Балка Средняя: плохие мины при скверной игре

2 июля, 2010, 17:01 Распечатать

На исходе весны запорожский полигон промышленных отходов в балке Средней, именуемый в просторечии просто балкой, отвалами или свалкой, в очередной раз оказался в эпицентре скандала...

На исходе весны запорожский полигон промышленных отходов в балке Средней, именуемый в просторечии просто балкой, отвалами или свалкой, в очередной раз оказался в эпицентре скандала. По сообщению пресс-службы ОАО «Днепроспецсталь» (ДСС), 27 мая около семи утра на отвалы прибыла группа милиционеров, усиленная спецподразделением «Беркут». Территорию полигона оцепили. По версии ДСС, изложенной в открытом письме к президенту, милицейские подразделения без объяснений и предупреждений заблокировали работу на отвалах, необоснованно задержали рабочих и охранников. Руководители трех заводов («Днепроспецсталь», «Запорожсталь» и ферросплавного), использующих полигон в балке Средней, оценили действия правоохранителей как неправомерные.

Разумеется, милицейская трактовка случившегося была совершенно иной. Как объяснила в тот же день пресс-служба главного управления МВД в области, региональным следственным управлением совместно с управлением уголовного розыска в ходе расследования особо тяжкого преступления на территории отвалов проводился санкционированный обыск. В результате следственных действий был изъят ряд вещественных доказательств — несколько единиц огнестрельного и холодного оружия, а также взрывчатка, хранившаяся в рабочих бытовках. Милиционеры настаивают, что обыск не повлиял на работу металлургических предприятий, так как их работники и служебный транспорт имели свободный доступ на территорию отвалов.

К этой информации заводчане отнеслись с иронией, назвав милицейскую операцию на свалке «рейдерской атакой под прикрытием правоохранительных органов». Насколько обоснованно это обвинение, можно судить по тому, что, справившись с делами, милиционеры во второй половине дня покинули балку, и тотчас им на смену прибыли несколько сотен охранников, привлеченных ООО «Деа Рома».

О роли этой фирмы в конфликте вокруг отвалов мы еще поговорим, а пока нелишне поинтересоваться отношением к происшедшему местных властей.

Официальная реакция облгосадминистрации последовала спустя три дня в виде созванного председателем ОГА Борисом Петровым совещания с участием силовиков и руководителей трех металлургических предприятий. Примечательно, что еще одну, между прочим, далеко не второстепенную сторону конфликта в лице ООО «Деа Рома» на переговоры не пригласили. По словам Б.Петрова, из-за неуместности юридических споров в кабинете председателя ОГА.

— Мы не проводили дебаты — кто прав, кто виноват, потому что есть много разных мнений, — заявил Петров. — Меня интересовали в первую очередь не юридические вопросы, а то, чтобы наши предприятия нормально функционировали.

Такой подход свидетельствовал о нежелании областных властей ввязываться в скандал. Это подтверждалось и предложенным сценарием улаживания ситуации. Была создана специальная комиссия под руководством депутата горсовета, стажировавшегося на должность начальника главного управления промышленности и инфраструктуры области.

Сначала заявили, что пути урегулирования конфликта будут определены к 4 июня, потом взяли тайм-аут еще на неделю. В конце концов, о конкретных сроках перестали говорить вообще…

Впрочем, первую дату назначили, скорее всего, не случайно: именно 4 июня в Запорожье с рабочей поездкой прибыл первый вице-премьер Андрей Клюев, который, как утверждали в ОГА, лично займется проблемой отвалов. В чем выразилось его участие в разрешении конфликта, увы, так и осталось за кадром. Но вот что примечательно. В ходе пресс-конференции Клюев в унисон с металлургическими предприятиями охарактеризовал происходящее на балке Средней как рейдерский захват.

Когда чиновник такого уровня дает столь безапелляционную оценку, появляются веские основания ожидать если не мгновенного, то весьма оперативного вмешательства властей. Но только не в данном случае, что позволяет выдвинуть, по крайней мере, два предположения. Во-первых, в конфликте вокруг свалки замешаны силы, чьи фактические полномочия выше, чем у первого вице-премьера. А во-вторых, в сложившихся условиях само понятие «рейдерство» у нас не столь однозначно, как его пытаются преподнести общественности. Слишком уж упрощенно выглядят истории, написанные будто под копирку: некая нехорошая фирма бесцеремонно пытается отнять имущество у другой, являющейся почти эталоном порядочности и добродетели. Тогда как в действительности дело обстоит иначе, а потому намного печальнее.

В юридической практике тщетно искать случаи, когда так называемые рейдерские атаки предпринимались в отношении предприятий, отличающихся правовой безупречностью владения спорной собственностью. Как правило, у стороны, которую обвиняют в рейдерстве, имеются весомые доказательства, что ее оппоненты далеко не в ладах с законом. И тогда разрешение конфликта неизбежно сводится к выяснению, чья «крыша» влиятельнее…

Одна из публикаций в местной прессе, рассматривающая события на свалке, начиналась так: «Для наглядности представим картинку. Сельхозпредприятие, имеющее животноводческие фермы, годами складирует рядом навоз с тем, чтобы со временем пустить его в дело. А тут вдруг приходит кто-то со стороны и объявляет залежи этого удобрения «техногенным месторождением» и говорит, что будет его «разрабатывать».

Сравнение, конечно, любопытное, но в данном случае более корректной представляется иная аналогия. Например, с бывшим многолетним ответственным квартиросъемщиком, приватизировавшим свое жилье, а затем заявившим коммунхозу о праве собственности на сброшенное в мусоропровод со дня заселения.

В этом плане единственным неоспоримым доводом металлургических предприятий было и есть утверждение, что свалка образовалась в результате их производственной деятельности. Полигон шлаковых отвалов возник за околицей Запорожья в конце 30-х годов прошлого столетия одновременно с пуском Днепровского промышленного комплекса. С тех пор его территория разрослась на более чем 220 гектаров, заполнившись на 50—90% шлаками, отработанными формовочными смесями, шламами металлургического и гальванического производства. По заключению института «УкрНИИспецсталь», все это пригодно для производства цемента, шлакобетона, шлакоблоков, огнеупорного кирпича, фракционного щебня…

Однако главная привлекательная особенность свалки вовсе не в этом. Из примерно 300 млн. тонн содержимого отвалов порядка 7% составляют металлы, пригодные к повторному использованию. А на отдельных участках этот показатель превышает 20%. По неофициальным данным, во времена наиболее интенсивной добычи скрапа (шлака с примесью металла) ежемесячный теневой финансовый оборот свалки составлял около 10 млн. долл. Поэтому нетрудно догадаться, что балка Средняя стала объектом пристального внимания криминальных структур, наладивших партнерство как с бизнесом, так и с властью.

Важно учесть, что при смене формы собственности металлургических предприятий шлаковые отвалы не принимались на балансы и, соответственно, не вошли в уставные фонды ОАО. Никто даже не заикнулся о том, что свалка является «неотъемлемым технологическим участком производств». Заводы вспомнили об этом лишь после того, как в августе 1998 года Запорожской облгосадминистрацией было издано распоряжение о создании рабочей группы по изучению состояния эксплуатации полигона промышленных отходов в балке Средней.

В марте следующего года Госкомитет Украины по геологии и использованию недр (Геолком), рассмотрев отчет Белозерской геолого-разведывательной экспедиции, присвоил полигону в балке Средней статус техногенного месторождения минерального сырья. Был объявлен конкурс на право геологического изучения и опытно-промышленной разработки месторождения с целью определения перспектив его использования. Примечательно, что ни одно из металлургических предприятий, активно занимавшихся разработкой отвалов, в нем не участвовало. В результате среди трех претендентов победителем определили запорожское ООО «Деа Рома», которому 20 января 2000 года Минприроды выдало специальное разрешение на пользование недрами.

Насколько это позволило разрешить конфликт вокруг отвалов, достаточно подробно изложено в публикациях «ЗН» за истекшее десятилетие (например, «Полигон противоречий», «Шлаковые абсурды, или Роль мусорки в общественно-политической жизни региона», «Беспредел в законе. И на полигоне», «Хоровод у мусорки»). Общий вывод, увы, не располагает к оптимизму.

Аргументы металлургических предприятий непременно сводятся к тому, что шлаковые отвалы являются «неотъемлемым звеном производственного процесса». А для пущей убедительности «Днепроспецсталь» и «Запорожсталь» смогли удивительным образом оформить покупку земельных участков у сельсовета, на чьей территории находится свалка, спустя полтора-два года после определения балки Средней техногенным месторождением. Право собственности на шлаковые отвалы заводы обосновывают Законом «Об отходах» и решениями Высшего арбитражного суда, настаивая на отсутствии правовых оснований для пребывания «Деа Ромы» на свалке.

Из-за этого в течение пятилетнего срока действия спецразрешения фирме так и не удалось приступить к работе. Единственным ее достижением было предписанное судом переоформление лицензии в конце 2008-го на очередные четыре с половиной года. Но, скорее всего, перемен так бы и не произошло, не случись вмешательства силовиков.

Под конец мая прокурор Заводского района г. Запорожья Сергей Богдан направил фирме «Деа Рома» предписание с требованием «немедленно приступить к геологическому изучению и опытно-промышленной разработке техногенного месторождения «Балка Средняя» и выполнению иных мер, связанных с реализацией специального разрешения на пользование недрами и выполнением соглашения с Министерством охраны окружающей природной среды».

Прокурорские предписания также получили «Запорожсталь», «Днепроспецсталь» и ферросплавный завод. Им надлежало «устранить нарушения в использовании недр, расположенных в границах техногенного месторождения «Балка Средняя», а именно: прекратить проведение на земельных участках всех работ, кроме складирования отходов собственного производства», и «не допускать незаконного препятствования выполнению обязательств ООО «Деа Рома» перед Министерством охраны окружающей природной среды в соответствии с договором об условиях пользования участком недр».

Возможно, мнение металлургов о «содействии прокуратуры рейдерскому перераспределению собственности» излишне категорично, но все же стоит учесть, что события развивались подозрительно синхронно. Уже на следующий день после милицейского маски-шоу, позволившего «Деа Роме» зайти на свалку, генпрокурор Александр Медведько назначил С.Богдана прокурором Заводского района на новый срок…

В качестве ответной меры заводы принялись утверждать, что вопреки здравому смыслу и в нарушение технологического процесса они вынуждены складировать шлаки на территории предприятий. На замечание о том, что прокурорские предписания вовсе не запрещают вывозить отходы на свалку, и.о. председателя правления ОАО «Днепроспецсталь» Виталий Корниевский, в частности, ответил: «Комментировать такую глупость очень сложно. Я называю ее глупостью, если не сказать больше — преступление».

Вообще-то в обилии громких заявлений, на которые не скупилось руководство металлургических предприятий, зачастую просматривалась изрядная доля блефа. Так, в день вспыхнувшего на свалке конфликта зампред правления ДСС Альберт Зайцев заявил: «Если это не прекратится в течение суток, мы будем вынуждены остановить завод». Тогда как его непосредственный начальник выдал иной прогноз: «Наши предприятия могут работать не более трех суток, если отвалы будут перекрыты». Потом были обещания пикетировать областное УВД и прокуратуру, вывести на митинги всех рабочих…

Однако эти заявления так и остались декларативными, за исключением сообщения с ферросплавного завода. Суть его сводилась к тому, что 10 июня на предприятии приступили к выводу из производственного процесса части печей. Правда, с определением количества останавливаемых агрегатов возникла путаница. Председатель правления Павел Кравченко утверждал, что таковых восемь, а заводская пресс-служба сообщила о десяти. Впрочем, это не суть важно по сравнению с тем, что основной причиной сворачивания производства назывался нерешенный конфликт на отвалах.

Вывод о том, насколько это соответствует действительности, пожалуй, может оказаться слишком упрощенным, если не принять во внимание некоторые факты, получившие огласку еще до майского конфликта на свалке. Так, в середине марта ферросплавщики утверждали об угрозе полной остановки производства в связи с окончанием с апреля действия постановления Кабмина о льготных тарифах на электроэнергию. Стоит также учесть, что в декабре прошлого года суд освободил «АрселорМиттал Кривой Рог» от обязанности закупать продукцию у Запорожского завода ферросплавов. Криворожские металлурги отдали предпочтение южнокорейским ферросплавам, которые им обходятся дешевле даже с учетом транспортных и таможенных затрат. Для предприятия, входящего в группу «Приват», это стало серьезной потерей на фоне угрожающего сокращения «приватовской» доли на рынках Украины и СНГ, наряду со снижением объемов поставок сырья для производства ферросплавов.

На «Днепроспецстали» снижение темпов выпуска продукции пока не связывают с очередным скандалом вокруг шлаковых отвалов. Тем не менее нелишне обратить внимание, что за последние полгода уже трижды срывались объявленные собрания акционеров. Их инициатором выступают структуры холдинга российских предпринимателей Александра Бабакова и Михаила Воеводина, контролирующие 60% акций ДСС. Но этого явно недостаточно для кворума, всецело зависящего от 34-процентного пакета, подконтрольного группе «Приват». Следовательно, основные вопросы повестки дня (смена руководства предприятия и… ликвидация цеха по переработке шлаков на балке Средней) продолжают оставаться не рассмотренными. Хотя, по мнению экспертов, эти проблемы не столь важны по сравнению с главной целью мажоритарных акционеров — установить полный контроль над предприятием для последующей перепродажи актива.

Процесс торгов в последнее время будоражит и «Запорожсталь», ввязавшуюся в шлаковый конфликт, скорее, за компанию. Впрочем, есть основания полагать, что на днях позиция комбината в плане корпоративной солидарности подверглась ревизии. По неофициальным сведениям, руководство предприятия нашло общий язык с фирмой «Деа Рома» и уже не намерено выступать в качестве оппонента.

Возможно, поэтому майская шумиха вокруг свалки сошла на нет. Является ли это предпосылкой для реализации многострадальной идеи цивилизованной разработки техногенного месторождения или всего лишь паузой для возобновления варварской добычи по понятиям, выяснится со временем.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №23, 16 июня-22 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно