Апокалипсис, переходящий в катарсис, или наоборот? Телекоммуникационный рынок в условиях кризиса

24 октября, 2008, 15:31 Распечатать Выпуск №40, 24 октября-31 октября

Вполне вероятным видится сценарий банкротства отдельных игроков, считавшихся столпами украинского телекома. Что будет сопровождаться неизбежным переделом рынка.

Уважаемый абонент! В связи с исчерпанием средств на вашем счету тарифный план «Потрындим?» автоматически заменен на тарифный план «Дотрынделись!»

Устное народное творчество

О том, что мировой финансовый кризис докатился до Украины, сегодня не говорит только ленивый. Телекоммуникационная отрасль, которую еще недавно называли локомотивом экономики, не сможет не попасть под его влияние.

Очевидно, что рост цен и падение доходов как жителей Украины, так и предприятий приведет к значительному, а иногда и радикальному изменению их потребительского поведения. Из-за вынужденного сокращения их расходов на связь перед операторами возникает реальная перспектива уменьшения выручки. Это будет происходить на фоне традиционно высоких для отрасли объемов взятых операторами кредитов, условия обслуживания которых ухудшатся в связи с кризисом банковской системы. В результате вполне вероятным видится сценарий банкротства отдельных игроков, считавшихся столпами украинского телекома. Что будет сопровождаться неизбежным переделом рынка.

Текущая симптоматика

Плох тот топ-менеджер, который боится кризиса. Большинство руководителей как украинского, так и российского телекома сходятся на том, что телекоммуникационная отрасль пострадает от кризиса в меньшей степени, чем металлургическая, строительная или торговая.

«Не думаю, что кризис отразит­ся на работе мобильных операторов и уж точно не затронет крупных операторов», — считает глава представительства в Украине норвежской телекоммуникационной группы Telenor Тронд Моэ. По его мнению, единственной проблемой, которая может возникнуть, являют­ся потенциальные трудности с привлечением заемного финансирования.

Вице-президент «МТС» по корпоративным коммуникациям Андрей Теребенин говорит, что телекоммуникационная отрасль находится не в такой сложной ситуации, как металлургическая или автомобильная. Хотя и признает, что, по прогнозам аналитиков компании, потребители все-таки будут пересматривать свои расходы, что скажется на выручке операторов. Тем не менее, по словам технического директора «МТС-Украина» Джеффа Хаули, в связи с мировым финансовым кризисом компания повременит с инвестициями в дополнительные сервисы и услуги, сосредоточившись на развитии GSM-связи. «Когда человека уволили, он первым делом начинает обзванивать рекрутинговые компании и рассылать резюме, то есть активно пользуется телекоммуникационными услугами», — считает директор по развитию бизнеса компании «Фарлеп-Оптима» (ТМ «Вега») Константин Колесов.

Топ-менеджерам хорошо сохра­нять оптимизм — им за это платят деньги. Однако за последний год котировки акций телекоммуникационных компаний, представленных на рынке Украины, упали в разы. Вместе с ними упала и капитализация операторов. Акции «МТС» с июля минувшего года подешевели с 75 до 28 долл. Акции «Вымпел­кома» упали с 45 до 9 долл. — почти в четыре раза. С 29 до 11 долл. упали акции Turkcell, со 136 до 56 крон — акции Telenor.

С 97 до 90% от номинала снизились котировки облигаций «Мега­фона». Хотя эта компания и не име­ет украинских активов, но составляет часть инвестпортфеля холдинга Altimo. Последний не публикует информацию о текущей капитализации активов, но исходя из котировок «Вымпелкома», Turkcell и «Мегафона» можно предположить, что она упала не менее чем вдвое. В частности, весь принадлежащий Altimo пакет акций «Вымпелкома», заложенный в 2007 году в Deutsche Bank под заем в 2 млрд. долл., вплотную приблизился к margin call — безусловному переходу во владение банка в случае, если котировки упадут ниже оговоренной в договоре черты (в случае «Вымпелкома» — это 7,6 долл. за акцию). А на минувшей неделе АФК «Система» заложила 0,4% акций МТС для обеспечения кредита на 35 млн. долл. (для сравнения: стоимость этого пакета акций — не менее 76 млн. долл.).

Банки, в свою очередь, испытывают проблемы с ликвидностью. Малый и средний бизнес уже столкнулся с требованиями финучреждений либо досрочно гасить кредиты, либо согласиться с пересмотром ставок. Если эта практика дойдет и до крупных клиентов, коими являются мобильные операторы, то многие из них могут неожиданно для себя оказаться в зоне кредитного риска.

Большинство «ключевых корпоративных абонентов», генерирующих более половины дохода операторов, в настоящий момент заняты поиском путей сокращения своих расходов. И затраты на телекоммуникационные услуги станут одной из статей экономии. Рынок готовится к массовым увольнениям, что также сократит платежеспособность обычно многоговорящего среднего класса.

Краткое содержание предыдущих серий

Среди общих причин мирового финансового кризиса аналитики называют тот факт, что ключевым показателем, к которому были привязаны биржевые котировки, стал не реальный объем производства материальных ценностей или услуг, не рентабельность, а пресловутые темпы роста. Финансисты получали основной доход не от дивидендов, а от перепродажи акций. Достичь же «роста темпов роста» оказалось проще всего за счет заемных средств. Для наращивания капитализации привлекались кредиты, которые шли на открытие новых магазинов, запуск новых брендов, выход на новые рынки. При этом финансовые консультанты, мотивированные бонусами от роста капитализации, всячески стимулировали менеджмент на принятие подобных решений.

Мировой телекоммуникационный рынок не стал исключением. Основным показателем, за которым гнались операторы большинства стран, и Украины в том числе, стали не доходы, не чистая прибыль, а «доля рынка», выраженная в абонентах. О том, что этот показатель больше всего подвержен манипуляциям, неоднократно писалось. В погоне за долей рынка операторы допустили значительное увеличение капитальных вложений и текущей задолженности. На­пример, российский «Вымпел­ком» должен кредиторам 2,7 млрд. долл. на фоне валовой прибыли 2,2 млрд. долл. по результатам 2007 года.

«МТС» имеет 2,7 млрд. долл. валовой прибыли и общую долгосрочную задолженность в 2,6 млрд. долл. Общая же задолженность материнской компании — АФК «Система» — составляет 9,5 млрд. долл. По мнению российских аналитиков, единственным активом «Системы», способным генерировать средства на ее погашение, является именно «МТС».

Долги Turkcell — 760 млн. долл. — хоть и относительно невелики на фоне валовой прибыли в 2,1 млрд. долл., но 530 млн. долл. из них относятся на операции компании в Украине (читай — финансирование убыточной деятельности «Астелита»).

До недавних пор сам факт существования такой задолженности был нормальным явлением для телеком-рынка и трактовался менеджментом, акционерами и кредиторами как некритичный. Однако в условиях банковского кризиса эти долги могут быстро превратиться в банкротообразующие.

Хрестоматийным примером успешной «жизни в долг» являются украинские операторы «Билайн» (убыток в 2007 году — 59,6 млн. долл.) и life:) (убыток в 2007 году — 167,7 млн. долл.). Для их собст­венников — ОАО «Вымпелком» и Turkcell — сам факт присутствия на украинском рынке гораздо важнее доходности этих подразделений. Возможно, уже в ближайшее время станет ясно, что эта весьма характерная для телекоммуникационных компаний бизнес-модель не годится для новых экономических реалий.

Отдельно следует сказать об операторах, которые изначально создавались для продажи с пре­мией. В этих случаях акционеры (как правило, непрофильные) не жалели привлеченных средств, никак не коррелируя это с весьма скромными успехами бизнеса: малым количеством абонентов, низкой выручкой, убыточностью. Примером являются едва ли не все CDMA-операторы (особенно «Теле­системы Украины», чьи владельцы не скрывали намерений продать бизнес за сумму, в три-четыре раза превышающую инвестиции), а также большинство операторов широкополосного доступа в Интернет (ШПД). Теперь такие компании невозможно будет ни дорого продать, ни поддерживать в дотационном состоянии.

«Я не толстый, я полный...»

Сегодня многие вспоминают события кризиса десятилетней давности. Контрагенты не спешили платить по контрактам, а то и просто «кидали». Частный бизнес массово задерживал зарплату и увольнял работников. Большинство жителей Украины в той или иной степени оказались на мели. То есть без денег, с долгами, а главное — в состоянии полной неопределенности, когда эти деньги появятся.

В 1998 году в Украине насчитывалось немногим более 140 тыс. мобильных абонентов. Но тогда это была статусная услуга, и отказываться от нее не спешили. Всего за несколько лет услуги сотовой связи перешли в категорию массовых. Сохранив при этом флёр элитности и связанные с этим предрассудки.

Потребительское поведение наших соотечественников на товарных рынках телекоммуникационных продуктов и услуг массового спроса — мобильной телефонии всех сортов, а также доступа в Интернет, не очень отличается от такового на рынках прочих продуктов массового и постоянного спроса. Главная его особенность — нерациональность, обусловленная отсутствием должного опыта и культуры потребления, с одной стороны, и агрессивной рекламой, навязывающей неадекватные стереотипы, — с другой.

Характерные признаки такого поведения — это подписка на тарифы, предполагающие избыточное количество услуг, минут или гигабайт, которые потребители оплачивают, но используют далеко не полностью. Это нежелание тратить время на анализ своих расходов и структуры счетов — ведь до сих пор встречаются абоненты, пользующиеся тарифными планами пятилетней давности со стоимостью минуты более одной гривни и даже не задумывающиеся о том, чтобы их сменить. Это неспособность анализировать соотношение цена/качество. Что, с одной сторо­ны, выливается в привычку пользоваться более дорогими и «статусными» услугами (так называе­мые безлимитные тарифы, например). А с другой — в готовность терпеть низкое, неадекватное цене качество услуг. И, наконец, неготовность и неумение отстаивать свои потребительские права.

А ведь снижение доходов поставит миллионы людей на самых разных ступеньках социальной лестницы перед необходимостью считать деньги и урезать расходы. В том числе на телекоммуникационные услуги.

Обратной стороной снижения расходов абонентов станет падение выручки операторов. В лучшем случае, резко снизятся темпы прироста ключевых финансовых показателей. В худшем — они претерпят уменьшение. Абонентская база если и сократится, то ненамного, оставшись на нынешнем уровне. Однако упадет ARPU, в том числе корпоративных абонентов.

Между тем операторы по инерции будут стимулировать абонентов больше пользоваться телекоммуникационными услугами. Подключая такие пока экзотические механизмы, как предоставление услуг в долг. Не говоря уж о дальнейшем снижении тарифов. Расходы на маркетинг при этом снижаться не будут, ведь абонентов нужно держать в потребительском тонусе. Естественно, на финансовых показателях операторов это скажется не лучшим образом.

«Никого не жалко, никого — ни меня, ни тебя, ни его...»

А теперь рассмотрим, какие риски несет кризис основным игрокам телекоммуникационного рынка.

«Астелит» (ТМ life:)) — лидер по пресловутым темпам роста доли рынка, выраженной в абонентах, — 19%, почти «блокирующий пакет». Доля рынка в доходах — меньше, около 9%. За прошедшие годы компании удалось закрепиться на рынке и составить реальную конкуренцию «МТС» и «Киевстару». Однако сделано это было благодаря тому, что менеджменту принципиально не ставилась задача получения прибыли, приоритетом является именно доля рынка.

Фактически, деятельность оператора на паритетных началах оплачивается из прибыли «СКМ» и Turkcell. Однако металлургический бизнес в Украине переживает стагнацию. Уже в ближайшее время «СКМ» может поставить вопрос о сокращении дотаций.

Последние несколько лет на грани банкротства балансирует и главный собственник Turkcell — турецкий концерн Chukuruva Group. С высокой долей вероятности в ближайшее время «Асте­лит» будет поставлен перед необходимостью функционировать исключительно на собственные средства. Что может оказаться для компании крайне сложной задачей. Тем не менее топ-менеджмент «Асте­лита» полон оптимизма и недавно заявил о планах удвоить в следующем году площадь покрытия. Быть может, они что-то знают?!

В еще худшем положении находятся «Украинские Радиосистемы» (ТМ «Билайн Украина»). Компания также убыточна, однако, в отличие от «Астелита», у нее нет значительной доли рынка (чуть более 4%).

Компания переживает сейчас слияние с «Голден Телекомом», однако выгод от объединения бизнеса пока не видать. Проекты «Голден Телекома» «подвисают»: развитие WiMAX заморожено, широкополосный доступ по технологии FTTB показывает ничтожные продажи, ряды мобильных бизнес-абонентов «ГТ» редеют, «сдан в архив» распиаренный в свое время FMC-проект на базе конвергенции GSM и Wi-Fi сетей.

Запас прочности «УРС» определяется только мощью российского «Билайна». Пока что приоритетом для материнской компании было присутствие на украинском рынке любой ценой. Кризис может сделать эту цену вполне определенной.

В «МТС» традиционно значительную долю доходов определяют многоговорящие корпоративные абоненты. Это одновременно сильная и слабая сторона компании: если они начнут урезать расходы, упадет ее выручка. С другой стороны, внутри группы компаний уже третий год действует программа оптимизации расходов, так что «затянуть пояс» ей будет легче, чем другим.

Компания (как, кстати, и «Билайн») подвержена и политическим рискам: если ее российских собственников начнут вынуждать тратить средства на «спасение режима», они могут направить на это часть финансовых потоков оператора. Что в ситуации дефицита оборотных средств (кредитование, напомним, «отключается») может стать критичным. Печальная синергия этих факторов, помноженная на банковский кризис, может усложнить жизнь даже такого крупного игрока.

«Киевстар» является темной лошадкой кризиса. На счетах компании находятся более 2 млрд. долл. нераспределенной прибыли. В случае завершения конфликта между акционерами эта прибыль может стать теми самыми оборотными средствами, которых так не хватает остальным игрокам. И «Киевстар» сможет себе позволить мощную рыночную экспансию — например, купить пару-тройку обанкротившихся аутсайдеров рынка.

С другой стороны, благодаря конфликту у «Киевстара», наверное, самый большой опыт развития за собственные средства. Впрочем, рисков тоже хватает. Это и общее падение выручки, и обслуживание евробондов, проблемных ценных бумаг, лишенных котировок. Капитализация Telenor падает, и изыскать многомиллиардные средства на выкуп 43% акций украинского оператора будет трудно.

В сложном положении оказались CDMA-операторы. Владельцы большинства из них не скрывали, что намереваются продать их с премией, и активно привлекали заемные средства на развитие. Премия отменяется, кредиты придется отдавать из «оборотки», сводя рентабельность к нулю или, чего хуже, к отрицательным значениям. У владельца «Телесистем Украины», «завязанного» на падающий металлургический рынок, может снова случиться нервный срыв.

Немного лучше прогноз для «Интертелекома». Его собственников сложно напугать кризисами, потому что это их образ жизни. А гендиректор Борис Акулов как-то раз построил сеть мобильной связи в Приднестровье в условиях полного коллапса экономики.

Кризис полностью развязывает руки менеджменту «Укртелекома». Обанкротить компанию и продать ее по частям самому себе — удобнее момента не будет. Мобильный U’tel, широкополосный доступ в Интернет «ОГО» и не имеющая пока собственного бренда дирекция первичной сети продадутся быстро, не очень дорого и из одного кармана в другой. Фиксированная связь, лишенная кросс-субсидирования со стороны прибыльных сегментов, раньше обанкротится, чем продастся.

Будущее «прибыльных» сегментов тоже не безоблачно. Мобильный U’tel, несмотря на эксклюзивность UMTS-лицензии, сколько-нибудь серьезной рыночной доли не завоевал, и эксперты видят его будущее разве что как платформы для виртуальных 3G-операторов. «ОГО» будет подвержен общей проблеме всех операторов ШПД — низкой рентабельности и необходимости привлечения кредитных средств на расширение сети, что в условиях кризиса непросто. Дирекция первичной сети тоже ныне далеко не монополист. А нынешний менеджмент «Укртелекома», который, возможно, сохранит контроль над этими активами, слишком привык к финансовой и рыночной безответственности, чтобы эффективно ими управлять.

Кто восстанет из пепла?

Не стоило ожидать от телеком-компаний, что они будут более мудры, нежели их коллеги в других отраслях. Погоня за сиюминутным результатом, гонка менеджмента за бонусами, ставки на краткосрочное планирование, фантазии собственников о капитализации, слепое доверие финансовым аналитикам, даже не пытающимся разобраться в особенностях телеком-рынка...

Пусть не покажутся эти прогнозы слишком мрачными — лучше, как говорится, «перебдеть». Избежать кризиса не удалось, остается научиться его преодолевать.

Самая общая рекомендация — сокращение расходов до уровня, адекватного доходам. Это касается и абонентов, которые должны научиться считать свои деньги и четко знать, что они хотят получить за них от операторов. Это касается и операторов, которые должны отбросить мечты о росте капитализации и строить свой бизнес как производственный, отталкиваясь от реальной себестоимости услуг.

Расширять рынок мобильной связи уже некуда — операторам нужно обеспечить эффективное поддержание уровня качества услуг в условиях сокращения поступлений. Жаль, не успел достичь насыщения рынок ШПД — интернетизация все же благотворно сказывается на самостоятельности мышления и экономической грамотности населения. Однако, возможно, операторский кризис даст новый толчок самоорганизации некоммерческих локальных сетей. Да и кризис будет длиться не вечно — уже через пару лет рост начнется снова. Главное, чтобы и телеком-бизнес, и мы, его абоненты, вышли из него другими.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно