Безземельная правда

20 мая, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск №19, 20 мая-27 мая

Греки писали, мы же только переписываем. Или же бестолково повторяем. Сравнивать наших аграрных реформаторов с аргонавтами слишком много чести...

Греки писали, мы же только переписываем. Или же бестолково повторяем. Сравнивать наших аграрных реформаторов с аргонавтами слишком много чести. И все же... Аргонавты в походе за золотым руном столкнулись в Колхиде с местными племенами, превосходившими пришлых по силе. В самый критический момент боя, когда варвары были за полшага до победы, аргонавты бросили в толпу противника золотой слиток — камень Ясона. Потасовка из-за этой привлекательной побрякушки и спасла искателей руна.

Для многих украинских крестьян земля стала своеобразным ясоновым камнем, а точнее, костью, за которую дерутся, подобно героям древнегреческого мифа. Землю, в 1996 году добровольно упущенную из рук, жители села Лидиевка на Николаевщине снова пытаются вернуть в собственность и распаевать. Причем не очень цивилизованными методами… Из-за нехватки собственных идей безземельные, сами того не подозревая, стали заложниками отнюдь не любительской акции, срежиссированной в недрах Черноморского судостроительного завода. В частности, его 29-й цех «засветился» в написании лозунгов, которые недовольным крестьянам вручили непосредственно в Киеве на Банковой, когда отступать было уже некуда.

«Зарешеченный» Вадатурский

Если бы я увидел на этих лозунгах свою фамилию, честное слово, грохнулся бы в обморок. 14 апреля среди опьяненных «цитрусовой» революцией ходоков перед секретариатом Президента выделялась толпа с крестьянскими внешностью и повадками, потрясавшая лозунгами «Вадатурского — за решетку!», «Вадатурский — мошенник!», «Не дадим «Нибулону» отобрать у нас будущее!»... Призывы побуждали к действиям, поэтому привлекли внимание самого Президента. Виктор Андреевич даже уделил протестующему электорату несколько минут, поручив Генеральной прокуратуре разобраться в конфликте. Пикетчиками оказались жители села Лидиевка Домановского района на Николаевщине.

Честно говоря, ни фамилия Вадатурский, ни название фирмы Виктору Ющенко ни о чем не говорили. Не возник у Президента и вполне резонный вопрос: что это вы, дорогие мои друзья, в самый разгар весенне-полевых работ забыли на столичном асфальте? На кого бросили тракторы с сеялками?! А лидиевских «делегатов», надо сказать, прибыло в столицу немало: 21 человек.

Не знаю, усомнился ли Виктор Андреевич как художник-любитель в том, что именно крестьянская рука выписывала академическим шрифтом лозунги. Он свято верил, что этими людьми никто не манипулировал, за ними не стоят политтехнологи и, что самое главное, обиженные приехали на Банковую за кровно заработанные деньги.

Растиражированный телеканалами сюжет возле президентской резиденции шокировал многих. По крайней мере, тех, кто знает, что вначале бывает просо, а уж затем — пшено. Имею в виду специалистов, которые давно вращаются в сфере агропромышленного производства, знают друг друга и у которых тандем Вадатурский — «Нибулон» ассоциируется отнюдь не с металлическими узорами «в клеточку».

Алексей Вадатурский возник на сельскохозяйственном горизонте в 1991 году, одним из первых создав совместное украино-венгерско-британское предприятие. Его название — «Нибулон» — образовали из начальных букв городов: Николаев, Будапешт и Лондон. Тогда еще устойчивыми были интеграционные связи со странами—членами СЭВ: СССР поставлял соседям нефть, а мадьяры и югославы — высокоурожайные гибриды кукурузы и подсолнечника. В аграрном министерстве Украины решили реализовать идею: приживить и у нас передовые технологии, производить семенной материал и засевать им плодородные земли.

Поначалу так все и было. «Нибулон» обеспечивал хозяйства высокопродуктивными семенами, а те своевременно рассчитывались. Но после эвтаназии Советского Союза дела покатились под гору. Пришедшим в упадок колхозам, помимо технологического пакета, нужны были горючее, техника... «Нибулон» постепенно впрягался в долговое ярмо и, чтобы покрывать убытки, вынужден был своими силами хозяйствовать, арендуя колхозные земли. Необходимо было покупать трактора, сеялки, комбайны... И тогда, в 1998 году, фирме — первой и единственной в Украине — Всемирный банк предоставил кредит в размере пять миллионов долларов.

В те времена, работая исключительно в аграрной сфере, нелегко было удерживать рентабельность производства. Выручал экспорт, и в рейтинге субъектов внешней торговли подсолнечным маслом «Нибулон» занимал одно из первых мест со своей четвертью рынка.

Все новации в сельском хозяйстве как удачные, так и ошибочные, Вадатурский испытал на себе. Алексей Афанасьевич верил председателям колхозов, которые весной на коленях умоляли помочь с материальными ресурсами, а осенью прятались от расчетов, и «выбивать» их было для бизнесмена настоящей каторгой. Пришлось отказаться от провальной практики авансирования сельхозпредприятий, заняться компактным землепользованием, поближе к основной базе фирмы, усовершенствовать арендные отношения, аккумулировать кадровый потенциал. Все это и помогло сохранить фирму на аграрном подиуме. Поскольку за 14 лет деятельности на нее покушались неоднократно.

В 1998 году, согласно закрытому постановлению Кабинета министров, развернулась кампания по дискредитации совместных предприятий. В список из 33 украинских фирм с иностранной кроной или корнями, которые следовало «правильно» проверить, попал и «Нибулон». Но в тот момент злой рок обошел его стороной. Однако, по крайней мере, еще раза четыре (по количеству возбужденных уголовных дел) Вадатурского пугали решеткой. Он остался на плаву. Возможно, из-за близости в Николаеве большой воды, с которой у «Нибулона» связана еще одна жизненная веха, частично омраченная затяжным конфликтом с Черноморским судостроительным заводом (ЧСЗ).

На заброшенной территории фирма по инвестиционному проекту построила два зернохранилища современного купольного типа (таких в мире насчитывается четыре), емкостью 50 тыс. тонн зерна каждое, механизированный склад на 10 тыс. тонн зерна вместе с сушильным комплексом. Что касается объемов освоенных средств, то они достигают в 35 млн. долл., что составляет почти 20% совокупных инвестиций во все специальные экономические зоны Украины. Собственно, именно зерноперегрузочный терминал «Нибулона» и стал бревном в глазу собственников ЧСЗ братьев Чуркиных: слишком уж достижения кое-кого раздражают успешных соседей. Говорят, и в «десантировании» лидиевских крестьян в Киев не обошлось без «черноморцев».

Не режьте землю!

Механизатор Семен Луценко, один из инициаторов паевания, горячо убеждал меня, что их поездка — выстраданная необходимость. В столице они несколько дней спали в палатках, на стадионе, пока не дождались возвращения Президента из Польши и не высказали ему свою боль. Главное же — они хотят распаевать землю, которую захватило ООО СП «Нибулон». Семен Николаевич упорно доказывал, что все лозунги писал собственноручно, и если нужно будет, «наваяет» снова. Такие же, и так же каллиграфически...

Семену можно было бы поверить, если бы не многочисленные свидетели, видевшие, как художники вырисовывали те злополучные лозунги в цеху №29 ЧСЗ, подсушивали на солнце и еще не просохшими поспешно сворачивали в рулоны. Можно было бы посочувствовать и дискомфорту в столице, если бы 19 человек из Лидиевки действительно ночевали под открытым небом, а не в номерах гостиницы «Голосеевская». Но я переступил через неправду. Меня прежде всего волновал земельный вопрос, и в этом смысле я был всецело на стороне обделенных. Резать так резать!

«Нибулон» никогда не сватал Лидиевку. Наоборот, она сама долгих четыре месяца упорно добивалась «замужества». Правда, на приданое, которое было в то время, в 1996-м, у колхоза «Лидиевский», соблазнился бы разве что нищий. Покосившиеся фермы, худосочные коровы, которых, чтобы совсем не упали, удерживали на шлеях. Надои — ниже козьих. Председатель, ввиду отсутствия конторы, дрожал от холода в полуразрушенном клубе. Жизнь беспросветная: кредиторская задолженность превысила полтора миллиона гривен, мизерную зарплату в 80 гривен в месяц крестьяне не видели больше года. Накопился долг почти на 50 млрд. крб. Даже 2600 гектаров пахотного клина не привлекали фирму, которая уже встала на ноги: были претенденты позажиточнее и поближе к областному центру.

Не знаю, какие «золотые горы» наобещали крестьяне Алексею Вадатурскому за то, что он возьмет сельхозпредприятие в Лидиевке на буксир, но трос он бросил. Возможно, что-то екнуло в душе: вспомнил раскулаченного деда Федора, у которого на руках было девять детей, одна корова, конь, два вола, земледельческий инвентарь, вспомнил покойных родителей-крестьян и в память о них захотел вдохнуть жизнь в эту разруху... Правда, собственно к «свадьбе» готовились долго, с обеих сторон.

В Лидиевке прошло несколько собраний с неизменной повесткой дня: о переходе под крыло денежной фирмы, с хорошей репутацией, высоким экономическим и энергетическим потенциалом. Памятная сходка 29 апреля 1996 года единодушно решила: добровольно отказаться от права коллективной собственности на землю и ходатайствовать перед сельсоветом о предоставлении земельного участка СП «Нибулон» для организации филиала с целью производства товарной сельскохозяйственной продукции, а также о передаче основных средств производства пришлому инвестору.

Нельзя сказать, что крестьян тогда ввели в заблуждение. Напротив, и Владимир Гривнак, председатель сельского совета, и Владимир Янчук, заместитель начальника областного управления по земельным ресурсам, и представители райгосадминистрации советовали: не спешите! Дождитесь, пока распаюем землю. Получите земельные сертификаты, будете иметь гарантированное право на землю, а уж тогда — решайте! Но замученные колхозной нищетой люди видели в трезвых советах злые происки и еще громче кричали: «В «Нибулон»! В «Нибулон»!»

Сельский председатель Владимир Гривнак — находка для села. Знает немецкий, английский языки, обученные им дети с ходу переводят «Портрет Дориана Грея» Оскара Уайльда. А еще хорошо разбирается в законодательстве, в частности земельном: в районе кому угодно фору даст.

— На собрании 29 апреля я отобрал собственноручные подписи не только присутствующих, но и всех членов колхоза, поскольку, согласно закону, должен быть принцип единогласия. Ведь все крестьяне в то время были совладельцами колхозной земли, — Владимир Васильевич показывает давний протокол с подписями лидиевцев. — Согласно статьям 27 «Прекращение права пользования землей» и 28 «Прекращение права коллективной и частной собственности на землю» Земельного кодекса в редакции 1992 года, «право коллективной и частной собственности на земельный участок или его часть прекращается в случае: 1) добровольного отказа от земельного участка». Поскольку такое произошло, колхозные угодья перешли в земли запаса, из коллективной собственности получили статус государственных. А из запаса земли можно предоставлять в пользование — постоянное и временное. Статья седьмая Кодекса позволяет советам народных депутатов предоставлять в постоянное пользование земли, находящиеся в государственной собственности, в том числе и совместным предприятиям. То есть не было никаких юридических оснований отказать «Нибулону» постоянно пользоваться уже бывшими землями колхоза «Лидиевский». Двенадцатая сессия XXII созыва Сухобалковского сельского совета народных депутатов 17 мая 1996 года приняла соответствующее решение, на основании которого 19 июля был выдан государственный акт на право постоянного пользования землей.

Социально-экономическая волокуша

Было бы проще тянуть одну волокушу — производственную. Занимался бы Алексей Вадатурский только надоями, урожаем, тем, на чем, собственно, уже хорошо набил руку. Но он взвалил на свои плечи еще и крайне запущенную социальную инфраструктуру Лидиевки. Надеялся, что благодаря этому отношения с крестьянами станут прочнее, доброжелательнее. Единственное, чего с первых дней потребовал от крестьян, — соблюдать триаду: честно работать, не пьянствовать и не воровать!

Свои обязательства перед тружениками полей и фермы выполнял исправно. Сразу же погасил годовую задолженность по зарплате, а текущую начал выплачивать, как у людей: дважды в месяц. Навели порядок в молочном хозяйстве, но коровки, как ни старались, больше двух тысяч килограммов молока в год дать уже не могли. Пришлось выбраковать, дояркам выплатили зарплату за полугодичный «вынужденный» простой. В это время сделали евроремонт фермы, установили водонагреватель Buderus, чтобы доярки после смены могли принять душ, летний лагерь содержания скота покрыли красным ондулином. Европа! И это — в 1998 году...

Завезли высокопродуктивную англерскую породу из Германии: 140 нетелей обошлись «Нибулону» в 347,8 тыс. немецких марок. После отела коровки начали давать более пяти тысяч килограммов молока. Вместе с доярками радовались и механизаторы: новеньким тракторам, современному навесному и прицепному шлейфу машин...

Хорошело и село. Украсилось 300 кустами роз, запестрело фруктовыми деревьями вместо бесхозных акаций. Затеплилась надежда и у педагогического коллектива Лидиевской школы. Инвестор не обошел вниманием и ее: взял учебное заведение на полное содержание (а это — более 110 тыс. гривен в год), с первого класса ученики изучают здесь иностранный язык и компьютерную грамоту, бесплатно питаются, заняты в кружках, пока родители на работе. Из двух классов-комплектов с 27 детьми и двумя учителями в 1996 году школа выросла в неполную общеобразовательную с 67 школьниками и 15 педагогами, шестерых из которых ежедневно привозят из райцентра на служебном транспорте фирмы. С тех пор как «Нибулон» взял шефство над селом, восемь выпускников окончили вузы, столько же — техникумы.

Люди воспряли духом, потянулись на родину. За девять лет население Лидиевки увеличилось на полсотни жителей — до 420. Впервые рождаемость превысила смертность. Если в 1996 году на свет появилось пять малышей, то в прошлом году — десять. И прирост этот объясняется не выплачиваемым нынешней властью пособием роженице в восемь тысяч гривен. Жажда жизни тут проснулась раньше. Мерило зажиточности — и в 22 авто, мотоциклах, видеокамерах, видеомагнитофонах... Вместе с заработками росли и запросы.

Но всегда ли крестьяне соблюдали триаду, сформулированную генеральным директором сельхозпредприятия «Нибулон» Алексеем Вадатурским? Серьезные сбои начались уже в 1999 году. Надои с пяти тысяч скатились до трех. Утреннее инспектирование ни к чему не привело, поскольку доярки воровали молоко... ночью. При потворстве местной охраны. От увещеваний, призывов к совести надои не возросли. И тогда руководство вынуждено было перевезти 250 коров в филиал на Виннитчине, где они быстро вышли на генетический уровень — обычные пятитысячные надои. Столько же оставили в Лидиевке как доказательство того, что фирма и впредь будет серьезно заниматься молочным скотоводством, но по новому алгоритму. За счет собственных средств покрыли убытки Лидиевской фермы на миллион гривен, отсеяли нечистых на руку, наняли охранников аж из Луганской области.

В январе этого года в хозяйство пришел зоотехник Александр Бондаренко, и ферма постепенно выруливает на приемлемые показатели:

— Жирность нашего молока — 4,1% при базисной 3,4. Охлаждаем и сдаем всегда первым сортом на Первомайский молочноконсервный завод. До прихода сюда работал на государственном предприятии: шесть лет не получал зарплату, а у меня же семья, двое детей. А здесь я самореализуюсь.

Кадровую рокировку произвели и среди механизаторов. Сколько же можно носиться со взрослыми дядями, которые из-за собственной глупости и беспечности на новеньких, с иголочки тракторах, нашпигованных компьютером, кондиционером и магнитофоном, если не в лесополосу вскочат, то бултыхнутся с моста в реку! Прямо с бензовоза на трассе продают горючее хозяйства или ночью крадут имущество, конечно же, не свое... За все время функционирования опытного хозяйства «Лидиевское» — производственной единицы фирмы «Нибулон» — распрощаться пришлось с тридцатью, в том числе с 21 лидиевцем. Кстати, нескольких уволенных, и, естественно, отнюдь не доброжелателей Вадатурского, видели среди митингующих под секретариатом Президента.

Знакомые твердят Алексею Афанасьевичу:

— Брось ты эту голытьбу! Зачем тебе с ней возиться? Видишь, какая благодарность за твою заботу: ославили на всю Украину!

Конечно, можно уйти из Лидиевки тихо, по-английски. Тем более что на тамошних угодьях свет клином для «Нибулона» не сошелся. На них приходится ничтожно малая доля из 43 тыс. гектаров, арендуемых компанией. Что же сдерживает? Если бы в «земельной» ситуации не было политического подтекста, если бы не такие громкие, безосновательно компрометирующие лозунги: «Вадатурского — за решетку!», «Вадатурский — мошенник!»... Если бы он был уверен, что жизнь в селе после него не начнет угасать. Нет уж, слишком много потратил на них здоровья и средств, чтобы бросить просто так!

Последние из могикан

Ивановка расположена по соседству с Лидиевкой — через поле километра два... Виднеется двухэтажное здание, прозванное «Белым домом», в котором когда-то жили колхозные специалисты. Сейчас оно заброшено. Скелеты пяти ферм. Село как после урагана. Завидев легковушку, на улицу, словно из нор, потянулись преимущественно женщины: изможденные, беззубые. Как метеор примчалась стройная, как жердь, 82-летняя Вера Сергеевна Мокросноп:

— А я думала, пенсию привезли... Уже 24 апреля, а они не спешат.

— Земельный пай не выручает?

— Как же, выручит он! У меня восемь гектаров, так за них дали 760 килограммов пшеницы, столько же ячменя, а за подсолнечник деньгами рассчитались — 110 гривен сунули. И это за целый год. Сопли в два ряда, а он уже арендатор! И не подходи к нему... А кто же тебе эту землю завоевал? Я в 22 года вдовой осталась, с двумя деточками. Муж в 25 лет погиб за Родину...

— У бабы Веры хоть пай есть, а у меня ничего... — подключается к разговору пожилая женщина. — Проработала в школе 41 год, даже два гектара для подсобного хозяйства не нарезали. Сказали: можем, но за деньги и без права передачи детям. А зачем оно мне, за деньги? Мне два метра на кладбище и так отмерят... Не было правды и нет. Когда ферма работала, вода была всегда, а теперь по часам включают: насос берегут. Значит, коровы были дороже, чем люди?! Школу развалили... Детям в Сухую Балку добираться трудно: семь километров только до трассы, а оттуда? Как заметет, и дорогу некому почистить. Школьники по полтора месяца дома скучают. Неперспективное село, умирающее... Дома пустуют, выбирайте, какой приглянется, за 300 гривен можно сторговаться...

Об уличном освещении, магазине в Ивановке и говорить нечего. Товары первой необходимости покупают у соседа-реализатора. Если, не дай Бог, кто-то заболеет, снова к нему, поскольку он — на колесах. Арендаторы от этих проблем открещиваются, как от сатаны. Милое дело: вспахал, засеял, рассчитался с людьми урожаем или деньгами. Вот и все прелести земельной реформы!

Нетронутой цитаделью стоит пока совхоз «Степной» в 35 километрах от Николаева. И Владимир Погорелов, неизменный директор вот уже здесь 33 года, не боится оказаться распятым безземельными односельчанами.

— Мы провели местный референдум по распаеванию земли. Собрались в клубе, я и говорю: «Люди добрые! Нас здесь в зале — 500, если проголосует 400, начинаем нарезать землю. Но уже без меня...» И что вы думаете? Только двое вызвались самостоятельно обрабатывать свои наделы. Двое из 638 совхозных работников! Я — не ортодокс, за реформацию, но комплексную. Жду прихода инвестора, который скажет: «Погорелов! Вот ты в прошлом году собрал 47 центнеров зерна с гектара. Мало! Я вложу средства и выйду на 60-центнерные урожаи. И 42% рентабельности в целом по совхозу для меня — не предел, поднатужусь — 50-процентный барьер преодолею». Нет вопросов! Бери, хозяйствуй... Но, господин хороший, и о людях не забудь, о социально-бытовой сфере. Так нет же, инвесторы к нам не спешат, а толпятся там, где пахнет разрухой. 15 лет подряд мы отбиваемся ото всех и вся, кто навязывает нам приватизацию. Говорю: «Покажите мне хоть одно хозяйство — в районе, области, которое после реформирования зажило лучше, чем «Степной». Ни одного!

Мы, как и раньше, остаемся одним из крупнейших хозяйств в Украине как в животноводстве, так и растениеводстве. И не потому, что у нас перепроизводство, просто у других достатки небольшие. За все время не сократили ни одного рабочего места, напротив, расширили. За счет цехов по переработке мяса, молока, семян подсолнечника, кондитерского, пекарни. В свое время построили 12 магазинов и передали их потребсоюзу. Не полностью, а в аренду. Теперь взяли на свой баланс. Нас брали на испуг, дескать, скудны умом, ничего не смыслите в торговле, завалите работу... Но нам способностей хватило, и сейчас более миллиона гривен проходит через наши торговые точки, в которых половина продукции — собственного производства.

И, что самое главное, сохранили социальную инфраструктуру. Две школы, два детсада, дома быта и культуры... Это то, что живет и работает. Мы гордимся пятью коллективами художественной самодеятельности, которые носят звание «народный». Среди них — академическая хоровая капелла. Подчеркиваю: единственная в Украине сельская, получившая статус академической. В прошлом году в социальную сферу вложили более миллиона гривен. Последнее достижение — открытие в Степном участковой больницы на 50 койко-мест с тремя терапевтами, педиатром, физиотерапевтом, стоматологом. Даже подводный массаж функционирует. Питание, как и в школе, бесплатное. В больницу вложили собственных пять миллионов гривен, а государство ни копейки не компенсировало, хотя, по законам, все социальные затраты должно возвращать. Спасибо, облгосадминистрация выделила миллион, 200 тыс. — район. А вы найдите сейчас руководителя, который за средства хозяйства — почти полтора миллиона гривен — тянул бы десять километров газопровода для своих работников! Протянули, в каждый дом подвели.

Поэтому землю распаевать — дело нехитрое. Чувствует ли себя крестьянин реальным хозяином земли, получая раз в год тонну-полторы зерна? Без социальных гарантий... Это вопрос! Лидиевцы, пожалуй, еще не узнали, почем фунт лиха.

Вставай, проклятьем заклейменный...

Труженики опытного хозяйства «Лидиевское» не купались в таких достатках, как рабочие совхоза «Степной» Николаевского района, но голыми и босыми тоже не ходили. Новая зарплата соответствовала уровню лучших хозяйств в области, таких как АО «Ольвия» Очаковского, частно-арендное сельхозпредприятие «Золотая нива» Новобугского района. Для ведения личного подсобного хозяйства крестьянам выделили двухгектарные земельные участки. Каждый год, задолго до введения арендной платы, СП «Нибулон» в знак благодарности за вверенные ему бывшие колхозные гектары исправно выплачивало лидиевцам (работающим и безработным) социальное пособие, которое в прошлом году составило 847 гривен. И хотя оно наполовину превышало арендную плату за земельный пай в районе, работники хозяйства «Лидиевское» считали себя обделенными.

Добиваться возврата земли и ее распаевания они начали с 2001 года. Коллективно писали во все инстанции, вплоть до президента. Неоднократно на место выезжали компетентные комиссии и констатировали: земли бывшего колхоза «Лидиевский» находятся в государственной собственности и переданы в постоянное пользование СП «Нибулон». Согласно требованиям пункта 6 Переходных положений Земельного кодекса Украины, граждане и юридические лица, в чьем постоянном пользовании находятся земельные участки, но по новому Кодексу не могут находиться, обязаны до 1 января 2008 года переоформить в установленном порядке право собственности или право аренды на них. Проще говоря, до этого срока СП «Нибулон» — полноправный пользователь 2600 гектаров в селе Лидиевка Домановского района.

Может ли «Нибулон» добровольно распаевать земли и таким образом снять земельную напряженность в селе? Нет! Статья 25 Земельного кодекса предусматривает приватизацию земель государственных и коммунальных сельскохозяйственных предприятий. Поскольку ООО СП «Нибулон» не относится ни к одной из этих организационно-правовых форм, его сотрудники не имеют права паевать земли.

Как выйти из этой ситуации? Создать на государственной или коммунальной собственности предприятие и передать ему в постоянное пользование земельный участок. Работники новообразованной структуры на основании соответствующего решения райгосадминистрации могут приватизировать земельный участок в размере земельной части (пая). Возможны и другие варианты: добровольный отказ ООО СП «Нибулон» от арендованных гектаров и передача их новообразованному предприятию. Или же принудительное изъятие их у коммерческой структуры с возмещением убытков последней.

Знали ли лидиевцы о перечисленных путях решения земельного конфликта? Да! Однако надеялись, что новая власть перечеркнет действующие законы и предложит нетрадиционный вариант. На сей раз они не стали переписываться с Президентом, а решили предстать перед ним живьем. Правда, время для этого выбрали совсем не подходящее: разгар посевной.

— 6 апреля делегация крестьян в ультимативной форме потребовала встречи с генеральным директором Алексеем Вадатурским, — восстанавливает ход событий Сергей Грицишин, управляющий ОХ «Лидиевское». — Свое собрание они оформили протоколом как заседание профсоюзной организации, на котором председательствовал Семен Луценко, не являющийся членом профсоюза. Речь шла об одном — распаевании земли. Я позвонил Вадатурскому, и мы определили дату встречи — 15 апреля. Но на следующий день трудящиеся взбунтовались: не будем работать, пока не приедет Алексей Афанасьевич, который в то время находился в командировке. Поскольку требование не было удовлетворено, забастовщики пригрозили: ну что ж, поедем в Киев, к Ющенко. 11 апреля на работу вышли всего... четыре человека. Чтобы не сорвать сроки сева, пришлось в авральном порядке поднимать на ноги механизаторов из Врадиевского и Прибужанского филиалов. Ну, а 14 апреля из телесюжетов узнали о встрече наших безземельных с Ющенко. Многих содержание лозунгов просто шокировало. Ведь поначалу добивались именно приватизации земли, а не расправы над Вадатурским и «Нибулоном». И даже по возвращении из Киева, когда их заявление было зарегистрировано и поступило в Генпрокуратуру, бастующие к работе не приступили.

Очередная сельская сходка, 26 апреля, началась с того, что застрельщики земельного паевания вынудили всех посторонних, за исключением представителей власти, покинуть клубный зал. Выступающие представляли себя как «рабов» и «голодных», «проклятьем заклейменных», обвиняя во всем «Нибулон» и его руководителя. Семен Луценко даже назвал фиктивными подписи под отказом от земли в 1996 году. Но Владимир Гривнак, сельский голова, предостерег: для проведения почерковедческой экспертизы необходимо представление в прокуратуру. Если же подтвердится достоверность «закорючек», заявителя ждет уголовная ответственность за клевету.

Для многих в зале выступления областного и районного начальства ничего нового не открыли. В который раз им вдалбывали в голову: «Нибулон» в возникшей земельной коллизии ни при чем. И от того, что будут ли лидиевцы размахивать транспарантами «Вадатурского — за решетку!» или же бизнесмен будет пьянеть от свободы, земля ближе для них не станет. Ее не распаюют ни Генпрокуратура, ни Президент.

Земля находится в государственной собственности, и все спорные вопросы следует решать в Домановской райгосадминистрации. Ее глава Виктор Граматик однозначно заявил:

— Не вижу никаких оснований сгонять «Нибулон» с лидиевских земель, по крайней мере, до предусмотренного законом срока — 1 января 2008 года. За какие грехи? За то, что среднемесячная зарплата здесь достигла 547 гривен при средней по району в аграрном секторе 315? Или за то, что в районный бюджет ОХ «Лидиевское» в прошлом году перечислило полмиллиона гривен? Да мне бы двух таких Вадатурских — и все социальные проблемы 63 населенных пунктов Домановского района были бы решены!

В конце сходки священник отец Виктор попытался примирить обе стороны. Да и повод был.

— Дорогие братья и сестры! Накануне Пасхи покаемся, простим грехи друг другу, попросим прощения у Алексея Афанасьевича за незаконно нанесенные ему обиды, шельмование его имени...

Зал не дослушал слов Христового слуги. Безземельные крестьяне, демонстративно громыхая стульями и лавками, заспешили на свежий воздух, так и не поняв, почему Всевышний — без греха, а в них клокочет столько злобы.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно