БЕДНОСТЬ, ОБНИЩАНИЕ, ОДИЧАНИE?!

17 октября, 2003, 00:00 Распечатать

Бедность — не порок, повторяли многие поколения наших людей в XX веке. Но при этом нам как-то недосу...

Бедность — не порок, повторяли многие поколения наших людей в XX веке. Но при этом нам как-то недосуг было вспомнить, что эта нехитрая мудрость — лишь часть старинной русской поговорки, которая, если верить Владимиру Далю, полностью звучит так: бедность не порок, а несчастье.

Бедность и беда — слова не только однокоренные, но и стоящие в одном синонимическом ряду. А победа — это время после беды, и оно в Украине, к сожалению, не наступило. Более того, проводимая нашими правительствами на протяжении двенадцати последних лет экономическая политика — это волей-неволей навязываемая обществу философия нищеты, внедрение в общественное сознание мысли: для того чтобы государство стало богатым, оно непременно должно сначала стать нищим. С подобным положением согласиться невозможно. Моему государству нужна победа, а чтобы дожить до нее, государство обязано разработать стратегию и тактику ее достижения.

Существуют два основных подхода к определению черты бедности. Абсолютный основан на определении минимальных физиологических потребностей человека — в воде, пище, одежде и жилье. Относительный же подход, напротив, дифференцирует бедность по отношению к общепринятым стандартам жизни в определённом обществе в определённое время и включает в себя не только основные физиологические потребности, но и качество товаров народного потребления, общественные ресурсы, социальные отношения, культуру, безопасность, доступ к общественным услугам, активам, занятость и даже состояние окружающей среды. Имеющаяся на сей счёт дефиниция трактует бедность как «состояние, при котором основные потребности индивида или семьи превышают имеющиеся средства для их удовлетворения».

В нашем же государстве бедность измеряется не по стандартам, выработанным мировым сообществом, а по чисто конъюнктурным соображениям власти, напрочь забывшей, что бедность положения неразрывно ассоциируется с бедностью возможностей. А бедность возможностей не даёт человеку жить здоровой полноценной жизнью, думать о себе и своей стране. Как правило, все его мысли и действия направлены на одно — выживание.

Как бы подтверждая сказанное, официальная статистика фиксирует нехватку доходов населения на обеспечение первоочередных потребностей. Так, по итогам 2002 года доходов на покрытие расходов на продукты питания не хватало работникам промышленности — 63,6%, сельского хозяйства — 63,4; непроизводственной сферы — 68,1; сферы услуг — 62,3%.

Доходов на оплату жилья не хватало по тем же категориям соответственно: 68,9; 62,1; 69; 65,7%.

Доходов на оплату медицинского обслуживания — соответственно: 84; 83,9; 83,5; 79,1%.

Доходов на приобретение одежды не хватало тем же категориям работающих: 84,9; 84,2; 88,5; 81%.

Печальный ряд цифр можно было бы продолжить, но я хочу подчеркнуть, что это данные по работающему населению, а если взять безработных, пенсионеров, студентов…

По данным статистики и социологических исследований, в настоящее время бедные и нищие составляют 70% (!) населения. Поэтому возникают резонные и отнюдь не риторические вопросы: почему подавляющее большинство граждан нашего государства, на территории которого сосредоточено более 5% мировых запасов полезных ископаемых, обладающего уникальными земельными ресурсами, имеющего благоприятный климат, выгодное во всех отношениях географическое положение и т.д., живут ниже общемирового уровня бедности? Почему определение проблем бедности и их решение — первостепенные постоянно действующие функции любого демократического государства, но не моего?

В попытках найти ответы на поставленные «почему» приходишь к выводу, что в Украине, где, как иногда начинает казаться, если и существует какой-то порядок, то исключительно алфавитный, а если и выполняются какие-то законы, то только Джоуля-Ленца, Ома, Архимеда и, может быть, еще «правило буравчика», в новом тысячелетии родилась одна важная знаковая традиция. Вступая на пост главы правительства или идя в Верховную Раду на утверждение, кандидаты высказывают горячее желание бороться с бедностью народа. Помню, как в мае 2001 года кандидат в премьер-министры Анатолий Кинах заявлял, что основным приоритетом его деятельности среди прочего «будет борьба с бедностью», что «необходимо отойти от дискуссий о жизненном уровне в Украине, а объединять усилия и постепенно, параллельно с повышением эффективности экономики решать этот очень важный социальный вопрос».

В ноябре 2002 года кандидат в премьер-министры Виктор Янукович основным приоритетом деятельности нового правительства назвал «борьбу с бедностью в Украине» и заявил, что бороться можно путем усиления социальной защиты, в частности повышения пенсий, а также снижением налогов для среднего и малого бизнеса. При этом он подчеркнул: «Окончательно побороть бедность можно увеличением среднего класса. Нам нужно отказаться от страусиной политики и признать, что общество разделено на бедных и богатых». Хорошие слова, справедливые.

Более того, в декабре все того же 2002 года указом Президента была утверждена Стратегия преодоления бедности. Правда, правительство не поспешило разрабатывать тактику осуществления указанной Стратегии, ибо только спустя четыре месяца утвердило комплексную программу обеспечения её реализации. В ней проблема преодоления бедности решалась только через повышение уровня доходов населения. А это лишний раз доказывало, что понимание разработчиками программы проблемы бедности является одномерным, одноплоскостным. Такой подход отражал лишь часть (пусть и очень важную) причин бедности: уменьшение уровня занятости, рост уровня безработицы, низкий уровень оплаты труда и пенсионного обеспечения, значительную задолженность по ним. Однако не увязывал бедность с семьей и с её составом, с селом и городом, с образованием и культурой, с полом, со здоровьем, с медицинским обслуживанием, с человеческим капиталом, с демографическими показателями и т.п. Убежден, что установление одного критерия бедности граждан — ошибочный путь определения существа проблемы и мер борьбы с этим злом.

К сожалению, непонимание сущности происходящих социально-экономических процессов стало визитной карточкой многих украинских правительств.

Скажем, нехватку бюджетных средств руководство страны решило заменить системой предоставления льгот и субсидий. Разнообразными льготами и дотациями на жилищно-коммунальные услуги, электроэнергию, транспорт, услуги связи и др., закрепленными почти в 50 нормативных документах, пользуются как отдельные граждане, так и целые ведомства. Это привело к тому, что расходы на предоставление льгот по всем действующим законам в настоящее время в три раза (!) превышают выделяемые в государственном бюджете суммы на эти цели. А значит, в связи с крайне недостаточными доходами бюджета большинство законов в части предоставления льгот выполняться просто не могут либо выполняются символически: среднемесячная выплата по беременности — 91,2 грн., помощь на детей в возрасте до 16 лет (учащимся — до 18 лет) — 12,4, помощь одиноким матерям на детей в возрасте от 6 до 18 лет — 38,4 грн. и т.д.

Добавлю, что подобного рода документы — всего лишь временное социальное маневрирование, направленное не на решение, а на сглаживание остроты социальных проблем и неравенства.

Первый этап Комплексной программы по борьбе с бедностью, рассчитанный на 2001—2002 годы, в основном выполнен не был, а мероприятия на последующие 2003 и 2004 годы и вовсе не утверждены. Более того, новое правительство уже и не вспоминает ни о Стратегии, ни о Программе, да и о бедности в стране бедных стыдливо старается не говорить. Вместо этого в средствах массовой информации ежеквартально звучат бодрые и обнадеживающие данные о росте реальной заработной платы. По данным Госкомстата, в 2001 году он составил 19,3%, в 2002-м — 18,2, за первое полугодие 2003 года — 3%. Впору праздновать победу. Однако количество бедных в стране не уменьшилось, оно растет.

Среднемесячная цена рабочей силы в долларовом эквиваленте в Украине достигла в 2001 году лишь 57,9 долл. США, в 2002 году — 70,6, за первое полугодие 2003 года — 79,5 долл. США. То есть среднемесячная величина заработной платы в Украине находится ниже черты абсолютной бедности (4 долл. США на человека в день). При этом Украина по уровню зарплаты попадает в категорию стран, которые считаются бедными и развивающимися, а также безнадежно отстают от стандартов Европы.

В Законе о прожиточном минимуме это понятие определялось как стоимость достаточного для обеспечения нормального функционирования организма человека и сохранения его здоровья набора продуктов питания, непродовольственных товаров и услуг, необходимых для удовлетворения основных физиологических, социальных и культурных потребностей личности. Однако в конечном счете вместо этого используется так называемая «минимальная потребительская корзина», которая отражает социально приемлемый минимум для общества, и оценивается она в 2003 году в 342 грн. В соответствии с законодательством Украины минимальная зарплата является социальной гарантией государства и не может быть ниже прожиточного минимума. Но мы пишем в законе одно, подразумеваем другое, а происходит невероятное, ибо какие потребности можно удовлетворить при минимальной месячной заработной плате в размере 185 грн.?

Решит ли проблему увеличение минимальной заработной платы с 1 декабря этого года до 237 грн.? Убежден — не решит, так как минимальная зарплата не является социальной гарантией — она выполняет функции технического норматива в налогообложении, взимании штрафов, определении суммы различных пособий.

Сегодня в среднем в Украине один работающий не может содержать даже одного неработающего члена семьи. Более того, наше государство породило феномен бедности, когда работающий становится еще беднее. Ведь израсходовав свои силы в процессе труда, он не может их восстановить из-за мизерно низкого возмещения стоимости своего труда. Что же касается пенсионеров, уровень жизни которых является лакмусовой бумажкой порядочности общества, то средний размер пенсии находился в Украине на начало 2002 года на уровне 36% от прожиточного минимума.

Если мои оппоненты станут утверждать, что подъема жизненного уровня населения страны не может видеть только слепой, пусть они ответят на вопросы, с которыми ежедневно сталкивается подавляющее большинство граждан моей страны. Почему за последние 10 лет уровень потребления мяса, молочных продуктов, фруктов снизился в два раза, сахара — на 20%, рыбы — в 1,6 раза, общая заболеваемость выросла на 10%, количество больных активной формой туберкулеза увеличилось на 34% (причем четверо из пяти больных — трудоспособного возраста), продолжительность жизни снизилась в среднем на три года, обеспеченность населения телевизорами сократилась в 5 раз, холодильниками — в 2,5 раза, часами — почти в 6 раз, стиральными машинами — вдвое, велосипедами и мотоциклами — в 15 раз и т.д.?

Не в этих ли цифрах и фактах — причины возникновения и распространения демографического кризиса в Украине?

Данные о депопуляции в Украине в период 1992—2002 гг. вызывают тревогу. На 1 июля 2003 года численность населения страны составила 47789,6 тыс. чел., причем за январь—июнь 2003 года она уменьшилась на 205,5 тыс. Умирает вдвое больше, чем рождается — коэффициент рождаемости в первом полугодии с.г. составил 8,2 на тысячу человек, а смертности — 16,9. Если нынешние тенденции сохранятся, население Украины, по моим оценкам, будет ежегодно уменьшаться примерно на 500 тыс. человек, следовательно, к середине нового столетия оно может сократиться до 23 млн.

Спрашивается, для кого тогда реформы и могут ли люди дальше жить в таких условиях? Не слишком ли высокой оказалась плата за процветание в Украине нескольких десятков очень богатых людей, которые, имея власть и большие финансовые ресурсы, под создавшуюся ситуацию подводят свою деньгорощенную философию обнищания людей? Подкармливаемые ими научные теоретики без устали утверждают, что капитализму всегда присуща жестокая борьба за выживание в духе социального дарвинизма. Однако на Западе эта борьба под влиянием движения трудящихся за гражданские и социальные права давно приняла цивилизованные формы и ведется в рамках определенных, отработанных и принятых обществом правовых и этических норм. В каждой стране имеется бедное и богатое население. Однако в каждой стране существует и слой зажиточного населения, то есть средний класс. Для Украины печальным фактом является его отсутствие, что необходимо отнести к серьезным просчетам проводимой социальной политики.

Замечу также, что в Западной Европе нет существенной разницы по уровню жизни между представителем среднего класса (который, к примеру, пару десятков лет работает на процветающем предприятии) и хозяином этого предприятия. У рабочего свой дом — и у его хозяина свой дом, ну, может, чуть получше да побольше. Хозяин ездит с водителем на «Мерседесе», а рабочий — за рулем нового «Фольксвагена». Хозяин ужинает в престижном ресторане, а рабочий получает те же блюда, но значительно дешевле в небольшой итальянской харчевне. Да и отпуск свой они проводят с семьями у одного и того же моря — разве что количество «звездочек» на их отелях разнится…

Увы, в нашем отечестве один социальный класс от другого отделяет «великая украинская стена», по сравнению с которой Великая китайская или недоброй памяти стена берлинская кажутся поставленными на ребро спичечными коробками. Пропасть между сегодняшним нашим супербогатым высшим и полунищим средним классом глубже Марианской впадины в Тихом океане.

Характерной особенностью ситуации является то, что из содержания в проводимой экономической политике выпал основной элемент, ее конечная цель — благо человека.

Знает ли об этом власть? Убежден, что знает, не может не знать, так же, как, стремясь в единую Европу, не может не знать о существовании Европейской социальной хартии, подписанной 41 государством. Но если ее положить в основу борьбы с бедностью и обнищанием населения моей страны, нельзя произвольно устанавливать нормы минимальной оплаты труда, произвольно определять прожиточный минимум и другие фундаментальные для уровня и образа жизни понятия. Гораздо проще все трудности объяснить отсутствием средств в государственном бюджете. При этом пять лет подряд накладывается табу на организацию независимого парламентского контроля за доходной частью государственного бюджета. Сложилась парадоксальная ситуация, когда практически никто системно не контролирует доходную часть государственного бюджета и официально создаются предпосылки для перекачки государственных финансов в частные структуры. А народ увещевают: делаем что можем, даже больше! Вы посмотрите на складные цифры статистики роста бюджетных ассигнований, вы посмотрите на наши программы!

О статистических данных и правильном их прочтении речь уже шла, как и о программах, но на одной, принятой Кабинетом министров в августе с.г., как о типичной по конечным результатам, необходимо остановиться.

Должно быть, велико влияние Государственной программы развития культуры на период до 2007 года, на которую предусматривается ни много ни мало — 470 млн. грн. государственных бюджетных средств и почти 300 млн. грн. средств местных бюджетов. Велико как по объемам выделяемых на ее реализацию финансовых ресурсов, так и по решению отдельных составляющих проблемы бедности.

Что дает одичавшему от бескультурья власти украинскому народу указанная госпрограмма? Она вроде бы о развитии культуры, а разговора об эстетическом воспитании нет. Как нет ответа на главный вопрос: каким же образом государство будет выводить нас из дебрей одичания? В программе отсутствуют необходимые меры по развитию культуры, в частности по созданию системы воспитания поколения людей, которое было бы способно приумножать ценности национальной культуры и гражданского общества, системы сохранения и обогащения украинских культурно-исторических традиций, а также истории и культуры всех народов и национальных меньшинств. Собственно, содержание документа сводится к консервации культуры в архивах и хранилищах, а это уже, извините, патология. Потому что «руководители культуры» знают, убежден в этом, что во многих населенных пунктах давным-давно не работают библиотеки, клубы, радиоприемники.

Даже если обладать очень богатым воображением, Государственную программу развития культуры невозможно «обозвать» программой. Это настоящая фикция, где под благородной целью выбиваются государственные средства на всевозможные под правильным лозунгом мероприятия.

К тому же, утвердив Государственную программу развития культуры, в которой определяются размеры финансирования из государственного и местных бюджетов, правительство грубо нарушило нормы прямого действия — поскольку, в соответствии со статьями 95 и 143 Конституции Украины, какие-либо расходы государства на общенациональные нужды определяются исключительно Законом о Государственном бюджете Украины.

Приведу еще один занятный, но, на мой взгляд, показательный пример того, как правительство через реализацию конкретных программ борется с бедностью граждан своей страны.

Пакистан, июль этого года. Как руководитель Национальной альпинистской экспедиции «Украина-Каракорум-2003» решаю задачу, как переместить грузы экспедиции из центра провинции Балтистан селения Скарду в базовый лагерь под вершины Хидден-Пик (8067 м) и Транго-Тауэр.

Подобные перемещения грузов для экспедиций запрещены самолетами, вертолетами и любым гужевым транспортом (автомобилями просто невозможно). Это — решение правительства. Носильщик несет не более 25 кг; к нашему грузу добавлены 600 кг муки для приготовления пищи носильщикам, которую мы покупали на свои деньги.

Считаем: нам необходимы 260 носильщиков вверх на шесть суток и столько же вниз. Все подсчитано, но цена услуг — 12,5 долл. США в день каждому носильщику в Гималаях. Сумма выходит немалая, на такую мы не рассчитывали. Что делать?

Покупаю пиджак, галстук и иду к своему коллеге генералу — председателю Счетной палаты Пакистана, затем к министру туризма — помогите. Мне вежливо и доходчиво объясняют: не можем, ибо правительство Пакистана своей социальной программой против бедности обеспечивает сезонной работой людей, живущих в высокогорной зоне, и именно за эту сумму — 12,5 долл. США в сутки они могут работать. На заработанные деньги носильщики потом будут кормить свои семьи — иного заработка у них просто нет. Так что извините.

Ну а дальше я провел небольшие подсчеты. Благодаря программе правительства за сезон, длящийся приблизительно 3,5 месяца, носильщик (кстати, каждый имеет лицензию на право работы) зарабатывает в среднем по 1 тыс. долл. США. При этом на завтрак он пьет холодную воду из ручья, добавляя купленную за наши деньги муку, днем пьет чай, а вечером ест лепешки из той же муки. Я задаю себе вопрос: а много ли в Украине граждан, относящихся к категории бедных, которые за год зарабатывают 1 тыс. долл. США? Боюсь, ответ будет отрицательным.

Давний интеллигентский вопрос «Кто виноват?», заданный по поводу украинского обнищания, остается пока открытым. Но куда более важными представляются мне поиски ответа на другой давний интеллигентский вопрос «Что делать?» — с нашей бедностью, с нашим нежеланием предоставить всем равные права и возможности.

Мне представляется, что решение должно находиться прежде всего в сфере производства, как основы всего социально-экономического развития. Необходимо переосмыслить сложившуюся ситуацию и перейти от предоставления льгот населению к преимущественно льготам в ведении бизнеса, особенно на его начальных этапах. Таким образом не только будут созданы условия для занятости и сокращения безработицы, но и возникнут предпосылки для роста производства, что особенно важно. А это — залог успешного наполнения бюджета, гарантия социального обеспечения.

В кратчайшие сроки следует определиться с сущностью и системой функционирования национальной модели социального бюджета Украины как неотъемлемой части общей социальной политики государства, государственного бюджета.

Построение демократического государства находится в прямой зависимости от уровня жизни его граждан. И интеграция Украины в европейское сообщество не состоится до тех пор, пока в государстве не будет устойчивого, надежного экономического роста и на его основе — преодоления бедности. Следует ли доказывать, что масштабные и продолжительные разрушения человеческих ценностей, неуправляемость социально-экономическими процессами способны привести к полному обнищанию, а затем и к одичанию нации?

Да, главное зло состоит в том, что часть богатств страны, накопленная трудом многих поколений, по воле небольшой группы «заинтересованных лиц» оказалась в частной собственности капиталистов, которые бесконтрольно присваивают значительную часть доходов страны. Доходы сии формируют теневой поток финансовых ресурсов, просачивающийся через дырявый государственный карман и оседающий в теневом бизнесе, в оффшорных зонах.

Но ведь, с другой стороны, коррупция, как известно, будет существовать всегда — во всяком случае до тех пор, покуда будет существовать государство. Однако это вовсе не означает, что следует сидеть сложа руки. Бог помогает перевозчику, однако тот должен грести…

В последние годы наметились положительные тенденции в украинской экономике, наблюдается ее рост. Однако негативные моменты не исчезли, а некоторые даже стали нарастать. Чтобы механизм роста эффективности украинской экономики заработал в полную силу, требуются кардинальные перемены в нашей социально-экономической системе, в том числе в структуре государственной власти.

Во всем цивилизованном мире платежеспособные граждане являются основными инвесторами своей страны, будущего своего и грядущих поколений. Об этом нужно думать всем, правительству следует принимать решения и реализовывать их, чтобы успеть, успеть сохранить и приумножить все, что дали нам природа, история, бесконечное трудолюбие и терпение наших людей.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно