БЕДНЫЕ ЛЮДИ В ГЕРМАНИИ

21 января, 2000, 00:00 Распечатать

Во времена «нашего» социализма в печати если уж речь шла об «их» капиталистическом образе жизни, ...

Во времена «нашего» социализма в печати если уж речь шла об «их» капиталистическом образе жизни, то почти непременным атрибутом, иллюстрировавшим бедность, были снимки бездомных, спящих в картонных ящиках где-нибудь под мостами или перед витринами дорогих магазинов. Теперь нашего читателя такими картинами не удивишь: он и похлеще видит, только уже не на газетных страницах. У нас понятно: мы день ото дня нищаем. Но ведь «они», как сами утверждают, богатеют! Поэтому я, прожив чуть больше года в Германии, все не перестаю удивляться, каким образом в этой стране, с ее мощной системой социальной защиты люди опускаются на «дно»?

На улицах немецких городов не так уж редко встретишь бездомных, спящих если не в картонках, то в довольно добротных спальных мешках. Иногда они, что называется, без надрыва, просят у прохожих несколько пфеннигов. Сограждане брезгливо морщатся, но подают — попрошайки такие безобидные и несчастные, что рука невольно тянется к кошельку...

Я решила выяснить, как в благополучной стране, где, по результатам одного из социологических исследований, «полная бедность в смысле незастрахованного выживания почти не встречается», можно докатиться до ручки? И входят ли тысячи бездомных, о которых пишут газеты, в определенное социологами количество «почти»? А ведь это только те, кого я встречаю на улицах. Но далеко не каждый пойдет на улицу. Кто же они, бедные люди в богатой Германии?

В лодке под парусами

Я спрашивала у людей разного возраста и различного социального положения:

— Можно ли в Германии умереть от голода или заболеть от недоедания?

На меня таращили глаза, но отвечали одинаково:

— Нет. Конечно, нет.

— А бедные люди в Германии есть?

Ответы, по сути, сводились к одному:

— Смотря сколько денег человеку нужно для полного счастья...

И только работник социального ведомства франкфуртского бургомистрата попытался убедить меня в том, что уровень благосостояния населения в Германии — один из самых высоких в мире и первый в Европе.

— Германия, — почти что цитатой из сборника Deutschland горячо объяснял он, — является демократическим и социальным государством. Важные принципы, на которых оно базируется, — солидарность и личная ответственность. Для их реализации разработан целый ряд социальных законов, которые предусматривают систему обеспечения в случае болезни, утраты кормильца, необходимости ухода, при несчастном случае, наступлении старости, на частичную оплату жилья или по безработице. Они предусматривают и другие варианты, когда человек волею судьбы или по собственной глупости остается без заработка и денег. Средств, предоставляемых государством в таких случаях, достаточно, чтобы достойно жить. Возможно, «мерседес» на них не приобретешь, но в десятидневный отпуск на морское побережье раз в году съездить вполне реально...

И это чистая правда. Но это когда ты, как говорится, в лодке и под всеми парусами. А если попадаешь в какой-то жизненный переплет, когда не можешь повлиять на ход событий? Каким-то образом очутились же на улице бездомные: только в Берлине их зарегистрировано около 12 тысяч. А сколько незарегистрированных? Эти вопросы-рассуждения я и изложила своему собеседнику. Он на мгновение задумался:

— Да, действительно. Но все-таки, чтобы оказаться в Германии на улице и без средств к существованию, нужно уж очень постараться. Ведь все граждане, попавшие в затруднительную или экстремальную ситуацию, в том числе и бездомные, получают социальную помощь...

В коалиционном договоре пришедших к власти в 1998 году социал-демократов и «зеленых» указано, что «борьба с бедностью — главный вопрос политики нового правительства». Значит, бедность в Германии все-таки есть? Правда, министр по социальным вопросам Вальтер Ристер в одном из выступлений на эту тему хоть и заявил, что одна из главных его задач состоит в том, чтобы сделать социальную страну устойчивой против бедности, однако заметил, что для этого нужно еще провести специальные исследования. Ибо существует такой вид бедности, который «сразу и не распознать»...

Следует заметить, что те, кому надлежало это сделать, рьяно взялись за дело. Ученые Немецкого общества по вопросам общественного и частного обеспечения провели ряд исследований. В этой связи небезынтересными покажутся их определения понятий. Они пришли к выводу, что «полная бедность» в смысле незастрахованного выживания в Германии почти не встречается. Понятие «субъективная бедность», как определение, было ими вообще отклонено. Исследователи утверждают, что в стране можно говорить лишь об «относительной бедности»: здесь относительно бедны 10 процентов населения. Другие исследователи, например Общество благосостояния, считают, что все больше немцев живут в нужде и что социальная политика должна быть направлена на существенное увеличение социальной помощи. Кстати, закон о социальной помощи гласит, что ее задача состоит в том, чтобы помочь получателю вести образ жизни, достойный человека. Правда, он оговаривает, что и каждый человек должен приложить к этому все усилия...

Как свидетельствуют данные еще одного немецкого института — экономических исследований, общий доход получателей социальной помощи и доходы населения, финансируемые из бюджета, уже сравнялись в сумме. Ученые слегка озадачены: кажется, граждане потихоньку начинают «забывать» один из принципов социальной политики — личной ответственности каждого за собственную жизнь. Об этом ярко свидетельствует факт, ставший недавно предметом ожесточенных споров: в восточных землях почти 80 тысяч человек чуть ли не в одночасье превратились в бездомных. Причина — задолженность по арендной квартирной плате.

Но это то, что лежит на поверхности. На самом деле квартиросъемщики давно потеряли работу и получают либо пособие по безработице, которого в общем-то хватает для того, чтобы оплатить жилье и коммунальные услуги, либо социальную помощь, когда платить надо только за электроэнергию и пользование телефоном. Естественно, в таком случае нужно отказаться от каких-то других благ. А поскольку многие восточные немцы еще не совсем избавились от мысли, что государство возьмет на себя их заботы в любом случае, то и за аренду квартир не платили вообще. А тут подоспела приватизация жилищного фонда, жилье перешло в частные руки. Вместе с собственностью новые хозяева получили и жильцов с огромной задолженностью за квартиры. В Германии в таких случаях проблем нет: не платишь — освободи занимаемую площадь. И никакие справки о том, что твое предприятие больше не существует или фирма обанкротилась, увы, не помогут. Надежда на то, что новые собственники «спишут» долги, не оправдалась: они предпочли настроить ночлежек для бездомных, чем канителиться со старыми жильцами (а ведь некоторые из тех прожили в квартирах всю жизнь).

Шум поднял Союз помощи бездомным, организовав мощные демонстрации протеста. Однако оказалось, что нарушений закона о государственной социальной помощи в данном случае нет, поскольку он не определяет бездомность как социальную проблему. Факт отсутствия жилья в Германии считают личной проблемой граждан.

Союзу не оставалось ничего другого, как обратиться к бундестагу — с требованием пересмотреть действующее законодательство, которое не предусмотрело такого поворота. Однако это процесс длительный.

Социальная помощь равна... Бедности?

Исторический парадокс: немцы вообще-то считали, что по мере роста благосостояния нужда будет уменьшаться. На самом деле она увеличивается. Выплаты социальной помощи растут куда быстрее, чем экономические показатели. В прошлом году около 1,3 миллиона семей получили примерно 52 миллиарда марок. Безработный глава семьи получает до 600 марок в месяц, неработающая женщина чуть больше 400, ребенок до наступления совершеннолетия — также до 400 марок. Для детей предусмотрены еще и так называемые «детские» деньги — 230 марок ежемесячно. Кроме этого, получателям социальной помощи два раза в году предоставляются деньги на одежду — от 300 до 600 марок. Расходы на социальную помощь постоянно растут. Ведь, несмотря на усилия правительства, в Германии хоть и снижается рост безработицы, однако количество потерявших работу составляет около 4 миллионов человек. Самое печальное, что в эту категорию попадают в основном люди в возрасте от 26 до 45 лет. Они и являются основными получателями социальной помощи.

Тот, кто потерял работу, регистрируется на бирже труда и ждет предложений. Первые два-три года пособие по безработице составляет 60—80 процентов заработной платы. Если, скажем, заработная плата у временно не работающего составляла 3—3,5 тысячи марок, то на руки он получит около 2 тысяч марок. И хотя после оплаты всех страховок, жилья и коммунальных услуг остается совсем немного, т.к. эти выплаты «съедают» 70—80 процентов всех доходов, все равно немцы стараются не переходить на «социал», что для них означает потерю престижа, практически путь на дно.

Социальная помощь для «чистого» немца — крах надежд. Она унижает его достоинство, ущемляет самолюбие. Он до последнего пытается найти работу. Но если фортуна отворачивается, то некоторые из них охотнее идут просить милостыню и ночевать в спальных мешках на тротуарах, чем пополнять казенные дома для бездомных или престарелых. Бомж в Германии — категория чаще идейная, чем социальная. Государство не отказывается брать таких людей на попечение. Они же во многих случаях отказывают государству в заботе о себе. Конечно, есть и другие, кто после трех лет безуспешных поисков работы все же вынужден перейти на «социал» — семью кормить-то нужно...

Если для немцев этот шаг — последняя черта, то для иностранцев, выходцев из бедных стран — предел мечтаний, во всяком случае в первое время. Парадокс: Германия недолюбливает иностранцев, но в помощи не отказывает никому, кто, разумеется, имеет на то веские причины. Поэтому она остается самой привлекательной страной для возрастающего потока беженцев, иммигрантов и переселенцев. Практически каждый третий получатель социальной помощи — иностранец. Социологи в чем-то правы, утверждая, что увеличение социальной помощи — это не столько показатель бедности в Германии, сколько признак нужды в других странах.

Я знакома с немалым количеством людей, уехавших и из Украины, и из других постсоветских республик и глухо сидящих на «социале» в 500—600 марок. Хотя для жизни в Германии это действительно минимум, никто не жалуется. Более того — удивительно, но никто из них не испытывает и чувства неловкости, что за неведомо какие «мучения» на родине они берут эти деньги из общего немецкого котла. Они самым непонятным образом умудряются тратить на пропитание не предусмотренные социальной помощью 400 марок на человека в месяц, а вдвое меньше, покупая, например, продукты в самых дешевых магазинах и такие, у которых срок годности истекает уже сегодня. Или едут в близлежащие поселки, чтобы закупить пропитание у бауэров. Они обставляют свои квартиры выброшенной более богатыми согражданами мебелью. Они проявляют чудеса изобретательности, экономя на электричестве и доводя использование киловатт до немыслимого минимума.

Более того, некоторые из них каким-то немыслимым образом умудряются на социальные деньги приобрести даже автомобили, и часто довольно дорогие. Но самое невероятное, что им удается этот факт скрыть от социального ведомства, ведь покупка такой роскоши не то что запрещена, — просто по немецким расчетам социальных денег должно хватать только на еду и мелкие бытовые траты. Доказывать, что ты на еде сэкономил ради покупки автомобиля, опасно: получается, что ты... украл у самого себя. Ну а воровать, само собой понятно, нельзя. Чаще всего экономному грозит значительное уменьшение социальной помощи. Правда, я в такую экономию тоже не верю. Да и секрета особого тут нет: большинство «социальщиков» работает нелегально — «по-черному», хоть и выполняя самую грязную работу, но зарабатывая и на автомобиль, и на хорошую бытовую технику, и на прочие удовольствия. Делать это не безопасно. Во-первых, если ты на «социале», то работать запрещено. А во-вторых, соседу — что в Германии, что в Украине — «видно все». Иным, а чаще всего своим же, донести на такого зарабатывающего, доставляет порой большое удовольствие...

Многие из молодых и трудоспособных немцев, получающих социальную помощь, тоже, бывает, не спешат устраиваться на работу. Скажем, семья, имеющая троих детей, в которой не работают ни отец, ни мать, получает в месяц 3400 марок. А ведь неизвестно, смог бы глава семьи, принести эти деньги в дом работая. Ведь месячная зарплата, например, водителя грузовика или автобуса, грузчика, официанта, парикмахера составляет примерно 2500—3200 марок. Неудивительно, что многие из безработных «не могут» найти работу.

Еще одна категория немецких бедных — молодые трудоспособные женщины, составляющие среди получателей социальной помощи 65 процентов. В основном это матери-одиночки или оставленные мужьями жены, самостоятельно воспитывающие детей — помощь получает каждая третья. Устроиться на работу таким женщинам крайне трудно. Ведь действующее законодательство запрещает оставлять без присмотра малолетних. Поэтому матери могут работать лишь во время нахождения их детей в детских садах, которые в Германии работают с 7 утра до 12 дня, или в школах.

В категорию получателей социальной помощи попадают и неработающие женщины, от которых ушли их благоверные. Нередки случаи, когда после развода бывшие мужья либо спешат исчезнуть, либо стараются каким-то образом устроиться на фиктивную зарплату в 1000 марок, чтобы не платить за содержание домохозяек. В таком случае государство вовсе не обязано оказывать социальную помощь, а социальные ведомства предпочитают годами разыскивать алиментщиков, но не брать на себя заботу об оставшихся без средств к существованию.

Недавно газеты сообщили о совершенно ужасном случае. Брошенная мужем неработающая женщина не смогла оплачивать квартиру. Социальное ведомство предложило ей до решения вопроса переселиться в приют для бездомных. Ничем особенно страшным он не отличается — небольшие двух- трехкомнатные квартиры. Правда, к его обитателям у общества отношение особое. Нет, пальцем никто не показывает, но признаться, что ты обитаешь «на дне», не у каждого хватает мужества. Женщина предпочла выброситься из окна вместе с тремя малолетними детьми. Крах надежд оказался страшнее...

За бортом

Оказаться на грани катастрофы можно по разным причинам, но самые распространенные — безработица, алкоголизм, наркомания, разводы. Кстати, раньше считалось, что бездомность — «привилегия» мужчин. Однако среди тех, кто не имеет в Германии крыши над головой, насчитывается 30 процентов женщин.

Выбрасывают людей на улицу и непредвиденные обстоятельства. Например, взял в банке кредит, открыл свое дело, а фирма обанкротилась. Или потерял работу. Или уехал на пару месяцев в отпуск, а квартиру оплатить забыл. Никто не будет выяснять, куда ты пропал — просто выбросят твои вещи на улицу. И если человек жил от зарплаты до зарплаты, не имея сбережений, что не такая уж и редкость, то это влечет за собой тяжкие последствия. Кто-то сопротивляется этим обстоятельствам, а у кого-то не хватает характера. Вот и превращается человек со временем в развалину, прикрытую грудой тряпья.

Есть, конечно, особая категория бродяг с явно нарушенной психикой. Они отказываются от жилья, которое так или иначе нужно оплачивать, поддерживать в нем порядок. Живут, где придется, три раза в день кормятся в пунктах по оказанию помощи бездомным, два раза в месяц могут сменить одежду в специальных пунктах Красного Креста. Правда, свои 500—600 марок социальной помощи получают исправно. Хуже всех приходится бездомным, которые живут в Германии нелегально. Эти и нищенствуют, и попрошайничают, ведь на спасительную социальную помощь они, естественно, права не имеют.

Но все они — живые люди! Заботу о таких гражданах, всех без исключения — своих и чужих — взяли на себя не только немецкий Красный Крест, но и различные общественные организации. Особенно активизируется их работа зимой. Явление обычное в немецких городах — пункты экстренной помощи для бездомных, помещения, где можно согреться, суповые кухни, различные консультации. А в местах массового скопления бездомных, особенно на вокзалах, открыты пункты, где можно помыться, получить медицинскую помощь. Практически во всех крупных городах на вокзалах для бездомных работают зубоврачебные кабинеты. Только в Берлине, например, услугами такого кабинета в прошлом году воспользовались 22 тысячи бездомных.

Во Франкфурте-на-Майне пять лет тому назад образована общественная организация «Франкфуртский стол» (ФС). Теперь такие «столы» работают уже в 30 городах. Главная задача этой организации — накормить бездомных и нуждающихся. Во Франкфурте зарегистрировано 4 тысячи бездомных, которые часто голодают. А между тем в городе выбрасывается около 20 процентов продуктов питания. Конечно, чтобы вовлечь в это движение как можно больше участников, понадобились большая разъяснительная и рекламная кампания, помощь спонсоров. Они нашлись, ведь для таких предприятий существует ряд льгот в налогообложении. «Франкфуртский стол» открыл в городе несколько пунктов, где в определенное время голодные люди могут поесть.

Теперь студенты, проводящие вечеринки, знают, куда везти оставшуюся еду. В пункты ФС доставляют не проданные за день булочки и хлеб городские магазины. Туда же свозят готовые к употреблению продукты — выпечку, не реализованную во время футбольных матчей, концертов, выставок, ведь вчерашние изделия уже никто не купит. Так же поступают многие кафе и рестораны, овощные лавки, предприятия питания и просто жители города, которые могут поделиться едой. А работники ФС распределяют ее по приютам для бездомных, детским домам, ночлежкам, консультациям для наркоманов и больных СПИДом.

Прошлая зима во многих городах Германии была очень трудной для людей, оказавшихся без крыши над головой: несколько бездомных замерзло. Теперь Красный Крест подготовился к холодам более тщательно: открыты дополнительные приемники, пункты экстренной помощи, а на улицах установлены суповые кухни, где голодный может согреться и горячей пищей тоже. В пунктах помощи можно получить теплую одежду и обувь. В газетах появились объявления с просьбой к населению — оказать посильную помощь бездомным теплой одеждой, медикаментами, перевязочными материалами. Открыты также счета, куда можно перевести денежные средства. Граждане довольно активно принимают участие в этой акции.

Ну а я, исходя из наблюдений, полученных от проживания в этой стране, а еще более — в собственной, без преувеличения скажу — самой лучшей из стран, затрудняюсь ответить на вопрос: «Есть в Германии бедность или нет?»

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №28, 21 июля-10 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно