», я констатировал критические отставания по сравнению с другими странами мира. Например, производительность труда в Украине составляет 30% от производительности труда стран Европейского Союза. Уровень среднегодовых общих доходов приблизительно у 38,4% хозяйств ниже прожиточного минимума. По индексу человеческого развития мы находимся на 76-м месте, тогда как Россия — на 67-м, Беларусь — на 64-м, Казахстан — на 73-м. По данным Всемирного экономического форума, в Украине самые низкие рейтинги по качеству институтов. Например, этическое поведение компаний — 138-е место, защита прав собственников — 118-е, в том числе миноритарных собственников — 128-е место, прозрачность принятия правительственных решений — 119-е, независимость судебной системы — 111-е, бремя государственного управления — 104-е. Можно перечислять дальше...

Отсюда — и проблемы, которые должны волновать нас в наибольшей степени. Это — проблемы потери человеческого капитала, в частности в науке, образовании и здравоохранении. Проблемы значительной технологической отсталости, в частности низкой инновативности субъектов рынка, отсутствие надлежащей кооперации между наукой и производством, низкая культура управленческих процессов и многое-многое другое. Программа правительства направлена на ликвидацию критического отставания Украины от развитого мира и, соответственно, на уменьшение разрыва в стандартах жизни.

Что же касается приоритетов министерства, то в нынешнем году мы вышли на пять приоритетов. Первый — вступление в ВТО и начало создания зоны свободной торговли между Украиной и Европейским Союзом. Второй — определение приоритетных государственных целевых программ и усиление контроля над их реализацией. Подчеркиваю — контроля. Третий приоритет — обеспечение реализации государственной политики развития фондового и страхового рынков, в частности по защите прав миноритарных акционеров, надлежащему функционированию биржевого рынка и переходу прав собственности на ценные бумаги, разработка концептуальных основ развития страхового рынка. Четвертый — создание благоприятной регуляторной среды для предпринимательства. И, наконец, пятый приоритет — формирование эффективной рентной политики. Должен вам сказать, что это довольно интересное, недостаточно разработанное, даже дискуссионное направление в нашей экономической науке.

— И каких изменений можно ожидать в рентной политике?

— Существуют разные подходы и к самой рентной политике, и к способам получения ренты. Я считаю, что рентная политика в нашем государстве требует серьезного обоснования. Ведь если систему национального богатства оценить в 100%, а природные ресурсы — примерно в 54%, то рентная составляющая в бюджете должна быть весомее существующего показателя. Конечно, оценки бывают разными, но очевидно, что рентная составляющая является недостаточной и государство как фактический собственник недостаточно получает от того, чем оно в действительности владеет. А фактически рента в большей степени присваивается посредниками — людьми, у которых нет на этого никакого права.

Убежден — надо наводить порядок во всех сферах, связанных с природными ресурсами, и в целом кардинально менять систему природо- и ресурсопользования в нашей стране. Как специалист по экономике природопользования, считаю, что необходимо значительно усилить это направление...

— Значит ли это, что Минэкономики попробует переложить на себя функции по лицензированию использования недр?

— Я не хотел бы все сводить к лицензированию, поскольку оно является производной от системы экономических отношений. Сами механизмы реализации рентной политики еще будут обсуждаться и конкретизироваться. Главное — сформировать такую экономическую основу, которая позволит обеспечить в этой сфере рациональность и прозрачность, то есть, как неоднократно отмечала премьер-министр Украины, создать единые правила игры для всех. Тогда они просто не оставят места для каких бы то ни было теневых схем.

— А как все это реализовать на практике? Как преодолеть сопротивление заинтересованных структур, чьи интересы тем или иным образом могут быть представлены в Верховной Раде и правительстве? Как добиться выделения тех или иных ресурсов?

— Общеизвестно, что любая идея остается идеей до тех пор, пока она не овладеет массами. А с Министерством финансов по всем вопросам мы до сих пор находили достаточно действенный компромисс.

— Например, в чем? Бюджет-2008 принимался без программы социально-экономического развития Украины. В чем же компромисс?

— Бюджет принимался без программы социально-экономического развития не только на этот год. Сейчас идут согласования по конкретным вопросам. Мы сотрудничаем в рабочем режиме.

— Вас задевает мнение экспертов о том, что в программе правительства нет конкретики, а есть популизм? Воспринимаете ли вы эту критику как объективную, готовы ли исправиться?

— Я не согласен. Начиная где-то с 2000 года я как эксперт принимал участие в разработке многих программ деятельности правительства. Программа деятельности правительства — документ прежде всего политический, в котором закладываются основные направления и, соответственно, видение перспектив развития на определенный период. Там содержатся ключевые направления политики правительства, которые будут обеспечивать это развитие.

— Оппоненты правительственной программы говорят, что в ней нет никаких конкретных планов и сроков, соответственно, не за что спрашивать.

— Это не так. Ведь за политической программой деятельности правительства последует четкий план действий, с конкретизацией тех или иных задач. По некоторым ключевым направлениям, в частности по повышению инвестиционной активности, есть конкретные предложения, они обнародованы на сайте Кабинета министров, и правительство уже начинает их реализовывать. Конкретика — это ежедневная робота правительства по определенным направлениям.

— То есть показатели деятельности правительства вскоре где-нибудь можно будет увидеть?

— В плане действий правительства. Он уже готовится и, надеемся, будет обнародован вскоре после принятия правительственной программы Верховной Радой. Мы работаем, чтобы так и произошло. А как будет на самом деле — увидим.

— Что нам готовит жизнь на ВТОшном направлении? 5 февраля будем пить шампанское за вступление Украины в эту организацию?

— 26 января у меня была встреча с представителями нашей делегации, работающей в Женеве. Фактически все подготовлено, чтобы в срок, о котором вы говорите, подписать соответствующие документы. Нужно иметь в виду, что сегодня существующий уровень тарифной защиты более чем на 80% соответствует уровню тех обязательств, которые взяла на себя Украина в рамках переговорного процесса по вступлению в ВТО. Среднеарифметическая ставка ввозной таможенной пошлины действующего Таможенного тарифа — 6,5%, конечно связанного уровня в рамках присоединения к ВТО — 6,28%. То есть Украина уже сегодня практически работает по правилам ВТО.

— А 20% касаются кого? Каких отраслей?

— Сейчас идет проработка по некоторым моментам, и я пока не хотел бы акцентировать на этом внимание. Как вы знаете, соглашениями ВТО предусмотрен разветвленный механизм защиты внутреннего рынка: специальные защитные меры при резком росте импорта, антидемпинговые меры в случае импорта по демпинговым ценам, компенсационные меры в случае субсидированного импорта и защитные меры при ухудшении платежного баланса страны. Сегодня защита интересов отечественных производителей в Украине осуществляется согласно действующему законодательству в этой сфере. Но, конечно же, наши подразделения ведут интенсивный мониторинг в этом направлении.

— Мы много слышали о плане антиинфляционных мероприятий правительства. Не могли бы вы его конкретизировать?

— Существуют различные оценки тех процессов, которые имели место в Украине. Есть свое видение и у Министерства экономики. Думаю, и для читателей не секрет, что инфляционные тенденции 2006—2007 годов носят прежде всего структурный характер. Стоит сказать, что наряду с известным повышением роли внешних ценовых факторов, увеличивших затраты отечественных производителей, большой вклад в закручивание инфляционной спирали внес рост заимствований со стороны населения у банков. Объемы кредитов физическим лицам увеличились за год на 97%. В целом чистые займы населения составили в прошлом году свыше 10% от валового внутреннего продукта, и львиную их долю использовали на потребительском рынке. Такого всплеска заимствования со стороны населения в истории Украины еще не было.

Не стоит также отбрасывать и внутренние системные инфляционные факторы, связанные в первую очередь с низкой факторной производительностью национальной экономики. Речь идет и о производительности труда, энергоэффективности, и в целом о сравнительно большой ресурсоемкости. В сочетании с низким качеством управления это приводит к восполнению и потере рыночных выгод повышения цены.

— Но все мы уже наслышаны, что ускорение инфляционных процессов стало результатом действия многих факторов...

— Однако стоило бы еще вспомнить об отсутствии системных реформ в сельском хозяйстве. Нужно учитывать и значительный рост цен на сельскохозяйственную продукцию, продукцию пищевой промышленности на мировом рынке, что формировало дополнительное инфляционное давление на внутреннем рынке.

Внутренний рынок получил как внешние сигналы на повышение цен, так и внутренние — со стороны спроса, что было поддержано повышением подвижности в 2007 году соответствующих монетарных агрегатов. Конечно, в 2008 году инфляционные процессы будут проходить по более низкой траектории, чем в 2007-м.

— Благодаря чему, Богдан Михайлович? Мы уже привыкли, что в вопросах инфляции Кабмин традиционно переводит стрелки на Национальный банк. И Минэкономики в этом смысле должно поддерживать правительство, это понятно. Но вот как реально преодолеть всплеск цен? Тимошенко сказала, что будет пакет антиинфляционных мер...

— Такой пакет есть. Он носит конкретный характер. Но меры должны быть четко структурированы, это должна быть четкая совместная политика правительства и Национального банка.

— Вы упомянули о незавершенности аграрных реформ. Ваша личная точка зрения — земля в Украине должна находиться в свободной продаже или нет?

— К земельной политике и комплексу формирования земельных отношений нужно подходить очень взвешенно и осторожно. Мы знаем, что до сих пор фактически не разработаны законы и нормативно-правовые акты, касающиеся оценки земель, формирования земельного кадастра, которые позволят ввести процесс в нормальное, цивилизованное русло.

— Годами об этом говорим, но сейчас нас интересует другое. Есть две точки зрения: аренда земли или свободная купля-продажа. Вы к какой склоняетесь?

— Я остановился бы на политике арендных отношений.

— Читателям было бы интересно услышать мнение министра Данилишина и по другому вопросу. Средства от приватизации должны идти вкладчикам Ощадбанка или на какие-либо инвестиционные цели?

— Эффективные механизмы инвестиционной политики очень важны. Экономика нуждается кардинальной модернизации, и это записано в программе деятельности правительства. Вы знаете, каков износ основных фондов в украинской промышленности. Здесь срочно нужно принимать действенные меры.

— Предыдущее правительство старалось, и даже в большей мере — потому что не было такого, как сейчас, всплеска интереса к социальным стандартам. Но не получилось. В чем проблема?

— Нужно навести порядок в хозяйствовании всех участников рынка, вывести экономику из тени и разблокировать механизмы реального вложения средств в развитие отдельных отраслей.

— У вас есть своя точка зрения на ситуацию в сфере государственных закупок? Является ли эта сфера для вас приоритетной?

— Эта тема интересует не только меня, она интересует все общество. Я считаю, что перекосы были вызваны вступлением в действие в марте 2007 года изменений к тендерному закону. Да, порядок в системе закупок необходимо было наводить, но не путем же привлечения к тендерным процедурам тех структур, которые к ним не имеют никакого отношения.

Что касается Министерства экономики, то, на мой взгляд, ему нужно возвратить ту роль, которую оно играло в системе тендерных закупок. И действенно работать с Тендерной палатой

— Находясь в Давосе, президент озаботился мировым кризисом, сказал, что правительству и Национальному банку нужно срочно разработать антикризисную программу, которая бы минимизировала в Украине последствия обвалов на мировых фондовых рынках. Насколько актуальной вы считаете эту проблему?

— Если есть поручения, их нужно выполнять.

— Ваше назначение в Минэкономики связывают с вашим знакомством с г-ном Гайдуком.

— Во время работы в Совете по изучению производительных сил НАНУ я имел возможность поработать со многими политиками, учеными, государственными деятелями. Также был причастен к разработке программы научно-технического развития Донецкой области, руководителем которой был Виктор Янукович. Имел отношение и ко многим программам деятельности правительства, работал со многими политиками, в частности в Совете конкурентоспособности, в состав которого входит целый ряд известных деятелей, в частности и Виталий Гайдук. Считаю его одной из самых перспективных политических фигур.

— А кто вас пригласил в правительство?

— Юлия Владимировна. Она постави­ла передо мной задачу — сделать из Министерства экономики штаб экономических реформ.

— По каким критериям вы выбираете заместителей?

— По профессионализму. Вы, наверное, согласитесь, что Ирина Крючкова — это один из лучших макроэкономистов Украины. Валерия Пятницкого я безусловно оставляю, потому что никто лучше него не разберется в вопросах ВТО. Первый заместитель Сергей Романюк занимается вопросами регионального развития экономики. Еще один первый заместитель Анатолий Максюта хорошо знает финансовую систему, долго работал в Министерстве финансов, а нам нужно уравновешивать баланс между Минфином и нашим министерством. Валерию Мунтияну я полностью доверил вопросы экономики военно-промышленного комплекса. Хотя есть Министерство обороны, но мы хотим и у себя сформировать направление экономической безопасности.

— А чем будет заниматься Виктор Пантелеенко, до недавнего времени — вице-президент консорциума «Индуст­риальная группа»?

— Проблемами реального сектора экономики — промышленности, транспортной системы. А также связями Министерства экономики с другими центральными органами власти.

— Количество заместителей будете сокращать?

— Поживем — увидим.

Объективка «ЗН»

Богдан Михайлович Данилишин родился 6 июня 1965 года в с. Церкивна Долинского района Ивано-Франковской области.

Закончил Тернопольский государственный педагогический институт, аспирантуру и докторантуру Совета по изучению производительных сил НАНУ.

Доктор экономических наук (1997), професcор (2003), член-корреспондент НАН Украины (2004).

Преподавал в Киевском национальном университете имени Тараса Шевченко, Национальном университете государственной налоговой службы, Национальной академии госуправления при президенте Украины.

Автор более 150 научных работ, в том числе 18 монографий, по формированию современной региональной политики, экономики природопользования и развития производительных сил Украины.

Под научным руководством Б.Данилишина была разработана программа развития малых городов Украины. Принимал участие в разработке Концепции государственной региональной политики, Генеральной схемы планирования территории Украины.

Лауреат Государственной премии Украины в отрасли науки и техники. Награжден Почетной грамотой Верховной Рады Украины «За особые заслуги перед украинским народом», Почетной грамотой Кабинета министров.

До избрания министром экономики возглавлял Совет по изучению производительных сил НАНУ. На должность министра назначен 18 декабря 2007 года.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно