АВСТРИЙЦЫ НАШЛИ НОВЫЙ ЦЕНТР СНГ— ГОРОД КИЕВ

28 декабря, 2001, 00:00 Распечатать

Украина понемногу становится европейской страной. Мы все больше и больше интегрируемся в окружающий нас мир...

Леонид Марчук
Леонид Марчук

Украина понемногу становится европейской страной. Мы все больше и больше интегрируемся в окружающий нас мир. Часто это больно, нередко наши ожидания не полностью оправдывают себя, но все-таки шаг за шагом мы приближаемся к Европе.

Наиболее заметно поменялась ситуация в телекоммуникационной сфере. Здесь происшедшие за последние несколько лет изменения были революционными. Совершенно обыденными стали устойчивая международная связь просто с улицы, из телефона-автомата, Интернет, телеконференции и проч. Связь — наиболее динамичная и быстро развивающаяся отрасль экономики Украины.

Иногда любопытно сравнить наш взгляд на происходящее со взглядом со стороны. Особенно тех западных компаний, которые много лет работают на украинском рынке. Одной из первых на него пришла известная австрийская компания Kapsch AG. Пришла и собирается остаться…

О ее видении рынка, его проблемах и перспективах, о развитии говорит генеральный директор компании «Капш Телеком» Леонид МАРЧУК.

— Леонид Павлович, вы работаете на телекоммуникационном рынке уже давно. Что, на ваш взгляд, изменилось в Украине за эти годы?

— Если коротко, изменилось все: люди, техника, изменилось само отношение к ней. Все больше людей понимают, что современные средства связи — это вещь, которая определяет, будет или нет ваш бизнес конкурентным. На первых порах такого понимания не было, для многих была скорее дань моде. Это как с первыми мобильными телефонами: их брали с собой в театр, чтобы все видели, — он у вас есть. Это уже прошло — вырастает поколение управленцев, которые уже не мыслят себя без нормальной связи.

— Вы сказали «нормальная связь». Можно ли назвать украинскую связь близкой к европейским стандартам?

— Смотря где. В Киеве и ряде крупных городов она где-то приближается к уровню европейской, а что касается глубинки… Там еще работать и работать. Но это как раз и неплохо. К примеру, Украина может избежать целого ряда ошибок, сразу развивая связь по лучшим европейским образцам.

— Ваша фирма достаточно долго работает в Украине, но, откровенно говоря, вряд ли много людей знают о вашем существовании.

— Здесь я не согласен — мы хорошо известны на рынке. Другое дело, что в Украине это несколько другая известность, чем в Австрии. Там мы обеспечиваем процентов 70 междугородней и международной телефонной связи, и нас знает едва ли не каждый ребенок. В Украине у нас более элитная специализация. Мы поставляем системы связи для крупных корпоративных структур — как государственных, так и частных. В итоге мы «широко известны в узком кругу». Впрочем, не могу сказать, что такое положение нас полностью устраивает.

— Насколько вам, коренному киевлянину, сложно работать в западной компании, тем более руководить ее украинским бизнесом?

— Работать действительно нелегко, хотя у меня период адаптации давно прошел — я уже лет пятнадцать работаю с иностранными фирмами. Пожалуй, главное, что отличает их от большинства организаций советского типа, — иной уровень организованности, если хотите управленческой культуры. У них гораздо меньше надеются «на авось», а стремятся оградить себя от ненужных рисков. Да и опыт работы побольше.

К примеру, Kapsch AG в будущем году отметит 110 лет своего существования. Она работала в XIX, XX, а теперь вот и XXI веке. Между прочим, в своей основе — это чисто семейный бизнес. Что отнюдь не означает, что там все застыло в раз и навсегда заданных формах. Напротив, последние десятилетия рынки бурно менялись, и, естественно, компания тоже приспосабливалась к переменам. Сейчас это уже группа компаний Kapsch, являющаяся материнской компанией и для нашей.

— Общеизвестно, что последние годы — не лучшие для телекоммуникационных компаний в мире. Очень многие гранды рынка демонстрируют убытки. В чем причина этого, и как то, что происходит вокруг, отражается на вашей деятельности?

— Действительно, на рынке связи многие потеряли немало денег. Но я не думаю, что это кризис отрасли. Это скорее коррекция. В 80-х — начале 90-х телекоммуникации были просто модной темой. Считалось, что там можно быстро и легко делать деньги. Отсюда и во многом ажиотажный интерес: связью стали заниматься буквально все, кому не лень. Пошла волна покупки компаний, слияний и прочее. Все это стоило бешеных денег. Связью занялись даже те, кто был очень далек от этой отрасли, к примеру — металлургические концерны. Пошел вал заказов на оборудование и проч.

Однако к середине 90-х годов рынок в Европе насытился. Грубо говоря, если у вас есть мобильный телефон, то вам трудно продать еще один и почти невозможно — третий. В итоге оказалось, что на рынке слишком много участников. Чтобы удержаться на нем, они стали снижать тарифы, причем часто ниже себестоимости — отсюда и убытки.

К чести нашей компании — она удержалась от чрезмерного риска и, скорее, укрепила свое положение на рынке. Лишний раз подтвердилось, что каждый должен заниматься тем делом, в котором хорошо разбирается. Что касается Украины, то до насыщения здесь еще достаточно далеко.

— Какие направления вы считаете для себя приоритетными?

— В принципе мы можем делать практически все в области информационных технологий, но в Украине в основном предлагаем телекоммуникационное оборудование для крупных корпоративных заказчиков, министерств и ведомств. Условно говоря, наши клиенты — это организации с количеством собственных телефонных номеров от 200 и выше, причем верхней планки как таковой практически не существует.

Сейчас мы обслуживаем порядка двадцати очень крупных клиентов, таких как администрация Президента, Верховная Рада Украины, НАК «Нефтегаз Украины», Минфин, Минтопэнерго, Государственная налоговая администрация Украины, «Укрзалізниця» и многие другие. Это не только крупные, но и требовательные клиенты, и, к счастью, нам удается выдерживать высокий стандарт. За последние два года мы смогли выйти за пределы только лишь поставок ведомственных АТС и делаем первые шаги в области построения систем передачи данных.

— Какой контракт запомнился вам больше других?

— Конечно, первый. Это был 1994 год, и мы заключили его с Верховной Радой Украины. Естественно, все волновались. Кроме того, следует напомнить, что тогдашние сети в Украине были гораздо хуже, чем сейчас. Те же цифровые АТС можно было пересчитать по пальцам. Мы устанавливали одну из лучших в мире АТС «Меридиан-1». Тогда мы поставили три отдельные АТС. Причем курс был сразу взят на ее адаптацию к конкретным украинским условиям. Это не только возможность работы с аналоговыми станциями, но и устойчивость к скачкам напряжения и проч.

Вообще главная идеология компании: клиент платит деньги для того, чтобы получить работоспособное оборудование. Его не должно интересовать, почему оно не работает, — у него просто не должно быть такой проблемы.

— В специфику работы в СНГ входят только аналоговые станции и скачки напряжения? Насколько сильна здесь конкуренция и насколько она отличается от принятой в Европе?

— Естественно, каждая страна отличается от любой другой, но я не думаю, что украинский рынок чем-то хуже других. Да, иногда возникают достаточно специфические проблемы. У нас был случай, когда мы не выиграли конкурс именно потому, что наши цены были процентов на 20% ниже цен конкурента. Но это не только украинские проблемы, компания сталкивается с подобным и в других странах мира.

А вообще конкуренция потихоньку приобретает цивилизованные формы. Время фирм типа «купи-продай» уже прошло. Современное оборудование стоит достаточно дорого, и фирма, которая не может гарантировать его качественное послепродажное обслуживание, не имеет шансов на рынке. Да, она может, часто по блату, что-то продать по демпинговой цене, но через некоторое время клиент просто останется с неработающим оборудованием и не отвечающим телефоном. После такого опыта он уже никогда не свяжется с фирмой-однодневкой. Хотя это не лучший способ приобретать жизненный опыт.

Что касается крупных компаний — мы готовы конкурировать как по цене, так и по качеству. Нам есть что предложить. В то же время в ряде проектов мы выступаем и как партнеры.

— И все же, что вы считаете своим главным преимуществом?

— Мы имеем огромный опыт по созданию корпоративных систем любой сложности. Причем такую систему можем создать как «с нуля», так и путем поставки оборудования. Представьте себе «Нефтегаз Украины» — подразделения его дочерних компаний расположены по всей стране. И мы обеспечиваем их надежной связью, необходимой для принятия решений. Причем реально наши возможности еще выше. К примеру, в Украине порядка 2,5 тысячи нефтяных и газовых скважин. Мы можем оборудовать их системой, позволяющей получать в реальном времени информацию о состоянии добычи на каждой. Аналогичные системы могут позволить контролировать процесс транспортировки газа. Да и та же проблема хищений нефтепродуктов из трубопроводов требует современных технологических решений.

— У вас вообще нет особых проблем? Или под Новый год о них просто не говорят?..

— Почему же. Если у организации их нет, значит, она уже прекратила существование. Сейчас мы выходим на новые рынки. В частности, хотим поставлять автоматизированные системы обеспечения передачи данных, программные продукты. Здесь наше телефонное прошлое нам не очень помогает. Точнее говоря, в Европе мы успешно развиваем это направление, и нас там знают, в наших возможностях не сомневаются. В Украине за признание программистов и компьютерщиков еще придется побороться. Но начинать новое дело всегда трудно…

Кстати говоря, мы намерены увеличить и долю украинского участия в нашем оборудовании. Причем речь идет о самой «интеллектуальной» его части — программном оборудовании. Украинские программисты вполне способны разрабатывать программы мирового уровня.

Сейчас принято решение о том, что координировать деятельность Kapsch в странах СНГ будет именно киевское представительство, а не московское. Это достаточно неожиданно. Как правило, западные компании поступают с точностью до наоборот.

Во многом это связано с нашей оценкой перспективности украинского рынка. Кроме того, он нам просто ближе и понятней. С одной стороны, он достаточно велик — в Украине почти полсотни миллионов жителей. Это в шесть раз больше, чем в Австрии. С другой, масштабы страны все-таки не такие огромные, как российские. Да и культурно мы ближе. Тот же Львов, по архитектуре — типичный западноевропейский город.

Кстати говоря, в 1994 году было достаточно трудно убедить австрийцев открыть представительство в Киеве. Там тоже считали, что работать лучше через Москву. Как видим, сейчас ситуация изменилась, и теперь центр работы в СНГ переносится в Киев. Наверное, это оценка и нашей работы.

У нас здесь относительно небольшой (27 человек), но дружный и работоспособный коллектив, которому по плечу любые задачи.

В преддверии Нового года не могу не воспользоваться возможностью поздравить всех наших заказчиков с новогодними и рождественскими праздниками, пожелать им процветания и дальнейшего плодотворного сотрудничества с нами.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно