Анатомия торможения

25 ноября, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск №46, 25 ноября-2 декабря

Замедление темпов экономического роста в Украине — одна из самых больных проблем 2005 года. По итогам 10 месяцев против аналогичного периода 2004-го темпы прироста ВВП составили 2,8%, а октябрь к октябрю — 2,2% (см...

 

Замедление темпов экономического роста в Украине — одна из самых больных проблем 2005 года. По итогам 10 месяцев против аналогичного периода 2004-го темпы прироста ВВП составили 2,8%, а октябрь к октябрю — 2,2% (см. график), а это значит, что годовой показатель будет ниже. Торможение вызвано комбинацией факторов, где внутренние структурные, связанные с формированием потребительской модели развития, сыграли решающую роль, в то время как ухудшение внешней конъюнктуры оказалось второстепенным.

Внешняя составляющая падения темпов роста была связана как с изменением ценовых условий торговли (цены на импортные энергоносители в этом году опережали в росте средневзвешенные цены на основные продукты экспорта), так и с уменьшением присутствия украинских товаропроизводителей, особенно на рынке Китая, США и новых членов ЕС. Надо сказать, что сверхоткрытость украинской экономики всегда несла в себе угрозы зависимости от конъюнктуры внешнего рынка, но беда в том, что слабо диверсифицированный экспорт с его гипертрофированно высокой сырьевой компонентой закрепляет за страной отстающую роль в мировой торговле, а значит, и в уровне развития.

Однако даже на сырьевом рынке надо поддерживать свою конкурентоспособность, а это требует соответствующих внутренних условий хозяйствования, которые могут усилить адаптивность отечественных производителей к внешним шокам и сгладить давление внешней конъюнктуры. Речь идет не только о макроэкономической стабильности и о благоприятной предпринимательской среде, но и о фундаментальных структурных факторах, поддерживающих важнейшие воспроизводственные макроэкономические пропорции и способствующие гармонизации интересов населения, предприятий и государства. Их безосновательные нарушения ведут либо к ресурсным потерям и торможению развития, либо к кризису, как это наблюдалось в нашей недавней истории.

Именно здесь — в распределении доходов между основными институциональными секторами экономики — произошли шоковые изменения, которые, резко изменив сегментацию внутреннего рынка, сформировали бесперспективную потребительскую модель развития. Расчеты показывают, что если бы эти важнейшие структурные пропорции оставались неизменными (такими же, как в 2004 году), то внешний фактор хоть и сыграл бы свою понижающую роль, но снижение темпов развития было бы минимальным.

Аналитики уже не раз отмечали, что все началось в прошлом году с подачи дореволюционного правительства, которое в канун выборов накопило средства на своих счетах и сделало масштабные доплаты к пенсиям, тем самым заложив огромный дефицит Пенсионного фонда на 2005 год. Естественно, новому правительству снять эти доплаты было невозможно. К тому же требовалось заложить механизм постепенной минимизации дефицита Пенсионного фонда, что и стало причиной принятия ряда решений (в первую очередь — увеличение зарплаты бюджетникам), которые развернули процесс масштабного перекраивания структуры национального валового располагаемого дохода в пользу населения.

В результате по данным девяти месяцев текущего года против аналогичного периода прошлого года при номинальном приросте ВВП на 23% (61 млрд. грн.) (прирост бюджетных поступлений составил 48,3% (31 млрд. грн.), а валовых располагаемых доходов населения — 39,7% (55,2 млрд. грн.). В доходах населения наибольший рост наблюдался по статье «социальная помощь», где увеличение оказалось просто таки рекордным — на 83% (28 млрд. грн.). Большим оказался также и рост натуральных трансфертов, или иными словами индивидуальных услуг государства, — 49,7%, или 14 млрд.грн.1, что связано с повышением зарплаты бюджетникам.

Что же позволило совершить такой ресурсный маневр?

Во-первых, это серия изменений в налоговом законодательстве и усиление контроля за трансакциями госмонополий, уменьшивших поле налоговых льгот и схем налоговой минимизации с эффектом расширения базы налогообложения. Во-вторых, переплаты по налогам, особенно в части накопления бюджетной задолженности перед экспортерами по возврату НДС. В-третьих, изменения в структуре бюджета, где уровень капитальных расходов резко уменьшился.

Принцип домино сработал и далее. Но прежде чем анализировать последствия этого, ответим на вопрос — почему столь желанный рост доходов населения не оправдал себя в качестве стимулятора экономического роста? Казалось бы, вот он, хороший социальный результат — впервые население получило колоссальный прирост своих чистых доходов, который по итогам девяти месяцев реально составил 26,5%. Наконец-то сбережения населения выросли втрое и составили около 7% ВВП. Это ли не целевой результат?! Осталось малое — чтобы сбережения заработали, капитализировались и дали импульс развитию. Однако именно этого не произошло. Получилось, что переток сбережений от предприятий и государства к населению не смог полноценно сыграть свою инвестиционную роль, чем понизил уровень капитализации национальных сбережений в целом.

1Здесь и далее рассчитано по данным Госкомстата Украины

Действительно, только в банковской системе рост депозитных вкладов населения за январь—сентябрь с.г. составил почти 20 млрд. грн., что значительно увеличило ресурсы коммерческих банков. Однако инвестиционные кредиты составляют сейчас около восьмой части от объемов кредитования субъектов хозяйствования, а стоимость длинных кредитов почти не уменьшилась. Поэтому банковские сбережения населения слабо работают на расширение инвестиционного рынка через канал кредитования.

Сейчас инвестиционный эффект роста сбережений населения проявляется главным образом в новом жилищном строительстве. Но этот канал не компенсирует потерь от снижения сбережений и инвестиционной активности других секторов экономики. Незащищенность прав миноритарных акционеров не дает развиваться фондовому рынку, а это не позволяет поддерживать надлежащий уровень капитализации растущих сбережений домохозяйств. И если бы не досадный пробел в рынке, мы бы не наблюдали столь резкое снижение экономической динамики.

К примеру, в ЕС валовые сбережения населения составляют около 50% от валовых национальных сбережений и активно вовлечены в оборот через несколько каналов: фондовый (наиболее рискованный) рынок, негосударственные пенсионные фонды, покупку государственных облигаций, банковскую систему и др. Поэтому, с одной стороны, уровень капитализации национальных сбережений очень высок, с другой — капитал находится в постоянном движении, что оптимизирует его распределение и ведет к позитивным структурным сдвигам в экономике. Грубо говоря — капитал течет туда, где он используется наиболее эффективно.

Отсутствие в Украине полноценных финансовых рынков напрямую связано с длительным непринятием четких правовых норм, защищающих права собственников и препятствующих процветанию сделок заинтересованных сторон, с различными схемами минимизации налогов. Приведем один впечатляющий пример. В 2004 году украинские предприятия, где работало менее 1% занятых, реализовали 25% от общего объема реализации товаров и услуг (без учета фермерских хозяйств, физлиц — субъектов предпринимательской деятельности и банков). Именно карманные фирмочки с небольшим составом занятых являются участниками «кластеров», использующих «сделки заинтересованных сторон» с целью утечки доходов и от миноритарных акционеров, и от государства.

Олигархо-политическая пирамида построена на этих сделках и потому препятствует формированию в Украине полноценного рынка. И до тех пор, пока ситуация кардинально не изменится, отсутствие защищенности прав собственников и полноценных финансовых рынков будет камнем преткновения в экономическом развитии страны. К сожалению, в недавно отклоненном профильным комитетом Верховной Рады проекте закона Украины «Об акционерных обществах» так и не отработаны нормы, препятствующие заключению сделок заинтересованных сторон, как это предусмотрено, к примеру, в российском законодательстве.

Однако вернемся к макроэкономической ситуации нынешнего года. В результате резкого крена в сторону потребления в наиболее неблагоприятной ситуации оказались те, кто хотел реализовать инвестиционные проекты, но не сделал этого из-за ценовой дестабилизации, увеличения прямого и косвенного налогового пресса, подточившего ресурсы развития. При этом проблемы экспортеров связаны также с «кредитованием» государства своим дебетовым сальдо по НДС. В это же время отечественные производители, ориентированные на внутренний инвестиционный рынок, получили шоковый удар из-за его сужения. Все это не могло не затормозить восхождение украинской экономики.

До сих пор рост в Украине происходил в основном на восстановительной основе, что послужило усилению роли сырьевого сегмента экономики. В промышленности высоким остается уровень низкотехнологичных видов деятельности. Хронически недоинвестированными остаются предприятия, ориентированные на внутренний рынок, а экспортное производство держится в основном на шатких ценовых преимуществах. Отставая с технологическим обновлением, Украина слабо диверсифицирует и продукты, и рынки, что чревато сокращением экспорта в дальнейшем.

К сожалению, парадоксальные результаты социально-экономического развития-2005, когда социальные «подтяжки» неожиданно привели к снижению экономической динамики, будут напоминать о себе еще не один год и станут уроком для тех, кто придет в исполнительную власть после выборов. Очень хотелось бы, чтобы правительство не становилось заложником новой волны предвыборных обещаний, особенно если выполнение последних дает лишь кратковременные результаты, а новый парламент лечил не последствия болезни, а ее причины и поломал коррупционную пирамиду, внеся свою полезную лепту в полноценную защиту прав собственников в Украине. А именно — ликвидировал белые пятна в законодательстве, позволяющие процветать многочисленным сделкам заинтересованных сторон и схемам с ценовыми трансфертами и минимизацией платежей в бюджет; и тем самым заложил фундамент под развитие финансовых рынков, без которых капиталу трудно перетекать в перспективные сферы экономики и осуществлять позитивные структурные изменения.

Обществу нужно стабильное улучшение качества жизни, а не разовые волны, сопровождающие избирательные кампании и дестабилизирующие воспроизводственные структурные процессы в экономике. А это предполагает соответствующую макроструктурную политику, гармонизирующую распределение доходов между государством, населением и предприятиями, кардинальное изменение предпринимательской среды, где защита прав собственников делает рынок полноценным и способствует повышению уровня капитализации растущих сбережений населения и их распределения в перспективные сферы роста.

Что касается выросших потребительских расходов населения, то и здесь, к сожалению, нельзя заявить о серьезных качественных изменениях. По данным Госкомстата Украины, в первом полугодии 2005 года (по сравнению с аналогичным периодом 2004-го) население увеличило уровень своих потребительских расходов в структуре использования ВВП на 3,6 процентного пункта (с 54,8 до 58,4%), однако 60% этого прироста связано с увеличением уровня расходов на транспорт и связь, здоровье и образование. Если, к примеру, во Франции в 2004 году расходы населения на здравоохранение и образование составили соответственно 3,3 и 0,7% потребительской корзины, то в Украине — 4,3 и 2,7%, а в первом полугодии 2005-го — 4,8 и 2,9%. Такой разрыв свидетельствует о том, что население Украины демонстрирует свою способность выживать по принципу «спасение утопающих — дело рук самих утопающих», фактически не рассчитывая на получение качественных бесплатных государственных индивидуальных услуг. То, что наибольший сдвиг (на 1,5 процентного пункта) произошел по статье расходов на транспорт, наполовину связано с ростом транспортных тарифов и лишь частично — с ростом расходов на обслуживание индивидуальных транспортных средств, продажа которых выросла.

Важным индикатором качественных изменений в потребительской корзине является увеличение расходов на отдых и культуру. В отличие от европейских стран, где их уровень составляет чуть меньше десятой части потребления, в Украине он достиг в первом полугодии лишь 4,6%, что всего лишь на 0,2 п.п. выше показателя первого полугодия прошлого года. Такой же малый сдвиг (с 3,3 до 3,5%) произошел в уровне расходов на улучшение условий быта, включая приобретение бытовой техники и текущее содержание жилища.

Как видим, определенные изменения в качестве потребления населения есть, но уж очень слабые, чтобы утверждать об улучшении качества потребления населения Украины. Однако торможение экономической динамики не дает надежд на сохранение высокой динамики в доходах и расходах населения в 2006 году даже тем, кто временно успел подправить свои финансы за счет увеличения бюджетных расходов на пенсии и пособия. Те же, кто оказался вне этих потоков, вынужден был тратить больше средств на покупки товаров и услуг в связи с ростом цен.

Мощный скачок в потребительских расходах населения слабо отразился и на результатах деятельности отечественных производителей потребительских товаров, но сильно — на их импорте. Если в прошлом году темпы годового прироста производства в пищевой промышленности составили 12,4, а в легкой — 13,6%, то в этом году у пищевиков темп прироста хоть и увеличится, но составит не более 15%, а у легковиков — меньше 3%. При этом в условиях уменьшения курсовой фильтрации импорта и снижения импортных пошлин внутренний рынок продолжает насыщаться потребительскими товарами из-за рубежа. По итогам девяти месяцев против аналогичного периода прошлого года импорт потребительских ресурсов уже увеличился почти в два раза и внес свою лепту в снижение положительного сальдо внешней торговли. Агрессивное первенство здесь держат китайские и турецкие производители, которые вытесняют с украинского рынка не только отечественных производителей, но и европейских. Их доля в импорте увеличилась с 7,2 до 18,1% .

Ожидается, что в 2005 году номинальный прирост располагаемых доходов населения составит более 60 млрд. грн.; при этом торможение общеэкономической динамики приведет к потере более 30 млрд. грн. ВВП в годовом номинальном исчислении, что означает недополучение потенциальных доходов всеми участниками рынка. А если учесть ослабленную динамику следующего года, то потери окажутся втрое большими, что задержит улучшение качества жизни в Украине.

Нет оптимизма относительно динамики развития и в следующем году: в текущем не заложен инвестиционный фундамент под дальнейший рост, а резервы восстановительного роста исчерпаны. В Украине, пережившей длительный период инвестиционного голода, в ближайшие пять лет прирост накопления основного капитала (НОК) должен опережать прирост ВВП минимум в два раза. По данным первого полугодия, прирост НОК был отрицательным, и если даже до конца года удастся изменить ситуацию и достичь положительного прироста, сам уровень НОК не дает надежд на восстановление высокой траектории роста ВВП в следующем году. Тут никакие продажи национальных активов иностранцам не спасут, даже если их (точнее, оставшуюся часть) направить исключительно на финансирование капитальных расходов.

Итак, если бы в 2005 году не состоялось масштабное перекраивание экономики под бесперспективную потребительскую воспроизводственную модель, то торможение было бы незначительным, поскольку даже экспортерам было бы легче адаптироваться к изменившимся внешним условиям спроса и укреплению гривни и обеспечить реальный рост экспорта. Т.е. ухудшившиеся внешние и курсовые факторы развития хоть и дали негативный импульс, но он не стал решающим. Именно резкое изменение конфигурации распределения доходов между основными участниками украинского рынка оказало главное понижающее влияние на экономическую динамику, включая экспортную2. В условиях недостаточного уровня развития финансовых рынков растущие сбережения населения не могли сыграть свою инвестиционную роль. Падение темпов роста стало результатом неэффективного распределения ресурсов в стране, а значит — ошибочной макроструктурной политики, ориентированной на краткосрочные результаты, но не предполагавшей среднесрочные потери из-за торможения динамики роста.

2Строго говоря, высокие объемы прошлогоднего экспорта вызывают большие сомнения, так как есть значительные расхождения в зеркальной статистике об украинском импорте в таких странах, как Литва, Германия, США и др. Фиктивный экспорт позволял выкачать из бюджета возврат НДС экспортеров, поэтому широко использовался
в соответствующих схемах.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно