БИРЖА И ЕЩЕ РАЗ БИРЖА...

10 марта, 2000, 00:00 Распечатать

Конец зимы — это не только слякоть на улицах и подснежники в переходах. Это еще и близящееся окончание первого квартала, подведение итогов и возможные организационные выводы...

Конец зимы — это не только слякоть на улицах и подснежники в переходах. Это еще и близящееся окончание первого квартала, подведение итогов и возможные организационные выводы.

К примеру, от ФГИ потребуется отчитаться, как обстоят дела с перечислением в бюджет полумиллиарда гривен. Это при том, что за весь прошлый год Фонд смог привлечь только 700 млн. грн. Так что теперь приватизаторам приходится крутиться, как белке в колесе. Вдобавок, ФГИ откровенно заставили продавать едва ли не все привлекательные объекты при участии инвестиционных советников. А ведь раньше он рассчитывал часть объектов продать самостоятельно, что и быстрее, и сподручнее.

При новой же модели Фонд госимущества мало чем может повлиять на проведение конкурсов. А реальные сроки продаж переносятся в лучшем случае на третий квартал. Тем более что советники, учтя полный провал предыдущих попыток поучаствовать в нашей приватизации, явно не торопятся. Вот и сейчас сроки конкурсов по отбору «добровольцев» продлены еще на месяц.

Между тем деньги нужны уже сейчас. Поэтому фактически единственным источником средств стали поступления от продаж пакетов акций на фондовых биржах и ПФТС. Хотя с учетом того, что МВФ настаивает на отмене инвестобязательств (и такая отмена уже закреплена в декабрьском указе Президента), то различие между конкурсами и продажей на биржах фактически нивелировано. Разница разве что в размере пакетов и сроках проведения продаж. Хотя для покупателя это явный плюс: на бирже теперь можно купить вполне приличные куски госсобственности, к примеру только в течение марта 42% Запорожского завода ферросплавов.

Ну а сами методы проведения биржевых торгов остались все те же— залповый сброс пакетов множества предприятий. В частности, только в январе—феврале на биржевую продажу было выставлено 407 пакетов акций 387 ОАО, из которых к началу марта удалось реализовать 97 на сумму 161,24 млн. грн.

Впрочем, из этого половодья предложений, как и ожидалось, денежными оказались лишь единицы. Так, почти 57% средств (91,12 млн. грн.) пришло от продажи всего одного 9-процентного пакета акций ОАО «Запорожсталь». В этом случае было реально продемонстрировано, к чему может привести наличие конкуренции. Прежде фирма «Фаворит», не встречая какого-либо соперничества, спокойненько скупала «под заказ» акции по цене ниже номинала. Соответственно и цены колебались — от 18 до 23 копеек за 25-копеечную акцию. Но на биржевых торгах в конце февраля внезапно появился еще один участник, и цена улетела на уровень 3,6 номинала. И при номинальной стоимости пакета в 25,3 млн. грн. «Фавориту» на сей раз пришлось выложить уже свыше 91 млн. Но это был, пожалуй, единственный яркий успех Фонда госимущества. Хотя еще за полтора десятка пакетов удалось получить больше номинала, речь в основном шла об очень небольших суммах.

Так что для того, чтобы попытаться уложиться в план, пришлось выбросить на торги ряд высоколиквидных предприятий, в основном металлургических. Кстати, определенные надежды возлагались на состоявшиеся 1 марта торги по продаже 17% пакета Запорожского завода ферросплавов. Тем более что накануне торгов было известно, что зарегистировались аж пять участников. Однако никакой борьбы за пакет не было: он так и «ушел» по стартовой цене в 12,6 млн. ООО «Дисконт-2000», близкому к нынешним управляющим госпакетом. Это, кстати, предопределяет и судьбу второго, уже 25-процентного пакета. Вряд ли кому-то очень захочется перебежать дорожку Украинскому кредитному банку.

Также не приходится ожидать ожесточенной схватки за 25% акций Сумского НПО им Фрунзе. Предприятие, конечно, привлекательное, но вопросы собственности там уже решены, и речь идет только о докупке некоторого количества акций. Что же касается продажи блокирующего пакета Одесского НПЗ (стартовая цена — 55 млн. грн.), то если не «Лукойл», то кто же… Впрочем, то, как «Лукойл» управляет уже имеющимся контрольным пакетом, вынудило ФГИ обратиться к нему с жалобой на несоблюдение обязательств. В прошлом году Одесский НПЗ лихо реэкспортировал сырую нефть (1,5 млн. тонн), а в этом и вообще стоит.

Вероятнее всего, не состоится в марте и продажа 30% пакета НГЗ — минимум дважды об этом заявляли руководители ФГИ. Еще в феврале конкурс собирались продлить по просьбе одного из участников. Вдобавок вокруг этого многострадального пакета опять завязывается новый конфликт. МВФ почему-то ужасно не нравится заложенное в условиях продажи обязательство по строительству в Украине нового алюминиевого завода. Кроме того, наш главный кредитор считает, что если уж продавать, то все 55%. По иронии судьбы, эти претензии удивительным образом совпадают с интересами группы Бориса Березовского. Что же касается вопроса, нужен ли Украине современный завод, то ни МВФ, и уж тем более Бориса Абрамовича это не волнует.

Вообще, как и ожидалось, когда дело дошло до продажи реальных крупных пакетов, то миф о заводах, находящихся в собственности у государства, тут же лопнул. Заводы давным-давно если не приватизированы, то уж точно поделены, причем «за так». За последние годы вопросами управления госсобственности практически никто не занимался и уже, очевидно, заниматься не будет. Те, кто лоббировали создание «агентства Таранова», преследовали цели, очень далекие от эффективного управления: нужно было получить инструмент халявной раздачи. Теперь, когда агентство ликвидируется и его функции переходят к Фонду, там как-то не очень представляют, что с этим всем делать. Во всяком случае трудно назвать серьезными планы ФГИ провести во всех АО, в которых государство имеет контрольный пакет, решения о выделении половины прибыли на дивиденды. Конечно, желание получить от управления государственными корпоративными правами 275 млн. грн. похвально. Но, господа, сколько можно наступать на грабли? После такого решения любой нормальный директор постарается сделать так, чтобы вверенное ему предприятие на бумаге не имело прибыли вообще.

В принципе, единственное, что может ФГИ, — это призывать структуры, контролирующие сейчас заводы, участвовать в их приватизации. Впрочем, эти призывы Фонда в его нынешнем статусе слушают вполуха, предпочитая решать проблемы на более высоком уровне. Наиболее ярким проявлением этой тенденции стала история с объявлением дополнительной эмиссии на Мариупольском металлургическом комбинате им Ильича. Объявленная дополнительная эмиссия в 250 млн. грн. (29,8% уставного фонда) сокращает госпакет с нынешних 50%+1 акция до куда более скромных 38,5%. Зато тесно связанное с руководством комбината ЗАО «Ильич-Сталь», которое и выкупило 96,4% новой эмиссии, теперь будет располагать уже 46%. Если приплюсовать к ним проценты общества арендаторов, то контрольный пакет руководству гарантирован.

Самое привлекательное в этой схеме для руководства — ее крайняя дешевизна. Если бы, как планировалось, был продан блокирующий пакет акций, то на такую покупку потребовалось бы 209 млн. А так на первых порах можно обойтись всего 75 млн. грн., заплатив остальные в течение года. Причем деньги эти никуда с комбината не денутся, так как пойдут на реконструкцию цеха. Все бы было хорошо, но в этом случае госбюджет вместо ожидавшейся пары сотен миллионов гривен от продажи акций получит только полмиллиона гривен госпошлины.

Казалось бы, предотвратить такое развитие событий проще простого: представителю государства достаточно просто проголосовать против на собрании акционеров. Но все далеко не так однозначно. Во-первых, руководство комбината им. Ильича действительно вполне эффективно управляет предприятием. Предприятие едва ли не единственный в области практикует денежные расчеты за сырье, газ и электроэнергию. Вдобавок, такая приватизация может стать своеобразной премией комбината. Тем более сейчас, когда вновь активизировались попытки местных региональных структур взять его под контроль, как это уже удалось им сделать с некоторыми из его соседей. Во всяком случае, уже после дополнительной эмиссии о планах комбината, «демонстрирующего мощную работу», весьма похвально отозвался первый вице-премьер.

В этих условиях ФГИ вынужден, с одной стороны, говорить, что в принципе он против допэмииссии, но если правительство скажет, то проголосует за утверждение результатов ее продажи. Проблема в том, что это создает плохой прецедент, который захотят использовать многие, после чего и раздавать-то будет нечего. Правда, в правительстве существует мнение, что едва ли не всю сумму поступлений от приватизации в 2000 году можно получить от продажи всего четырех предприятий. Но состоятся ли эти продажи?

В марте—мае должен начаться конкурс по реализации 45,56% акций «Азовстали». Как бы не случилась еще одна допэмиссия или нечто подобное. В конце концов можно просто инициировать обращение по примеру того, что уже поступило от крымских властей, — они протестуют против продажи на тендере акций Крымского содового завода. Вообще вариантов для срыва приватизации множество. При этом вся вина за невыполнение планов в любом случае ляжет на ФГИ.

Интересно, что на этой неделе было четко продемонстрирована разница между управлением и приватизацией. На УФБ продавали 7% акций «Одессаоблэнерго». Пакет этот уже имеет длинную историю и дважды снимался с торгов. Он жизненно необходим одной из сторон в борьбе за предприятие. И при стартовой цене в 4,7 номинала он ушел за 7,7. Покупателю это стоило 27 млн. грн. Хотя полтора месяца назад доверенность на участие в собрании от «агентства Таранова», которая на собрании в «Одессаоблэнерго» была очень необходима группе частных акционеров, была получена бесплатно. Во всяком случае, в это хочется верить. Правда, на следующий день доверенность признали недействительной…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно