БИТВА ЗА ЗЕМЛЮ: ДО УРОЖАЕВ ЛИ НА НЕЙ

6 августа, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №31, 6 августа-13 августа

Не станем называть адрес сельхозпредприятия, о котором пойдет речь ниже. И не потому, что это какой-то секрет, слишком уж оно похоже на десятки и сотни других...

Не станем называть адрес сельхозпредприятия, о котором пойдет речь ниже. И не потому, что это какой-то секрет, слишком уж оно похоже на десятки и сотни других.

Авторы этих строк встретились с председателем КСП только благодаря случайности. Дело в том, что на свое рабочее место - в контору - председатель не появляется целыми неделями. Да и что там ему делать, когда двое оставшихся конторских работника тоже наведываются туда далеко не каждый день?

Не будем описывать, что представляют собой бывшие тракторные бригады, где не сыскать ни одного исправного трактора. Бывшие колхозники, а нынче - владельцы земельных паев, по существу, работают исключительно на своих огородах, не получая зарплаты более двух лет. А их контакты с родным КСП проявляются разве что в том, что кто на подводах, а кто - ручными колясками тащит в личное подворье летом - зелень, а зимой - силос. Тем и живут.

Самое непостижимое - что хозяйство это в плане выполнения текущих сельхозработ во время посещения журналистов было вовсе не на плохом счету. Своим чередом в район поступали сведения о вспаханных, засеянных, а затем и убранных гектарах - и все действительно было правдой, очковтирательства здесь не было. Хоть животноводческие фермы, правда, и приказали долго жить: стояли без крыш и с полуразобранными стенами, но поля еще обрабатывались более-менее сносно.

Такой вот феномен… Впрочем, местный механизаторский люд не имел к нему никакого отношения. Оказалось, что близлежащая машинно-технологическая станция выполняла здесь все работы: от сева до уборки урожая. Еще часть земли обрабатывало соседнее КСП, которое сохранило свой машинно-тракторный парк, людей и было вовсе не прочь заработать хлеб и корма «на стороне».

Ясное дело, что происходило все это почти безо всякого участия упоминавшегося выше председателя КСП. Он и его небольшая команда следили только за тем, чтоб во время взаимозачетов на их долю пришлась определенная часть того скудного урожая, который вырастили «поденщики» на чужой земле.

Трудно обозначить социальную или технологическую роль председателя этого сельхозпредприятия, с которым корреспондент «ЗН» пробеседовал не один час, стараясь выяснить не только то, как он дошел до жизни такой, но и то, как он ощущает себя в, прямо скажем, ненормальной для хлебороба ситуации.

Ну ладно, председатель этого КСП вместо хозяина стал чем-то вроде посредника-арендодателя. И ясное дело, что с того урожая, который вырастят на его земле чужие люди, он что-то имеет. Но оказалось, что люди, отторгнутые от колхозной работы (разве что в жаркие летние дни предлагают поработать тяпками на полях), зная, что они владеют земельными паями, даже и не пытаются внести коррективы в деятельность этого странного сельхозпредприятия. Председатель КСП, распоряжаясь землей своих односельчан, сдавая ее в аренду на условиях, о которых рядовой люд и не догадывается, по сути, узурпировал их права собственников.

Конечно, сельхозпредприятий, которые, подобно описанному здесь, полностью деградировали, превратив своих председателей в посредников между землей и силами «со стороны», пока не подавляющее большинство. Но число таковых растет, а элемент посредничества настойчиво проникает в сельскохозяйственную среду. И именно он накладывает на все земельные отношения последнего времени мощный и зловещий в перспективе своего развития отпечаток.

Интересно поразмышлять: кто же является хозяином на земле описываемого КСП? Неужто таковым можно назвать задерганного долгами, давно избавившегося как от стыда перед собственными колхозниками, так и от малейших оборотных средств председателя?

Впрочем, полноправными хозяевами трудно назвать и более богатых и оборотистых арендаторов, которые, не особо заботясь о соседской земле, «выжимают» из нее все, что можно. На фоне огромных и безнадежных долгов бюджету, собственным работникам и, главное, коммерческим структурам, которые когда-то поставляли горючее для когда-то имевшейся техники и с которыми КСП так и не расплатилось, создается очень запутанная картина экономических отношений. Картина эта дополняется необычной свободой решений на председательском уровне, когда районное, областное начальство способно разве что попугать «компроматом» и не вправе особенно влиять на каждый конкретно субъект хозяйствования.

Если «висящие» на КСП долги Пенсионному фонду, бюджету, традиционным партнерским организациям можно назвать до копейки, то «теневые» долги коммерческим структурам остаются «за кадром». А по некоторым признакам, по судебным процессам, в ходе которых «выплескиваются» неожиданные сведения, а то и по случающимся порой даже убийствам председателей КСП, которые запутались в этих странных отношениях, можно сделать вывод, что именно такого рода долги составляют львиную часть.

Более того, из источников, заслуживающих доверия, авторам стало известно, что только в Николаевской области имеется не менее десятка сельхозпредприятий, которые даже при сверхвысоких урожаях на протяжении ближайших лет (чего не бывает) не смогут рассчитаться за свои долги. Если, конечно, не заложить и не отдать единственное, что у них есть ценного, - землю. Вот в чем секрет «терпимости» кредиторов к своим жертвам.

Пока на законодательном уровне продолжаются баталии о том, быть или не быть земле товаром, звучат лозунги о преимуществах колхозного строя - под весь этот идеологический шум, под мощное торможение земельной реформы землю прибирают к рукам, игнорируя право крестьян на свой индивидуальный земельный пай. Противоречивая и несовершенная законодательная база, как, впрочем, и игнорирование уже принятых законов, открывает простор для разного рода манипуляций с целью завладения огромными участками земли. Как это делалось и делается, мы покажем на конкретных примерах.

Агроаппаратные «игры»

Эта история произошла в Баштанском районе, который отличался в области особо «легким» отношением тамошней власти к земельным вопросам. В свое время, в самом начале земельной реформы, здесь процветало псевдофермерство, когда земельные наделы получали многочисленные родственники и близкие чиновников. Причем дело ставилось так, что обрабатывали эти земли колхозные механизаторы, а доход получали так называемые «фермеры». Однако размах работ по присвоению земли не удовлетворил хищников. Во-первых, наделы в 10-30 гектаров не соответствовали возросшим аппетитам, к тому же с подачи настоящих фермеров на псевдофермеров было оказано довольно сильное давление через суды. Словом, чиновникам надо было принимать меры, соответствующие моменту, и они их приняли. Задумывалась сделка, результатом которой могла стать передача в пользование не какого-то десятигектарного участка земли, а сразу десятая часть всей районной пашни - около 10 тысяч гектаров.

Киевское объединение «Агробуддеталь», поработав с сельхозпредприятиями Баштанского района в плане снабжения ГСМ, техникой и т. д., «присмотрело» три КСП: «Светлый путь», «8 марта» и «Красное знамя». Создав ситуацию, когда эти три сельхозпредприятия с особенно богатыми черноземами оказались в долгах, представители столичного объединения предложили их руководителям выплатить все долги по зарплате, отремонтировать дороги, предоставить горючее и запчасти на весь цикл сельхозработ. При этом поставили единственное условие: селяне должны согласиться на передачу земли «Агробуддетали».

Показательно то, что столичная структура работала не только с выбранными КСП, но и с районным начальством. Общими силами коммерсантам удалось создать вполне определенную атмосферу, перетянуть на свою сторону сельские советы, которые, как известно, распоряжаются землей. События форсировались: прошли общие собрания в трех КСП, принявшие обязательство передать землю столичным благодетелям. Сельские советы тоже приняли соответствующие решения. Не мудрствуя лукаво, тогдашний председатель Баштанской райгосадминистрации В.Печерский официально сообщил в Киев о том, что в состав ПО «Агробуддетали» официально перешли три КСП, в пользовании которых более 10 тыс. гектаров сельхозугодий.

Казалось бы, дело сделано. И все эти манипуляции не привели к непредсказуемым последствиям лишь потому, что на областном уровне чиновников поймали за руку, напомнили им о законах, которые не позволяют таких действий с землей, особенно тогда, когда каждый работник КСП уже получил или должен получить сертификат на земельный пай. Без согласия каждого крестьянина, получившего право на владение землей, любые сделки такого рода являются незаконными.

Разбор этого «полета» произошел даже на административном уровне, и В.Печерский своей должности лишился. Но этот случай, в котором проявилось уж очень откровенное стремление сразу и в полном объеме завладеть землей, показывает, что подобные попытки далеко не всегда заканчиваются безрезультатно. Махинаторы, тоже учась на опыте, совершенствуют свои подходы. И если закон не позволяет прямо отбирать землю у крестьян, то он вполне позволяет делать это посредством многоходовых комбинаций.

Когда председатель - авторитет

Не обязательно, оказывается, «светиться», как делал это некий г-н Новиков из «Агробуддетали». Можно, используя те же поставленные в долг горючее, технику, так повернуть дело, что земля только будет считаться собственностью паевиков, а по существу - работать на теневика-«благодетеля», которого к тому же если кто и знает, так только доверенное лицо в лице председателя правления. Эта категория работников - очень даже самостоятельная и самодостаточная. Выборные должности защищают от диктата администраций разных уровней, но только не от тех по серьезному настроенных коммерческих структур, которые, по существу, и управляют безвольными председателями.

Заметим, что такое «теневое управление» - наиболее эффективное в классических колхозах, где паевание земли или не произошло вовсе, или состоялось формально и крестьяне не ощутили себя хозяевами наделов, а своего председателя - лишь исполнителем их воли. Впрочем, если какая-то часть сельского населения и видит, что происходит в обанкротившихся хозяйствах, которым уже никогда не подняться, то у их лидера есть много рычагов, чтобы свести на нет всякие протесты.

Вся область знает о более чем трехлетней борьбе нескольких десятков крестьян сельхозпредприятия «Прогресс» Вознесенского района за право выделиться со своими земельными паями, создать свое хозяйство, которое отличалось бы от нынешнего лишь тем, что у него не было бы «теневого управления», потихоньку уничтожающего инфраструктуру хозяйства.

В «Прогрессе» на протяжении этих лет происходят вещи поистине уникальные и неповторимые. Нарушения законов стали обыденностью, а абсолютная безнаказанность непосредственных исполнителей чужой воли свидетельствует о наличии более мощной теневой силы, предметом интереса которой может быть только одно - земля. Причем в прекрасном месте, на берегу Южного Буга, в непосредственной близости от перспективного, хорошо развивающегося даже в условиях кризиса города Вознесенска.

Ну где еще могло случиться, чтобы хозяйством руководил человек, отсидевший в тюрьме и по суду лишенный права занимать руководящую должность? В.Ягодин, руководитель «Прогресса», вопреки закону, занимает эту должность, манипулируя общественным мнением, а над несколькими десятками крестьян издевается уже не один год, не давая тем ни работы в сельхозпредприятии, ни возможности отделиться и работать на своей земле.

Именно псевдоколлективные хозяйства, в которых за всех решает один, - очень подходящие объекты для манипуляций со стороны теневых структур. Потому-то с таким остервенением и ведется борьба с теми немногочисленными «бунтовщиками», которые хотят распоряжаться своей землей. Показателен еще один момент. Если в «глубинке» выход из КСП с индивидуальным паем, прямо скажем, проблема небольшая, то чем ближе к городам, тем проблема эта растет, а в пригородах ожесточение нарастает до предела.

Впрочем, богатая практика манипуляций с землей на фоне лицемерных заверений о сохранении коллективных высокомеханизированных хозяйств рождает и вовсе парадоксальные истории, свидетельствующие о том, что даже выход с индивидуальным паем еще не гарантирует крестьянину, что его не обманут.

Вперед, к помещичьим латифундиям?

События в селе Зеленый Яр Николаевского района выявили еще одну форму «закабаления» и обмана простодушных людей от земли.

Итак, 128 селян - бывших работников КСП «Зеленоярское» с большими трудностями и мытарствами добились выделения своих земельных и имущественных паев. Ясное дело, они не стали хозяйствовать каждый в отдельности, а решили объединиться, создать новое сельхозпредприятие. Председателем правления нового КСП «Рідна нива» избрали Веру Чупкину, которая была наиболее активна в борьбе за получение собственного надела. И все бы ничего: люди работали, получили в первый сезон неплохой урожай, неплохо начали и весну нынешнего года. Но тут случилась обыкновенная жизненная коллизия: 15 членов нового хозяйства, по мнению большинства, увиливали от работы в хозяйстве, и решением общего собрания их исключили из членов КСП.

Решение, по существу, правомерное. Нюанс же в том, что коллеги по труду, которые так дрались за свой индивидуальный пай, вроде бы забыли, что исключенные не есть иванами без родства и собственности. У них, как и у всех остальных, есть свой земельный надел, часть коллективного имущества. И если уж этих людей исключили из КСП, то им необходимо выделить полагающуюся часть - собственность есть собственность. Увы, партнеры по труду посчитали это излишним.

В пылу скандала вскрылась вообще фантастическая вещь. Для каждого владельца индивидуальных земельных паев, как и положено, были выделены государственные акты на право частной собственности на землю. Так вот, оказалось, что председатель «Рідної ниви» Вера Чупкина просто… спрятала их. На вопрос, почему она удерживает такие документы у себя и тем более - не возвращает их людям, исключенным из КСП, Чупкина одному из корреспондентов объяснила следующее: мол, она их сама добивалась, растратилась на техдокументацию…

Дело это оказалось непростым: новоиспеченная начальница действовала с дальним прицелом,.

Вместе с бухгалтером сельхозпредприятия В.Чупкина на основе нескольких документов повернула дело так, что именно они стали учредителями КСП «Рідна нива». Словом, уставный договор КСП защищает интересы двух учредителей… По крайней мере, во всем, что касается имущества. С землей дело несколько сложнее, потому что по законодательству это основное средство производства в уставный фонд не может вноситься. Впрочем, ею можно распоряжаться, используя генеральное поручение собственника индивидуального пая. А в этом новоявленые хозяйки тоже преуспевают. По имеющимся сведениям, В.Чупкина, пользуясь сложным материальным положением пенсионеров-пайщиков, взяла от них те самые генеральные поручения.

…Подведем итоги. Учреждение сельхозпредприятия двумя физическими лицами, уставный договор, генеральные поручения и наконец «конфискованные» у селян государственные акты на право частной собственности создают все возможности для любых комбинаций с землей. Вы там спорьте в парламенте, а мы дело делаем.

А лозунг нерушимости колхозного строя в своем последовательном развитии превращается в свою полную противоположность и служит основой для соединения элементов социализма с эдаким феодализмом, создания прототипов помещичьих латифундий.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно