АЛЕКСЕЙ ШИТРЯ: «ПРАВИТЕЛЬСТВО НАПРАВИЛО СВЫШЕ 200 СТРАНИЦ ПРЕДЛОЖЕНИЙ. И ПРОЦЕНТОВ НА 70 ОНИ УЧТЕНЫ» - Новости экономики. Обзоры экономической ситуации в Украине и мире. - zn.ua

АЛЕКСЕЙ ШИТРЯ: «ПРАВИТЕЛЬСТВО НАПРАВИЛО СВЫШЕ 200 СТРАНИЦ ПРЕДЛОЖЕНИЙ. И ПРОЦЕНТОВ НА 70 ОНИ УЧТЕНЫ»

16 ноября, 2001, 00:00 Распечатать

— На данном этапе Налоговый кодекс является «собственностью» Верховной Рады, и именна она вольна вносить в него изменения или не вносить...

— На данном этапе Налоговый кодекс является «собственностью» Верховной Рады, и именна она вольна вносить в него изменения или не вносить. Отсюда вопрос — как проходит процесс согласования, что из правительственных замечаний учтено? И попутно — правительство и ГНАУ, как его полпреда в налоговом процессе, устраивает любой Налоговый кодекс, что бы туда депутаты ни записали (ну, кроме, конечно, совсем одиозных вещей типа отмены НДС), или вы, как и в случае с бюджетом, будете добиваться принятия осмысленного документа? Вас устроит факт принятия — даже в ущерб качеству?

— Не устроит. Вы абсолютно правильно сказали, что законопроект — это собственность Верховной Рады, потому что в июле прошлого года он принят в первом чтении, и среди нескольких альтернативных был выбран как раз правительственный документ. То есть парламент сделал очень положительный шаг, признав, что нельзя идти на очередную революцию в законодательстве. Необходимо двигаться эволюционным путем, максимально используя то, что уже себя оправдало за последние пять-семь лет. Последовательно совершенствуя законодательство в плане его адаптации к нашей экономике, это прежде всего, а также к европейской системе права.

С июля 2000 года проделана огромная работа. Недавно мы просматривали результаты, и оказалось, что в сравнительную таблицу для второго чтения было включено 4407 предложений народных депутатов и других субъектов законодательной инициативы. Из них 2022 приняты и 2385 — отклонены. Сохранилась основная идеология законопроекта, поскольку предложения касались, как правило, совершенствования тех или иных статей.

За год мы повзрослели, экономика пошла вперед, да и видение стало другим. Поэтому, скажем, подход к налогообложению доходов физических лиц претерпел кардинальные изменения по сравнению с тем законопроектом, который предлагался правительством. Этот раздел Кодекса, можно сказать, кардинально пересмотрен.

— А как же закон с тем же названием, который в минувший четверг предлагался для внесения в повестку дня, на третье чтение?

— Казалось бы, на третье чтение, потому что два этот закон уже прошел, но, по сути дела речь идет о совершенно новом законе. В этом и опасность сегодняшнего дня — чем ближе мы к дате старта выборной гонки, тем больше будет предложений по реформированию того же налогового законодательства. Сегодня все, от простого гражданина до народного депутата, понимают, что систему налогообложения доходов физических лиц нужно поменять. Вот и будут ее менять. Но, по большому счету, это можно делать только в системе, параллельно реформируя другие налоги.

Правительство настаивает, что идти путем пересмотра отдельных положений налогового законодательства нецелесообразно, потому что, скажем, налог на доходы физических лиц, хотим мы того или нет, приведет к первоначальному уменьшению поступлений в бюджет. Значит, мы с вами должны иметь какие-то компенсаторы — за счет то ли налогообложения прибыли, то ли улучшения администрирования какого-то налога, то ли отмены отдельных льгот. А выдернуть один налог из общей системы и заявить от имени какой-нибудь группы или фракции, что, дескать, мы дарим новое, более льготное налогообложение, — это не на пользу всей экономике и в конечном счете нам с вами.

— Алексей Иванович, то, что нынче записано в соответствующем разделе проекта Налогового кодекса и в законе о налогообложении доходов физлиц, — это разные вещи?

— Нет, положения уже унифицированы. И знаете, эта работа, особенно начиная с весны и заканчивая сентябрем, привела к серьезной модернизации документа. Сказать, что на сегодняшний день мы с комитетом все полностью согласовали, нельзя. Поэтому было принято такое решение — и вчера на заседании координационного совета подтверждено еще раз: Налоговый кодекс будет приниматься в два этапа (а с учетом первого чтения — в три). На второе чтение, которое намечено на 29 ноября, выносится то, что не вызывает сегодня сомнений, и рабочая группа пришла к компромиссу между правительством и комитетами Верховной Рады. А на третье — те вопросы, которые на сегодняшний день еще не согласованы. Они будут вынесены в отдельную таблицу. Парламент определится со специальным режимом голосования этих изменений, и я надеюсь, что документ будет наконец принят.

— А у вас эта таблица расхождений есть? Хотелось бы увидеть какой-нибудь ее вариант, чтобы составить собственное представление.

— На мой взгляд, не стоит будоражить общественность. Сегодня не согласовано, а через два часа будет согласовано. На сегодняшний день в таблице расхождений между правительственной позицией и позицией комитета 28 страниц. Это же не сотни страниц — как в те времена, когда наши подходы не совпадали вообще.

— Ну тогда хотя бы приведите примеры.

— Возьмем, скажем, налог на прибыль. Мы видим, что система, которая была внедрена ныне действующим законом — отдельно бухгалтерский учет и финансовые результаты, отдельно налоговый — привела не к самым лучшим последствиям. Представьте себе картинку, что по бухгалтерскому учету у предприятия есть прибыль, и вы, как и положено, распределяете дивиденды, а по налоговому учету — нулевая декларация. А ведь такое происходит сплошь и рядом. Практика показала, что нужно максимально сблизить бухгалтерский учет с налоговым, это очень важно. Но у депутатов есть возражения.

Некоторые представители комитета ВР по финансам и банковской деятельности настаивают на том, чтобы ставку налога на прибыль не менять, но зато резко поднять амортизационные отчисления. Дескать, тем самым мы создадим нормальный инвестиционный климат. А мы говорим по-другому: если не будет реальных источников для инвестиций в данное предприятие, то никакие нормы амортизации не помогут — вы ее будете начислять на бумаге. Поэтому мы выступаем все-таки за то, чтобы снизить ставку по налогу на прибыль — с 30% до 20% и, возможно, с переходными 25% на один год. Почему 20%? Потому что максимальная ставка налогообложения доходов физических лиц, которая предусматривается проектом Налогового кодекса, — тоже 20%. То есть мы гармонизируем налогообложение физических лиц и предприятий.

— Но ведь существуют упрощенные системы налогообложения, и они вносят сильный диссонанс в налоговое законодательство.

— Да, эти системы предлагается сохранить, но мы хотим их привести к какому-то одному знаменателю, установить единый порядок, гармонизировав с налогом на добавленную стоимость. Иначе они выпадают из этого контекста.

— «Зеркало недели» не раз писало о коллизиях, возникающих в этой связи у предпринимателей Львовской области.

— Совершенно верно. Мы должны установить очень четкие правила игры. Если хочешь выписывать накладные по НДС — будь добр, регистрируйся как плательщик этого налога...

— В преддверии второго чтения Налогового кодекса хотелось бы прояснить и «российский вопрос». Нам часто ставят в пример северного соседа, где ставка подоходного налога установлена на уровне 13%. Говорят, что тамошний бюджет процветает, поступления от доходов физлиц выросли чуть ли не на 70%. Почему же ни правительство Украины, ни депутатский корпус не предлагают отказаться от прогрессивной шкалы и перейти на российские 13%?

— Я бы хотел, чтобы те, кто предлагают подобные вещи, взяли в руки карандаш и посчитали, что бы произошло в таком случае в Украине. Заработная плата в России все-таки повыше, чем у нас. К сожалению, так сложилось, что в Украине необлагаемый минимум составляет лишь 17 гривен. Дальше доходы облагаются 10%, 15%... и так до 40%. Так вот, введи мы 13-процентный подоходный, всем низкооплачиваемым гражданам, которые сегодня платят 10%, с завтрашнего дня пришлось бы платить 13%. То есть для них налог сразу же повысился бы на 3%. Зато те, кто платил 20% и больше, тотчас «съехали» бы на 13%. Тогда возникает вопрос: а как это объяснить — кто меньше получает, того больше облагаем? И щадим тех, кто побогаче, — вместо того, чтобы получать от них больше в качестве платы за цивилизацию, за государственность в конце концов.

Правительство стоит на том, чтобы было, по крайней мере, две ставки налога на доходы физических лиц — 10 и 20%.

— А в комитете продолжают настаивать, что ставок должно быть три...

— Сейчас идут дискуссии. Мы ведь понимаем, что после того, как все позиции будут более-менее согласованы, нужно сделать экономические обсчеты и посмотреть — на какие доходы мы выходим и как новый Налоговый кодекс обеспечивает наполнение бюджета. Если мы узакониваем ставку НДС на уровне 17% — это одно дело. И совершенно другое, если 15%. Уменьшение на 1% ставки основных налогов — на прибыль и НДС — сокращает доходы бюджета примерно на миллиард гривен. Нам надо постоянно помнить об этом и о наших социальных расходах. Можем досокращаться до того, что ничего не надо — ни больниц, ни школ, ни спорта, ни коммунального хозяйства...

— Алексей Иванович, кто сейчас более революционен при обсуждении проблем Налогового кодекса — правительство или парламентский комитет? Кто готов идти на более резкие перемены?

— На мой взгляд, в основном позиции совпадают — с тех пор, как было обнародовано бюджетное послание Президента. В нем, как вы помните, были указаны параметры основных налогов. Сейчас вопрос касается налогообложения отдельных групп, применения отдельных льгот. Ведь можно сделать и низкую налоговую ставку, но упразднить все льготы, в том числе социальные. Это совершенно другой подход. В рамках 10—20% подоходного налога мы сохраняем социальные льготы для некоторых категорий населения — инвалидов, участников Великой Отечественной войны. А ведь теоретически можно сказать «нет» — никаких льгот никому.

— Против социальных льгот, кажется, никто не возражает. А вот корпоративные вызывают очень большой интерес.

— Здесь у нас большущий вопрос, и подход тоже может быть разным. Можно, с одной стороны, установить параметры предоставления льгот. Однозначно, что они не должны предоставляться по отраслевому признаку. А то ведь как сегодня происходит? «Давайте объявим приоритетным развитие машиностроения». — «Давайте!» — «Нет, нужно дать льготы и авиации. А еще танкостроению». — «Давайте и танкостроению»... В четверг в парламенте не был проголосован очередной законопроект о стимулировании производства в Украине — на сей раз рельсов, хотя имелось и экономическое обоснование: необходимо расширять потребление металла внутри страны. Действительно, проблема существует, однако дело в том, что предоставление таких отраслевых льгот, по сути, никак государством не контролируется. То есть будет ли расширение производства или не будет, это уж как повезет.

В нынешнем проекте Налогового кодекса ставится вопрос о том, чтобы деньги, которые мы оставляем предприятию как льготу (а это фактически бюджетные средства), использовались только на те цели, которые продекларированы в законе. Если льгота на развитие автомобилестроения — значит, деньги должны быть на специальном счете, под него должна разрабатываться программа, все должны знать, что, оставив отрасли, к примеру, 100 млн. грн., через два-три года получаем рост производства на такой-то процент, и бюджет получит такую-то сумму в виде налогов.

— Эта позиция уже внесена в Кодекс или еще дискутируется?

— Основные параметры уже закладываются применительно к каждому налогу. Прежде всего налогу на прибыль.

— Где намечается сохранить прежний принцип льготирования?

— Думаю, останется прежний принцип предоставления льгот по подоходному налогу. Плюс часть льгот по НДС — там, где это касается работ и услуг социального характера.

— Кстати, коль мы уж коснулись НДС. В конце октября министр финансов обещал, что все спорные вопросы по этому налогу будут решены комплексно уже ко второму чтению бюджета. Что-то уже сделано?

— Одно из кардинальных решений, которое еще не полностью согласовано, — это увязать поступления налога на добавленную стоимость в бюджет с возмещением. То есть если ты покупаешь товары и за них по тем или иным причинам не платишь — это твои хозяйственные отношения. Но тогда не претендуй, чтобы тебе бюджет возмещал налог на добавленную стоимость. Потому что ты не заплатил продавцу, а тот не смог уплатить НДС в бюджет...

Сегодня мы имеем ситуацию, когда топливно-энергетический сектор имеет почти двухмиллиардную недоимку по НДС. Но эти же предприятия выписали налоговые накладные, когда продавали свою продукцию металлургам. Металлурги включили данные суммы в свой налоговый кредит и предъявляют бюджету претензии. Но как государство может возмещать два миллиарда, если оно их не получило? Эти проблемы надо решать.

— И парламентский комитет согласился с вашей позицией?

— Пока не совсем. Говорят, что нельзя так жестко увязывать деятельность разных хозяйствующих субъектов. Но мы все равно прийдем к тому или иному решению.

— Какие позиции Кодекса однозначно придется переносить на третье чтение?

— Однозначно — вопрос о сближении бухгалтерского учета с налоговым, порядок отнесения и определения облагаемого дохода, вопрос амортизации. И, конечно, проблему перенесения убытков прошлых лет по налогу на прибыль на последующие периоды — этим методом наши предприятия так широко пользуются, что общая сумма убытков, начиная с 1997 года, превысила 30 млрд. гривен. Вслед за старыми убытками появляются новые, так что налог на прибыль можно не платить десятилетиями. Не замечать этой проблемы просто невозможно.

— Каким вам видится второе чтение? Вы будете удовлетворены, если Кодекс будет проголосован так же, как и Земельный, — без какого-либо обсуждения по существу, за один присест?

— Как заявляют многие руководители фракций, такого, как с Земельным кодексом, с Налоговым не произойдет. Во-первых, он не настолько политизирован. Во-вторых, все понимают, что непринятие этого закона сегодня замораживает нынешнее состояние налогового законодательства, что не на пользу ни левым, ни правым, а главное — экономике. Людям трудно объяснить, почему три года не принимается закон о налогообложении доходов физических лиц и мы платим налог, начиная с 18-й гривни.

— Уже известно, как будет проходить голосование — по разделам, постатейно в течение нескольких дней?

— Думаю, что во втором чтении документ будет голосоваться в целом, а в ходе третьего депутаты будут определяться относительно поправок — то ли депутатских, то ли правительственных. Потому что Кабмин недавно направил ко второму чтению более 200 страниц своих предложений. И процентов 70 из них учтены. Хотя, по большому счету, дело ведь не в процентах. Можно один кардинальный вопрос не учесть — и вся концепция будет сведена на нет.

— Как, на ваш взгляд, поведут себя при обсуждения Кодекса отдельные группы и фракции, те же «яблучники», например?

— У каждой фракции свое видение, свои позиции, и это естественно. К примеру, левая часть депутатского корпуса будет отстаивать систему льгот для физических лиц, которая сложилась еще во времена Советского Союза. Мы ведь долгие годы не облагали подоходным налогом жалованье военных, работников правоохранительных органов, а теперь льготы данным категориям не предусмотрены. Конечно, этот вопрос не останется незамеченным. Придется договариваться.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно