БЛОК-ДОЛГОСТРОЙ НА ФИНИШНОЙ ПРЯМОЙ?

14 ноября, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №44, 14 ноября-21 ноября

Сроков пуска второго энергоблока Хмельницкой атомной электростанции за последнее десятилетие было названо столько, что им и счет потеряли...

Сроков пуска второго энергоблока Хмельницкой атомной электростанции за последнее десятилетие было названо столько, что им и счет потеряли. Проходили годы. Сроки — тоже. Словно мыльные пузыри таяли надежды на зарубежные кредиты — и, в конце концов, лопнули окончательно. Собирались и расходовались на что-то целевые — достроечные — тарифные надбавки на стоимость каждого киловатта. Едва ли не каждый год менялись директора ХАЭС, и почти каждый утверждал (вполне возможно, даже в это верил), что уже «в этот раз» второй блок обязательно будет введен в эксплуатацию.

А блок, как и на момент окончания моратория в 1994 году, оставался «почти готовым». Впрочем, время делало свое: как и любой незавершенный объект, с каждым годом простоя в стадии долгостроя блок еще и терял какую-то часть готовности. Фактически за время продолжительной эпопеи достройки второго блока средства — притом гигантские — расходовались вроде и по назначению (хотя уголовные дела и претензии налоговиков, сопутствующие этому строительству, свидетельствуют о глубоких сомнениях правоохранительных органов в отношении этого), но готовность блока к вводу в эксплуатацию от этого не возрастала. Сегодня принято считать, что ко времени моратория готовность блока составляла около 80%, а теперь — 95%.

В этом году впервые была названа конкретная дата введения в эксплуатацию второго блока ХАЭС — 24 августа 2004 года. Поскольку дата торжественная и как-то негоже нарушать еще советскую традицию выполнять предпраздничные обязательства, вроде и нужно верить в реальность обещанного. Тем более что довольно много факторов подтверждают возможность воплощения обещания в жизнь.

«За»

На Хмельнитчине многие посвященные в перипетии достройки второго блока ХАЭС поверили в серьезность намерений государства завершить эпохальное строительство в прошлом году. Связывалось это не только с увеличением финансирования и ростом количества правительственных постановлений по этому конкретному поводу, но и с тем, что называют человеческим фактором. Потому что вновь назначенного зама главы облгосадминистрации Ивана Гладуняка, дотоле занимавшего пост мэра города-спутника ХАЭС — Нетишина и снискавшего известность как человек конкретных дел, как говорится, отдельной строкой обязали заниматься достройкой второго блока. Итак, решили посвященные, после долгих разговоров о намерениях, сомнений и поисков кредитов государство все-таки отважилось строить своими силами. Собственно, о вполне реальной возможности Украины сделать это самостоятельно давно говорили во время визитов на Хмельнитчину все отечественные высшие должностные лица. Но разговоры эти почему-то прекращались в столичном поднебесье и не подтверждались никакими действиями.

В самом же Нетишине многие связывают поворот от выработанного в последнее десятилетие всеобщего скепсиса к вере в то, что второй блок все-таки начнет работать в назначенный срок, тоже с конкретным человеком. Это — генеральный директор Хмельницкой АЭС Александр Смышляев, возглавивший станцию год назад. Быть может, потому, что, в отличие от нескольких предыдущих директоров, выраставших до этой высокой должности опять-таки на ХАЭС, Смышляев, атомщик с 28-летним стажем, пришел в Нетишин из столицы, с должности заместителя госсекретаря Министерства экологии и природных ресурсов Украины, атомостроители и воспряли духом. Новый директор не стал их разочаровывать, с первого же дня излучая уверенность, что второй энергоблок будет достроен в кратчайшие сроки. Точно так же он был убежден, что Украина может управиться с этой задачей самостоятельно.

Конечно, это решалось не в Нетишине и не в Хмельницком. Хотя, если в Киеве разговоры о достройке второго блока ХАЭС были больше в городе-спутнике и в области ПМЖ атомной станции с одним-единственным блоком (а проектная мощность ХАЭС — четыре блока, причем третий ко времени введения моратория имел 40%, а четвертый — 25% готовности) пуск второго является кровным интересом — как финансово-экономическим, так и самой перспективы существования и развития Нетишина. И, естественно, именно тут, на месте, стали заметны обнадеживающие для атомщиков сдвиги.

Во всяком случае, в этом году улучшились, по сравнению с предшествующим, показатели работы первого блока: количество выработанной энергии, отработанных эффективных суток, коэффициент использования установленной мощности; сократилась продолжительность планово-предупредительного ремонта и нарушений в работе блока. На фоне этих положительных сдвигов еще более укрепилась уверенность, что и второй блок все-таки достроят и введут в эксплуатацию. Это было заметно даже по тому, что практически прекратился отток квалифицированных кадров на другие (как правило, зарубежные) атомные станции: люди поверили в свою востребованность на Хмельницкой атомной.

Темпы работ на пусковом комплексе питают эти надежды: за восемь месяцев нынешнего года освоено капиталовложений на 148 млн. грн., из них почти на 80 — строительно-монтажные работы и на 56,8 млн. грн. смонтировано оборудования. 13 из 42-х объектов промышленного назначения, относящихся к пусковому комплексу, приняты в эксплуатацию, на 19 ведутся строительно-монтажные работы. Олег Хатемкин, зам. директора ХАЭС по безопасности, опровергает распространенное в последнее время мнение о незаконности самого сооружения второго блока: «Все экспертизы проведены, все разрешения получены, строительство ведется согласно требованиям МАГАТЭ. Уже есть положительное заключение госэкологической экспертизы, позволяющее работать над подготовкой отчета по анализу безопасности. Программа мер безопасности включает 77 пунктов — в соответствии с новейшими требованиями. Состояние безопасности второго блока ХАЭС будет лучшим среди всех действующих энергоблоков с реакторами ВВЕР-1000 Украины и России».

Физический пуск второго энергоблока запланирован на июнь 2004 года. «А 24 августа следующего года мы полностью включим блок №2 в энергосеть Украины», — утверждает зам. главного инженера ХАЭС Александр Клепов. Уверенность коллектива настолько высока, что на станции по-дембельски (точнее, по советскому образцу) считают дни до долгожданного события: «До пуска второго энергоблока Хмельницкой АЭС осталось ... дней».

«Против»

С начала сооружения второго энергоблока освоена фантастическая сумма капиталовложений — 1257,3 млн. грн. Чтобы завершить строительство, оборудование и пустить блок в указанный срок, нужны, по подсчетам специалистов «Энергоатома», 1104,8 млн. грн., в том числе почти 300 млн. — на закупку ядерного топлива.

В этом году планировалось освоить на достройке блока 440 млн. грн. Однако за семь месяцев освоены лишь 130 млн., или 29,5% от плана. «Финансирование крайне недостаточно, — считает замдиректора ХАЭС по капстроительству Олег Рахлинский. — По графику, больше средств требуется именно в нынешнем году, поскольку в следующем уже должны проводиться только пусконаладочные работы. Однако финансируют нас на треть от потребности».

Остальные средства — более 300 млн. грн. — планировалось получить за счет заимствований посредством выпуска долговых ценных бумаг НАЭК «Энергоатом». Однако механизм финансирования за счет этих средств Кабмином определен не был. В результате график завершения строительства энергоблока, рассчитанный на соответствующее ритмичное финансирование, не выполняется.

По мнению специалистов, не полностью определены и источники финансирования достройки блока, ограниченные объемы поступлений средств, ежемесячная потребность в которых составляет до конца года около 80 млн. грн., ставят под угрозу пуск блока в указанный срок. Ведь атомная энергетика — это отрасль, где в принципе невозможна штурмовщина, где все должно делаться с соблюдением всех сроков, технологических требований, технико-экономических показателей. Тем более что принять блок в эксплуатацию — значит выполнить все международные требования. А после Чернобыля отношение к украинской атомной энергетике со стороны международных профессиональных и экологических организаций более чем придирчивое.

Посему неудивительно, что далеко не все разделяют оптимизм нетишинских атомостроителей по поводу пуска второго энергоблока 24 августа 2004 года. Эти сомнения обнародованы в депутатском запросе десяти народных избранников от Хмельницкой области к Президенту и премьер-министру Украины. Запрос поддержали 320 их коллег. Подобная солидарность — чрезвычайная редкость для Верховной Рады. Но, бесспорно, проблема требует особого внимания.

Кроме финансирования работ на блоке, народные депутаты выражают обеспокоенность отсутствием государственного внимания к положению дел в 30-километровой зоне ХАЭС. Ведь для ее населения законодательно предусмотрено право на социально-экономическую компенсацию риска от деятельности размещенных на этой территории ядерных объектов. То есть — часть инвестированных средств должна идти на сооружение объектов соцназначения. Поэтому Кабмин еще в марте с.г. утвердил на эти цели финансирование в объеме 60,6 млн. грн., из которых 43 млн. — Хмельницкой, а 17,6 — Ривненской (часть ее территории входит в 30-километровую зону ХАЭС) областям. Но, хотя был определен заказчик строительства, подготовлено соглашение о механизме финансирования и порядке работ, указанные объекты не сооружаются. И разбитые дороги, негазифицированные села, непостроенные школы, отсутствие элементарных бытовых удобств, перебои с поставкой воды, света, тепла в 30-километровой зоне вызывают особое негодование населения. Ведь оно считает себя заложником атомной энергетики и требует компенсаций.

Естественно, претензии высказывают тем, кто ближе: руководству области и станции. 4 сентября в Нетишин прибыли жители из окружающих сел и города Славуты с категорическим требованием к атомщикам начать финансирование и сооружение объектов социального назначения. Митингующие пообещали превратить свои акции в постоянный элемент нетишинского пейзажа, если не будут выполнены их требования. Вместе с тем и Минтопэнерго, и «Энергоатом» все еще что-то утрясают, согласовывают, подсчитывают — а проблема усугубляется. Обещанных к концу октября средств в области пока что не видели.

Это служит дополнительным аргументом для оппонентов достройки второго блока, которых немало в среде экологически озабоченной общественности. Да и некоторые политические силы обращают внимание на странную близость двух событий в следующем году: даты сдачи второго блока ХАЭС в эксплуатацию и проведения очередных президентских выборов. Кто-то считает, что блок обязательно должен быть введен в эксплуатацию именно к этой дате: должны же быть у нынешних властей хоть какие-то успехи. Другие же, наоборот, убеждены, что усиленное финансирование многострадального долгостроя в очередной раз станет ширмой для отмывания (или намывки) средств на проведение президентской кампании. И потому будет продолжаться еще очень долго — при состоянии вот-вот готовности блока.

Впрочем, приезд на Хмельницкую атомную Президента Украины Л.Кучмы стал еще одним аргументом для сторонников утверждения, что блок все-таки будет достроен в указанные сроки. «В следующем году в мире будут введены в эксплуатацию семь блоков, и один из них будет наш», — ничуть не сомневается генеральный директор Хмельницкой АЭС А.Смышляев.

Атомщики, как и украинские власть имущие, — люди не суеверные. Никого не пугает то, что событие, к которому приурочено торжественное введение блока №2 ХАЭС, — 13-я годовщина независимости Украины.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно