«АЛИМЕНТЩИЦА»?..

20 апреля, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №16, 20 апреля-27 апреля

За последний десяток лет социальные критерии морали и моральности изменились настолько, что не рискну утверждать, будто прежде порицаемое «алиментщик» сохранило прежнее же значение...

За последний десяток лет социальные критерии морали и моральности изменились настолько, что не рискну утверждать, будто прежде порицаемое «алиментщик» сохранило прежнее же значение. Речь не о том, что этим словом «клеймили» по заслугам и нет (в конце концов, всегда существовал фактор жизненных обстоятельств). Проблема в том, что кто-то кем-то почему-то был оставлен. Брошен... И эта проблема не утратила своей актуальности. Тем более что «тот», о «ком» пойдет речь в этом материале, брошен... государством. И очень похоже, что Украинское государство последовательно стремится к титулу «алиментщик». Как минимум, в восточноевропейских масштабах...

 

Строительство Криворожского горно-обогатительного комбината окисленных руд (КГОКОР), этого гиганта тяжелой индустрии, было начато в 1986 году в Долинской, что на Кировоградщине. В создании пятисоттомного проекта участвовали девять научно-исследовательских институтов от Москвы до самых до окраин. Стоимость проекта оценили в 2 млрд. 400 млн. долларов. Производственная мощность комбината после ввода в строй должна была составлять 10 млн. тонн окатышей в год. Солидный состав стран — участниц проекта, входивших тогда в СЭВ, определил его международный статус. Ввод в строй этой сложной технологической махины планировался на 1990—1992 годы.

К 1991 году, когда Украина стала правопреемницей КГОКОРа, строителями было освоено 1 млрд. 600 млн. долл. Вскоре претерпел существенное изменение и состав участников «стройки века». Сегодня в реализации этого проекта заняты Украина, Румыния и Словакия. (Долг Украины перед Болгарией «завис» в силу несогласованности схемы расчетов.) Что до общего состояния строительства, то в результате украинского ничегонеделания, гремевшая некогда «стройка века» замерла на хронологической отметке 1991 года, обдуваемая министерскими ветрами забвения и полного равнодушия повыше.

 

В Кривом Роге в настоящее время работают пять ГОКов: Южный, Ингулецкий, Ново-Криворожский, Северный и Центральный. Все они построены в 50—60 годы. Проектный срок эксплуатации каждого — 40—50 лет. Специалисты считают, что активные и пассивные ресурсы ГОКов исчерпаны соответственно на 100 и 75%.

Что до карьеров (открытой разработки — этих постоянных ГОКов), то почти на всех глубины достигают 300—350 метров, что, естественно, делает добычу нерентабельной, а продукцию — неконкурентной.

К тому же в черте и за пределами Кривого Рога за многие годы «выросли» многомиллионнотонные, высотой до 30 м, искусственные горы-отвалы (хвостохранилища), состоящие в т. ч. и из «бедных» окисленных руд — так называемой пищи для КГОКОРа. По данным различных источников, запасы их составляют от полу- до полутора миллиардов тонн. Так что под будущие отвалы здесь и земли уже нет; пришел черед отвода пахотных угодий, один гектар которых стоит 2000 долларов. Практически всем ГОКам нужны новые хвостохранилища, для сооружения которых нужны огромные площади сельхозугодий, миллиардные капиталовложения и 5—7 лет времени.

Удручающая экология, необходимость восполнения выбывающих мощностей, огромные объемы попутно добываемых окисленных кварцитов и пр. и обусловили в свое время начало строительства КГОКОРа.

 

В 1983 году в Берлине было подписано многостороннее соглашение об организации сотрудничества по строительству в СССР КГОКОРа. После провозглашения независимости Украины был заключен ряд двусторонних соглашений между Украиной и другими государствами — участниками проекта. Германия и Болгария самоустранились от участия в этом строительстве. Оставшиеся партнеры понимали, что для продолжения строительства есть веские основания. Например, за счет переработки слабомагнитных окисленных руд, складируемых в отвалы и сегодня, возможен комплексный экономический подход к добыче при полном использовании минерального сырья горнорудного комплекса юго-восточного региона Украины. Во-вторых, это позволит снизить себестоимость продукции за счет исключения затрат на эксплуатацию и содержание отвалов и отчуждения для них дополнительных сельхозугодий. В-третьих, при сокращении объемов производства агломерата можно будет закрыть аглофабрики, что значительно улучшило бы экологическую ситуацию в этом регионе. И в-четвертых, это позволит обеспечить металлургические предприятия Кривбасса и всей Украины соответственным сырьем.

Какого же масштаба должно было случиться ЧП, чтобы комбинат, на строительство которого «ухлопаны» такие средства и ресурсы, к тому же так необходимый Украине, вот уже десять лет «гулял»? Что до Румынии и Словакии, то эти страны, доведя свои объекты до 90% готовности, ждут не дождутся, когда же в Украине проснутся. Они даже охраняют построенное: как-никак, вложили не только труд, но и миллионы долларов; и они знают цену «валютной копейке». Правда, охраняют-то они за украинский счет, т.к. не по своей вине «волынят». Конечно, они понимают всяческие наши кризисы, но время от времени настойчиво напоминают Украине то официальными документами, то не менее официальными встречами на высоком уровне о своих претензиях, нашем долге и потеряемом времени.

Чтобы понять причины происходящего, попытаемся разобраться: может, «дремлющий гигант» и в самом деле всего лишь обуза для Украины.

И как это ни печально, для начала придется признать, что качество криворожских руд сегодня уступает зарубежным аналогам. Все ГОКи Кривбасса добывают магнетитовые руды карьерным (открытым) способом с содержанием в них железа 32—34%. Подземно добытые руды, пройдя всю технологическую цепочку, содержат в результате 64—65% железа. И это не предел. КГОКОР же перерабатывал бы сегодняшнюю вскрышу карьеров ГОКов (существенную часть отвалов, т.е., по существу, бесхозные окисленные кварциты), что целесообразно экономически и экологически; и тогда бы вместо кокса доменные печи «кушали» криворожские окатыши. А при нынешнем доменном процессе на каждый процент содержания в руде кварцитов расходуется 10—12 кг кокса, которого в Украине уже немного и который начинают завозить из Польши, что только увеличивает себестоимость. К тому же, говорят эксперты, цены на уголь выросли на 25%. Невольно позавидуешь шведам или канадцам, у которых руды содержат природно всего 2—4% кварца; в украинских же запасах его от 8 до 16%.

В силу этих и ряда других причин рентабельность отечественной железорудной отрасли в 1990 году составила 15%, в 1995-м — 14,1% и т. д. В 1998 году отрасль сработала в минус 1,4%. Превышение дебита над кредитом также не располагает к оптимизму — 1531,6 млн. грн.

У специалистов вызывает недоумение и другая цифра, правда, перспективная: проектом национальной программы «Украина-2010» предусматривается наращивание металлургического производства до 25 млн. тонн чугуна в год. Может, так оно и будет, но какой ценой? Известно, что для выплавки тонны металла требуется около двух тонн рудного сырья. По данным института «Кривбасспроект», на выплавку запланированного количества чугуна необходимо будет в год расходовать 45,5 млн. тонн. А до 2010-го потребность возрастет до 63,4 млн. тонн. Откуда взять такое количество, если в 1999—2000 годах украинские предприятия испытывали дефицит в железорудном сырье для обеспечения индикативных объемов производства, что подтверждается миллионами реальных тонн того же сырья, импортируемого из России? И это при том, что в Украине и своего сырья было бы в изобилии — это те самые окатыши, которые мог бы производить КГОКОР.

А между тем на большинстве предприятий комплекса спад производства достиг 45,9%. Отставание же вскрышных работ за период 1996—1999 гг. «выросло» более чем на 64 млн. м3; значительно сократился экспорт. Как утверждает ГИП КГОКОР П.Трушин, большинство предприятий отрасли полу- или полные банкроты. И возможности для сохранения объемов производства сырья (а тем более обеспечения его прироста) не только ограничены, но маловероятны, поскольку затратны, технически и финансово не обеспечены.

Если даже допустить невероятное, например, что объемы «вырастут» к 2005 году до 54,5 млн. тонн, все равно дефицит «схватит за горло», ибо только в 2000 году он составил уже около 11 млн. тонн, завезенных из России.

А ведь работа только первого пускового комплекса КГОКОРа дала бы в год около 7 млн. тонн отечественного сырья, столь необходимого металлургам. Так нужен ли Украине КГОКОР?

Еще в 1986 году ученые НИИ Гипромашуглеобогащение (Луганск), Днепропетровская горная академия, институты «Механобрчермет» и «Кривбасспроект» под руководством главного конструктора Р.Улубабы предложили технологию обогащения, применение которой на КГОКОРе позволило бы содержание кремнезема в продукции уменьшить, а содержание железа увеличить. Создали сепаратор высокой мощности для обогащения слабомагнитных гематитовых руд, т. е. кварцитов. На КГОКОРе таких машин установлено 110 плюс резервные, каждая стоимостью, по нынешним ценам, около 1 млрд. грн. Производительность одного сепаратора — 100 тонн окисленных кварцитов в час. Аналогов этой технологии, как утверждает ГИП института «Механобрчермет» И.Савченко, в мире нет. Так что задействованная на КГОКОРе магнитная технология значительно дешевле и экологически безопаснее по сравнению с применяемой ныне обжигмагнитной.

 

«В отвалах сырья для КГОКОРа хватит лет на двадцать и по нулевой стоимости, экология только «спасибо» скажет, — говорил П.Трушин. — И первый пусковой комплекс нужно запустить как можно скорее. Обжиговые машины, построенные румынами (каждая мощностью 3,3 млн. тонн окатышей в год), готовы к производству. Надо начинать работать и рассчитываться со странами-участницами проекта. Если еще чуток протянем, румынская сторона достроит последнюю, третью, обжиговую машину и пр. (а настрой у них, надо сказать, решительный) и может потребовать уже не участия в доле будущей продукции, а возврата «живых» долгов, да еще и с процентами и в полном соответствии с европейской Конвенцией 1969 года о международных договорах, обязательности, добросовестности и ответственности договаривавшихся. Вот это уже будет для Украины как алименты: хочешь не хочешь, а заплати. Иначе — позор несостоятельности. Со всеми вытекающими последствиями...»

 

...Если бы КГОКОР, занявший площадь в 5 тыс. га некогда элитных земель, испарился и его как бы и не было, то за период 1986—2000 годов такая земля при среднем урожае, например, пшеницы 27 центнеров с гектара дала бы Украине около 200 тыс. тонн зерна. И если бы продали такой (виртуальный) урожай, положили бы в госказну реальных 114 млн. грн.

...Если бы КГОКОР начал работать в проектные сроки, т. е. в 1991 году, то к нынешнему времени Украина получила бы более 100 млн. тонн окатышей. При цене на них за тонну 32 доллара казна пополнилась бы 3,2 млрд. долларов.

Или те, кто на «Печерських пагорбах» не умеют считать, или... Но в любом случае ссылка на отсутствие денег для окончания строительства КГОКОРа не избавит Украину от предстоящих расчетов. По счетам платить все равно придется.

А начало эксплуатации первого пускового комплекса КГОКОРа уж в который раз отсрочено. Пока что до 2005 года. Было бы это ошибкой во спасение...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно