Анатолий Шаповалов: «О девальвации гривни речь не идет. В связи со сложившимися обстоятельствами происходит коррекция курса»

10 октября, 2008, 15:27 Распечатать Выпуск №38, 10 октября-17 октября

Под угрозой повторения сценария 2004 года оказалась вся отечественная банковская система, до самого последнего времени проявлявшая удивительный иммунитет к общемировой заразе...

Если вспомнить, что еще в конце лета «зеленый» можно было запросто купить по 4,7 грн., а 8 октября в обменниках появилась пугающая цифра 6,0, то за неполных полтора месяца гривня в кошельках украинцев девальвировала более чем на 20%.

После внеочередного заседания во вторник Совет Национального банка объявил о расширении собственного прогнозного коридора колебаний курса гривни — с 4,85 грн./долл. «плюс-минус» 4% до 4,95 грн. «плюс-минус» 8%. Комментируя это решение, глава Совета НБУ Петр Порошенко попытался успокоить соотечественников: объективных причин для девальвации гривни нет, как нет и проблемы с ликвидностью банков.

Однако как поверить в отсутствие проблем, если вечером того же дня вслед за новостью о предоставлении пятимиллиардной кредитной линии одному из крупнейших операторов отечественного рынка — Проминвестбанку — правление НБУ приняло решение ввести в банке временную администрацию, одновременно наложив мораторий на выдачу вкладов? В газетных публикациях появились предположения, что банкротство ПИБ может грозить большими неприятностями другим финучреждениям…

Фактически, под угрозой повторения сценария 2004 года оказалась вся отечественная банковская система, до самого последнего времени проявлявшая удивительный иммунитет к общемировой заразе. После серии многомиллионных интервенций Нацбанку таки удалось сбить курс. В пятницу торги на межбанке закрылись вокруг достаточно комфортной отметки 5,2 грн./долл. Но что будет дальше? Последние события на финансовом рынке страны комментирует для «ЗН» первый заместитель председателя НБУ Анатолий ШАПОВАЛОВ.

— Анатолий Васильевич, чем был вызван нынешний скачок котировок курса американского доллара в обменных пунктах?

— Валютный рынок оказался под воздействием целого ряда факторов, о которых, кстати, на днях упоминал председатель Национального банка. Во-первых, снизились поступления валюты от экспортной выручки из-за уменьшения спроса на отечест­венную металлургическую и химическую продукцию. Во-вторых, сказывается влияние традиционных сезонных факторов — как увеличения спроса на валюту со стороны населения, так и начала периода более активных закупок энергоносителей, а также осуществления авансовых платежей по внешнеэкономическим контрактам.

Ну и, в-третьих, из-за международного финансового кризиса значительно ухудшился доступ отечест­венных игроков к ресурсам на внешнем рынке. Тогда как им приходится покупать валюту для обслуживания и погашения ранее полученных займов.

Как вы знаете, с учетом сложившейся ситуации Совет НБУ пересмотрел и расширил свой прогноз колебаний курса (от 4,85 +/-4% до 4,95 +/-8%, или 4,55—5,35 грн./долл.). Я считаю такой шаг оправданным. Но хочу еще раз подчеркнуть, что о девальвации гривни речь не идет. В связи со сложившимися обстоятельствами происходит коррекция курса, особенно рыночного.

— Оправдывает ли все вами перечисленное почти моментальный скачок котировок в обменниках до 6 грн./долл.? Если нет, то почему Нацбанк допустил подобную ситуацию?

— Помимо вышеперечисленных, сказалось стремительное возникновение ряда других факторов, причем не только на внутреннем, но и на мировых рынках. Кто мог предположить, что вдруг повсеместно, не только в США и на развивающихся рынках, но и в Европе начнут появляться такие неприятные новости, как, например, о падении крупнейшего ипотечного банка Германии, преддефолтном состоянии банковской системы Исландии, банкротствах банков и очередях вкладчиков в России? Мировые рынки охватила самая настоящая паника.

В довершение всего, в Украине неожиданно резко обострился конфликт вокруг Проминвестбанка. Этот конфликт тянулся достаточно долго, но то, какой он в итоге приобрел характер, стало для нас неприятнейшим сюрпризом.

Конечно, все эти события оказали достаточно сильное, но в основном — на 90% — психологическое воздействие на наш внутренний рынок, заставив нервничать как банкиров, так и простых вкладчиков. Хотел бы акцентировать внимание, что всего за неделю каких-то кардинальных изменений в экономике Украины, которые оправдывали бы подобные скачки курса, произойти не могло. Отток с фондового и облигационного рынков иностранного спекулятивного капитала, объемы которого мы оцениваем в 300 млн. грн., серьезной угрозы для стабильности не представляет.

— Если говорить о Проминвестбанке, то согласны ли вы с утверждением, что банк стал невинной жертвой рейдерской атаки или все-таки больше вина основных акционеров?

— Пока сложно окончательно ответить, кто стал главным виновником происшедшего — акционеры или рейдеры. Но акция, вероятно, имела скоординированный характер, если в трамваях начинают появляться листовки, а по мобильным телефонам приходить SMS, что, мол, банк — банкрот и нужно срочно забирать из него деньги. Вкладчикам в такой ситуации сложно не запаниковать. Их у Проминвестбанка свыше 4 млн. человек. Клиенты ринулись в банк и за несколько дней вымели из него более трех миллиардов гривен.

Какой банк в такой ситуации может самостоятельно устоять? Только за последний день перед введением временной администрации из банка ушло более миллиарда гривен. Очевидно, что началась полномасштабная клиентская паника, остановить которую, чтобы попытаться спасти банк, было можно только введением временной администрации и объявлением временного моратория на выдачу вкладов.

Думаю, что нам удастся не только вернуть сбережения вкладчиков в полном объеме, но и спасти банк. У него неплохие активы, дающие хорошую доходность. За восемь месяцев с.г. Проминвестбанк получил около 500 млн. грн. прибыли.

— Действительно ли возникновение подобных эксцессов нельзя было предположить? Не был ли Нацбанк чрезмерным оптимистом, оказавшись к ним не готовым?

— Ставить подобным образом вопрос нельзя. Предвидев во многом развитие негативных сценариев на мировых рынках, мы начали разработку и реализацию предупредительных мер еще с мая прошлого года. Одним из ключевых объектов внимания стали банки, наиболее активно работающие с нерезидентскими деньгами.

Следующим важным этапом стало происшедшее уже в нынешнем году значительное ужесточение нашей кредитно-денежной политики, вылившееся в рост процентных ставок на межбанковском рынке до 25—30%. На этом уровне они продержались на протяжении фактически двух месяцев.

Тогда Национальный банк очень жестко критиковали за подобные действия. Хотя впоследствии многие банкиры даже благодарили нас за то, что таким образом их заставили серьезно задуматься и пересмотреть свою рыночную политику и подходы к управлению ликвидностью.

— И как вы оцениваете нынешнюю ликвидность банковской системы?

— Вопросам ликвидности банковской системы в целом Национальный банк уделяет первостепенное внимание. Для ее обеспечения еще летом мы пошли на некоторые послабления на денежно-кредитном рынке, поддерживая уровень свободной ликвидности в банковской системе в диапазоне 6—8 млрд. грн.

Благодаря этому был обеспечен необходимый баланс. С одной стороны, на фоне как мировых новостей об обвалах, банкротствах, вливаниях, национализациях, так и внутренних политических неурядиц и, мягко говоря, очень неосторожных заявлений некоторых политиков у нас не возникало серьезных шоков на финансовом рынке. С другой — монетарная политика носила хоть и умеренно, но все-таки сдерживающий характер, благодаря чему мы уже добились значительного замедления темпов роста и денежных агрегатов, и потребительского кредитования.

С начала октября остатки на корсчетах банков стабильно превышают 20 млрд. грн., а со среды —
21 млрд., из которых обязательные резервы — 12,9 млрд. грн. То есть свободный остаток даже превышает
8 млрд. грн. Дополнительный буфер — еще 5 млрд., которые были нами стерилизованы. Таким образом, ликвидности более чем достаточно — она даже в избытке. Но нет должного уровня доверия между банками.

Мы их собирали, общались, убеждали. Говорили банкирам: «Вы отлично видите друг друга, мониторя в ежедневном режиме балансы. Ситуация вполне нормальная, так работайте: страхуйтесь, берите обеспечение, но кредитуйте». Они нам пообещали: «Да, конечно, будем». Но на самом деле предпочитают порой излишне перестраховываться.

И Владимир Семенович Стельмах, и я неоднократно заявляли, что ликвидность в банковской системе достаточно высокая, и мы готовы предоставлять рефинансирование и поддерживать ресурсами в условиях затрудненного доступа на внешние рынки хорошие банки с нормальными активами.

Идет нормальная работа с использованием традиционных для банковского бизнеса инструментов. В среду мы провели плановые, а никакие не экстренные торги и предоставили рефинансирование на 1,66 млрд. грн. двадцати одному банку. Ранее предоставили тоже никакой не экстренный, как исказили некоторые СМИ, а самый обычный кредит рефинансирования «Надра Банку». Банк получил рефинансирование, использование которого для погашения внешнего займа оказалось для него более выгодным в нынешних условиях.

К сожалению, в прессе нередко публикуются анонимные домыслы и искаженная информация, что создает дополнительную нервозность на рынке и среди населения.

— Анатолий Васильевич, а может, это вы ведете недостаточно активную разъяснительную работу? Редко собираете банкиров, убеждаете их недостаточно активно?

— Мы можем и готовы, конечно, если понадобится, использовать такую возможность. Но не видели особой необходимости часто собирать совещания, отрывая людей от их непосредственной работы, поскольку ликвидность на межбанковском рынке была достаточно высокой. О чем свидетельствовали ставки на уровне 3—7%.

Кроме того, консультации с представителями крупнейших операторов рынка и так ведутся постоянно. Получаем предложения, рассматриваем, анализируем. Некоторые предлагаемые меры считаем вполне разумными, другие — преждевременными или нецелесообразными. Например, многие банки предлагали нам ограничить допустимую маржу отклонений курса в обменных пунктах наличной валюты.

Опыт показывает, что эта мера малоэффективна и приводит к тому, что тут же возникает дефицит, а операции сразу уходят в тень, осуществляются не легально, а из-под полы у менял. Учесть реальный объем таких операций становится крайне сложно. То есть и проблему не решаем, и дополнительные сложности создаем.

Кстати, в этом контексте хотел бы еще раз заявить, что не понимаю некоторых банкиров, которые ради трехкопеечного заработка на наличном рынке провоцируют своих же клиентов на изъятие собственных вкладов в погоне за курсом или чем-то еще.

— А не провоцирует ли дополнительную нервозность среди населения бездействие Нацбанка, допустившего скачки курса наличного доллара выше шести гривен?

— Руководство Национального банка уже заявляло, что мы готовы поддержать рынок валютными интервенциями. Вчера и позавчера (беседа происходила вечером в четверг, 9 октября. — Ю.С.) мы уже подкрепили эти заявления, продав доллар по курсу 5,0 грн./долл. в объемах 175 млн. и 475 млн. соответственно. В пятницу намерены снова выйти на рынок и, если понадобится, погасить ажиотажный спрос. Думаю, что уже в ближайшем будущем нам удастся привести рынок к более рациональному и близкому к официальному курсу соотношению.

— Вы имеете в виду диапазон 4,8—5,0 грн./долл., на колебания в пределах которого, по словам Владимира Стельмаха, дает основания надеяться объективная оценка текущего состояния экономики Украины?

— Возможно, какое-то время курс будет оставаться более высоким, ведь происходящая коррекция курса должна сгладить и в какой-то степени компенсировать влияние сезонных факторов и ухудшение экспортной конъюнктуры. Подобные цели, как и противодействие накоплению других возможных дисбалансов, как раз и преследует проводимая Национальным банком либерализация курсообразования, о чем уже неоднократно заявлялось.

— Какой курс на этот период вы считаете оптимальным?

— Думаю, таковым мог бы быть курс около 5,10 грн./долл.

— Как скоро рынок, по вашим прогнозам, достигнет этой отметки?

— Это будет зависеть от многих факторов. В том числе и от того, как будет развиваться ситуация на мировых рынках. Целый ряд ведущих центробанков уже снизили учетные ставки.

Насколько нам известно, в МВФ сейчас обсуждается возможность предоставления развивающимся странам с отрицательным сальдо внешнеторгового баланса кредитных линий по программе страховой stand-by, с целью предупреждения возможных финансовых шоков. В случае заключения соглашения этими ресурсами можно не пользоваться, но при возникновении каких-то проблем их можно в оперативном порядке получить. На пятничном заседании у президента мы намерены предложить рассмотреть такую возможность.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 14 сентября-20 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно