АЛЕКСЕЙ ЛИТВИНЕНКО: «УКРАИНА МОЖЕТ ИЗБАВИТЬСЯ ОТ ГАЗОВОЙ ЗАВИСИМОСТИ МИНИМУМ НА 50 ЛЕТ»

1 марта, 2002, 00:00 Распечатать

«Семь кругов ада — это семь лет работы в забое», — говорят шахтеры Донбасса. Мне было достаточно один раз побывать там, «на дне», чтобы осознать, насколько они правы...

Алексей Литвиненко
Алексей Литвиненко

«Семь кругов ада — это семь лет работы в забое», — говорят шахтеры Донбасса. Мне было достаточно один раз побывать там, «на дне», чтобы осознать, насколько они правы. Три дня после посещения шахты душил кашель, а въевшаяся в лицо угольная пыль не отмывалась неделю... С трудом представлялось, как шахтеры спускаются в эту «черную дыру» каждый день, получив с собой тормозок с едой, смену белья, крестное знамение и от родных молящее: «Господи! Спаси и сохрани!..» Но преисподняя все равно берет свое. Каждый добытый миллион тонн угля обходится в четыре человеческие жизни. За годы независимости Украины в шахтах погибло более трех с половиной тысяч человек, а искалеченных — в несколько раз больше.

Тем не менее шахтеры продолжают ежедневную «игру» со смертью и на чем свет стоит ругают тех, кто ратует за то, чтобы шахты закрыть, как по причине их нерентабельности, так и потому, что вопиюще нарушаются правила техники безопасности. Шахтеров понять можно: потеря работы для них равносильна смерти, а в шахте все-таки действует принцип «пан или пропал».

Но нечеловеческие условия работы, устаревшее оборудование и отсутствие денег на обеспечение безопасности являются лишь преимуществом основного «убийцы», название которому — газ метан. Хотя метан при правильном его использовании может быть не убийцей, а кормильцем, причем не только шахтеров, но и всей инфраструктуры Донбасса. Каким образом?

Об этом рассказывает президент ОАО ПЭК «Сумыгазмаш» Алексей Литвиненко.

— Алексей Семенович, как превратить метан-«убийцу» в кормильца?

— Метан — это бесценное топливо, которое может использоваться как для заправки автомобилей, так и для других нужд народного хозяйства. Достаточно его просто извлекать из угольных пластов и использовать в производстве. Применение метана, а также нефтяных попутных газов — пропана и бутана — в качестве топлива для автотранспорта обходится намного дешевле бензина или дизельного топлива.

Кроме того, метан практически безвреден. Использование его как альтернативного вида топлива для автомобилей уменьшает вредные выбросы в атмосферу углеводородных соединений в 5—10 раз, оксида азота — вдвое, а также позволяет полностью исключить выбросы сажи и свинца, которые, не секрет, могут привести к тяжелым болезням. Так, результаты исследований ученых Швейцарии, Австрии и Франции показали, что около 6% всех смертельных случаев в Европе связаны с автомобильными выбросами. Метан щадит не только легкие людей, но и «здоровье» машины. Он не содержит вредных примесей, которые загрязняют топливную систему автомобиля и образуют нагар, а значит, исключает любые детонационные процессы в двигателе.

Таким образом, его применение экономически выгодно, не трудоемко и экологически целесообразно.

— Насколько Украина богата метаном?

— У нас его столько, что другие страны могут только позавидовать. Украина обладает огромными, фактически не разработанными ресурсами метана угольных месторождений. По его запасам наша страна занимает четвертое место в мире. Специалисты оценивают их объем в пределах 12—17 трлн. кубометров. Но наша специфика в том, что его запасы в угленосных толщах в несколько раз превышают залежи, которые содержатся в газовых месторождениях. Этот «шахтный» попутно добываемый метан используется почти во всех угледобывающих странах: Польше, Германии, Франции, Великобритании и США. Его добыча в Украине особенно выгодна, поскольку наши шахты очень метанообильны.

Но пока эта «обильность» по большому счету приносит нам только горе. Потому что из-за взрывов газа в угольных шахтах гибнут сотни людей. Из 219 шахт Украины 95% — газовые, 70% — опасные по взрывам угольной пыли, 45% — опасные по газодинамическим явлениям, 30% — опасные по самовозгоранию угля. Эти подземные катастрофы только в 2001 году унесли жизни более 300 человек, в нынешнем году — уже 49. И самое трагичное в том, что государство на сегодня контролировать этот процесс не в состоянии. Добыча и переработка газа налажена настолько слабо, что «шахтный» метан в прямом смысле этого слова выбрасывается на ветер, как это ни прискорбно — вместе с человеческими жизнями.

— Получается, что это то топливо, которое мы закупаем за огромные деньги у России и Туркменистана, имея постоянную «головную боль» с платежами?

— Выходит, что так. Украина в этом вопросе похожа на человека, который пришел в оптику покупать очки, забыв, что одни у него в кармане, а другие на носу. Оценка газового энергетического потенциала одних только донецких шахт показала, что в пределах их горных отводов содержится более 26,5 млрд. кубометров «шахтного» метана, который по своим свойствам идентичен природному газу Уренгойского месторождения. Запасы метана на отдельных шахтах колеблются от 0,2 до 4,7 млрд. кубометров. Например, в недрах шахты им. Засядько они составляют 3,6 млрд. кубометров, имени Скочинского — 4,7 млрд. кубометров, «Южнодонбасской» — 3—3,5 млрд. На сегодня из глубин донецких шахт можно извлекать и использовать в энергетических целях более 3 млрд. кубометров метана в год.

— А сколько используется?

— В тысячу раз меньше! Сегодня выдается на-гора всего лишь 3,5 млн. кубометров метана и таким образом экономится 3,5 тыс. тонн бензина. И это все. Промышленная добыча шахтного метана в Украине пока не налажена.

— Мерзнем, сидя на дровах, но нам лень чиркнуть спичкой, чтобы согреться?

— Мало того, ведь на сегодня есть не одна «спичка», а целый «коробок». Мы обладаем отечественными и зарубежными технологиями, позволяющими получать метан при дегазации угольных пластов и использовать его в производстве. Пять лет назад учеными Института кибернетики и Института газа НАН Украины была разработана такая технология с учетом малейших нюансов специфики наших условий. Наша компания, взяв эти технологии за основу, разработала установки для подготовки и утилизации шахтного метана. Принцип работы их прост: скопившийся метан направляется в специальные емкости, проходит необходимую обработку и поступает в малогабаритные автомобильные газонаполнительные компрессорные станции (АГНКС), которые используются для заправки автотранспорта и прочих народнохозяйственных нужд.

Две станции были установлены на шахте им. Засядько и сразу дали великолепные результаты. На сегодня это одна из немногих рентабельных шахт в Украине. Шахтеры здесь регулярно получают зарплату, имеют льготы и социальную защиту. Причем, в организацию отдыха, лечения и досуга свою лепту вносит все тот же метан. На своем «шахтном» метане работает весь автопарк, а это более двухсот единиц транспорта.

Кроме того, АГНКС утилизирует как «шахтный» метан, так и попутный газ, который выделяется при добыче нефти. У нас его попросту сжигают. Многие видели над нефтяными промыслами горящие «факелы», которые ночью заметны на десятки километров.

— Их еще называют «факелами нашей безалаберности»…

— И правильно называют. За одну ночь газа сжигается столько, что на нем целый автопарк мог бы неделю ездить. Именно так решили проблему использования попутного газа на нефтепромысле Великие Бубны Роменского района Сумской области, где активно идет нефтедобыча. Мы установили АГНКС на нефтяной скважине и, использовав попутный газ от «факела», направили его на нужды сельской инфраструктуры.

АГНКС позволяет утилизировать метан и из малодебетных газовых скважин, при этом ее уникальность в том, что саму скважину она не разрушает.

— Выгода очевидна. А как развивается и что тормозит сам процесс внедрения АГНКС в государственном масштабе?

— ОАО «Укрнефть», имея около пяти тысяч единиц автотранспорта, заинтересовано в переводе его на сжатый природный газ. Нами разработаны программы внедрения АГНКС и переоборудования автотранспорта для предприятий этого нефтедобывающего комплекса. Такой подход председателя правления Олега Салмина можно назвать государственным. Потому что в результате реализации этой программы «Укрнефть» получит многомиллионную экономию финансовых средств, которые могут быть направлены на разработку новых нефтяных месторождений, реконструкцию существующих и на другие цели.

Еще одним примером государственного подхода является программа замены физически и морально устаревших колонок на новые для сети АГНКС ДП «Укртрансгаз» (88 АГНКС), руководитель А.А.Рудник. Установка колонок нового поколения позволила впервые за долгие годы получить значительную прибыль от эксплуатации АГНКС за счет повышения качества и точности учета при отпуске газа. То есть желание внедрять новинки у предприятий есть.

Что же касается «шахтного» метана, то сам процесс подготовки скважины или места утилизации достаточно дорогой и без финансовой помощи государства не обойтись. Например, нужно установить американские бурильные установки. Бесспорно, они дорогие, но бурят скважину за две недели, а наши — за несколько месяцев. Нетрудно подсчитать, которая из них в конечном итоге быстрее принесет прибыль.

То же самое на угольных шахтах. После первого эксперимента на шахте им. Засядько результаты и польза для государства были впечатляющими и очевидными. В 1997 году Кабинет министров Украины принял постановление «О мерах по реализации Программы социально-экономического развития Донецкой области в 1998—2000 гг.» А в 2000-м Верховная Рада приняла закон, определяющий природный газ как альтернативный вид топлива.

— Почему же дальше принятия закона дело не пошло?

— Да потому, что самого механизма его реализации нет. Отсутствует схема льготного кредитования и налогообложения для предприятий, которые желают перейти на альтернативный вид топлива. Есть еще ряд вроде бы не основных, но чрезвычайно болезненных причин. Но главное, денег на подготовительные работы, несмотря на постановления, как не выделяли, так и не выделяют. И получается, что на сегодня только несколько донецких шахт правдами-неправдами смогли решить этот вопрос. Наши АГНКС там работают, приносят прибыль и обеспечивают безопасность. Остальные же провести эти работы просто не в состоянии.

Но проблема эта актуальна настолько, что власть не может полностью ее игнорировать. Жизненная необходимость внедрения альтернативного топлива настолько велика, что государство постоянно к ней возвращается. В ноябре 2001 года решением Киевского горсовета была принята городская программа охраны окружающей среды «Экология транспорта», которая тоже предусматривает переход муниципального автотранспорта на экологически чистое газомоторное топливо.

Насколько это выгодно, уже поняли во всем мире, в том числе и в «энергобогатой» России, где этой проблеме уделяется огромное внимание государства. В частности, наша компания является участником муниципальной экологической программы города Москвы в партнерстве с российским ОАО «Газпром» по переводу автомобилей на газомоторное топливо. И они находят средства, переводят. У нас пока что переводят автотранспорт на газовое топливо в основном частные компании и фирмы. Они являются основными клиентами и хозяевами наших газовых автозаправочных станций. Так что, несмотря на «законодательные тормоза», здравый смысл, пусть медленно, но все-таки торжествует. А вот за державу — обидно.

— Но кроме того, что от решения этой проблемы напрямую зависит наше благосостояние, есть еще и ее международный аспект. Общеизвестно, что в ЕС Украину не примут до тех пор, пока мы не приведем наше хозяйство на уровень европейских стандартов. Улучшение экологической ситуации в стране и переоборудование шахт являются необходимыми условиями нашего вступления в Европейский Союз. На ваш взгляд, как можно выйти из этого положения?

— Я вижу два основных направления в решении этой проблемы. Первое — избрать дееспособный, профессиональный парламент, с сильным экономическим сектором. Уже сегодня экономическая необходимость решения этого вопроса, его актуальность подтолкнула к принятию соответствующих законов. Другое дело, что довести этот закон до совершенства нынешний парламент был просто не в состоянии из-за низкой экономической и юридической подготовки многих законодателей.

Если в следующем парламенте количество профессионалов в области рыночной экономики перевесит количество «тугих кошельков» и «просто говорунов», тогда можно будет надеяться на компетентное и быстрое решение этого вопроса. Тем более, что вся экономическая база для этого уже создана.

— В случае реализации этой «метановой» программы, насколько процентов удастся покрыть потребность Украины в природном газе?

— На сегодня потребность Украины в газе — около 75 млрд. кубометров в год. Исходя из количества наших газовых запасов, мы полностью обеспечили бы себя этим топливом на пятьдесят лет вперед.

Кроме того, сохранили бы здоровье нации, ее генофонд, свое лицо перед миром. Но главное — десятки тысяч человеческих жизней и судеб, которые сегодня перемалывают в шахтных забоях безысходность, бездушие чиновников и некомпетентность законотворцев.

Компания «Сумыгазмаш» является одним из первых в Украине серийных производителей автомобильных газонаполнительных компрессорных станций, для заправки транспорта сжатым природным газом — метаном, автомобильных газозаправочных станций для заправки сжиженным углеводородным газом — пропан-бутаном, а также газозаправочных колонок, шлангов высокого давления, разрывных устройств, заправочных пистолетов и другого оборудования.

Система управления качеством при производстве станций (АГНКС М-45, АГНКС-60, АГНКС-75, АГЗС М-80, АГЗС-160, АГЗС-240) соответствует международному стандарту ISO 9001. Станции АГНКС М-45, АГНКС-60, АГНКС-75 имеют сертификат соответствия Российской Федерации № РОСС UA.АЯ45.ВО1387 и разрешение Госгортехнадзора России на применение АГНКС, выданное Федеральным горным и промышленным надзором России № РРС 02-803. Кроме того, завод «Газмаш» ОАО ПЭК «Сумыгазмаш» является постоянным участником заседаний секции по использованию природного газа на автомобильном транспорте при Межправительственном совете СНГ по нефти и газу.

ОАО ПЭК «Сумыгазмаш» осуществляет весь спектр работ по внедрению АГНКС «под ключ» в комплексе с переоборудованием автомобилей для работы на сжатом газе: поставку оборудования, шеф-монтаж, пуско-наладку, гарантийное обслуживание. Оказывает содействие в проектировании станций и консультировании заказчика. Компания осуществляет гарантийное обслуживание оборудования в течение года со дня пуска станции, а также обеспечивает станцию комплектом запасных частей. По истечении гарантийного срока предлагает клиентам продолжить сервисное обслуживание станции по отдельному договору.

Продукция ОАО ПЭК «Сумыгазмаш» успешно эксплуатируется в России, Украине, Молдове, Таджикистане. АГНКС применяются в этих и других регионах для заправки сжатым природным газом (метан) автомобилей, автобусов, специального транспорта и сельскохозяйственной техники.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно