Аукцион без выбора

10 июня, 2011, 14:24 Распечатать

Монополия и диктат цен в лесопромышленном комплексе уже дали свои результаты.

© navigator-kostroma.ru

Ситуация в лесопромышленном комплексе страны продолжает обостряться и угрожает полным коллапсом его деревообрабатывающей и мебельной отраслям. Катализатором обострения их взаимоотношений стали инициативы чиновников Государственного агентства лесных ресурсов Украины, по «усовершенствованию механизмов» продаж необработанной древесины. В результате новаций цена на древесину только за последние полгода выросла на 50%. Однако даже при столь рекордном росте цен потребности деревопереработчиков в сырье удовлетворяются лесхозами лишь на 60–70% от их реальных потребностей. Это при том, что объемы экспорта за этот же период выросли примерно на 40%.

Цена вопроса

Мебельная и деревообрабатывающая промышленность обладают значительным производственным потенциалом. Реализация промышленной политики по защите отечественного рынка от недобросовестной конкуренции путем введения антидемпинговых мер в свое время предоставила возможность деревообрабатывающим предприятиям привлечь значительные объемы инвестиций для дальнейшего развития. Менее чем за 10 лет в развитие отрасли было вложено более 1 млрд. долл. США иностранных и отечественных инвестиций. В результате мощности предприятий по производству древесных плит и клееной фанеры выросли в полтора раза. Соответственно выросли потребности в лесных сырьевых ресурсах. В частности, сегодня для обеспечения стабильной работы заводов по производству древесных плит и фанеры необходимо свыше 3 млн. м3 технологического и 650 тыс. м3 фанерного сырья. При этом потребности в древесном сырье на внутреннем рынке постоянно растут, переработчики вводят новые мощности.

Вместе с тем наблюдается рост экспорта необработанной древесины, что отечественные производители считают крайне негативным. По их мнению, в условиях ограниченности собственных ресурсов древесины наращивание объемов экспорта лесоматериалов для государства является экономически нецелесообразным, а для деревообрабатывающей промышленности — губительным. Экономическая эффективность лесного хозяйства в разы меньше, чем лесоперерабатывающей отрасли. Продавая изготовленные из древесины столярные изделия, можно заработать в 6 раз больше, чем на продаже самой древесины, а при продаже мебели — в 12 раз. Лес, с точки зрения цивилизованной государственной экономики, нужен не для того, чтобы его выращивать и продавать, а для создания мощной деревообрабатывающей промышленности. В этом случае не только возрастают поступления в Госбюджет, но и растет загрузка производственных мощностей и занятость населения страны. К сожалению, нынешнее руководство Госагентства лесных ресурсов, судя по направленности его заявлений и конкретным действиям, об экономике страны в целом не задумывается, а заботится лишь о сию­минутных интересах лесного хозяйства и, разумеется, своего ведомства. Между тем не следует забывать, что лес является природным ресурсом, принадлежащим всему народу, а не конкретным чиновникам или даже целой лесной отрасли страны. В этой связи не совсем понятно, почему госчиновники ставят себе в заслугу увеличение продаж древесины в денежном выражении (без увеличения реальных объемов лесозаготовок), по сути, означающее обогащение лесхозов за счет конечных потребителей мебели, т.е. практически большинства украинцев.

Сегодня такая политика привела к резкому замедлению темпов роста промышленного производства в лесоперерабатывающих отраслях. В конечном результате в наиболее критическом состоянии оказалась мебельная промышленность, для которой древесные плиты и фанера являются основным конструкционным материалом. В результате повышения цен на сырье и на фоне снижения покупательной способности населения, производство мебели сократилось практически в два раза. Тем временем цены продолжают расти и, похоже, что темп их роста только ускоряется. Причину этого роста деревопереработчики справедливо видят в механизме сбыта древесины, а конкретнее — в запрете прямых договоров и монополизации продаж через так называемые ежеквартальные аукционы.

Антирыночный аукцион

Аукцион, по своей сути, является рыночным механизмом публичной продажи товаров, обладающих индивидуальными особенностями и свойствами. Однако в исполнении отечественных чиновников аукцион, оказывается, может служить и орудием откровенно антирыночного свойства, предназначенного для установления цен, выгодных монополисту, а также создания условий для безнаказанной коррупции чиновников.

В интервью ZN.UA (№15, 22.04.2011г.) председатель Государственного агентства лесных ресурсов Виктор Сивец постарался представить изобретенные его структурой аукционы чуть ли не как единственную панацею для лесной отрасли и всего лесопромышленного комплекса. «На специальные открытые аукционы по продаже древесины выставляется необходимое количество древесины, обеспечивающее потребности малого, среднего и крупного товаропроизводителя, — утверждает госчиновник. — Это — наиболее эффективный способ искоренить коррупцию и экономические злоупотребления, что дает нам возможность обеспечить устойчивое развитие отрасли».

В то же время, каждый новый аукцион приводит к росту цен на необработанную древесину на 20–30%. Деревообработчики обоснованно усматривают в этом целенаправленную политику руководства Госагентства, проводимую в жизнь отнюдь не рыночными методами. Для прогнозированного роста цен монополист искусственно создает дефицит, который ведет к ажиотажному спросу. Так, на аукционе второго квартала техсырья для производства ДСП было выставлено в объеме 450 тыс. м3, что на 230 тыс. м3, или на 34% меньше, чем в первом квартале, и вдвое меньше, чем потребности предприятий. На последнем аукционе при заявках на 740 тыс. м3 технологического древесного сырья на торги было выставлено лишь 543 тыс. м3.

На этом фоне заявление Виктора Сивца о «необходимом количестве древесины, обеспечивающем потребности малого, среднего и крупного товаропроизводителя» звучат, как минимум, издевательски. Особенно если учесть, что малый и средний деревообрабатывающий бизнес вообще не представлен на этих аукционах. Размер лотов, а также необходимость подачи массы справок и бухгалтерских документов делают их участие в аукционах практически невозможным. Запрет же на прямые договора реально ставит мелкие и средние предприятия перед выбором: либо сворачивать свой бизнес, либо «договариваться» с лесхозами с использованием теневых коррупционных схем.

Принудительные аукционы реально не нравятся не только покупателям, но и продавцам. Лесхозы, являясь независимыми субъектами предпринимательской деятельности, фактически попадают под полный контроль регулятора. В итоге — лес, заготавливаемый в различных регионах Украины, предлагают практически по одной и той же, спускаемой свыше цене, которую при этом чиновники умудряются называть «рыночной», а механизм ее формирования «прозрачным рынком».

Непотопляемое Положение

По мнению участников рынка, коррупционная схема была заложена изначально в само «Положение об организации и проведении аукционов по продаже необработанной древесины», появившемся на свет еще в 2007 году в бытность Виктора Сивца председателем Госкомлесхоза.

Уже в общей части этого документа сказано, что Положение регулирует реализацию всей необработанной древесины, заготовленной лесхозами, за исключением… «древесины для обеспечения потребностей производственных деревообрабатывающих подразделений постоянных лесопользователей». Постоянными лесопользователями у нас в стране называют лесхозы, которые за годы независимости обзавелись предприятиями, перерабатывающими около 3 млн. м3 древесного сырья (эта цифра сопоставима с объемами древесины, перерабатываемыми крупными отечественными предприятиями отрасли, и составляет почти 30% всей заготавливаемой в Украине древесины, или половину древесины, перерабатываемой в стране). Не посещают аукционы и экспортеры лесных ресурсов. Для них Госагентство почему-то сделало исключение, даже не зафиксировав его в документе. Получается, что аукционы придуманы исключительно для крупнейших товаропроизводителей. И именно на них Госкомлесхоз, а ныне его приемник Госагентство лесных ресурсов рассчитывают поживиться. Причем не только за счет монопольных цен.

Кроме комиссионного сбора для участия в торгах необходимо внести гарантийный взнос в размере 5% от начальной стоимости лота. Поскольку аукционы проводятся, как правило, за полтора месяца до начала квартала, то данные деньги изымаются из оборота предприятия и находятся в распоряжении лесхозов, как минимум, на 1,5–2 месяца. А речь идет о кругленьких суммах. Деревопереработчики вынуждены вносить в качестве гарантий до 5 млн. грн. Впрочем, продавцы леса умудряются нажиться на покупателях и без использования пунктов Положения, в частности, настаивая на предоплате месячной поставки уже в день аукциона при заключении договора купли-продажи.

Законность приказа Госком­лесхоза, утвердившего данное Положение, оценивалась завкафедрой хозяйственного права юрфакультета Киевского национального университета им. Т.Шевченко. В выводах было указано, что Госкомлесхоз вышел за границы своих полномочий, что привело к нарушению принципов: свободы предпринимательства, запрета незаконного вмешательства органов государственной власти в хозяйственные отношения, свободы договора, а также ст. 67 Хозяйственного кодекса. Вывод экспертов послужил основанием для четырех крупнейших предприятий отрасли обратиться с соответствующим иском в хозсуд Киева, который 05.04.2007 г. удовлетворил иск предпринимателей и признал Положение недействительным.

Своим правом апелляции Госкомлесхоз в установленные сроки не воспользовался. Однако, несмотря на проигранный суд, чиновники продолжали и продолжают считать данное Положение действительным и пользуются им и сегодня. Правда, в январе 2009 появилось загадочное постановление Киевского апелляционного административного суда, в котором, если верить подлинности данного документа, коллегия судей в составе: председателя Мамчура Я., судей: Попович О. и Литвиной Н., рассмотрев жалобу Госкомлесхоза на постановление суда двухлетней давности, отменила постановление хозяйственного суда Киева. Является ли данное постановление законным — это вопрос, конечно, к юристам, но, похоже, наши госчиновники считали свое Постановление действующим, невзирая на любые решения любых судов.

Ситуация на рынке древесины на сегодняшний день настолько накалена, что, по всей видимости, уже не может быть решена на уровне круглых столов или устных договоренностей между бизнесом и чиновниками. Тем более, что, по словам производителей, руководство Госагентства лесных ресурсов старательно избегает любых контактов с игроками рынка. Сегодня уже, к сожалению, требуется вмешательство в руководство отраслью центральной власти. Но даже если ситуация разрешится положительно для страны, останется еще очень больной вопрос: почему отечественные чиновники традиционно путают государственный ресурс с ресурсами отрасли, а ведомственные и личные интересы — с интересами страны?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №23, 16 июня-22 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно