БАНКА НЕТ. И НЕ БУДЕТ? ПРОБЛЕМЫ ОСТАЮТСЯ 13 МАРТА ИСПОЛНИЛСЯ ГОД С МОМЕНТА АРЕСТА ПЯТИ РУКОВОДИТЕЛЕЙ БАНКА «СЛАВЯНСКИЙ» НАЛОГОВОЙ МИЛИЦИЕЙ. ДАТА, ЗАСЛУЖИВАЮЩАЯ ТОГО, ЧТОБЫ ПОДВЕСТИ ИТОГИ

13 апреля, 2001, 00:00 Распечатать

Пожалуй, впервые ГНАУ удалось реализовать столь масштабную акцию против крупной бизнес-структуры...

Палаточный городок вкладчиков «Славянского» в Запорожье
Палаточный городок вкладчиков «Славянского» в Запорожье

Пожалуй, впервые ГНАУ удалось реализовать столь масштабную акцию против крупной бизнес-структуры. И хотя не обошлось без отдельных шероховатостей, у рядовых граждан почти не возникло сомнений в справедливости позиции власти. Именно справедливости, а не законности. Собственно, это и есть победа, когда обществу удалось навязать столь удобный взгляд на систему взаимоотношений между государством и субъектом хозяйственной деятельности. Следствие апеллировало именно к чувству справедливости, а не к нормам закона. Слабые попытки обвиняемых организовать дискуссию по сути предъявленных обвинений профессионально блокировались в большинстве СМИ и переводились в хорошо знакомую плоскость: «Это что ж такое получается — одни должны по помойкам шляться, а другой в семи комнатах…»

Принципиальным в деле «Славянского» является вопрос о качестве и действенности существующего законодательства Украины. Он интересен не только применительно к данному делу. Дискуссия между Генпрокуратурой и Верховной Радой показала, что нормы права, очевидные даже студентам, не действуют в том поле, на котором трудится прокуратура. Удивительные аргументы нашел генпрокурор, объясняя, отчего он не должен отчитываться перед парламентом. Оказывается, это норма из старого закона о прокуратуре, а в новом, который еще не принят, предусмотрен иной порядок. Какой из этого напрашивается вывод? А вот какой: граждане просто не успевают за прокуратурой, которая живет в одном ей известном будущем. А при чем здесь «Славянский»? Дело в том, что передовой образ мышления, очевидно, вдохновил главу налоговой милиции генерала Жвалюка на следующую доктрину: «Сложность борьбы с теневой экономикой обусловлена несовершенством действующего законодательства. Но ничего, законов еще нет, а мы уже действуем».

Банкиры как раз и говорят о том, что нынешнего законодательства они не нарушали, а что касается будущих законов, которые живут в головах налоговиков, то это — нечто иррациональное, банкирами еще не познанное.

Пиаровская кампания налоговиков изобилует карикатурами на банковскую систему, рассчитанными исключительно на обывателя. Есть отдельные достоверные факты. Правда, преступлениями они не являются. Обсуждать какие-либо подробности до суда не имеет смысла. Но о примерах свободного обращения с законодательными нормами адвокаты кое-что поведали.

 

Захват

 

Итак, 13 марта 2000 года были задержаны в порядке статьи 115 УПК Украины руководители самого прибыльного, независимого и динамичного на тот момент банка Украины — КАБ «Славянский». Хотя налоговики говорят о случайности, факты упрямо свидетельствуют о том, что цель была избрана заранее, а задача разрушения банка отрабатывалась систематически.

Началу боевых действий предшествовало многомесячное наружное наблюдение, тотальная прослушка телефонных переговоров, угрозы со стороны должностных лиц ГНАУ. Задержание вице-президента Бориса Фельдмана происходило по сценарию, достойному голливудских боевиков: во время пребывания в городе Киеве к нему подскочили люди, объяснили, что его доставляют на допрос в качестве свидетеля, затолкали в машину и увезли. На свободе с тех пор «свидетель» Фельдман уже не появился. В то же время в Запорожье были задержаны еще несколько руководителей банка — Якименко и Василевская — также методом «вызова на допрос». Из Крыма, где находился на отдыхе и лечении, был доставлен главный бухгалтер банка Ю.Винницкий. В квартире начальника финансового управления А.Заславского начались изматывающие обыски с угрозой объявить международный розыск, если он не вернется от родственников в России. Узнав об этом от родных, не чувствуя никакой вины, он вернулся, позвонил следователю, получил ответ: «Ждите в банке, за вами приедут» — и оказался за решеткой.

 

Пытки

 

Что происходило с задержанными, а затем арестованными людьми потом, когда они находились в застенках, рассказать подробно не представляется пока возможным. Достоверно известно то, что г-н Фельдман был подвергнут унижавшим его гражданские права и человеческое достоинство издевательствам, которые вполне могут восприниматься и расцениваться как пытка.

Предвидя возмущенные крики генералов Генеральной прокуратуры Украины (ГПУ) и ГНАУ, приводим здесь с сокращениями определение понятия «пытка», так как оно определено в единственном действующем в Украине документе, а именно «Конвенции против пыток, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания» (резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 39/46 от 10 декабря 1984 г.) — часть 1, статья 1, пункт 1: «…«пытка» означает любое действие, которым какому-либо лицу умышленно причиняется сильная боль или страдание, физическое или нравственное, чтобы получить от него или от третьего лица сведения или признания, наказать его за действие, которое совершило.., когда такая боль или страдание причиняются государственным должностным лицом или иным лицом, выступающим в официальном качестве, или по их подстрекательству, или с их ведома или молчаливого согласия. В это определение не включается боль или страдание, которые возникают лишь в результате законных санкций, неотделимы от этих санкций или вызываются ими случайно».

Так вот, ни одного законного основания для ареста ни одного из задержанных не было. Борис Фельдман был помещен в камеру ИВС, рассчитанную на четверых, где содержался вместе с 7—10 иными лицами. И не трое суток, как это означено в украинских законах, а 38. Он не имел отдельной посуды для еды, не имел постоянного доступа к воде, спали задержанные на голом полу по очереди, им не предоставлялась возможность элементарно помыться, они задыхались от недостаточной вентиляции. В аналогичных условиях содержались арестованные женщины — председатель правления Е.Якименко и начальник управления Н.Василевская.

Комментарии, как говорится, излишни. ГПУ знает о названных пытках, но дела, хотя бы по факту очевидно незаконного задержания и содержания в условиях, близких к концлагерным, не возбудила.

 

Обвинения

 

ГНАУ развернула беспрецедентную по своим масштабам и лжи кампанию в украинских СМИ. Пример тому — публикация в газете «Киевские ведомости» от 27.05.2000 г., в которой теоретические пассажи генерал-майора ГНАУ Спиридонова относительно того, что все может быть «непротивозаконным, если не возбуждать уголовного дела», не могли не потрясти ни одного человека, если только этот человек не утратил элементарного ощущения справедливости. Но что же было делать г-ну Спиридонову, если именно такая концепция была положена изначально в основу уголовного дела?

В чем обвиняются банкиры? Во взятках? Да, обвинялись во взятках, но вот что любопытно — именно обвинение во взятках спустя почти год было прекращено за отсутствием состава преступления. Это что ж такое узнало следствие из того, чего оно не знало ранее? Ответ — ничего нового. Все документы — и те, на основании которых люди были обвинены, и те, на основании которых было снято обвинение, — уже имелись в материалах по уголовному делу. Но тогда отчего же следователь Орел, заведомо незаконно предъявивший обвинения в тяжком преступлении, до сих пор не является подследственным за свои действия, а наоборот — получил повышение в звании?

И заметим, ГПУ точно знала о незаконности обвинения, так как целым отделом изучала материалы этого уголовного дела в августе 2000 года.

В чем еще обвиняются банкиры? В том, что они устанавливали высокие ставки по вкладам? Но это право самого банка. В таком действии нет состава преступления как раз потому, что банк имеет такое право по закону. Не знало этого следствие? Знало, и таким образом в действиях начальника следственной группы г-на Орла усматриваются признаки должностного подлога. Известно ли об этом ГПУ? Да, известно из материалов самого дела и бесчисленных жалоб и обращений. И что? Ровным счетом ничего. «Порушень законодавства» ГПУ «не вбачає».

Какие есть еще обвинения? Ах, вот — г-н Фельдман дал взаймы предприятию денежную сумму, которую предприятие не обложило налогом на доход. Собственно с этого для г-на Фельдмана все и началось. Это было первое из обвинений. И вот, когда адвокат г-на Фельдмана предъявил г-ну Орлу приказ по ГНАУ, в котором прямо говорится о недопустимости считать доходом займы, отнесения на доход указанных сумм, следователь пошел пятнами и начал лепетать что-то в том духе, что он этого не знал. Ознакомившись с этим приказом, следователь тем не менее оставил обвинение в силе.

По действующему законодательству Украины это деяние наказуемо как заведомо незаконное привлечение в качестве обвиняемого. Знает об этом ГПУ? Знает. И доказательства тому есть, в том числе и в виде отписок прокурорских чиновников, в которых они указывали, что никаких нарушений законодательства в действиях следствия не усматривается. Остается только гадать — что ж это за зрение у ГПУ такое! Причем отписки эти чиновники писали также в нарушение законодательства. Писать они должны были не письма, а постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Но в том-то и вся штука, что такого рода постановления можно в дальнейшем обжаловать в суде, который может в какой-нибудь инстанции поставить ГПУ на место, и получится совсем нехорошо.

 

Судебной защиты нет

 

Все жалобы на необоснованность ареста Печерским судом рассматривались председателем Печерского районного суда города Киева Замковенко, который отказал в удовлетворении жалоб, мотивируя свой отказ тяжестью предъявленного обвинения. Да, УПК Украины допускает такой мотив в качестве единственного основания для ареста. Но поскольку Украина, присоединившись к Конвенции по правам человека, обязалась следовать ее принципам, уместно обратить внимание судьи на дело «Николов против Болгарии (№31195/96, 25 марта 1999 года, Grand Chamber). Европейский суд по правам человека признал, что само по себе предъявление обвинения в совершении преступления, относящегося к категории тяжких, недостаточно для избрания в качестве меры пресечения содержания под стражей. То есть г-н Замковенко в полном соответствии с законодательством Украины был обязан приостановить рассмотрение жалобы и обратиться за решением о применимости соответствующей нормы УПК Украины в Конституционный суд. Взамен он попросту начал тянуть с выдачей своего определения. Адвокаты смогли получить его только спустя полгода! Очевидно, это нарушение преследовало две цели — предотвратить обжалование и растянуть срок незаконного содержания под стражей. Иных целей здесь усмотреть просто невозможно.

Впрочем, если уж говорить о действиях судов в этом деле и в судьбе банка, то тут трудно не вернуться к самому началу. Дело в том, что само уголовное дело в отношении руководителей банка «Славянский» было возбуждено с явным и заведомым нарушением закона. Уголовное дело это было возбуждено по тому самому акту проверки ГНАУ, арбитражные процессы по которому к моменту возбуждения уголовного дела ГНАУ проиграло с сухим счетом. То есть именно подчистую. Все арбитражные инстанции установили, что никаких нарушений законодательства этим самым актом ГНАУ не установило. Но… Помните, как цинично озвучил позицию ГНАУ г-н Спиридонов? «Не является противозаконным, — сказал он в назидание возможным жалобщикам, — если не возбуждать уголовного дела».

В это же время председатель ВАСУ направил в арбитражные суды Украины рекомендацию не рассматривать по существу те иски, в которых предмет рассмотрения совпадает с предметом соответствующего уголовного дела. Именно эта явно неконституционная рекомендация, которую нельзя обжаловать в Конституционный суд, так как она не является нормативным актом, и легла в основу действий, направленных на разорение КАБ «Славянский». Ни одно из действий ГНАУ, которые банк обжаловал в арбитражных судах, не было ими проверено на законность. Суды попросту приостанавливали производства по искам «славян». И банк, таким образом, оказался лишенным права на судебную защиту.

 

Разорение

 

Но банк продолжал жить. Еще в июне обсуждаются с НБУ планы расчетов с вкладчиками за счет реализации активов. И попытка эта увенчалась бы успехом, если бы не очередные акции ГНАУ и НБУ. Резко нарастает давление на банк. Постановлением НБУ приостанавливается действие существенных пунктов лицензии, вводится временная администрация, налоговая накладывает арест на вексельный портфель банка. Одновременно г-н Азаров объявляет на весь мир, что ГНАУ таким образом проявляет заботу о вкладчиках разоренного ею же банка. Затем, конечно, можно было спекулировать на том, что эти векселя, дескать, плохие, не продаются, а доведя банк до лежачего состояния, продемонстрировать «добрую волю» и вернуть их под контроль временной администрации, которая тут же обнаружила, что векселя хорошие и всем вкладчикам денег хватит.

Итак, задача решена — банк разорен, люди незаконно содержатся за решеткой, угрозы со стороны судебной власти никакой.

 

ГНАУ заметает следы

 

Под открытые уголовные дела ГНАУ изъяла и продолжает массированно изымать из банка первичные документы и электронные базы данных. Для контроля «свой» человек введен в ликвидационную комиссию. Возникает вопрос, как смогут защищаться банкиры на суде, если существенные документы распылены в сейфах следственных органов?

Сотрудники банка уже столкнулись с тем, что повторно запрашиваются ранее изъятые документы, истребуются разъяснения и справки, которые невозможно предоставить, не имея доступа к информации. А ведь уголовного преследования в Украине за умышленное уничтожение доказательств не предусмотрено. Называется это — заметать следы.

Представьте, вдруг удастся доказать в суде первой инстанции в Украине или в Страсбурге незаконность возбуждения самого уголовного дела или отсутствие в инкриминируемых деяниях состава преступления, а банк останется живым. В этом случае иск к бюджету, а по сути — к налогоплательщикам Украины, который необходимо будет удовлетворить, превысит всякие разумные пределы. И хотя утверждают чиновники ГНАУ, что, мол, бюджет Украины «все выдержит!», им ли не знать, что сами они такого поворота событий в нынешней ситуации выдержать не смогут.

 

Преступления продолжаются

 

Заплатят за произвол и беззаконие те самые бабушки и дедушки, те самые бюджетники и граждане Украины, которые не имеют зарубежных авуаров. Господин Азаров в этом случае переложит ответственность на своих подручных, продемонстрировав крайнюю принципиальность. И подручным надо бы это знать и учитывать.

Тем более что уже создана «партия Азарова» и упорно ходят слухи о его перемещении из чиновничьего кресла в кресло политика. А пока что не признанные судом виновными люди содержатся под стражей. Хотя вполне они могли бы знакомиться с материалами уголовного дела, находясь на свободе. Защитой неоднократно заявлялись ходатайства об изменении им меры пресечения на подписку о невыезде, и мотивировались эти просьбы тем, что следствие по делу закончено, а у следователей нет оснований полагать, что, находясь на свободе, г-да Фельдман, Винницкий и Заславский скроются от следствия и суда, воспрепятствуют установлению истины по делу или же займутся преступной деятельностью. На все ходатайства защиты и обвиняемых был получен отказ.

Но уже нервы у господ из ГНАУ сдают, так как следов вопиющего беззакония оставлено больше, чем их удается замести. Несмотря на объявление об окончании следствия, в «Славянском» начат новый круг массированных допросов. Опять ищут какие-то доказательства вины, от давно уволившихся сотрудников требуют показаний на Бориса Фельдмана. Видимо, даже для изображения объективного суда фактов недостает и их пытаются заменить свидетельскими показаниями.

Таковы итоги года расследования «дела банкиров» — одного из самых крупных уголовных дел Украины: неприкрытое попрание законодательства, торжество безнаказанности власть предержащих, инсинуации в СМИ, убытки бюджета, убытки банковской системы в целом, разорение вкладчиков, утрата всякого доверия к судебной власти, уход иностранных банков с украинского рынка. Итоги хоть и печальные, но закономерные. И будут еще печальнее, если только каждый гражданин Украины вне зависимости от его материального и служебного положения не поймет, что власти отрабатывают методику, которая вслед за тем может быть применена к каждому. И «дело банкиров» в этой тренировке — важный этап.

P.S. На этой неделе произошел неожиданный поворот в деле «Славянского». 3 апреля Печерский суд города Киева рассмотрел жалобу вице-президента КАБ «Славянский» Бориса Фельдмана к Национальному банку Украины о признании неправомерным постановление о ликвидации банка. Тогда же, 3 апреля, определением суда Печерского района была приостановлена ликвидация «Славянского» на неделю. 10 апреля на втором заседании суда Национальный банк Украины заявил отвод судье, ведущему дело о незаконности ликвидации. Согласно закону, заявление об отводе рассматривается председателем районного суда. Определение о приостановлении ликвидации КАБ «Славянский» осталось в силе на неопределенный срок, пока не будет решен вопрос об отводе судьи. Таким образом, окончательное решение затягивается уже по вине Национального банка. В практике до сих пор не было прецедентов, когда банк не ликвидируется, а наоборот восстанавливается. Не существует также и механизмов реанимации. Тем более, что ответчиком является Нацбанк.

В свою очередь, фонд гарантирования вкладов населения, выплачивающий вкладчикам «Славянского» по 500 гривен, официально заявил о приостановлении выплат вкладчикам денег, т.к. ликвидация банка приостановлена.

Что касается вкладчиков банка, то они оказались теперь и без гарантированных 500 гривен. Уже неделю перед зданием «Славянского» в Запорожье стоит палаточный городок. А с 17 апреля начинается предупредительная трехдневная голодовка вкладчиков перед зданием Нацбанка в Запорожье.

 

Комментарий редакции

 

Поступивший в редакцию материал по банку «Славянский» не мог быть не опубликованным нашей газетой, поскольку затронутая в нем тема имеет очень важное значение для банковского дела в Украине, а расследуемое налоговой милицией уголовное дело в отношении его руководителей затрагивают интересы очень многих и многих людей.

Причем не только самих обвиняемых, их родственников и близких, но также и вкладчиков этого и других коммерческих банков.

Указанные в статье факты не являются в настоящее время чем-то из ряда вон выходящими или невозможными в Украине. Не только «Зеркало недели», но и другие СМИ и в Киеве и в регионах Украины освещали многочисленные случаи, когда прокуратура, СБУ, МВД и ГНА использовались заинтересованными властными лицами и частными организациями для решения своих вопросов.

Учитывая несовершенство и запутанность украинского законодательства, а также способность наших правоохранительных органов поворачивать его, как дышло, в любую, угодную им сторону, на месте руководства банка «Славянский», с таким же успехом может оказаться в Украине любой из банкиров. Последний пример — уголовное дело в отношении одного из руководителей Нацбанка Украины — Бондаря.

Тем не менее, редакция убеждена, что истиной в последней инстанции, подтверждением или опровержением указанных в статье фактов может быть только оправдательный или обвинительный приговор суда, который покажет, кто же был прав, а кто виноват в этом деле.

Поэтому мы считаем своей обязанностью и оставляем за собой право, данное нам законодательством Украины, и в дальнейшем освещать ход как предварительного, так и судебного следствия по банку «Славянский», гарантируя при этом открытость, объективность, достоверность, полноту и точность информации, а также свободу ее предоставления.

Редакция будет благодарна как заинтересованным гражданам, так и должностным лицам указанных в данной статье организаций за предоставление ими своих мнений, суждений и фактов по затронутой газетой проблеме банка «Славянский», а также по банковскому делу в нашей стране.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно