АНДРЕЙ КОСТИН: «НАШЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ ПРАВИТЕЛЬСТВУ УКРАИНЫ — ЭТО ДЕНЬГИ, ПОГАШЕНИЕ ПРОСРОЧЕННЫХ ДОЛГОВ ПО КРЕДИТУ И ИНВЕСТИЦИИ»

1 декабря, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №47, 1 декабря-8 декабря

Один из старейших банков Советского Союза — Внешэкономбанк — не так давно начал выплаты украинским гражданам по замороженным при распаде СССР валютным вкладам...

Один из старейших банков Советского Союза — Внешэкономбанк — не так давно начал выплаты украинским гражданам по замороженным при распаде СССР валютным вкладам. Банк также заявил о начале деятельности, направленной на привлечение инвестиций в экономику Крыма и развитие материально-технической базы санаторно-курортных комплексов и здравниц республики. Крымский регион, по заявлениям руководства ВЭБа, является одним из приоритетов в инвестиционной политике банка. Кроме того, ВЭБ совместно с «АвтоВАЗом» и холдингом «Арлан» принимает участие в конкурсе по продаже 68% Запорожского алюминиевого комбината. Внешэкономбанк осуществляет экспертную оценку проекта и финансовую поддержку как покупки пакета акций, так и реализации инвестиционной программы консорциума «АвтоВАЗ—Инвест». О том, почему один из наиболее мощных российских банков, собственная валюта баланса которого превышает половину суммарных активов банковской системы Украины, расширяет свою активность в нашей стране, рассказывает председатель ВЭБа Андрей КОСТИН.

— Сейчас ВЭБ начал выплаты украинским гражданам по замороженным при распаде СССР валютным вкладам. Почему выплаты начаты только сейчас?

— Проблема действительно не нова, и ее решению долгое время препятствовали различные политические противоречия.

Напомню, что первоначально планировалось, что внешний долг Советского Союза будет обслуживаться пропорционально всеми бывшими республиками. Но позднее стало понятно, что никто, кроме России, не обладает возможностью обслуживать многомиллиардные внешние долги. Поэтому лидеры бывших республик приняли единогласное решение о том, что Россия унаследует как долги (обязательства), так и активы (ресурсы) бывшего СССР. Таким образом, Внешэкономбанк унаследовал проблему взаимных претензий и задолженностей, связанных с распадом Советского Союза и дефолтом СССР перед иностранными кредиторами.

Сегодня многие в Украине убеждены, что Россия унаследовала больше активов, чем долгов. Но это не более, чем миф, поддерживаемый в общественном сознании в политических целях. Основная часть активов — это требования бывшего СССР к развивающимся странам за поставки товаров, как правило, военного назначения. Эти поставки осуществлялись по политическим мотивам, и реальная их возвратность крайне низка. По оценкам экспертов, из 0 млрд. унаследованных Российской Федерацией активов в лучшем случае удастся вернуть порядка млрд. в течение ближайших 25—40 лет. В то же время унаследованная Россией задолженность СССР перед Парижским клубом кредиторов превышает млрд., а задолженность России перед Лондонским клубом уже после второй реструктуризации составляет более млрд. (до переговоров с кредиторами сумма этой задолженности превышала млрд.).

Верховная Рада Украины до сих пор не ратифицировала соглашение о «нулевом варианте», заключенное между правительствами двух стран. И это мешает решению комплекса вопросов по урегулированию долга бывшего СССР в отношении Украины. Невзирая на это, российская сторона в 1998—1999 гг. выплатила физическим лицам — гражданам Украины — первую часть замороженных валютных вкладов на сумму порядка млн. По оставшейся части средств, которая была согласована Украиной и Россией, принято решение президента РФ и российского правительства об осуществлении выплат.

— И на каком этапе сейчас находятся выплаты?

— Фактически осталось завершить лишь техническую работу, в частности необходимо, чтобы вкладчики написали заявления с просьбой перевести средства со счета Внешэкономбанка на счета Укрэксимбанка либо других украинских банков. 13 ноября этого года в Москву приезжало руководство Укрэксимбанка во главе с председателем правления г-ном Сорокиным, и мы наметили схемы реализации этих задач.

Общая сумма, которую мы должны выплатить, составляла ,21 млн. Но украинские граждане хранили свои валютные счета как в головной конторе, в Москве, так и в отделениях Внешэкономбанка СССР на территории Украины. Те средства, которые хранились на счетах ВЭБа в Москве, были давно разморожены и выплачены. Проблему составляют средства граждан в размере около млн., хранившиеся в украинских отделениях ВЭБа, которые превратились потом в отделения Укрэксимбанка и других банков Украины. Распад бывшего СССР привел к тому, что Внешэкономбанк утратил представительства, ранее находившиеся в союзных республиках, — они были национализированы. ВЭБ настаивает на том, чтобы эти средства также были использованы для погашения задолженности перед гражданами Украины.

— Насколько мне известно, кроме долгов перед физлицами, существуют еще и долги ВЭБа перед украинскими юридическими лицами. Как банк будет строить свою политику в отношении этих долгов?

— Вы правы, кроме депозитов физлиц, во Внешэкономбанке были заморожены валютные вклады украинских предприятий, сумма которых, по оценкам украинских экспертов, составляет порядка 0 млн. Российская сторона считает, что эта сумма меньше — 0 млн.

Проблему выплаты замороженных счетов украинских юридических лиц нельзя рассматривать в отрыве от встречных требований со стороны России. У ВЭБа существуют требования к украинским предприятиям, которые эквивалентны 0 млн. Когда правительство СССР привлекало средства западных банков на финансирование тех или иных проектов, часть этих денег расходовалась на различные программы на территории Украины, т.е. предоставлялась украинским предприятиям. Задолженность по этим проектам перед западными кредиторами осталась. Россия, унаследовавшая все долги СССР (в том числе и долги украинских предприятий), сегодня обслуживает их и ведет переговоры в рамках Парижского и Лондонского клубов.

Часть этих средств не была использована на территории России. Поэтому позиция и российского правительства, и ВЭБа заключается в том, что украинская сторона должна урегулировать эти вопросы самостоятельно (как это сделала Россия по долгам своих юридических лиц, выпустив в 1993 году под замороженные счета юрлиц-резидентов России облигации внутреннего валютного займа). Конечно же, при условии отказа России от своих требований к украинским юрлицам, которые могут быть переданы Укрэксимбанку либо украинскому правительству.

Вот, собственно, два разных вопроса, которые нельзя смешивать, поскольку позиции по ним принципиально различаются.

— Почему один из наиболее мощных российских банков принимает участие в приватизации ЗАлКа и какие дивиденды ожидает от этого?

— В первую очередь я бы отметил то, что важно не для ВЭБа, как участника конкурса по приватизации Запорожского алюминиевого комбината, а для Украинского государства.

Однозначно, главной задачей Украинского государства сейчас является привлечение средств в бюджет. Приоритетом при продаже государственного имущества стала приватизация за деньги, более того — за большие деньги.

Также я считаю важным, чтобы Украина в алюминиевой отрасли создала нормальную конкурентную среду. Для этого ей необходимо иметь двух-трех производителей алюминия и алюминиевой продукции в стране.

И третий приоритет — это стабильная и прибыльная работа предприятия после приватизации. Во главе нашего консорциума стоит «АвтоВАЗ». Ему запорожский комбинат нужен потому, что это традиционный поставщик алюминия и его сплавов для производства автомобилей. Около 30 лет назад Запорожский алюминиевый был специально переориентирован на поставки металла «АвтоВАЗу», а все сплавы привели в соответствие спецификациям FIAT.

— И все же, из каких предпосылок исходит ВЭБ, участвуя в конкурсе по продаже ЗАлКа?

— Для ВЭБа — это выгодное размещение средств, поскольку мы считаем связку ВАЗ—ЗАлК перспективной и рентабельной. Интеграция традиционных партнеров, ЗАлКа и ВАЗа, приведет к стабильному росту потребления алюминиевых сплавов «АвтоВАЗом». В последнее время связи партнеров оказались частично порушены, и «АвтоВАЗ» вынужден даже покупать отдельные сплавы не в Запорожье, а на Красноярском алюминиевом заводе. «АвтоВАЗ» сейчас стремится восстановить и укрепить взаимодействие с ЗАлКом.

Сейчас у ВАЗа стремительно растет рынок в странах СНГ. В начале 2000 года ВАЗ планировал произвести 675 тысяч автомобилей. В середине года план пересмотрели, и сейчас ожидается, что будет произведено 710 тыс., или на 5,2% больше. Мы оцениваем, что потребление ВАЗом запорожского алюминия и сплавов в ближайшие пять лет увеличится с сегодняшних 30% от общего объема производства до 50%.

На просторах СНГ только Внешэкономбанк обладает достаточной известностью и необходимыми размерами для привлечения финансовых ресурсов. Сегодня ВЭБ развивает работу с крупными инвестиционными проектами. Например, в одном из последних проектов ВЭБ выступает гарантом по итальянской кредитной линии на сумму в полтора миллиарда долларов.

Консорциум «АвтоВАЗ—Инвест», как и любой промышленный инвестор, ориентирован на максимизацию прибыли. Это значит, что мы будем производить столько металла, сколько может потребить рынок. На сегодняшний день я оцениваю конъюнктуру рынка сбыта продукции ЗАлКа как весьма оптимистическую. По нашим оценкам, в 2000 году комбинат произведет продукции на 15% больше своих установленных мощностей. Это говорит о том, что в ближайшем будущем мощности надо будет увеличивать. И мы уже рассматриваем проекты в этом направлении.

Второй момент. Известно, что алюминий высокой степени переработки стоит на рынке больше и приносит производителю больше прибыли. Поэтому сразу же в течение года запустим производство фольги мощностью 16—20 тыс. тонн в год. Это дополнительный рынок. При этом рынок в 115 тыс. тонн первичного алюминия не исчезнет, и его тоже необходимо будет удовлетворять. Это заставляет консорциум уже сейчас просчитывать возможности расширения производственных мощностей запорожского комбината.

В среднесрочной перспективе мы наладим производство комплектующих из алюминия и его сплавов прямо на комбинате для автомобилей ВАЗ, которые производятся в Украине и России. Это тоже увеличит рентабельность и расширит рынок.

— А насколько сам «АвтоВАЗ» стабилен как партнер? Я говорю не только о его позициях на рынке, но и о финансовом положении.

— По этому вопросу вам следовало бы обратиться к менеджменту ВАЗа. Я же могу поделиться последней информацией, которую нам предоставил «АвтоВАЗ» на этапах подготовки предложения для участия в конкурсе по ЗАлКу. Общий вывод состоит в том, что финансовое положение «АвтоВАЗа» абсолютно стабильно. Сложная финансовая ситуация наблюдалась здесь в 1996 году, но она была преодолена, в том числе с нашим участием.

В 1996 году, когда завод ставил в производство новое семейство автомобилей, «десяток», образовались значительные долги перед федеральным бюджетом. Но Внешэкономбанк реструктуризировал их сроком на 10 лет. Был также подписан соответствующий договор с правительством РФ. Сейчас долг выплачивается ежемесячно, в сумме чуть менее 100 млн. руб. в месяц. Ситуация на автомобильном рынке дает основания предполагать, что «АвтоВАЗ» сможет выплатить эти долги даже раньше, чем намечалось.

Еще раз подчеркну: спрос на автомобили «вазовского» производства повышен, причем до такой степени, что завод вынужден пересматривать производственные планы не только текущего года, но и следующего. «АвтоВАЗ» планирует в 2001 году произвести 750 тыс. автомобилей. Это выходит за рамки проектных показателей, поэтому наращивание производства осуществляется в том числе за счет изменения режима работы. ВАЗ набирает дополнительных людей — около 6 тыс. человек — для того, чтобы ввести дополнительную рабочую субботу. Кроме того, ожидаемые в этом году 710 тыс. автомобилей обеспечат прибыль после налогообложения порядка 10 млрд. руб. Это те деньги, которые ВАЗ направит на нужды предприятия, развитие производства и покрытие долгов.

— Руководство ФГИУ заявляло о том, что ожидает получить от приватизации ЗАлКа около 30 млн. долл. Как вы оцениваете шансы «АвтоВАЗ—Инвеста» на победу в тендере?

— Мы сформулировали свое предложение. У ВЭБа есть своя оценка стоимости ЗАлКа, выше которой мы не пойдем. К сожалению, как показывает опыт России, иногда получается так, что при неправильном формулировании условий очень крупные инвестиционные программы, которые записывают претенденты, остаются не реализованными. Поэтому мы не стремимся написать фантастические вещи, чтобы потом их не выполнить.

Завод действительно требует значительного объема инвестиций. Нельзя сейчас его просто купить и высасывать какие-то доходы, иначе он вскоре умрет. Сегодня в него нужно вкладывать деньги для того, чтобы развивать производство. Исходя из этого, мы сформулировали заявку, которая, среди прочего, предусматривает существенные инвестиции. Мы готовы софинансировать этот проект, но в определенных масштабах.

— Что предусматривает это предложение правительству?

— Вы сами должны понимать, что до окончания конкурса я не могу говорить на эту тему. В общих чертах — это деньги за пакет акций и готовность погасить просроченные долги ЗАлКа по кредиту, полученному предприятием в Италии под правительственные гарантии на покупку линии по производству фольги. Кроме того, я уже говорил о том, что мы имеем инвестиционную программу, которая жестко привязана к нашей концепции развития ЗАлКа.

— В последнее время появился ряд сообщений о планах и проектах ВЭБа на Крымском полуострове. Могли бы вы рассказать о них детальнее?

— Крым — это моя любимая тема. Там нас интересует, конечно же, сфера отдыха, в которой, по существу, нет инвестиций. В Крыму есть потрясающая инфраструктура, профессиональные врачи, повара и прочий хорошо обученный обслуживающий персонал. Но там нет приемлемых условий (например, гостиниц высокого уровня) для хоть чуть-чуть избалованного западной цивилизацией отдыхающего. Поэтому нам интересно рассмотреть возможность привлечения инвестиций в рекреационную сферу Крыма.

С этой целью только в этом году я лично был в Крыму не менее четырех раз, и руководство Крыма показывало нам ряд объектов незавершенного строительства. Среди них, например, гостиницы, которые начинали строить еще югославы в советское время. К сожалению, эти стройки заморожены уже не первый год, из-за чего подверглись частичному разрушению. И пока непонятно — то ли проще достроить, то ли все это снести и строить заново. Поэтому поступившие предложения мы сейчас изучаем. Но несмотря на это, еще до конца 2000 года мы планировали подписать соглашение о сотрудничестве с руководством Крыма по привлечению в автономную республику иностранных инвесторов.

В ближайшее время ВЭБ планирует серьезную реорганизацию, при которой коммерческая часть банка будет выделена в отдельную структуру, занимающуюся инвестиционными проектами и предоставлением финансовых консультаций как частным предприятиям, так и правительствам разных стран.

— Сколько проектов банк планирует реализовать в Крыму и какой объем инвестиций вы предполагаете вложить?

— Думаю, что в ближайшее время мы постараемся выйти с предложением к правительству Крыма по одному-двум проектам. Но тут дело не только в инвестициях. В сфере услуг деньги решают не все: обязательно необходим хороший менеджмент. Какие бы красивые стены мы ни построили, если в них будут подавать холодную овсянку и откажутся приготовить свежевыжатый сок, то туда турист, готовый платить, не поедет. Поэтому мы ищем партнеров, прежде всего западных, в виде управляющей компании. Ну и желательно найти того, кто бы мог разделить с нами финансовые риски здесь, в Украине.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно