Антимонопольный передел

1 октября, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск №39, 1 октября-8 октября

Рынок мобильной связи вновь стоит перед перспективой принудительного реформирования в популистских целях...

Рынок мобильной связи вновь стоит перед перспективой принудительного реформирования в популистских целях. Антимонопольный комитет Украины намерен признать двух основных его игроков - UMC и «Киевстар» — монополистами. Если это случится, операторы могут подвергнуться штрафам или ограничению тарифов. Последствия такого вмешательства в работу одного из самых свободных, высокотехнологичных и инвестиционно привлекательных в Украине рынков трудно предсказать.

Олигополия страшнее монополии?

Интерес Антимонопольного комитета Украины к рынку мобильной связи — не новость. Так, еще 14 апреля АМК разослал операторам рекомендации с предложениями рассмотреть возможность снижения тарифов. А летом комитет в соответствии со своей Методикой определения монопольного (доминирующего) положения субъектов хозяйствования, провел исследование рынка услуг мобильной связи. В результате в конце августа операторам были направлены письма с результатами изысканий и предложением выразить свои возражения. Что операторы и не преминули сделать: по единому мнению представителей «Киевстара» и UMC, тезисы послания АМК недвусмысленно подводят к признанию их монополистами со всеми вытекающими последствиями.

Само исследование рынка на первый взгляд напоминает пересказ букваря. АМК обнаружил пять работающих мобильных операторов и три неработающих. Услуга мобильной связи, как выяснили для себя чиновники, существенно отличается от фиксированной, пейджинговой и транкинговой связи. Зона покрытия — более 70% территории Украины. Доли рынка UMC и «Киевстара» определены соответственно в 51 и 40% по доходам и в 51,7 и 46,9% — по абонентской базе. Согласно критерию Герфиндаля—Гиршмана (индексу рыночной концентрации), рынок представляет собой жесткую олигополию (кстати, в вышеупомянутой Методике нет определений ни данного критерия, ни термина «олигополия», на которые ссылается комитет). В АМК не преминули подсчитать и операторские доходы. По данным исследования, за 2003 год выручка UMC составила 2,81 млрд. грн., «Киевстара» — 2,2 млрд., «Голден Телекома» — 270,7 млн., «Цифровой сотовой связи» — 191,8 млн. и «Украинских радиосистем» — всего 21,8 млн. грн. Цифры эти могут понадобиться АМК для расчета штрафов, если до этого дойдет. Напомним: согласно действующему законодательству, в случае принятия комитетом решения о том, что компания злоупотребляет монопольным положением, она может быть подвергнута штрафу до десяти процентов годового дохода. Прямых обвинений в этом пока не прозвучало, хотя непрямых было сколько угодно.

Конкуренцию еще нужно доказать

По мнению представителей UMC и «Киевстара», нельзя говорить об их монопольном положении хотя бы потому, что они испытывают значительную конкуренцию со стороны друг друга. В своих официальных ответах Антимонопольному комитету обе компании привели множество доказательств существования этой конкуренции, а также показали необоснованность ряда выводов чиновников.

Так, по мнению их юристов, при определении перечня товаров и услуг, на основании которых делается вывод о монопольном положении, а также товарных пределов рынка не были учтены многочисленные услуги, предоставляемые мобильными операторами. Помимо голосовой связи, это услуги передачи данных, факсимильной связи, переадресации звонков, отправки текстовых сообщений, доступ в Интернет, услуги информационно-справочных служб и так далее. А значит, товарные пределы рынка мобильной связи нельзя сводить только к голосовой связи, как сделал АМК.

Кроме этого, компании не согласны с тем, что Антимонопольный комитет определил географические пределы рынка как всю территорию страны. АМК ссылался на то, что развернутые операторами сети покрывают более 70% площади Украины, на которой проживает более 90% ее населения. Но если бы он последовательно рассмотрел данные за 2003 год, на которых формально базируется исследование, то выяснилось бы, что на начало года этот показатель был существенно меньше — 46%, а значит, будет меньше и средняя цифра. Иными словами, во-первых, в пределах Украины услуги мобильной связи не предоставляются на значительной территории ни одним из операторов, а значит, рынок там свободен для любого из них. А во-вторых, в самых интересных с рыночной точки зрения регионах — крупных городах, в т.ч. «миллионниках» — работают все мобильные операторы, даже небольшие! И говорить об ограничении там конкуренции невозможно в принципе!

Определяя, согласно своей Методике, временные пределы рынка мобильной связи, Антимонопольный комитет так же однобоко подошел и к этой проблеме, отметив лишь отсутствие сезонных колебаний спроса и сделав выводы о стабильности его в течение года. Однако темпы развития этого рынка в нашей стране превышают все мыслимые пределы (что, правда, также отметили в АМК). Так, зона покрытия только UMC в 2003 году расширялась на 4% ежемесячно — каждый день вводились в строй несколько базовых станций. Абонентская база выросла с 1,7 до 3,3 млн. человек, т.е. в 1,94 раза: средний ежедневный прирост абонентов составлял четыре-пять тысяч человек (в периоды проведения акций — десятки тысяч в день). Это значит, что рынок не был неизменным не только в течение года, но и менялся каждый день!

Это не говоря уж о том, что при определении временных границ рынка АМК не учел один из пунктов собственной Методики: если период оборота капитала при производстве некого товара или услуги превышает один год, то временные пределы рынка определяются как промежуток времени от одного до трех таких периодов. Поскольку срок развертывания сетей мобильной связи превышает один год, то временные границы рынка никак не могут быть ему равны.

Когда комитет производил расчет долей рынка мобильных операторов, он использовал показатели выручки и количества абонентов. Но ведь общая выручка оператора слагается из поступлений от оказания самых различных услуг — см. выше. А количество абонентов никак не может характеризовать «общий объем поступления товара на рынок», как определяется объем рынка согласно Методике. Для оценки объема рынка лучше было бы использовать натуральные показатели — например, минуты трафика.

Кроме этого, уже с начала 2004 года существенно изменилась конкурентная среда на рынке. Если раньше конкуренция развивалась между двумя операторами — UMC и «Киевстаром», то на данный момент в большинстве областных центров Украины уже развернуты сети «Украинских радиосистем». О запуске новых сетей до конца года объявила и «Цифровая сотовая связь Украины», получившая инвестиции от Turkcell. Поэтому нельзя столь прямолинейно применять норму п. 2 ст. 12 Закона Украины «О защите экономической конкуренции», согласно которой можно говорить о монопольном положении субъекта хозяйствования, если его доля рынка превышает 35%. В данной статье далее черным по белому написано: «если он при этом не испытывает значительной конкуренции». А п. 10 Методики поясняет, что такое «значительная конкуренция»: или конкурентов нет вообще (в нашем случае они есть), или их рыночные доли незначительны (на отечественном рынке присутствуют два оператора с большими долями).

Отсутствие значительной конкуренции возможно и в том случае, если другие участники рынка существенно ограничены в возможностях закупки сырья, оборудования и сбыта продукции, а также есть препятствия для доступа на рынок новых игроков или льготы уже присутствующим. Однако на сегодня ни один оператор мобильной связи не ограничен ни в возможностях закупки оборудования, ни, тем более, в сбыте услуг (спросом пользуются даже услуги квазимобильной связи, такие как «Алтай»). В выводах комитета содержался тезис о том, что мобильные операторы жестко привязаны к поставщику оборудования, однако это не совсем так: предложение на рынке оборудования очень велико, и только UMC закупает оборудование у целого ряда производителей, таких как Siemens и Alcatel. И UMC, и «Киевстар» выбирают поставщиков оборудования по результатам тендера; к тому же ни один из производителей телекоммуникационного оборудования не является учредителем ни одного из украинских мобильных операторов (о чем также заявили в АМК).

Что касается барьеров, то к ним АМК отнес необходимость наличия лицензии, разрешения на использование полосы частот, а также значительных инвестиций для начала работы. Однако и лицензии, и частоты, и инвестиции есть у всех пяти работающих операторов (и даже у трех неработающих). Не говоря уж о том, что рынок мобильной связи — один из немногих в Украине, полностью свободный от льгот и преференций. Их нет ни у одного из игроков.

Еще несколько критериев касаются так называемой рыночной власти участника рынка. Исследование Антимонопольного комитета также приводит к выводу, что ни один из мобильных операторов в Украине такой власти не имеет. Ни один игрок этого рынка также не в состоянии ограничивать выпуск товаров и услуг с целью создания искусственного дефицита, который не могут компенсировать конкуренты (один из пунктов Методики). Попробуй UMC или «Киевстар» в одностороннем порядке создать такой дефицит, как ближайший конкурент немедленно восполнит его с пользой для себя.

По этой же причине ни один из операторов не может в одностороннем порядке повысить цены на свои услуги и удерживать их на уровне, превышающем обусловленный конкуренцией. В условиях рынка мобильной связи это тотчас же приведет к оттоку абонентов к конкурентам. Более того, операторы постоянно проводят различные маркетинговые акции, связанные со снижением цен. В настоящий момент это снижение уже достигло своего логического предела: на ряд услуг — как голосовой связи, так и отправки текстовых сообщений — операторы установили тариф в 0 гривен. А ведь еще Адам Смит в своей книге «Исследования о природе и причине богатства народов» утверждал, что монополист удерживает или повышает цены (а не снижает их — как в Украине), и при этом лишь небольшое число потребителей может позволить себе приобрести этот продукт (в отличии от условий на рынке, когда существует значительная конкуренция).

Народный депутат Украины Валерий Пустовойтенко считает, что поскольку между двумя основными мобильными операторами ведется конкурентная борьба, монополии на рынке быть не может.

— Я не хочу спорить с результатами исследований Антимонопольного комитета, — говорит В.Пустовойтенко. — Однако я думаю, что все не так мрачно. У нас есть и другие компании, которые работают на рынке мобильной связи. Однако в связи с тем, что эти две компании — UMC и «Киевстар» — более активно вкладывали инвестиции, они и вырвались вперед. Остальным, конечно, конкурировать с ними сложно.

— На рынке мобильной связи — огромный свободный сектор, — считает народный депутат Борис Беспалый. — Как ни считайте, а у нас на почти 50 млн. человек населения всего 10 млн. абонентов мобильной связи. То есть наш рынок не заполнен даже на половину. Пространства на нем хватит и для третьего, и для четвертого операторов! И они получили соответствующие лицензии. Но почему они не развиваются — другой вопрос.

Антиконкуренция не по-европейски

Еще одним аргументом АМК в пользу вывода о монопольном положении операторов стало превышение темпов роста доходов и чистой прибыли операторов над темпами роста их затрат на одного абонента. Однако в этих расчетах АМК не учел тот объем средств, которые операторы вынуждены инвестировать в развитие технической базы. Ведь отношение EBITDA (прибыль до отчисления налогов) к общему доходу велико у всех европейских операторов и составляет, как и у отечественных, около 50%. Это — следствие постоянной необходимости инвестиций.

И UMC, и «Киевстар» в своих ответах Антимонопольному комитету были также едины в том, что чиновники не до конца учли директивы ЕС об антимонопольном регулировании. Так, согласно совместной Директиве Европарламента и Еврокомиссии 2002/21 от 7 марта 2002 года «О совместной регуляторной политике в отношении сетей телекоммуникаций и услуг», при определении монопольного положения на динамичном рынке телекоммуникаций необходимо анализировать структуру рынка в перспективе, определяя, имеет ли тенденция существования конкуренции на рынке постоянный характер. АМК же в своем исследовании использовал только данные по состоянию на конец 2003 года. При этом страны ЕС, согласно этой директиве, должны удерживаться от неадекватных ограничений в отношении тех компаний, которые хоть и имеют признаки доминирующего положения, однако работают на динамично развивающемся рынке. Документ также гласит, что при определении доминирующего положения оператора на рынке телекоммуникаций необходимо руководствоваться не формальными признаками, такими, как рыночная доля или количество абонентов, а всем комплексом конкурентного законодательства. О динамизме украинского рынка мобильной связи, ситуация на котором меняется едва ли не каждый день, мы уже говорили.

Среди критериев Евросоюза — зрелость рынка (в Украине он далек от насыщения) и стабильность или снижение спроса на услуги (судя по темпам роста абонентской базы, нам это тоже не грозит). Отсутствие продвижения инноваций на рынке связи, то есть технологический застой (еще один признак монополизации) в стране также не наблюдается: операторы, даже не доминирующие, активно соревнуются в введении новых сервисов.

По данным аналитической компании Theron Business Consultong, проводившей независимое исследование украинского рынка мобильной связи, в большинстве стран Евросоюза выдано три-четыре лицензии для работы на рынке мобильной связи (у нас, напомним, 8). В европейских странах также присутствуют по крайней мере два доминирующих оператора, занимающих более 35% рынка. Например, доля рынка двух ведущих операторов мобильной связи во Франции составляет 49% против 36%, Бельгии — 56% против 32%, Ирландии — 56% против 40%, Люксембурга — 63% против 36%. В Украине на январь 2003 года — 46% (UMC) против 49% («Киевстар»), а на сегодня — 51% (UMC) против 46% («Киевстар»). И хотя уважаемые во всем мире антимонопольные комиссии ведущих европейских стран рассматривали аналогичные случаи, еще ни разу за все время существования отрасли ни один оператор мобильной связи не был признан монополистом! Среднестатистические показатели рентабельности UMC, отмечают аналитики Theron, также не превышают среднеевропейских. Но ведь украинский рынок еще не достиг насыщения, а это значит, что они будут снижаться и в дальнейшем.

— Монополизм нужно искать прежде всего в сфере фиксированной связи, где работает «Укртелеком», считает народный депутат Борис Беспалый. — Его магистральными каналами вынуждены пользоваться все операторы, в том числе и мобильные. И когда мы делаем звонок «мобильный-мобильный», то вынуждены платить и госмонополисту. К сожалению, АМК в ту сторону не смотрит. А ведь это колоссальные резервы!

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №1288, 28 марта-3 апреля Архив номеров | Последние статьи < >
Вам также будет интересно