БЕЗ ПРИВАТИЗАЦИИ БЫЛО БЫ ЕЩЕ ХУЖЕ... БАЛАНСЫ ПРОМЫШЛЕННЫХ ПРЕДПРИЯТИЙ СВИДЕТЕЛЬСТВУЮТ В ПОЛЬЗУ НЕГОСУДАРСТВЕННОГО СЕКТОРА ЭКОНОМИКИ

18 февраля, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №7, 18 февраля-25 февраля

В последнее время часто приходится слышать аргументы в пользу приостановки приватизации, замены ее улучшением управления государственным сектором (современный вариант печально известной аренды с выкупом)...

В последнее время часто приходится слышать аргументы в пользу приостановки приватизации, замены ее улучшением управления государственным сектором (современный вариант печально известной аренды с выкупом). При этом приводятся данные о превосходстве государственного сектора в целом над приватизированным по ряду показателей, таких, например, как прибыль. Но корректно ли такое сопоставление? Действительно ли это приватизация повредила экономике, или без нее было бы еще хуже? Аргументированный ответ на эти вопросы особенно важен сейчас, когда широкомасштабная распродажа государственного имущества становится едва ли не важнейшим источником пополнения госбюджета-2000 и спасения государства от угрозы банкротства.

Даже во многих развитых странах приватизация государственной собственности являлась сложнейшей проблемой. Что уж говорить об Украине и других республиках бывшего Союза, где до начала 90-х практически не существовало негосударственных предприятий. Это предопределяло не только будущую масштабность приватизации, но и необходимость создания рыночных структур, обеспечивающих прозрачность функционирования приватизированных предприятий, а также смену менталитета в пользу рыночной экономики и частной собственности. При этом социальная ориентация населения, взращенного на идеях равенства прав на собственность, стала главной на начальном этапе, а экономические проблемы и приоритеты предприятий отодвинулись на задний план.

Было абсолютно очевидно, что в таких условиях вопрос поиска эффективного собственника становится вторичным. Однако, по мнению экспертов, в соответствии с так называемой теоремой Коуза, несмотря на неэффективное начальное перераспределение собственности, вторичный рынок должен был бы в конце концов привести к концентрации производства в руках эффективных собственников. Но, к сожалению, этот вторичный рынок (имеются в виду прежде всего фондовые биржи) в Украине практически умер, не успев родиться. Не лучше обстоят дела с соблюдением социального равенства при разделе собственности: основная часть ее была бесплатно передана руководителям предприятий и членам трудовых коллективов, приватизация часто подменялась «прихватизацией». Отметим, что и масштабы разгосударствления оказались далеки от обещанных: по стоимости основных фондов полностью приватизированные предприятия не достигают и 20% всех основных фондов Украины.

Приватизация была призвана в первую очередь повысить эффективность предприятий за счет отделения их от государства, деполитизации. Однако власти продолжали позволять некоторым «стратегическим» производствам и целым так называемым базовым отраслям, которые составляют большую часть экономики, жить не по средствам за счет остальных. При этом самым негативным фактором стало вмешательство государства в процесс ценообразования на продукцию топливно- энергетического комплекса (ТЭК), сельского хозяйства, важнейшие транспортные услуги. Это создало неравные условия для предприятий разных отраслей и разных форм собственности: приоритет получили энерго- и капиталоемкие производства, принадлежащие в основном государству, но диктующие тупиковое направление развития экономики в стране, бедной на энергоресурсы. Зато трудоемким производствам, имеющим очевидные преимущества в условиях Украины, и при этом большей частью приватизированным, стало значительно сложнее выживать. В результате затормозилась структурная перестройка экономики и становление рыночных отношений. Этими же перекосами в основном и объясняется искусственно созданное превосходство государственного сектора, на которое так часто ссылаются противники приватизации.

Действительно, ожидать, что в таких условиях приватизация приведет к росту и структурной перестройке производства, повышению его рентабельности и прочее, было бы чересчур оптимистично. Однако, как ни странно, положительные изменения все же начались, хотя они оказались малозаметными на общем фоне продолжающегося экономического кризиса. Ряд зарубежных исследователей украинской экономики пытались выявить эти изменения путем сопоставления объемов производства до и после приватизации и обнаруживали, что основная часть приватизированных предприятий не увеличила, а даже сократила объемы производства, что неудивительно в условиях столь масштабного кризиса. В некоторых исследованиях, в том числе и выполненных в Минэкономики, анализировались показатели рентабельности предприятий разных форм собственности. Вывод тот же: государственные предприятия имеют не худшие, а иногда и лучшие показатели рентабельности. Что, впрочем, неудивительно, учитывая их отраслевую принадлежность.

Что же в таком случае может служить объективной оценкой более успешной работы предприятий? С нашей точки зрения, для этого следует сопоставить их балансы, ибо, как известно, нет ничего труднее, чем убедить бухгалтера, а бухгалтер верит лишь бухгалтерским балансам. Поэтому именно бухгалтерские балансы были выбраны для сравнения результативности работы предприятий разных форм собственности. При этом рассматривалась динамика показателей статей балансов за 1998 год.

К сожалению, существующая статистика не дает возможности провести четкое разграничение между разновидностями предприятий разных форм частной собственности. Она дает возможность лишь разграничить собственность негосударственную и государственную. При этом в выборке отсутствуют малые предприятия, которые имеют в основном лучшие показатели. В состав негосударственных вошли также корпоратизированные предприятия, которые, согласно ранее проведенным исследованиям, имеют значительно худшие результаты, чем приватизированные. Таким образом, выборка предприятий, отнесенных к негосударственному сектору, является ухудшенной по сравнению с собственно приватизированными, но главное, что это все же предприятия, которые, в отличие от государственных, живут по более рыночным законам, что должно находить отражение в финансовых результатах их деятельности.

Для проведения анализа более чем 9 тыс. предприятий были консолидированы по отраслям промышленности и регионам Украины. Из рассмотрения мы исключили объекты топливно- энергетического комплекса, где цены, по сути, устанавливаются государством, и поэтому рентабельность не отражает фактическую эффективность этих предприятий, тем более, что значительная часть дебиторской задолженности в действительности имеет не больше права именоваться активами, чем позапрошлогодний снег...

Для сопоставимости показателей работы разных отраслей и разных регионов показатели, отражающие годовую динамику статей балансов, были рассчитаны на 1 гривню реализованной продукции. Главным итогом анализа можно считать тот факт, что в рамках нашей выборки по всем статьям балансов средние арифметические показатели работы предприятий негосударственного сектора оказались лучше соответствующих показателей государственных предприятий. Если учесть, что эти различия должны быть статистически значимы и отвечать некоторым заранее заданным критериям, то круг таких показателей хотя и сужается, но все же охватывает большинство важнейших показателей, отражающих динамику статей балансов за год.

Возьмем, к примеру, прирост долгосрочных инвестиций. Они составили 2,1 копейки в расчете на гривню реализованной продукции на предприятиях негосударственного сектора и лишь 0,16 копейки — на госпредприятиях. Разница, как видим, почти пятнадцатикратная — и это при том, что государство тратит в пять раз больше средств в расчете на гривню реализованной продукции на целевое финансирование предприятий государственного сектора, чем на предприятия негосударственного сектора. Последним приходится рассчитывать в основном на себя. В связи с этим не случайным выглядит соотношение нераспределенной прибыли. Предприятия негосударственного сектора в значительно большей степени старались ее накопить: это соотношение выглядит как 0,1 коп. на 1 грн. реализованной продукции в государственном секторе и 0,8 коп. — в негосударственном. Накопление прибыли обеспечило возможность предприятиям негосударственного сектора получить в три раза больше банковских кредитов в расчете на гривню реализованной продукции.

Но особо показательна динамика статей балансов, отражающих дебиторскую и кредиторскую задолженность. Из них видно, что предприятия негосударственного сектора куда более скрупулезно относятся к выбору партнеров по бизнесу: просроченная дебиторская задолженность перед ними в семь раз меньше в расчете на гривню реализованной продукции, чем у предприятий государственного сектора. Результатом этого являются значительно лучшие показатели расчетов по налогам, с бюджетом и по внебюджетным платежам. Например, кредиторская задолженность по налоговым расчетам на предприятиях негосударственного сектора составила лишь 0,004 коп. на гривню реализованной продукции, а на предприятиях государственного сектора — 0,8 коп. Разница в 200 раз! Задолженность перед бюджетом и по внебюджетным платежам на предприятиях государственного сектора в 1,7 раза превышает долги негосударственных предприятий в расчете на гривню реализованной продукции. Эти соотношения должны вдохновлять все структуры государственной власти на продолжение и углубление процессов приватизации, поскольку даже в нашей далеко не рыночной экономике каждая гривня продукции, реализованной государственными предприятиями, оборачивается значительно большими долгами в сравнении с той, которая реализуется негосударственными.

Показатели баланса прекрасно отражают принципиально разную стратегию предприятий в отношении реализации готовой продукции. На предприятиях негосударственной формы собственности рост запасов готовой продукции на складах был ничтожным и составил лишь 0,08 коп. на гривню реализованной продукции. На предприятиях государственного сектора он был в 15 раз большим. Это говорит о том, что предприятия негосударственного сектора во главу угла ставят проблемы скорости оборота капитала, что абсолютно правильно в условиях экономического кризиса.

Каким образом они достигают этого? Таких путей, по сути, два: более низкие цены и изменение номенклатуры продукции. По всей видимости, используются оба. В этом убеждают нас показатели рентабельности продукции, которые зачастую выше на государственных предприятиях. Но, к сожалению, это не означает автоматического получения прибыли этими предприятиями, более того, это не означает даже оплаты продукции вообще. Как показывают результаты балансов, именно с государственными предприятиями потребители хуже рассчитываются, а потому эти прибыли чаще являются виртуальными и существуют лишь на бумаге.

Есть основания полагать, что переход к рыночным отношениям все в большей степени заставляет предприятия менять номенклатуру продукции. Особо показательны в этом отношении предприятия деревообрабатывающей промышленности, в которых существенно возросла доля продукции с высокой добавленной стоимостью: картона, клееной фанеры, что связано с ростом спроса на упаковочную тару и ростом производства в мебельной промышленности, при этом сократилась сырьевая составляющая отрасли — первичная обработка древесины, что говорит о положительных структурных сдвигах в деревообрабатывающей отрасли. Есть и ряд других примеров, и хотя их не много, но все же за последние пару лет они стали заметными.

Таким образом, нет оснований полагать, что приватизация не дала результатов или привела к углублению кризиса. Наш главный вывод состоит в обратном: без приватизации было бы еще хуже. Однако не надо забывать, что переход к рыночным отношениям неизбежно ведет к изменению структуры экономики. Для Украины, бедной на энергоресурсы, это непременно будет означать сворачивание энергоемких производств, чему надо радоваться, а не огорчаться, поскольку энергоемкие производства повисли тяжким бременем на шее всего государства.

Сейчас, когда возник шанс дать новый толчок приватизации, необходимо избежать прошлых ошибок и не наплодить новых. Как известно, в развитых странах целью приватизации часто был поиск эффективного собственника на самых первых стадиях изменения формы собственности, и это увеличило результативность разгосударствления. Но в любом случае механизмы фондового рынка работали достаточно эффективно, и в потенциальных успешных собственниках, способных принести на предприятие прогрессивную корпоративную культуру, недостатка не было. Кроме того, приватизация происходила в условиях сформированных правил игры, что особенно важно в отношении естественных монополий.

В этой связи особое внимание следует обратить на приватизацию предприятий топливно- энергетического комплекса, способных благодаря своему монопольному положению как эксплуатировать, так и дотировать практически всю остальную экономику. Если такую приватизацию проводить без предварительной отработки механизмов работы соответствующих рынков, общество пострадает как минимум дважды. Первый раз — когда потенциальные покупатели в обстановке правовой неопределенности заплатят за потенциально привлекательные объекты во много раз меньше, чем если бы они могли быть уверены в своем будущем. Второй — когда новые хозяева начнут при помощи своего монопольного положения собирать дань со всей остальной экономики и уже никому не позволят эту дань ограничить. Таким образом, опасно значительная часть экономики страны может попасть в руки одной или нескольких финансовых групп, и тогда дальнейшая ее судьба будет зависеть от мудрости владельцев монополий. Если же они, не дай Бог, окажутся чересчур жадными, недостаточно дальновидными, или же им просто не хватит умения распорядиться своей властью, то последствия могут быть весьма печальными.

Чтобы предотвратить такое развитие событий, этот этап приватизации нужно обязательно предварить демонополизацией, а там, где это невозможно — принятием четких и стабильных регуляторных решений, призванных защитить интересы всех сторон или хотя бы сделать их поведение предсказуемым. Здесь как нигде необходим действенный общественный контроль со стороны демократических институтов, который, как легко представить себе, будет вызывать упорное сопротивление заинтересованных групп. Не боясь ошибиться, можно прогнозировать обострение политической борьбы вокруг конкретных объектов и приватизации вообще — борьбы, в которой еще не раз будут звучать аргументы о тщетности и даже вреде приватизации как таковой. Однако мы надеемся, что приведенные выше результаты количественного исследования послужат достаточно наглядным опровержением.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно