БЕГ ПО КРУГУ,

2 августа, 1996, 00:00 Распечатать Выпуск №31, 2 августа-9 августа

или Снова о количестве денег и качестве экономики «Всего один мотив доносит с корабля...» (В.Высоцк...

или Снова о количестве денег и качестве экономики

«Всего один мотив

доносит с корабля...»

(В.Высоцкий)

Картина: в бюджете расходов много, доходов - мало, задолженность по зарплате растет, инфляция снижается, бастуют и голодают шахтеры - власти возлагают вину на местного губернатора, налогов никто не платит, приоритетным предприятиям и отраслям раздаются налоговые льготы, правительство добирается до «челноков» - хочет их обложить налогом, «челноки» - плачут и упираются... Если читатель решил, что ему опять рассказывают, как плохо в Украине, можем его успокоить: картинка из России. Но похоже. Правда, в России - выборы и война, и канун следующих выборов, и Россия как таковая. А у нас - что? Перманентная война - за доходы? Хронические выборы - пути?

При всей внешней схожести («Сличайте», - как говаривал Штирлиц охранникам) есть в двух картинках - украинской и российской - некоторые отличия. Например, тамошний министр экономики Евгений Ясин, озвучивая веление времени и Черномырдина, говорит, что «челноков» надо облагать, налоги надо взимать со всех и строго. При этом напуганные МВФом россияне не только зареклись ходить путем «пересмотра» макроэкономических, бюджетных показателей. Они на диво быстро «вычислили» 300 предприятий - крупных и злостных неплательщиков - для пополнения за их счет оскудевшего бюджета. Теперь у русских есть и «черный список», и, по оценкам экспертов, месяца 3-4 для сбора недоданной дани. Если эксперты не ошибаются... - но это их проблемы.

У нас проблемы несколько иные, то есть все те же. Наших министров к концу первого полугодия обычно посещает мысль о том, что финансовая стабилизация - «искусственная», прямо нехорошая какая-то. Дальше следует безупречный вывод: необходимо привести ее, стабилизацию, в естественный вид - даже ценой отказа от нее, пресловутой, вообще. Для приведения «искусственной стабилизации» в первобытное состояние - изыскать денег на «кредитование народного хозяйства». А уж кто и какое хозяйство будет кредитовать - решать с помощью борьбы. Хороших приоритетов с еще лучшими...

Веление времени

Время, как уже было сказано, - начало второго полугодия. Стабилизация, как и в прошлом году, у нас одна - финансовая. Она же - по разным оценкам: искусственная, коматозная, не соответствующая реальной ситуации. Она же: оптимальная, следующая тенденции, естественная. В общем, это - увы! - единственное достижение реформаторских усилий в Украине служит попеременно то предметом внешней гордости (в случае, если речь идет о добыче международных кредитов), то объектом внутренних нападок (если речь идет о том, кто и как будет контролировать финансовые потоки).

Одна из причин подобных разночтений - тривиальна. Поскольку стабильность - это прежде всего прогнозируемость, когда каждый участник экономической игры имеет возможность определить хотя бы теоретически, что он будет делать завтра. И чего ждать. Именно прогнозируемость, общность правил экономического существования, то есть стабилизация как раз и противоречит сложившимся в Украине обстоятельствам. В целом, вообще - речь тут не об отдельных участках и кусочках. У нас ждут в основном не каких-то нормальных рыночных колебаний, а ласки или неблагодарности властей, замещающих колесо рыночной Фортуны. И власти заинтересованы в стабильности и стабилизации ровно настолько, чтобы такое положение вещей длилось максимально долго.

Тут два слова необходимо сказать о способе и темпах, извините за выражение, приватизации. Извиняемся не потому, что слово плохое, а потому, что сколько можно... Но все-таки. Нелишне напомнить, что приватизация, как таковая, не имеет отношения к социальной справедливости, а имеет она самое прямое отношение к собственности. Так уж получилось, что в наиболее советских из всех постсоветских странах приватизация - в разные сроки и разными путями - привела к созданию «класса» номинальных обладателей ваучеров и сертификатов и «класса» реальных обладателей собственности - обладателей нелигитимных, почти нелегальных. Повторяем эту банальность только потому, что ее практические последствия имеют непосредственное отношение к нашей теме, а именно: почему финансовая стабилизация в исполнении Национального банка постоянно находится в, прошу прощения, нестабильном состоянии, подвергается постоянным попыткам пересмотреть, реформировать, деформировать, причем попытки эти предпринимаются представителями «народного хозяйства» во власти, кормильцами нашими - законодательными и исполнительными.

Вывод, о котором мы говорили выше, состоит в том, что при существующем распределении собственности доходы собственника - частные, а потери и долги - государственные. Посему первых не видно, а вторых очень много. Следовательно, на уровне легальной власти приходится изыскивать дополнительный источник покрытия расходов, и изыскивается он, традиционно, в изменении финансовой, денежно-кредитной политики. Тут и наступает время объявить стабилизацию, достигнутую НБУ (плохо ли, хорошо - другой вопрос), «искусственной» - для оправдания дальнейших манипуляций. Поскольку против «естественной» стабилизации не попрешь.

Некоторые предложения правительства: поскольку «заниженные показатели монетарной базы и чистых внутренних активов НБУ способствовали, наряду с другими причинами, созданию сложной ситуации с кредитованием народного хозяйства», эти самые показатели пересмотрим. Самое прелестное в этом образце властного стиля - это «наряду с другими причинами»: думается, существенную часть таких «причин» мы изложили выше.

Посему предлагается увеличить денежную базу на 8 триллионов карбованцев (что позволит «предоставить производственной сфере кредитных ресурсов дополнительно на 8 трлн. крб.». А чтобы стало совсем уж славно (экспортерам, в частности металлургам), девальвировать карбованец -- тысяч до 200 за один доллар. И еще некоторые меры, о которых пока - рано.

Итак, правительство (власть) предпринимает очередную попытку вмешательства в финансовую политику. О том, что такая попытка закономерна, мы уже говорили. А вот насколько она законна?

Политика в законе

Насчет законодательной стороны вопроса: кто проводит финансовую, кредитно-денежную политику и кто за нее отвечает, показания свидетелей противоречивы. На одном и том же «круглом столе» в представительстве Всемирного банка глава НБУ Виктор Ющенко и председатель комиссии ВС по вопросам финансов Виктор Суслов по этому поводу утверждали: первый - что денежно-кредитная политика НБУ принята ВС, как положено, к сведению и теперь для ее исполнения центральный банк должен обладать определенной независимостью от «кабинетных» влияний. Второй же (Виктор Суслов) настаивал на некоем обязательном «согласовании и одобрении» политики НБУ с Кабинетом министров.

Принципиально (или, если хотите, формально) против подобных «согласований и одобрений» есть несколько аргументов. Например, тот, что правительство определило свои цели в некоторых основополагающих документах, в Меморандуме с МВФ, в согласии с провозглашенным курсом Президента, и политика НБУ является неким инструментом для достижения поставленных целей. Если правительство и Президент собираются отказаться от декларированных ими принципов - ну, тогда конечно, тогда и денежно-кредитную политику необходимо менять. Но ничего подобного ни представители правительства, ни Президент не заявляли - наоборот, «верность курсу» неоднократно, даже несколько навязчиво, подтверждалась везде и всюду.

Из общих соображений ясно, что ни Кабмин, ни Верховный Совет не в состоянии проводить сколько-нибудь последовательную финансовую политику хотя бы потому, что слишком многие «группы интересов» - причем интересов именно в области финансов - представлены и в КМ, и в ВС. Поэтому наиболее оправданным представляется способ взаимодействия НБУ и правительства, о котором говорил Виктор Ющенко: через государственные ценные бумаги правительство, а не Нацбанк определяет доходность ОГВЗ, объемы и сроки их эмиссии. С другой стороны, ситуация на рынке правительственных ценных бумаг серьезно влияет на состояние других рынков - уже из парафии НБУ - валютного и кредитного. Такое себе динамическое равновесие. Или отсутствие оного...

Дискуссия, доходящая до полного взаимонепонимания, вокруг политики НБУ по сути состоит из трех вопросов: как должно управляться с национальными деньгами вообще, с бюджетными средствами и как должна выглядеть система управления собственно Национальным банком. Сторонники «согласования и одобрения» правительством политики НБУ ссылаются обычно на опыт Германии, где центральный банк правительству подчинен. Так вот, на уже упоминавшемся «круглом столе» внимательно слушавший аргументацию Виктора Суслова представитель МВФ коротко заметил, что главный банк Германии и в самом деле согласует свои действия с правительством. В том, и только в том, случае, если политика правительства не противоречит политике центрального банка. То есть если политика правительства не подрывает здоровья национальной денежной единицы. А не принять ли нам и в самом деле немецкую модель?..

Может быть, тогда правительство, пекущееся о кредитовании «народного хозяйства», предпримет что-нибудь более полезное, чем переписка с НБУ под лозунгом «больше денег». Например, создаст условия для легитимизации и легализации частной собственности, поскольку даже в Германии основные инвестиции в производство идут именно из частных сбережений, а не выкачиваются из госфинансов. Глядишь, через год-два и позабыл бы Кабмин, что оно такое - «народное хозяйство» и зачем его нужно кредитовать, а все высвободившиеся в результате силы отдал своевременному и четкому исполнению государственного бюджета - своей прямой политической обязанности.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно