АМБИЦИОЗНЫЕ ПРИВАТИЗАТОРЫ

2 июня, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №22, 2 июня-9 июня

Приватизационные волны в Британии в последние годы плещутся более-менее ровно. Но вот уже второй ...

Приватизационные волны в Британии в последние годы плещутся более-менее ровно. Но вот уже второй месяц, как они стали набегать одна на другую, а рядовой обыватель не успевает толком уяснить все выгоды-потери по каждому отдельному объекту, выставляемому на продажу. Приватизационный план правительства лейбористов весьма и весьма амбициозен. Он включает не просто заводы-фабрики или энергосистемы отдельных графств. Это в Британии давно уже пройденный этап. Собственно, все мало-мальски ценное и продаваемое, а это более 100 государственных секторов бизнеса, включая газ, электричество, уголь и телекоммуникации, уже распродано.

Началом британской массовой приватизации считается 1979 год, когда сильнейший экономический кризис привел к власти Консервативную партию с новым лидером Маргарет Тэтчер. Именно при ней, в середине 80-х, случился настоящий бум приватизации, имевший целью погасить новый экономический спад. Именно тогда большая часть национализированной индустрии была распродана, доли промышленных компаний были раскуплены тысячами желающих. Такую политику бывший премьер-министр Гарольд Макмиллан — кстати, однопартиец Тэтчер — называл «распродажей фамильного серебра». Однако тысячи людей (приватизация-то была массовая), приобретшие акции промышленных предприятий и других компаний, не жалеют об этом по сегодняшний день.

Среди главных секторов национальной индустрии Британии непроданными остались почта, лондонский транспорт, атомная энергетика и управление гражданской авиации. Именно к некоторым из этих очень стратегических объектов подбирается кабинет лейбористов со своими планами приватизации.

Инвестиции в безопасное небо

Говорят, что в период предвыборных баталий лейбористы лихо заявляли: «Наш воздух — не на продажу». Таким образом они придерживались избранной ранее линии — резкой критики предыдущего правительства тори в вопросе приватизации Национальной авиадиспетчерской службы (National Air Traffic Services, сокращенно Nats). Почему же сегодня заместитель премьер-министра Джон Прескотт рьяно отстаивает правительственный план приватизации службы контроля авиадвижения? Потому что для поддержания высокого уровня работы службы, для дальнейшего ее развития с внедрением новых технологий нужны деньги — не малые и как можно скорее. Срочно получить их можно только от стратегического инвестора.

Правительство в какой-то мере гордится изобретенной схемой приватизации, названной «государственно-частным партнерством»: согласно ей, 46% акций Национальной авиадиспетчерской службы будут проданы частным инвесторам, 5% — самим работникам компании, а себе правительство оставит «золотую долю» в 49%. При общей стоимости компании в 1 млрд. фунтов стерлингов (1,6 млрд. долл.) от продажи предполагается получить более 500 млн. фунтов.

Однако министры-лейбористы не получили ожидаемой поддержки от лейбористов- парламентариев. Профильный транспортный комитет в Палате общин, возглавляемый, кстати, лейбористом, назвал данный вариант приватизации «самым худшим выбором». Критики плана говорят, что коммерческое давление может сказаться на безопасности службы и безусловно приведет к удорожанию авиалиний и поднятию цен для пассажиров. В результате, проект транспортного билля неудачно закончил свое третье чтение и оброс всевозможными поправками. Теперь ожидаются результаты голосования в Палате лордов.

Тем не менее правительство и не думает капитулировать. Сам премьер-министр Тони Блэр, вмешательство которого потребовалось на определенном этапе парламентского «восстания», заявил, что продажа 51% акций «трудная, а потому и непопулярная часть реформы», но кабинет все-равно должен ее провести, ибо «нужны инвестиции в новые мощности и технологии», чтобы иметь возможности удерживать на должном уровне «небесную безопасность» в условиях всевозрастающих потребностей. Кстати сказать, на днях началось активное обсуждение вопроса о необходимости расширения пропускной способности аэропортов Лондона, поскольку в последующие 30 лет число пассажирских авиаперевозок возрастет предположительно на 200% и имеющиеся пять столичных аэропортов, среди них крупнейший в Европе — Хитроу, не справятся с будущей нагрузкой.

Пока что приватизационный шаг, к которому готовится Британия, первый в своем роде, но многие европейские страны также обсуждают похожие вопросы в преддверии реорганизации авиаконтрольных служб по всей Европе. Нидерланды, например, склоняются к британской модели. И если через несколько лет европейское небо будут контролировать три-четыре авиадиспетчерские службы, то британская, естественно, претендует стать как минимум одной из них.

А пока, даже не дожидаясь ответа из Палаты лордов, правительство начало поиск стратегического инвестора для покупки 46% акций авиадиспетчерской службы. Инвестиционный банк Credit Suisse First Boston (CSFB), выступающий в роли советника правительства в деле приватизации, начал кампанию «обольщения» инвесторов. Эксперты ожидают, что участвовать в тендере будут скорее всего специально созданные группы инвесторов, а не индивидуальные компании. О своем возможном участии в приватизации уже заявили аэрокосмические компании из Америки, Франции, Италии. Девять британских авиакомпаний также объединяются в свой консорциум. Всю сделку планируется закончить в конце первого квартала будущего года.

Заработок для «оборонщиков»

В начале мая захлебнулась «роскошная» и хорошо подготовленная правительством приватизационная волна по Министерству обороны, и виной тому опять-таки парламент. На этот раз члены всех партий очень скептически посмотрели на план продажи научно-исследовательских лабораторий оборонного значения. Бдительных парламентариев поддержали представители оборонки, исследовательских организаций и, что очень существенно, Пентагон — американское военное ведомство. Не отбрасывая идею в принципе, оппозиционеры настаивают на изменении сроков и условий приватизации.

Согласно правительственному плану, Научно-исследовательский центр Министерства обороны будет разделен на две организации. Часть теперешней структуры будет приватизирована, но самые «чувствительные» участки, включая химический и биологический секторы в Портон Даун, а также большинство сотрудников Центра оборонного анализа останутся в структуре Министерства обороны. В новый центр перейдут 9 из 12 тысяч сотрудников лабораторий. Предполагается, что самые трудные переговоры по разделу предстоят у министров с профсоюзами оборонной индустрии.

Отстаивая свой план приватизации, объявленный еще в прошлом году, правительство подчеркивает, что, лишь прибегнув к нему, можно будет сохранить научный потенциал и поддержать ученых путем получения прибыли от частных вкладов в исследования, например, в области интернет- коммерческой безопасности, производства сенсоров, телевизоров и новой генерации дисплеев на жидких кристаллах. Такая схема способна компенсировать сокращение бюджета оборонных исследований.

Как промежуточный шаг данной приватизации рассматривается возможность продажи большой части акций «стратегическому финансовому инвестору», такому, например, как совместное предприятие, или финансовому институту, который будет готовить создание новой организации. Предполагаемый годовой оборот нового лабораторного центра составит около 750 млн. фунтов.

Однако пока аргументы правительства не убеждают парламентариев, которые высказываются в том смысле, что продажа может нанести вред британским оборонным возможностям, а казначейство поставит зарабатывание денег впереди нужд вооруженных сил. Еще критики проекта считают, что с тех пор, как Министерство обороны станет крупнейшим покупателем у приватизированного лабораторного центра, налогоплательщики будут финансировать прибыли акционеров, в то же время продолжая оплачивать работу министерства. На что баронесса Саймонс, заместитель министра обороны, отвечает, что сами налогоплательщики не смогут обеспечить необходимое финансирование для сохранения центра как современной исследовательской структуры, способной к мировой конкуренции.

Пока что Министерство обороны вносит некоторые поправки в проект приватизации научно- исследовательских лабораторий. Осуществление ее намечается на следующий год.

Битва за метро

Еще в марте 1998-го правительство объявило, что лондонская подземка, являющаяся частью государственной корпорации «Лондонский транспорт», будет развиваться на базе государственно- частного партнерства, что даст возможность решить проблемы, возникающие от нехватки инвестиций и задолженности. Речь шла о приватизации, по плану которой лондонское метро и дальше остается в государственном секторе, который обеспечивает движение поездов и прочий сервис, а частному инвестору будет предложено взять на себя инвестиционную программу в 7 млрд. фунтов на 15 лет. Также предусматривались три контракта для частного сектора по обслуживанию и модернизации инфраструктуры метро и подвижного состава. От себя правительство тогда обещало 365 млн. фунтов дополнительного финансирования в течение двух лет.

И вдруг… На эту красивую декларацию лейбористского кабинета по обустройству метро произошло покушение. С приходом к власти в начале мая нового мэра Лондона Кена Ливингстоуна, прозванного за политическую левизну «красным Кеном», сама идея приватизации метро оказалась под большим вопросом. Ливингстоун, категорический противник продажи подземки частникам, заявлял о своих взглядах неоднократно, и поскольку был избран как независимый кандидат, считает, что лондонцы его поддерживают в этом вопросе. Его идея состоит в том, чтобы финансировать ремонт метро за счет выпуска государственных облигаций. В таком случае, считает он, удастся сохранить единство подземного транспорта и собрать деньги на борьбу с запущенным состоянием метро. Премьер не остался в долгу и пообещал, что наложит вето на планы мэра, ведущие Лондон к «катастрофе».

Все, кто знает упрямый характер Кена Ливингстоуна и амбициозность Тони Блэра, предвкушают серьезную битву политиков. Начнется она, судя по всему, где-то в июле, после официальной инаугурации мэра.

А пока приватизационное течение внешне выглядит довольно спокойным. Подумаешь, проблемы с парламентом, профсоюзами, мэром. Ну, не без трудностей, не без всплесков. Однако лейбористы из правительства почему-то уверены, что и приватизацию они проведут как надо, и деньги получат. Интересно, что во время своего правления консерваторы также не сомневались в успехах приватизации. Может быть, потому, что этот пресловутый инвестиционный климат в Британии постоянен и благоприятен, не взирая на политическую погоду?..

Единственное, что может омрачить картину, — это репортажи последних дней из зала суда, где проходят слушания по делу о крушении двух поездов в центральном Лондоне прошлой осенью, когда один из машинистов не заметил красный сигнал светофора. Газеты дружно растиражировали показания одного из уцелевших свидетелей об ухудшении подготовки персонала к случаям ЧП со времени приватизации железных дорог в стране. Из последующих слушаний может оказаться, что приватизация вообще ухудшила состояние железнодорожного транспорта. Тогда могут, конечно, возникнуть определенные трудности с объектами, готовящимися на продажу. Хотя процесс вряд ли прервется, разве что затормозится.

Потому что у правительства нет иного пути для выживания — направляя огромные суммы в социальные сферы, в первую очередь на здравоохранение и образование, оно вынуждено любым путем изыскивать деньги для поддержания и развития своей конкурентоспособности в разных секторах мирового рынка. Если ему это не удастся, последующие выборы превратят его в теневой кабинет. Сегодня приватизация — единственный источник «живых» денег для правящих лейбористов, за счет которого они вбрасывают большие деньги в бюджетную казну.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно